Книги по психологии

Календарь памятных психологических дат: 2009 г
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

А. Н. ЖДАН

200

Лет со дня рождения Чарльза Роберта Дарвина (12.02.1809 – 19.04.1882) — английского биолога, основоположника научной теории развития органичес­кого мира и

150


Лет со дня выхода в свет его главного труда «Происхождение видов путем естественного отбора, или Cохране-ние благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь», в котором он изло­жил основные положения теории эволюции. Книга имела чрезвычай­ный успех: первое издание разо­шлось в первый же день и через два месяца вышло второе, за которым последовали другие. На протяжении ряда десятилетий труд Ч. Дарвина вызывал неоднозначное отношение, тем не менее теория получила право гражданства в науке и сегодня разработанная Ч. Дарвином эво­люционная концепция составляет теоретический базис всей современ­ной биологии.

Ч. Дарвин родился в г. Шрусбери (Англия) в семье врача. Его дед, Эразм Дарвин, также врач, в четырехтомном трактате «Зоономия» вы­двинул идеи о развитии органи­ческой жизни, не получившие, одна­ко, заметного отклика. Об этой книге упоминает Ч. Дарвин в предисловии к своему «Происхождению видов». В детстве увлекался наблюдениями природы, собиранием различных коллекций. После окончания школы Ч. Дарвин учился сначала на меди­цинском факультете Эдинбургского университета, затем три года на бого­словском факультете Кэмбриджского университета (1828–1831), не про­явив интереса ни к медицине, ни к бо­гословию. Одновременно самостоя­тельно изучал книги по естество­знанию и продолжал заниматься коллекционированием. В Кэмбридже испытал большое влияние профес­сора ботаники С. Генсло, посещал его семинар на дому, подолгу беседовал с ним. По рекомендации С. Генсло был зачислен на корабль «Бигль» в качестве натуралиста. В своей авто­биографии пятилетнее путешествие на корабле (1831–1836) Ч. Дарвин оценивал как «самое значительное событие в своей жизни, определив­шее весь дальнейший жизненный путь». Он занимался геологичес­кими исследованиями, опираясь на книгу английского геолога, впослед­ствии своего друга Ч. Лайеля «Осно­вания геологии», коллекционировал животных всех классов и делал их описания, наблюдал флору, изучал население Южной Америки, остро­вов Тихого океана и прилегающих районов. Обобщил материалы путе­шествия в книге «Дневник путешест­вий на корабле “Бигль” (1839, публи­ковалась также под названием «Пу­тешествие натуралиста на корабле “Бигль”»). Следующие шесть лет посвятил обобщению материалов пу­тешествия, подготовке к опублико­ванию результатов зоологических и геологических наблюдений, сделал несколько докладов в Геологическом обществе. Начал делать заметки и размышлять о фактах, относящихся к проблеме «происхождение видов».

С 1837 г. жил в Лондоне, а с сен­тября 1842 г. — в местечке Даун под Лондоном, посвятив свое время научной работе, причем с начала 1850-х гг. главным образом — вопросу об эволюции, разработка ко­торого вылилась в знаменитую тео­рию.

Похоронен в Вестминстерском аббатстве.

