Книги по психологии

ИЗМЕРЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА У МУЗЫКАНТОВ И ХУДОЖНИКОВ С ПОМОЩЬЮ МЕТОДИКИ MSCEIT V. 2.0
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

Т. С. КНЯЗЕВА

Резюме

Для измерения эмоционального интеллекта использовалась русскоязычная Версия методики MSCEIT V. 2.0 Дж. Мэйера, П. Сэловея и Д. Карузо. В иссле­довании подтвердилась гипотеза о положительной связи эмоционального ин­теллекта с музыкальным и художественным профилем обучения. По общему Баллу эмоционального интеллекта художники и музыканты заняли промежу­Точное положение между психологами и представителями технических и не­Гуманитарных профессий. Исследование вносит вклад в адаптацию русско­Язычной версии теста, в повышение его критериальной валидности.

Ключевые слова: Эмоциональный интеллект, тест MSCEIT V. 2.0, профес­сиональная специфика эмоционального интеллекта, адаптация теста.


Совокупность способностей, свя­занных с переработкой эмоциональ­но окрашенной информации, с ре­шением эмоциональных проблем, получила название эмоционального интеллекта. В конструкт эмоцио­нального интеллекта включают спо­собности, которые отличаются от уже выделенных в психологии спо­собностей. Это способности к вос­приятию и выражению эмоций, к ас­симиляции эмоций и мыслей, к различению эмоций и использованию этой информации для направления мышления и действий, к управле­нию эмоциями на основе интеллек­туальных процессов и др. Обстоя­тельный обзор различных подходов к изучению эмоционального интел­лекта, а также анализ базовых моде­лей данного конструкта содержатся в статьях Д. В. Люсина (Люсин, 2004) и Р. Робертса с соавт. (Робертс и др., 2004).



Обсуждаемая в данной работе методика исследования эмоциональ­ного интеллекта с момента, когда ав­торами теста была разработана одна из его первых моделей (Salovey, Mayer, 1990; Mayer, Salovey, 1997), претерпела определенную эволю­цию. Последний вариант методики, созданный в 2002 г. (MSCEIT V. 2.0), показал хорошие психометрические результаты и получил значительное распространение (Mayer et al., 2002, 2003, 2004).

Методы, основанные на решении задач, наиболее традиционны для диагностики интеллекта. Стандарти­зованный опросник MSCEIT V. 2.0 представляет собой комплекс вер­бальных и невербальных тестовых заданий с вариантами ответов. Под­счет баллов осуществляется на осно­ве консенсуса или заданных стан­дартов. Все способности, измеряе­мые тестом, объединены в четыре иерархически организованные «вет­ви», каждая из которых является необходимой основой для после­дующей.

Шкала «Идентификация эмо­ций» оценивает точность распозна­вания эмоций по лицевой экспрес­сии и по экспрессии, наблюдаемой в конкретных пейзажах и абстрактных формах. В предшествующем вариан­те методики эта шкала включала эмоциональное оценивание музыки и историй (Mayer et al., 1999).

Шкала «Использование эмоций в решении проблем» оценивает способ­ность вербализовать эмоцию, а также распознавать те эмоции, которые способствуют повышению эффектив­ности мышления и деятельности.

Шкала «Понимание и анализ эмо­ции» включает задания, направленные на оценку способности к пони­манию ситуационной обусловлен­ности эмоций, опознаванию состава смешанных и сложных эмоций.

Шкала «Сознательное управле­ние эмоциями» направлена на оцен­ку способности сознательной регу­ляции собственных эмоциональных состояний, а также способности уп­равления эмоциональными состояни­ями других людей с целью улучше­ния межличностных отношений.

В 2010 г. российскими исследова­телями была проведена адаптация теста на русскоязычной выборке сту­дентов гуманитарных и технических вузов, военных училищ г. Москвы и г. Перми общей численностью 638 че­ловек. Результаты психометричес­кой проверки показали удовлетвори­тельные характеристики русско­язычной версии, достаточные для ее использования в исследовательских целях. При проверке критериальной валидности теста на пермской вы­борке было показано, что студен­ты-психологи в вопросах обработки эмоциональной информации более развиты, чем студенты естествен­но-научного профиля (Сергиенко и др., 2010).

