Книги по психологии

К ВОПРОСУ О СУЩЕСТВОВАНИИ «ЗАПАХА СТРАХА»
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

Т. Н. БЕРЕЗИНА

Резюме

В статье анализируется феномен «запаха страха», приводятся данные о выделении торибонов (феромонов тревоги) у насекомых, у крыс. Описы­ваются исследования, доказывающие существование подобных веществ в поте испуганных людей. Приводятся данные ассоциативных экспериментов: для большинства людей страх ассоциируется с кислым запахом. Описыва­ется эксперимент, выполненный на собаках, на которых воздействовали запа­хом уксусной кислоты (для контроля брался запах розы). Дисперсионный ана­лиз доказывает достоверное возрастание поведенческих реакций страха у животных под воздействием запаха уксуса. Дается интерпретация получен­ных результатов в контексте мультимодальных теорий эмоций. Предполага­ется, что вызывание кислым запахом реакции страха осуществляется на низшем, инстинктивном уровне, в то время как высший уровень генерации эмоции зависит от научения и индивидуального опыта животного.

Ключевые слова: Запахи, эмоции, феромоны тревоги, запах страха, страх


В последнее время средства мас­совой информации, включая Интер­нет, переполнены сообщениями о существовании запаха страха. «Бо­лее насыщенным “запахом страха” ученые занялись уже под крышей Пентагона. Исследования получили финансирование от оборонного научного агентства (DARPA). А сам запах был добыт из подмышек реаль­но напуганных парашютистов — тех, которые прыгали первый раз прис­тегнутыми к инструктору. <…> Инте­рес военных сразу же породил подо­зрения о том, что Пентагон разраба­тывает оружие на основе “запаха страха”. Мол, цель — выделить “поражающее” вещество — те самые феромоны — и распылять его над территорией противника. Естествен­но, чтобы посеять панику, отягощен­ную разными нехорошими последст­виями вроде “медвежьей болезни”» (Лаговский, 2008). Идут ссылки на популярные художественные произ­ведения, такие как известный роман «Парфюмер. История одного убий­цы» Патрика Зюскинда.

Существование запаха страха как такового доказано экспериментами и наблюдениями в области этологии и зоопсихологии, «известно, что в жи-воловку, в которую была поймана крыса или мышь, долго не попа­даются другие крысы или мыши, что связано, видимо, с запахом “тревоги”, оставленным пойманным живот­ным» (Соколов, Зинкевич, 1978, с. 41). С. А. Корытин отмечал, что «животные с помощью обоняния могут получать информацию о неко­торых физиологических состояниях, которые присущи в данный момент другим членам группы. Например, испуг, волнение, степень насыщения сопровождаются у животных изме­нениями обычного запаха» (Коры-тин, 1979, с. 72). Существование «феромонов тревоги» у животных было доказано экспериментами с выработкой условных рефлексов. Когда к крысам, обученным нажи­мать на щеколду, вдували воздух из клетки, в которой других крыс били электрическим током, они утрачи­вали уже выработанный рефлекс (Valenta, Rigby, 1968). По мнению М. Фанселоу, действие электричес­кого тока приводило к выработке у животных феромонов тревоги, ко­торые воздействовали угнетающе на выработанный рефлекс, вызывая ре­троградную амнезию (Fanselow, 1985).

Существуют данные и о наличии «запаха страха у человека». Одно из наиболее интересных исследований в этой области – это эксперименты Д. Чена и Дж. Хевилэнда-Джоунса: у групп испытуемых был отобран с помощью марли их телесный запах при просмотре тревожного фильма и при просмотре комедии (марли по­мещались в бутылки). Также была взята контрольная бутыль, в которой находилась чистая марля. В после­дующем группе других испытуемых было предложено определить, в ка­кой из бутылок находится запах «счастливых людей» и «испуганных людей»; результаты правильных определений достоверно превышают случайный уроаень (Chen, Haviland-Jones, 2000).

Однако остается вопрос о хими­ческом составе «запаха страха». По отношению к животным давно извест­ны вещества, вызывающую у них реакцию испуга, — это химические репелленты, отпугивающие зверей своим запахом и вкусом. В практике охоты, сельского хозяйства для отпу­гивания млекопитающих разных ви­дов обычно используют: смесь смолы с порошковой серой, деготь, рыбий жир, канифоль, тринитробензола-ланин и др. (Корытин, 1978).

В нашем предыдущем исследова­нии мы изучали ассоциативные связи между запахами и эмоциями. Нами было показано, что эмоция страха у 36% испытуемых ассоци­ируется с едким (кислым) запахом, а у 34% — с запахом мускуса (Берези­на, 2009). Впрочем, нами было пока­зано, что у человека происходит нало­жение ассоциативных полей эмоции страха и гнева, что выражалось в том, что у некоторых людей эмоция гнева ассоциировалась с кислым запахом. По Дж. Эймуру, кислый (едкий) от­носится к базовым запахам и его типичным источником является ук­сусная и муравьиная кислота (Эй-мур и др., 2002). То, что страх связан с кислыми (едкими) ароматами, известно давно, но относительно зап­ахов насекомых.