Проблемы психологии занимают важное место в учении Ч. Дарвина. Уже в главном труде «Происхожде­ние видов» он проницательно заметил, что благодаря этой теории много света будет пролито на происхожде­ние человека и его историю. В труде «Происхождение человека и поло­вой отбор» (1868–1871) Ч. Дарвин доказывал, что человек произошел в процессе развития органического мира от низших животных форм. Со­поставляя психические способности животных и человека, Ч. Дарвин не видел оснований для заключения о качественных различиях между ними и считал, что в зачаточной форме у высших животных можно видеть проявления всех чувствова­ний человека: любопытства, подра­жательности, внимания, памяти, во­ображения и др., — и даже нравствен­ные чувства связывал с обществен­ными инстинктами животных. Эти положения являются следствием рассмотрения человека в контексте биологии как результата длительной биологической эволюции. Они давно оставлены научной психологией как не учитывающие специфически че­ловеческий путь развития через присвоение человеком обществен­но-исторического опыта. В книге «Выражение эмоций у человека и животных» (1872) Ч. Дарвин разви­вал идею общности выразительных движений, характерных для раз­личных эмоциональных состояний у животных и человека, подтверждая тем самым положение о естествен­ном месте человека в органическом мире. Он показал, что выразитель­ные движения являются лишь мо­ментами поведения в общем процес­се борьбы за существование и пред­ставляют рудименты полезных в прошлом приспособительных дви­жений. В «Биографическом очерке одного ребенка» (1877) Ч. Дарвин описал свои наблюдения за вырази­тельными движениями, средствами сообщения о своих состояниях, раз­витием подражания и т. п. образова­ний первого года жизни одного из своих сыновей. Ч. Дарвин внес в пси­хологию идею развития и способст­вовал образованию трех областей пси­хологии — зоопсихологии, детской психологии, а также исторической психологии. Руководствуясь дарви­новской теорией происхождения ви­дов, немецкий естествоиспытатель Э. Геккель сформулировал биогене­тический закон: онтогенез является кратким и быстрым повторением филогенеза. Перенесенный в психо­логию, этот закон стал источником теории рекапитуляции — первой научной теории онтогенеза психики, согласно которой психическое раз­витие ребенка представляет собой сжатое повторение истории чело­вечества (Ст. Холл, Дж. Болдуин и др.). В целом теория эволюции Ч. Дарвина, а также эволюционные идеи Г. Спенсера положили начало развитию психологии как науки о психике, функцией которой являет­ся приспособление к среде.


180


Лет со дня рождения И. М. Сеченова (1(13).08.1829 – 2(15).11.1905) — русского физиолога и психолога, основоположника отечественной физиологической школы, создателя первой естественно-научной про­граммы отечественной психологии.

Родился в селе Теплый Стан (Симбирская губ.). Окончил Главное инженерное училище в Санкт-Петер­бурге (1848) и медицинский факуль­тет Московского университета (1856). В 1856–1859 гг. стажировался в за­падноевропейских научных центрах в лабораториях И. Мюллера (Бер­лин), О. Функе (Лейпциг), К. Люд­вига (Вена, Лейпциг), Г. Гельмгольца (Гейдельберг). Защитил диссерта­цию «Материалы для будущей фи­зиологии алкогольного опьянения» на степень доктора медицины в Ме­дико-хирургической академии в Санкт-Петербурге (1860). В 1862 г. работал в лаборатории Клода Бернара (Париж), открыл центральное тормо­жение. В 1863 г. опубликовал «Рефлексы головного мозга» — первое из­ложение рефлекторной концепции по­ведения и психики. В 1864–1870 гг. — профессор Медико-хирургической академии. В 1871–1875 гг. — профес­сор физиологии в Новороссийском университете (Одесса). В 1873 г. опу­бликовал «Психологические этюды» — сборник из трех ранее опубликован­ных работ по психологии: «Рефлек­сы головного мозга», «Замечания на книгу г. Кавелина “Задачи психоло­гии”» и программную статью «Кому и как разрабатывать психологию». В 1876–1888 гг. — профессор Санкт-Пе­тербургского университета. С 1889 г. — приват-доцент, с 1891 г. – профессор, заведующий кафедрой физиологии медицинского факультета Москов­ского университета. В 1901 г. вышел в отставку, но продолжал исследова­тельскую работу, преподавал на Пречистенских курсах для рабочих (1903–1904).

