Книги по психологии

ЗАКОНЫ МЕТОДОЛОГИИ НЕОБХОДИМЫ ДЛЯ НАУКИ
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

Е. А. СЕРГИЕНКО


ЗАКОНЫ МЕТОДОЛОГИИ НЕОБХОДИМЫ ДЛЯ НАУКИ


Сергиенко Елена Алексеевна — заведующая лабораторией Инсти­тута психологии РАН, заведующая кафедрой Государственного университета гуманитарных наук, доктор психологических наук. Член Президиума Российского психологического общества. Член Международного общества изучения развития поведения (ISSBD). Контакты: E. sergienko@psychol. rus. ru


Резюме

В комментариях приводятся соображения, усиливающие представления В. М. Аллахвердова о значении методологии для психологической науки. Мето­Дология рассматривается как стержень науки, необходимый для дальнейшего Развития и психологической теории, и практики. Приводятся аргументы в Противовес принципу «методологического либерализма».


Статья В. М. Аллахвердова не мо­жет оставить равнодушным ни одно­го психолога, особенно включенного в эмпирические исследования «дела­теля науки». В целом я согласна с ос­новными положениями автора, ценю его страстность в отношении к науке, тонкость понимания научных проб­лем и заострение самых серьезных вопросов психологии, как и науки в целом. Статья эта, на мой взгляд, должна вызвать к жизни возрожде­ние интереса к методологии науки, психологии в частности, консолиди­ровать психологическое сообщество, ибо дискуссия рождает чувство тождественности: мы все об этом тоже думаем, нас это тоже волнует. Более того, консолидация ученых необхо­дима для возрождения роли науки в нашем обществе. Некоторая потеря авторитета науки связана и с феноме­нами житейской психологии (я опус­каю экономические и политические мотивы). Большинство людей хочет слышать авторитетное суждение о реальности (например, что произой­дет, если клонировать человека или какой вред приносят мобильные те­лефоны, повлияет ли развод родите­лей на психическое развитие ребенка и т. п.). Люди хотят знать наверняка, что делать, хотят опереться на ком­петентное, но Конечное решение. Об­ращаясь к ученым с такими вопроса­ми, общество желает невозможного. Ни одно научное утверждение не мо­жет претендовать на то, чтобы счи­таться абсолютно истинным. Давая определение суждению как «научно­му», мы просто указываем способ его возникновения, обозначаем теорию, лежащую в его основании. Науч­ность суждения вовсе не означает его истинности. Суждение может быть верным лишь на определенном этапе в том смысле, что какое-то время бу­дет Лучшим из объяснений Данного факта. Тяга житейского сознания любого человека, даже занимающе­гося наукой, к четкой дихотомии, психологически объяснима. Упроще­ние модели мира, явления, события позволяет привести его к рационали­зации, а значит более ясному осозна­нию, выбору альтернатив. Однако, как только мы вступаем в область на­учного анализа, происходит посте­пенное заполнение континуума, ле­жащего между полюсами решения. Происходит умножение сложности системы представлений. Умножение сложностей порождает и снижение вероятности предсказаний, прогноза. Одним из критериев развитой науч­ной теории являются ее прогности­ческие возможности. В. М. Аллахвер-дов подробно останавливается на проблеме описания эмпирических исследований, которые составляют доказательную основу теории, а да­лее ее прогностические возможнос­ти. Хотелось бы обратить внимание на связь прогностических возможнос­тей научного знания (теории) и про­блемы детерминизма. Наука сегодня может оперировать вероятностями.