Целый ряд профессий связан с необходимостью управлять эмоция­ми, адекватно распознавать их и направлять в нужное русло взаимо­действия с окружающей социальной средой. Успешность в вопросах об­работки эмоциональной информа­ции повышает успешность коммуни­кации, а также оказывает положитель­ное влияние на профессиональную деятельность человека. К профес­сиям, оперирующим эмоциональны­ми феноменами, традиционно отно­сят не только психологов, но и представителей сферы искусства (Лабу-нская, 1999; Невербальное общения, 2006, Петрушин, 2009).

Творческая активность в искусст­ве, художественно-образное отраже­ние мира тесно связаны с эмоциональ­ной сферой. Высокая чувствитель­ность к эмоциональному спектру человеческих переживаний, нахож­дение средств выразительности для передачи эмоционального контекста художественного образа, понимание законов эмоционального воздейст­вия на зрителя или слушателя, управление собственными эмоциями в ситуации сценического стресса — все эти и многие другие способности являются необходимыми для успеш­ной деятельности в искусстве. Ис­кусство как средство общения, как средство эмоциональной коммуни­кации — это не метафора, а психо­логическая реальность, это восприя­тие «речи» другого и эмоциональный отклик на него.

Коммуникативная функция эмо­ций является той основой, которая перекидывает мост между разными профессиями, связанными с пере­работкой эмоциональной информа­ции. Можно предположить, что эмо­циональный интеллект является универсальной психологической ха­рактеристикой, участвующей в про­цессах эмоциональной коммуника­ции (передаче и восприятии эмоцио­нально окрашенной информации) вне зависимости от области комму­никации и объекта восприятия и взаимодействия. Наличие базовой эмоционально-коммуникативной способности делает возможным «пе­ренос» эмоциональных умений и гарантирует успешность в самых раз­ных коммуникативных областях и при взаимодействии с другими людьми в типичных жизненных ситуациях, и в ситуации художест­венной деятельности. К примеру, П. Жуслин и П. Лаукка, обобщив дан­ные 41 исследования, провели мета-анализ успешности коммуникации и показали, что эмоциональное деко­дирование музыки происходит при­близительно с такой же точностью, какая получена при распознавании лицевой и вокальной экспрессии эмоций (Juslin, Laukka, 2003). В дру­гом исследовании демонстрирова­лась связь между распознаванием музыкальных эмоций и эмоциональ­ным интеллектом, измеряемых тес­том MSCEIT V. 2.0 (Resnicow et. al., 2004). При этом представители худо­жественных профессий значимо бо­лее успешно идентифицируют не только музыкальные эмоции, но и эмоции других людей и обладают большей эмоциональной экспрес­сивностью, чем представители тех­нических профессий (Есин, 2006).

Это позволяет сформулировать гипотезу о том, что существует поло­жительная связь между эмоциональ­ным интеллектом и художествен­но-профессиональной принадлеж­ностью испытуемого. Можно ожи­дать, что по ряду показателей теста MSCEIT V. 2.0 музыканты и художни­ки будут более успешны, чем предста­вители технических и негуманитар­ных специальностей. Можно пред­положить, что испытуемые художе­ственного профиля уступают психо­логам в силу специфики деятельности последних, имеющих больший опыт социального взаимодействия. Кроме того, эстетические эмоции, несмотря на единую основу, не тождественны житейским эмоциям (Леонтьев, 1971; Раппопорт, 1972; Выготский, 1987), а подавляющее большинство заданий теста MSCEIT V. 2.0 направ­лено на эмоциональный анализ жи-тейско-бытовых ситуаций.

Проверка гипотезы, а также сопо­ставление данных с результатами американских и российских исследо­вателей (Mayer et al., 2003; Серги-енко и др., 2010) стали основной целью работы.