С естетвенно-научных позиций подверг критике эмпирическую интроспективную психологию, изу­чающую психику как особую реаль­ность сознания в отрыве от поведения субъективным методом интроспек­ции. Назвал психологов «обособите-лями психического». Противопоста­вил этой точке зрения собственную программу, опирающуюся на объек­тивный метод и генетический подход к исследованию психики. По анало­гии с пониманием рефлекса в физио­логии, согласно которому в нем раз­личаются начало (возбуждение чув­ствующей поверхности), середина (деятельность центра) и конец (про­явление возбуждения в сфере рабочих органов тела, мышц, желез), рассматривал психику как интеграль­ную часть целостного поведенческого акта, начинающегося внешним воз­действием и заканчивающегося внеш­ними проявлениями в различных формах — движение, речевое выска­зывание, поступок. Подобно тому как рефлекс не сводится к реакции, пси­хические явления не ограничиваются открывающейся в сознании карти­ной, а должны быть изучены в процессе их становления, начиная с воз­никновения психических явлений и продолжая изучением их дальней­шего развития в процессе жизнен­ных встреч организма со средой и в условиях общения с другими людь­ми. И. М. Сеченов определил психо­логию как науку о происхождении психических деятельностей. Умствен­ное и моральное развитие человека, включая высшие формы произволь­ности, выступающие в самосознании как проявления Я, должно получить детерминистское истолкование в противоположность его мнимому объяснению «метафизическими фик­циями» вроде свободы воли. Учение И. М. Сеченова оказало влияние на формирование психолого-педагоги­ческих взглядов К. Д. Ушинского, получило развитие в творчестве В. М. Бехтерева, А. А. Ухтомского, И. П. Павлова. Идеи И. М. Сеченова о развитии познавательных процессов и воли повлияли практически на все направления отечественной психо­логии и получили признание в миро­вой науке.


160


Лет со дня рождения И. П. Павлова 14(26).09.1849 – 27.02.1936) — рус­ского физиолога, основателя отечест­венной научной школы, создателя учения о высшей нервной деятель­ности (поведения) животных. Лау­реат Нобелевской премии (1904).

Родился в Рязани. Учился в Ря­занском уездном духовном училище (1860–1864), Рязанской духовной семинарии (1864–1869), естествен­но-научном отделении физико-мате­матического факультета Санкт-Петербургского университета (1870–1875), Медико-хирургической академии (1875–1879). Работал в Медико-хи­рургической академии (с 1881 г. — Во­енно-медицинской академии (ВМА) (1879–1924). Одновременно возглав­лял Физиологический отдел в только что основанном в Санкт-Петербурге Институте экспериментальной меди­цины (ИЭМ) (1881) и Физиологи­ческую лабораторию Академии наук (избран действительным членом Ака­демии в 1907 г.), преобразованную в 1925 г. в Физиологический институт АН СССР (в настоящее время — Ин­ститут физиологии имени И. П. Пав­лова), руководителем которого оста­вался до 1936 г.

Научные заслуги И. П. Павлова общеизвестны. Начав с исследова­ний физиологии сердечно-сосудис­той системы и пищеварения, обосно­вал необходимость объективного изучения физиологии больших по­лушарий коры головного мозга. За работы в области пищеварения удо­стоен Нобелевской премии по фи­зиологии и медицине (1904). Откры­тие условных рефлексов и исследо­вания по физиологии высшей нервной деятельности вылились в создание новой области физио­логической науки — физиологии высшей нервной деятельности. Эти исследования, по оценке самого И. П. Павлова, «должны иметь очень большое значение для психологов, так как они должны впоследствии составить фундамент психологи­ческого знания». Особое значение для психологии имеет труд «Двадца­тилетний опыт» (1923) — сборник статей, докладов, лекций и речей И. П. Павлова, посвященных учению о высшей нервной деятельности; в 6-м издании (1936, опубликовано в 1938) этот сборник реально сум­мировал тридцатипятилетний опыт автора, поскольку каждая новая его публикация дополнялась новыми главами. Также важное значение для психологии имеют трехтомные «Пав­ловские среды» — протоколы прак­тически еженедельных встреч с со­трудниками по обсуждению резуль­татов текущих исследований и «для совместного думания», запись ко­торых велась с 1929 до февраля 1936 г.