Оценка вероятности применяется и в тех случаях, когда концепция усо­вершенствуется и когда она отклоня­ется. Аллахвердов приводит яркие примеры сопоставления фактов с теориями. Это являлось одним из пунктов разногласия между пози­циями Поппера, Куна и позицией Лакатоса. Как указывает английский философ Мел Томпсон, «раз мы име­ем дело с вероятностью, вовсе не обя­зательно, чтобы каждый факт соот­ветствовал теории, нужно лишь, что­бы теория в статистическом плане отражала происходящее при оценке некоего массива данных. Дюркгейму законы, познаваемые с помощью ста­тистики, представлялись некой си­лой, достаточной для проявления в ряде случаев, но не овладевающей от­дельным человеком. Некоторые мо­гут воспринимать эту силу, другие — нет, однако статистическое число тех, на кого она действует, предсказуемо» (Томпсон, 2003, с. 187). Отсюда сле­дует, что отдельный человек пред­сказуем в значительно меньшей сте­пени, тогда как общая тенденция поддается количественному опреде­лению. Следовательно, делая прог­ноз на основе существующей науч­ной теории сегодня, наука может указать лишь общие тенденции, но прогноз единичного примера имеет иную (меньшую) предсказательную силу. Иначе говоря, то, что предста­вляется определенным на одном уровне, на другом будет характеризо­ваться неопределенностью или мало­вероятной предсказуемостью. В этой связи нельзя не согласиться с сужде­нием автора статьи о правилах ис­пользования математических мето­дов статистической обработки эмпи­рических данных. С одной стороны, сложные статистические процедуры вносят еще большие погрешности в интерпретацию и часто неоправданны. С другой стороны, как мы уже отмеча­ли, законы и закономерности науки су­ществуют только как некоторые веро­ятности их воспроизводимости в при­мерах. Следовательно, безусловно необходимо развитие статистических процедур, но не как последнего звена в доказательствах, а как одного из мно­гих, но веского аргумента.

Важнейшим вопросом дискуссии, поднятым в статье В. М. Аллахвердо-ва, является отношение к методоло­гии науки, психологии в частности. Поскольку в психологии преоблада­ют нечеткие, размытые понятия, то ее положение по сравнению с есте­ственными науками значительно сложнее. Идеи методологического либерализма, ярким сторонником которого выступает, например, А. В. Юревич, возникли как реакция на методологический тоталитаризм недавнего отечественного прошлого. Однако с течением времени стано­вится ясным, что методологический либерализм несет в себе явные опас­ности. Во-первых, происходит раз­мывание границ научного и ненауч­ного знания. Во-вторых, наблюдает­ся снижение критериев научного познания, утрата ориентиров науч­ных поисков. В-третьих, это ведет к снижению уровня подготовки науч­ных кадров (поскольку все хорошо и даже недоказанные концепции, сом­нительные доводы могут стать пред­метом научных диссертаций). И, на­конец, это проводит к утрате автори­тета науки, не имеющей четких законов (принципов) описания, по­лучения научных фактов, их интер­претации. Я выступаю вовсе не за методологический тоталитаризм, а за развитие, эволюцию методологиче­ских принципов, их постоянную раз­работку, т. е. за методологические за­коны. Постоянная разработка про­блем методологии, ее понятийного аппарата — одна из важнейших задач науки, а для психологии она особен­но актуальна. Полифоничность тео­рий и концепций совершенно не идентична научной неряшливости, некритичности, использованию несо­вместимых, недоказанных теорий и концепций. Подобная тенденция ме­тодологического «беспредела», даже не либерализма, очень четко просма­тривается и в проведении научных исследований, и в уровне научной продукции, и уровне многих диссер­тационных работ. Кроме тех послед­ствий для науки, к которым приводит отсутствие понимания значения ме­тодологии, еще большие последствия можно наблюдать в практической ра­боте. Уровень некоторых психологи­ческих консультаций, рекомендаций, коррекционной работы, тестирования ниже уровня здравого смысла. Возни­кает даже подозрение, что психоло­гом может стать любой человек, же­лающий заниматься психологиче­ским консультированием, а долгие годы образования, профессионально­го роста, постоянного совершенство­вания навыков — лишние трудности, не приводящие к успеху.

Статья В. М. Аллахвердова закан­чивается методологическим манифе­стом. Я всецело присоединяюсь к предложению автора и считаю, что для психологической науки настал момент, когда мы или пойдем по пути создания строгой научной дисципли­ны с развитой методологией, или при­дем к девальвации психологического знания, к поглощению психологии более развитыми близкими областя­ми науки (например, биологией: уже наметились сильные тенденции све­дения психологии к манипуляции поведением посредством молекуляр­ной биохимии). Признаки такой де­вальвации проявляются социально, когда на различные ток-шоу пригла­шают наряду с психологом служите­ля церкви и астролога.

Мне кажется, что статья В. М. Ал-лахвердова точно отражает этот кри­тический момент развития нашей науки и обозначает самые болезнен­ные точки ее роста. В дополнение к задаче разработки методологических законов следует отметить серьезную потребность в создании и принятии этического кодекса психолога, что прямо связано с укреплением пози­ций психологии как науки.

Литература

Томпсон М. Философия науки. М.: Издательско-торговый дом «Гранд», 2003.