Методика

Участники исследования. В ис­следовании приняли участие студен­ты начальных курсов московских ву­зов общей численностью 75 человек: 25 музыкантов (Государственный институт музыки им. А. Г. Шнитке и музыкальный факультет педагоги­ческого университета), 25 художни­ков (Московский художественный институт), 25 психологов (Высшая школа психологии, факультет психо­логии МГУ). Средний возраст респон­дентов в подвыборке музыкантов: M = 19.9 (SD = 1.8), художников: M = = 19.6 (SD = 1.76), психологов: M = = 22.1 (SD = 1.19). Большую часть испытуемых составили девушки (76%).

Материалы исследования. Для измерения эмоционального интел­лекта была использована русско­язычная версия теста Дж. Мэйера, П. Сэловея и Д. Карузо «Эмоциональ­ный интеллект» (MSCEIT V. 2.0). Адаптация методики проведена Е. А. Сергиенко, И. И. Ветровой, А. А. Волочковым и А. Ю. Поповым (Сергиенко и др., 2010).

Процедура исследования1. Испы­туемые заполняли бланковые формы теста. Тестирование проводилось в небольших группах испытуемых или индивидуально.

Обработка данных Осуществля­лась с помощью программ стати­стического пакета SPSS.

Результаты и их обсуждение

Для оценки валидности получен­ных результатов средние значения эмоционального интеллекта были сопоставлены со средними значения­ми эмоционального интеллекта аме­риканской и российской выборок (Mayer et al., 2003; Сергиенко и др., 2010). В таблице 1 приведены дан­ные описательной статистики теста, полученные авторами теста на вы­борке в 2112 человек, авторами рус­скоязычной версии теста на выборке в 638 человек, а также представлены данные настоящего исследования, полученные на выборке в 75 человек. Авторы теста кроме основной вы­борки привлекли к исследованию группу экспертов (21 человек) — членов Международного общества исследования эмоций (ISRE). Их дан­ные для сравнения также приводятся в таблице 1.

Уровень показателей нашей вы­борки значительно ниже аналогич­ных показателей американской вы­борки. При этом можно отметить «двугорбость» в профиле показате­лей обеих выборок: показатели «Идентификация эмоций» и «Пони­мание и анализ эмоций» выше пока­зателей «Использование эмоций в решении проблем» и «Сознательное управление эмоциями».

Сильное отставание российских выборок от американских определя­ется, по всей видимости, не столько культурно-специфическими разли­чиями между выборками, сколько особенностями адаптируемого рус­скоязычного варианта методики. Однако, по мнению авторов русско­язычной версии теста, это не препят­ствует использованию его в исследо­вательских целях, но указывает «на необходимость дальнейшей работы по адаптации и стандартизации тес­та» (Сергиенко и др., 2010, с. 72).

Наши данные оказались в целом не только сопоставимы по величине с представленными в таблице пока­зателями российской выборки, но и близки к ним по абсолютным значениям. Несмотря на это, сравнение средних по t-критерию Стьюдента показало, что по всем без исключе­ния шкалам, включая итоговый балл, полученные результаты статистичес­ки достоверно превышают результа­ты российской выборки. Для шкал теста были получены следующие значения критерия: «идентификация эмоций» T = 4.8, P < 0.001; «использо­вание эмоций в решении проблем» T = 3.28, P < 0.001; «понимание и ана­лиз эмоций» T = 2.12, P < 0.01; «созна­тельное управление эмоциями» T = 3.34, P < 0.001; «общий балл» T = 10.5, P < 0.001.