К публицистическому жанру принад­лежат лекции И. П. Павлова на обще­ственно-важные темы: «Рефлекс це­ли» (1916, III съезд по эксперимен­тальной педагогике), «Об уме вообще и о русском в частности» (1918, Жен­ский медицинский институт), «Реф­лекс свободы» (1917, Петроградское биологическое общество), «Основы культуры животных и человека» (1918, Женский медицинский инсти­тут). В них он попытался распро­странить результаты своих исследо­ваний на практические вопросы жиз­ни и деятельности человека, «начиная с капитальнейшей области — воспи­тания», говорил о необходимости ра­зумного воспитания, предполагающе­го с детства сочетание свободы и дис­циплины, укрепление «стремления к постоянно достигаемой, но никогда не достижимой цели». В «Письме к молодежи» обратился к посвятившим себя науке молодым людям, в пре­красных словах сформулировал важ­нейшие нравственные принципы научной работы, назвал важнейшие качества, которыми должен обладать настоящий ученый.

Центральные понятия физио­логического учения И. П. Павлова — условный рефлекс, ориентиро­вочный (исследовательский) реф­лекс и ориентировочно-исследова­тельская деятельность, положения о типах высшей нервной деятельно­сти, двух сигнальных системах и др. получили дальнейшее развитие в психологии в концепциях Е. И. Бой­ко, Е. Н. Соколова, П. Я. Гальперина. На их значение указывали С. Л. Ру­бинштейн, Б. М. Теплов, А. Р. Лурия и другие крупнейшие психологи.

Имевшие место в нашей науке дискуссии о роли павловского учения в развитии психологии, о его соотно­шении с концепциями функциональ­ных систем П. К. Анохина, физиоло­гии активности Н. А. Бернштейна — одна из самых драматических стра­ниц в ее истории, неотделимая от социального и идеологического контекста эпохи. Раскрытые в ходе этих дискуссий ограничения, которые со­держат теоретические воззрения И. П. Павлова, не отменяют значения его открытий, его классических трудов для современной науки.



Лет со дня рождения Пьера Жане (30.05.1859 – 24.02.1947) — француз­ского философа, психоневролога и психиатра, выдающегося исследова­теля невротических заболеваний, психолога. Внушителен простой перечень открытий П. Жане: ориги­нальная концепция неврозов; неосо­знаваемые фиксированные идеи как артефакты забытых, но продолжав­ших существовать под сознанием травматических событий и их пато­генная роль в возникновении заболе­вания; социальная обусловленность психических функций человека; тео­рии памяти и личности; концепция психологии как объективной науки о поведении и др. Верный традициям французской философии и психоло­гии, П. Жане оказал большое влия­ние на их последующее развитие. Его имя неотделимо от проблемы бессо­знательного: известен спор между З. Фрейдом и П. Жане о приоритете по поводу открытия бессознатель­ного. П. Жане оказал влияние на К. Юнга, А. Адлера, Ж. Пиаже. Тру­ды П. Жане переводились на рус­ский язык. Л. С. Выготский, П. Я. Галь­перин ссылаются на его представле­ния об интериоризации. Вместе с тем необходимо признать, что в силу некоторых причин известность П. Жане в психологии недостаточна, она несоизмерима со значимостью его вклада в науку.

П. Жане родился в Париже в семье с большими культурными традиция­ми. Его дядя Поль Жане был извест­ным философом, профессором Сор­бонны, под влиянием которого он по­ступил в Эколь-Нориаль, одно из самых престижный учебных заведе­ний во Франции, для изучения фи­лософии (1879–1882). Его однокурс­ником был Э. Дюркгейм, А. Бергсон поступил туда годом позже. Получив степень магистра философии (1882), П. Жане преподавал философию в лицее Шатору (1882–1883), затем в Гавре (1883–1889). Серьезно зани­мался медициной, работал в местной больнице под руководством извест­ных врачей Ж. Жибера и Повеле-вича, увлекался гипнозом, в том числе как средством изучения пси­хики. В 1889 г. вернулся в Париж. Исследования психической патоло­гии, проведенные в 1883–1888 гг., были описаны им в диссертации «Психический автоматизм. Экспери­ментальное исследование низших форм психической деятельности» (1889), за которую он получил фило­софскую степень. По приглашению Ж.-М. Шарко П. Жане возглавил пси­хологическую лабораторию в Саль-петриере. Защитил медицинскую диссертацию на тему «Психическое состояние больных истерией» (1893). Имел клиническую практику, преподавал в Коллеж де Франс и в Сорбонне, читал курсы по разным разделам психологии, по экспери­ментальной психологии. Основал (вместе с Ж. Дюма) «Журнал нор­мальной и патологической психоло­гии» (1904). В 1936 г. ушел в отстав­ку, но продолжал частную практику и проводил научные исследования. Умер в Париже в 1947 г.

Творчество П. Жане претерпело эволюцию, сохранив при этом в качестве главной проблемы исследо­вание человеческих высших психи­ческих процессов и личности в норме и патологии и подход к их трактовке с позиций принципа развития как обусловленных социально-истори­чески. На всех этапах творчества главным источником его психологи­ческих идей оставалась клиническая практика. Он был великим наблюда­телем. «Самой интересной частью моей работы всегда будут много­численные наблюдения за здоровым и страдающим человеком», — писал он в своей автобиографии. У П. Жа­не была особая библиотека, занимав­шая целую комнату и насчитывав­шая около пяти тысяч историй бо­лезни его пациентов (все они были сожжены после его смерти, согласно его завещанию). Известность П. Жа­не принесли его ранние исследова­ния низших форм психической ак­тивности. Стали классическими его анализы истории отдельных пациен­тов, особенно случаи Мари, Леонии, Люси, Рози, Жюстины и др., их тео­ретическая трактовка и форма тера­певтической работы с ними. П. Жане открыл связь между неврозом и жиз­ненной историей, сформулировал понятия, ставшие центральными в его концепции, среди которых такие, как подсознательная фиксированная идея, психическая слабость. В после­дующем акцент был сделан на ди­намическом подходе к трактовке психики, произошла дифференци-ровка понятий «психической силы» и «психического напряжения» и их нарушений при различных формах невротических заболеваний — исте­рии и психастении. Последний пе­риод был направлен на синтез и ос­мысление огромного опыта клини­ческой работы и теоретических размышлений. Отправляясь от мно­голетнего опыта, он приходит к вы­воду о том, что для изучения психики, прежде всего больного человека, не­обходима не традиционная субъек­тивная психология, а объективная пси­хология, основным фактом которой являются действия и речь и которой субъективная психология должна только сопутствовать. Он создал соб­ственную концепцию психологии поведения. В ней, в отличие от бихе­виоризма, важное место занимают со­знание и высшие формы поведения. П. Жане описал уровни и формы по­ведения в их генетической последова­тельности. Он создал также теорию памяти как особой формы социаль­ного поведения, разработал теорию личности, произвел генетический анализ становления личности.


120


Лет со дня рождения Н. Н. Ладыги-ной-Котс (19.05.1889 – 02.09.1963) — русского психолога, одного из осно­вателей отечественной школы срав­нительной психологии, приматолога. Н. Н. Ладыгина-Котс положила осно­вание зоопсихологическому отделу Дарвиновского музея в Москве.