Значимое различие между пока­зателями может быть связано с со­ставом испытуемых нашей выборки: преимущественно гомогенная по профессиональному признаку выборка


Таблица 1

Значения средних и стандартных отклонений по шкалам и субтестам MSCEIT Для общей и

Контрольной американской выборки (Mayer Et Al., 2003), для российской выборки

(Сергиенко и др., 2010), а также для нашей выборки

Шкалы теста

Mayer et al., 2003

Сергиенко и др., 2010*

Князева, 2010

Выборка N=2112

Контрольная выборка N=21

Выборка N = 638

Выборка N = 75

M

SD

M

SD

M

SD

M

SD

Идентификация эмоций

0.50

0.10

0.54

0.13

0.38

0.07

0.42

0.05

Использование эмоций в решении проблем

0.47

0.09

0.45

0.08

0.34

0.05

0.36

0.05

Понимание и анализ эмоций

0.53

0.10

0.60

0.13

0.41

0.08

0.43

0.07

Сознательное управление эмоциями

0.42

0.10

0.42

0.09

0.31

0.05

0.33

0.04

Общий балл

0.48

0.07

0.50

0.08

0.35

0.03

0.39

0.04

* Значения тестовых шкал (средние и стандартные отклонения) рассчитаны по представлен­ным в работе показателям субтестов.



Состояла из представителей гумани­тарных и художественных спе­циальностей (две трети респонден­тов составили художники и музыкан­ты, одну треть – психологи). Эти специальности, согласно исходной гипотезе, в силу своей профессио­нальной деятельности лучше пред­ставителей технических специально­стей оперируют эмоциональной ин­формацией и ориентируются в воп­росах эмоционального взаимодейст­вия.

Исключение психологов нашей выборки из анализа не изменило ре­зультата сравнения: объединенная подвыборка музыкантов и художни­ков общей численностью 50 человек значимо превосходила по показате­лям эмоционального интеллекта рос­сийскую выборку, в которой не были представлены испытуемые с музы­кальным или художественным про­филем обучения. Значения t-критерия Стьюдента составили: «иден­тификация эмоций» T = 3.5, p < 0.001; «использование эмоций в решении проблем» T = 2.5, P < 0.001; «пони­мание и анализ эмоций» T = 1.64, P < 0.05; «сознательное управление эмоциями» T = 2.8 P < 0.001; «общий балл» T = 6.6, P < 0.001.

При сопоставлении данных из раз­ных исследований нельзя исключить влияния неоднородности условий тестирования, которые могут вно­сить «шум» в закономерности связей переменных. Однако отсутствие раз­личий между двумя группами психо­логов по большинству показателей (таблица 2) делает возможным срав­нение данных, полученных в разных условиях проведения опроса.

В таблице 2 представлены данные описательной статистики отдельно для каждой из подвыборок: психоло­гов, музыкантов и художников. В таб­лице 3 содержатся результаты сравне-


Таблица 2

Среднее (М) и стандартное отклонение (SD) первичных шкал теста MSCEIT V. 2.0 для групп с разным «профилем» обучения

Шкалы теста

Сергиенко и др., 2010*

Князева, 2010

Психологи

Психологи

Музыканты

Художники

M

M

SD

M

SD

M

SD

Идентификация эмоций

0.42

0.42

0.06

0.42

0.05

0.41

0.05

Использование эмоций в решении проблем

0.37

0.37

0.06

0.36

0.04

0.36

0.04

Понимание и анализ эмоций

0.44

0.45

0.07

0.42

0.08

0.43

0.06

Сознательное управление эмоциями

0.28

0.33

0.05

0.34

0.05

0.33

0.04

Общий балл

0.38

0.40

0.05

0.38

0.03

0.38

0.04

* Средние значения шкал эмоционального интеллекта были рассчитаны по приведенным в работе показателям субтестов. Значения стандартных отклонений в работе не указаны.


Ния групп испытуемых, разделенных по профессиональному признаку.

Сравнение подвыборок с разной профессиональной принадлежностью, представленное в таблице, показало, что музыканты и художники не различаются между собой по уровню эмоционального интеллекта. На этом основании мы объединили эти под-выборки в «эстетическую» группу и сравнили их с группой психологов.