Окончила гимназию в г. Пенза (1908); естественное отделение фи­зико-математического факультета Высших женских курсов в Москве (1916). Дипломную работу на тему «Новый метод исследования позна­вательных способностей у шимпан­зе» защитила в Московском универ­ситете (1917), эта работа опублико­вана в виде монографии «Исследова­ние познавательных способностей у шимпанзе» (1923). В 1913 г. вместе с мужем, зоологом, основателем Дар­виновского музея А. Ф. Котсом со­вершила поездку в Европу, работала в естественно-научных музеях и зоо­парках Германии, Франции, Бельгии, посетила дом-музей Ч. Дарвина в Дауне (Англия), встречалась с круп­нейшими учеными. По результатам поездки опубликовала научно-попу­лярные книги: «У мыслящих лоша­дей» (1914), «В отчизне Дауновского отшельника» (1914). Изучала позна­вательные возможности и эмоцио­нальные проявления детеныша шим­панзе Ионии, жившего в течение по­лутора лет в ее доме. Эти исследова­ния (1913–1916) и наблюдения за развитием собственного сына в воз­расте от полутора до четырех лет (ро­дился в 1925 г.) вместе с материалом многолетних дневниковых записей, проведенных в разное время, соста­вили содержание фундаментального труда «Дитя шимпанзе и дитя челове­ка в их инстинктах, эмоциях, играх, привычках и выразительных движени­ях» (1935). Книга принесла Н. Н. Ла-дыгиной-Котс мировую славу, ее вы­соко оценили выдающиеся зарубеж­ные специалисты — Р. Йеркс, В. Ке-лер и др. Она была переведена на основные европейские языки.

Научный сотрудник, организатор и заведующая зоопсихологической лабораторией Дарвиновского музея (с 1911 г. до смерти); научный сотрудник Института психологии при Московском университете (1914–1918); научный сотрудник Сектора психологии Института фи­лософии АН СССР (с 1945 г. до смерти). Читала лекции по сравни­тельной психологии в Московском университете (1947–1957).

Доктор биологических наук (1941).

Награждена орденом В. И. Ленина.

Следовала дарвиновской методо­логии. Разработала сравнительно-ге­нетический метод, заключающийся в сравнении результатов, полученных по сходным методикам в исследова­ниях на животных, находящихся на разных ступенях эволюционной лестницы. Создала новые методики объективного изучения проявлений поведения и психики у обезьян, их познавательных функций, эмоций, подражания посредством анализа структуры их практической деятель­ности в ходе решения поставленной экспериментатором задачи. Выявила характерные особенности и показала качественные различия между мыш­лением антропоидов и человека («Раз­витие психики в процессе эволюции организмов», 1958; «Конструктивная и орудийная деятельность обезьян (шимпанзе)», 1959). Исследования Н. Н. Ладыгиной-Котс имеют карди­нальное значение для понимания филогенетических предпосылок че­ловеческой психики («Предпосылки человеческого мышления (подража­тельное конструирование обезьяной и детьми)», 1965).


120


Лет со дня рождения С. Л. Рубин­штейна (18.06.1889 – 16.01.1960) — русского философа, психолога, мето­долога психологии, создателя фило-софско-психологической концепции единства сознания и деятельности, основателя крупной научной психо­логической школы.

С. Л. Рубинштейн родился в Одессе в семье адвоката. Окончил философский факультет Марбург-ского университета (1913), защитил там диссертацию «К проблеме мето­да». Преподавал логику и психоло­гию в частных гимназиях Одессы (1915–1919). В 1919–1921 гг. — приват-доцент Новороссийского университета (Одесса) по кафедре философии. В 1921–1930 гг. — про­фессор, заведующий кафедрой пси­хологии Одесского института народ­ного образования (образован из Новороссийского университета в 1921 г.). В 1931–1942 гг. — заведую­щий кафедрой психологии ЛГПИ им. А. И. Герцена. В 1942–1949 гг. со­здал и возглавлял кафедру и отделе­ние психологии на философском факультете в МГУ им. М. В. Ломоно­сова (оставался профессором этой кафедры до марта 1958 г.). Одновре­менно создал Сектор психологии Института философии АН СССР и был его руководителем (1945–1949; 1956–1960); директор Института психологии АПН РСФСР (1942–1945). Лауреат Сталинской премии за труд «Основы общей психологии» (1942). Член-корреспондент АН СССР (1943). Один из учредителей АПН СССР и ее действительный член (1945). Один из основателей журнала «Вопросы психологии» (1955) и Общества психологов СССР (1957). Последняя прижиз­ненная публикация — книга «Прин­ципы и пути развития психологии» (1959). Посмертно изданная книга «Человек и мир» (1973, 1997) посвя­щена проблеме качественной специ­фики человеческого способа сущест­вования, вопросу места человека в мире, к разрешению которых наме­чается философско-психологичес-кий подход.

В своем творчестве С. Л. Рубин­штейн сосредоточился преимущест­венно на разработке философско-ме-тодологических вопросов психоло­гии, а также на проблеме мышления. Дал анализ кризиса мировой психо­логии. Раскрыл его как кризис декар-товско-локковской интроспективной концепции сознания, которая в те­чение столетий довлела над психоло­гией. Опираясь на опыт, накоплен­ный мировой психологией, создал систему психологии, в основу ко­торой положил разработанные им объяснительные принципы. Прин­цип единства сознания и деятельнос­ти выводил сознание за пределы самосознания личности и включал его в контекст деяний субъекта, в ко­торых он не только проявляется, но и созидается. С этим принципом свя­зан и метод психологического позна­ния как единства воздействия и изучения. Принцип детерминизма утверждает положение о роли внут­ренних условий как определяющих влияние внешних воздействий в про­цессе соотношения человека с миром или животного со средой. Рассмотрение психики с позиций прин­ципа развития во всех его планах — онтогенетическом, филогенетичес­ком и историческом — пронизывает психологию С. Л. Рубинштейна.

Созданная С. Л. Рубинштейном концепция рассматривается в оте­чественной науке как исторически первый вариант деятельностного подхода в психологии. Последовате­ли С. Л. Рубинштейна называют ее субъектно-деятельностной теорией.


100


Лет со дня рождения Е. А. Будиловой (12.03.1909 – 4.08.1991) — русского психолога, специалиста в области истории отечественной психологии. Е. А. Будилова принадлежала к науч­ной школе С. Л. Рубинштейна.

Окончила историко-философский факультет Московского государствен­ного университета (1930), аспиран­туру Института философии АН СССР (1950). Работа: литературный редактор в журналах «Антирелиги­озник» и «Безбожник», в «Сельхоз-газете», редактор отдела пропаганды и агитации Всесоюзного радиокоми­тета (1930–1947); главный библио­граф Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина (1950–1956); сотрудник Сектора психологии Ин­ститута философии АН СССР (1956–1972); старший научный сотрудник, последние годы — профес­сор-консультант Института психоло­гии АН СССР (теперь ИП РАН).

Историко-теоретические иссле­дования Е. А. Будиловой охватывют сеченовский период отечественной психологической науки и некоторые события, предшествующие ему, а также пути ее развития в XX в. Предметом ее изысканий были мето­дологические проблемы истории науки, творчество И. М. Сеченова, история становления и развития отечественной экспериментальной психологии, становление социаль­ной психологии в России, философ­ские проблемы советской психоло­гии и др. При этом методологичес­кими установками ее собственных исследований выступали всесторон­нее изучение процесса развития пси­хологической науки в России в ее связях с конкретными обществен­но-историческими и культурными условиями, а также с другими наука­ми. Исследования Е. А. Будиловой основываются на богатейшей базе источников, содержат уникальный фактический материал по истории нашей науки. Кроме монографий и журнальных статей (многие из ко­торых нами хорошо забыты), это труды научных съездов, протоколы заседаний научных обществ и другие материалы их деятельности (Извес­тия, Записки), редкие сборники и другие подобные издания, выходившие в соответствующие периоды, существенно обогащающие новыми фактами наши сведения об истории науки, делающие ее более объектив­ной и полной.