С помощью критерия Манна–Уит-ни было выявлено статистически достоверное отличие объединенной подвыборки музыкантов и художни­ков от психологов. Психологи пре­восходили «эстетическую» группу по шкале Понимание и анализ эмо­ций, что сказалось и на различии общих баллов. Шкала Понимание и анализ эмоциональной информации Предполагает понимание, прежде всего, ситуативной обусловленности эмоций и включает когнитивное как понимание смысла ситуации, так и опыта переживания похожих состоя­ний в данных ситуациях.

Таким образом, объединенная группа музыкантов и художников набрала более высокие баллы, чем представители негуманитарных про­фессий, но показала более низкие результаты, чем психологи, по шкале, связанной с пониманием причинно-следственных отношений в ситуативной обусловленности эм­оций.

Дополнительно в работе исследо­валось влияние факторов «возраст» и «пол» на показатели эмоциональ­ного интеллекта.

Внутри нашей выборки возраст респондентов находился в диапазоне от 18 до 24 лет (М = 20.4, SD = 1.9). Для данного узкого возрастного диа­пазона возрастных различий в пока­зателях эмоционального интеллекта не было обнаружено.

В таблице 4 содержатся средние значения показателей эмоционального интеллекта и их стандартные откло­нения в группах мужчин и женщин, а также результаты сравнения муж­ской и женской выборок: приведены


Таблица 3

Результаты сравнения подвыборок по шкалам MSCEIT V. 2.0 (жирным шрифтом выделены значимые различия )

Шкалы теста

Художники и музыканты

Психологи и «эстетическая» подвыборка

U-критерий Манна–Уитни

Р — уровень значимости

U-критерий Манна–Уитни

Р — уровень значимости

Идентификация эмоций

252.500

0.244

472.000

0.221

Использование эмоций в решении проблем

311.000

0.977

472.500

0.223

Понимание и анализ эмоций

282.500

0.560

376.000

0.018

Сознательное управление эмоциями

257.000

0.281

568.000

0.934

Общий балл

291.000

0.676

370.000

0.015


Таблица 4

Значения среднего (M) , стандартного отклонения (SD) по шкалам теста

MSCEIT V.2.0 В группах мужчин и женщин (жирным шрифтом

Выделены значимые различия)

Шкалы теста

М

SD

U-Критерий Манна–Уитни

Р — уровень Значимости

Идентификация эмоций

Мужчины

0.42

0.04

453.0

0.764

Женщины

0.42

0.06

Использование эмоций в решении проблем

Мужчины

0.34

0.05

303.5

0.024

Женщины

0.37

0.04

Понимание и анализ эмоций

Мужчины

0.39

0.07

235.5

0.002

Женщины

0.44

0.07

Сознательное управление эмоциями

Мужчины

0.31

0.05

268.0

0.007

Женщины

0.34

0.04

Общий балл

Мужчины

0.37

0.04

253.5

0.004

Женщины

0.39

0.04


Значения U-критерия Манна–Уитни и уровень значимости.

Между мужской и женской груп­пами обнаружены статистически достоверные различия в уровне эмо­ционального интеллекта. Женская подвыборка оказалась более успеш­ной по большинству показателей эмоционального интеллекта. Данные о большей успешности женщин в переработке эмоциональной инфор­мации неоднократно демонстрирова­лись в исследованиях (Ильин, 2006; Овсянникова, 2007; Сергиенко и др., 2010 ), а также были получены в дан­ной работе. Статистически досто­верных различий между мужчинами и женщинами не обнаружено только по шкале Идентификация, т. е. в си­туации эмоционального распознава­ния лиц и картинок. У женщин выше общий эмоциональный интеллект, они лучше понимают и описывают свои эмоции, управляют чужими эмоциями и эффективно определяют те, которые необходимы для осуще­ствления конкретной деятельности в той или иной ситуации.