Содержательность, высокая куль­тура историко-психологических исследований Е. А. Будиловой сохраня­ют свою привлекательность именно сегодня, когда осознается необходи­мость изучения научных традиций и восстанавливается нарушенная пре­емственность в развитии отечествен­ной психологической мысли.



Лет со дня рождения Ролло Мэя (21.04.1909 – 22.10.1994) — амери­канского психолога, психотерапевта, одного из основателей гуманис­тической психологии (ее экзистен­циального варианта).

Р. Мэй получил филологическое образование в Оберлиннском кол­ледже (Огайо). Бакалавр (1930). Преподавал английский язык в аме­риканском колледже в Греции. Во время каникул ездил в Вену на семи­нары А. Адлера. Увлекся теологией. Вернувшись в США, поступил в Объединенную теологическую семи­нарию, изучал теологию под руко­водством П. Тиллиха (Нью-Йорк). Получил степень бакалавра теологии (1938). Прослужил два года приход­ским священником. Заинтересовался психологией, поступил в Колумбий­ский университет. Тяжело заболел туберкулезом. В течение полутора лет пассивно следовал указаниям врачей, но в какой-момент понял, что необходимо самому бороться с бо­лезнью, что лечение — это активный процесс. С этого времени обратился к фундаментальным проблемам че­ловеческого бытия, которые осмыс­лял с экзистенциалистских позиций. Получил степень доктора филосо­фии по специальности «клиническая психология» (1949). Преподавал в Институте психиатрии, психологии и психоанализа Уильяма Алансона Уайта, читал лекции в Новой школе социальных исследований. Был при­глашенным профессором Гарвард­ского, Йельского и Принстонского университетов.

Ролло Мэй, будучи лидером аме­риканской экзистенциальной психо­логии, объединял экзистенциализм и терапию. Совместно с психиатрами Э. Энджелом и Г. Элленбергером опубликовал сборник «Existence: A new dimension in psychiatry and psychology» (1958). В книге пред­ставлено систематическое изложе­ние основ экзистенциальной психо­логии, гуманистические цели ко­торой дают основание рассматривать ее как особую ветвь гуманистичес­кой психологии, а Р. Мэя признавать одним из основателей гуманисти­ческой психологии. Р. Мэй считал, что некоторые вечные вопросы пси­хологии и проблемы психотерапев­тической практики требуют экзис­тенциального подхода, в центре ко­торого находятся непосредственные переживания человека. Задачей эк­зистенциального подхода, по Р. Мэю, является отнестись к поведению и переживаниям человека в их непо­средственной данности и полноте, понять, что человек действительно переживает. Отталкиваясь от собст­венного жизненного опыта, будучи тяжело болен, он пришел к понима­нию роли силы, превращения ее в конструктивное действие в борьбе человека с телесными недугами и душевными переживаниями, бесси­лием перед лицом жизненных труд­ностей. Тревогу, вину, агрессию, страх, традиционно оцениваемые только негативно, считал фундамен­тальными аспектами бытия и даже обязательными для существования человека, утверждая, что они имеют не только негативные, неконструк­тивные, но и созидательные, конст­руктивные стороны, в разное время проявляющиеся в одном и том же ин­дивиде. Р. Мэй показал ошибочность отождествления силы с насилием, принуждением, эксплуатацией, ма­нипулированием и т. п. и противопоставил этим проявлениям силы ее кон­структивные виды, стимулирующие к деятельной позиции, противостоя­нию трудностям. Опасаясь антира­ционалистических тенденций в экзи­стенциальной психологии и терапев­тической практике, подчеркивал роль разума («мы не должны быть логоненавистниками»), осознавания личностью действующих на него мо­гущественных сил и следующего за ним свободного принятия Я решения против чувства бессилия, пассивной позиции, отношения к себе как к жертве обстоятельств. Р. Мэй преду­преждал психотерапию об опасности уделять главное внимание техникам («техники могут изменяться») в ущерб пониманию пациента, его бы­тия в мире. Работа с пациентом долж­на помочь ему в понимании того, что он действительно переживает.