Заключение

Полученные в исследовании ре­зультаты в целом подтверждают ги­потезу о положительной связи эмо­ционального интеллекта с музыкаль­ным и художественным профилем обучения. По общему баллу эмоцио­нального интеллекта художники и музыканты заняли промежуточное положение между психологами и представителями технических и негу­манитарных специальностей. Резуль­таты являются предварительными и нуждаются в дополнительной про­верке с участием «полноценных» представителей профессиональных групп. При этом можно ожидать, что различия, обнаруженные в студенческих выборках на ранних ста­диях профессионализации при изме­рении эмоционального интеллекта в сложившихся профессиональных группах, будут увеличиваться.

Проведенное исследование вно­сит вклад в адаптацию русскоязыч­ной версии теста MSCEIT V. 2.0. Ре­зультаты, полученные на относитель­но небольшой выборке испытуемых, подтверждают данные, продемонс­трированные в исследовании Сергиенко с соавт. (Сергиенко и др., 2010), по ряду таких позиций, как сопоста­вимость величин средних значений показателей, связь показателей эмо­ционального интеллекта с полом, от­сутствие такой связи с возрастом. Ре­зультаты повышают критериальную валидность русскоязычной версии теста, дополняя базу данных по параметру «профиль обучения» по­казателями эмоционального интел­лекта музыкантов и художников.



Литература

Выготский Л. С. Психология искус­ства. М., 1987.

Есин И. Б. Специфика эмоционального слуха и эмоциональной экспрессивности речи у представителей различных про­фессий: Дис. … канд. психол. наук. М., 2006.

Ильин Е. П. Дифференциальная пси­хофизиология мужчины и женщины. СПб.: Питер, 2006.

Лабунская В. А. Экспрессия человека: Общение и межличностное познание. Ростов н-/Д.: Феникс, 1999.

Леонтьев А. Н. Потребности, мотивы и эмоции. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1971.

Люсин Д. В. Современные представле­ния об эмоциональном интеллекте // Социальный интеллект: Теория, изме­рение, исследования / Под ред. Д. В. Лю-сина, Д. В. Ушакова. М.: Изд-во ИП РАН, 2004. С. 29–36.

Невербальное общение: Полное руко­водство / Под ред. М. Нэппа, Д. Холла. СПб.: Прайм-Еврознак, 2006.

Овсянникова В. В. Роль когнитивных факторов в распознавании эмоциональ­ных состояний: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 2007.

Петрушин В. И. Музыкальная психо­логия. М.: Академический проект, 2009.

Раппопорт С. Х. Искусство и эмоции. М.: Музыка, 1972.

Робертс Р. Д., Мэттьюс Дж., Зайднер М., Люсин Д. В. Эмоциональный интеллект: проблемы теории, измерения и примене­ния на практике // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2004. Т. 1. № 4. С. 3–26

Сергиенко Е. А., Ветрова И. И., Волоч-Ков А. А., Попов А. Ю. Адаптация теста Дж. Мэйера, П. Сэловея и Д. Карузо // Психологический журнал. 2010. № 1.

Juslin P. N., Laukka P. Communication of emotions in vocal expression and music performance: Different channels, same code? // Psyhological Bulletin. 2003. 129. 770–814.

Mayer J. D., Caruso D. R., Salovey P. Emotional Intelligence meets traditional standards for an intelligence // Intelli­gence. 1999. 27. 267–298.

Mayer J. D., Salovey P., Caruso D. R. Mayer–Salovey–Caruso Emotional Intelli­gence Test (MSCEIT) user’s manual. Tor­onto, Canada: MHS Publishers, 2002.



Mayer J. D., Salovey P., Caruso D. R. Emotional Intelligence: Theory, findings, and implications // Psychological Inquiry. 2004. 15. 3.

Mayer J. D., Salovey P., Caruso D. R., Si-Tarenios G. Measuring EmotionaI Intelligence with the MSCEIT V2.0 // Emotion. 2003. 3. 97–105.

Resnicow J. E., Salovey P., Repp B. H. Is Recognition of emotion in music perform­ance an aspect of emotional intelligence? // Music Perception. 2004. 22. 1. 145–158.


Князева Татьяна Сергеевна, старший научный сотрудник Института психологии РАН, кандидат психологических наук

Контакты: Tknyazeva@inbox. ru