В отечественной психологии за «веществами страха» советский фи­зиолог Я. Д. Киршенблат закрепил название «торибоны»; торибоны были обнаружены у насекомых (муравьев). Г. М. Длусский так опи­сывает действие торибонов: обычно какой-либо муравей, будучи чем-ли­бо испуган, выбрасывает в воздух порцию торибона. Привлеченные запахом, другие рабочие устрем­ляются к нему, но вблизи концент­рация торибона в воздухе повыша­ется, и эти рабочие сами приходят в агрессивное состояние и выбрасы­вают новые порции торибона. Таким образом, при опасности муравьи бы­стро собираются вместе. Поскольку торибоны летучи, при прекращении опасности очаг возбуждения затуха­ет. Длительное воздействие большой дозы торибонов может вызывать переселение семьи из старого гнезда (Длусский, 1967). Однако химичес­ки торибоны в этих исследованиях не были идентифицированы, хотя однозначно известно, что при трево­ге муравьи выделяют муравьиную кислоту — типичный источник базо­вого кислого запаха. Следует также учесть, что в зависимости от ситуа­ции и концентрации торибоны муравьев могут вызвать и реакцию страха (муравьи покинули гнездо), и реакцию гнева (агрессивное поведе­ние).

Также известно, что у человека происходит усиление кислого запаха пота при шизофрении (Smith et al., 1969), заболевании, характеризую­щемся расстройством эмоциональ­ной сферы, в том числе и возникно­вением разнообразных страхов.

Целью Настоящего исследования являлась проверка полученных ранее данных о связи реакции страха с кислым (едким) запахом.

Гипотеза: Воздействие слабым кислым запахом может вызывать у собак поведенческую реакцию испу­га (страха).

Оборудование

1) полоска бумаги, с нанесенными
на нее 3 каплями столового уксуса;

2) полоска бумаги с нанесенной
на нее каплей розового масла
(обычное ароматическое масло с за­
пахом розы) — для контроля. Запах
розы предъявлялся, чтобы исклю­
чить возможность того, что собака
будет реагировать не на уксус, а прос­
то на любой резкий запах.

Эмпирическая база. Эксперимент ставился на 50 собаках разной породы и пола, все собаки имели хо­зяев, по особенностям проживания подразделялись на: цепных, улич­ных, комнатных.

Организация и методы

Эксперимент осуществлялся в 4 этапа.

1. Экспериментальное воздейст­вие (предъявление полоски с запа­хом уксуса) проводил хозяин собаки, или член семьи хозяина, или друг хозяина. Он подносил бумажку на рас­стояние 20–30 см от носа собаки.

2. Регистрация результатов воз­
действия производилась с помощью
наблюдения за поведением собаки.
Метод регистрации — внешнее, не­
структурированное наблюдение.

Наблюдение осуществлял ассис­тент экспериментатора, не знакомый с целью и гипотезой исследования. Перед ним ставилась задача описать реакции собаки на два запаха с целью определения наличия или отсутст­вия различий в поведении. Пригла­шение незнающего ассистента позво­ляло избежать артефакта Розенталя. Ассистент в свободной форме опи­сывал любые движения, звуки и фи­зиологические реакции собаки, также фиксировались комментарии хозяина, относящиеся к поведению собаки. Результат наблюдения обра­батывался экспериментатором с по­мощью контент-анализа.

3. Контроль экспериментального воздействия ставился через 15–60 минут после завершения предыду­щего этапа. Тот же человек предъяв­лял собаке бумажку с запахом розы, которая подносилась на расстояние 20–30 см от носа животного.

4. Регистрация результатов конт­роля осуществлялась аналогично п. 2.

Опыты с 1 по 25 ставились по дан­ному плану. В опытах с 26 по 50 первый и третий этапы менялись ме­стами. Это было необходимо для конт­роля внешней переменной – влия­ния последовательности предъявле­ния запахов.

Переменные

Независимая переменная имела два уровня:

1 — отсутствие кислого запаха,
предъявление вместо него другого
сильного запаха (розы);

2 — наличие кислого запаха, запах
розы отсутствовал.

Зависимые переменные – особен­ности поведения собаки.

В качестве зависимых перемен­ных мы взяли три показателя:

1) признаки эмоции страха: соба­ка завизжала, поджала хвост, спрята­лась, отскочила, непроизвольная де­фекация и уринация и т. п., также подсчитывались высказывания хо­зяина о наличии страха собаки: («со­бака испугалась» и др.), если они были; за проявления каждого при­знака страха ставился 1 балл;

2) признаки эмоции гнева: собака зарычала, оскалила зубы, попыта­лась укусить; также подсчитыва-лись высказывания хозяина о наличии гнева у собаки («собака злится» и др.), если они были; за каждый признак эмоции гнева ста­вился 1 балл;

3) общее количество признаков
отрицательных эмоций, наряду с вы-
шеотмеченными показателями; оце­
нивались любые другие: собака от­
вернулась, чихнула, высказывания
хозяина типа: «Собаке не нравится»,
«Собачка обиделась» и т. п.

Для оценки достоверности воз­действия использовался однофак-торный дисперсионный анализ ANOVA из пакета стандартных ста­тистических программ Statistica-6.

Результаты

Результаты дисперсионного ана­лиза представлены в таблице 1.


Таблица 1

Эффект влияния кислого запаха на эмоции страха и гнева собаки

Зависимая переменная

F

P

Признаки страха

11.56

0.000

Признаки гнева

0.90

0.178

Общее количество признаков отрицательных эмоций

12.03

0.001

Таблица 2

Среднее количество реакций страха у собак на действие уксуса

Цепные

Уличные

Домашние

0.9

0.68

1.35

Таблица 3

Среднее количество реакций страха у кобелей и сук

Кобели

Суки

1.1

0.93


Как видно из таблицы 1, предъ­явление кислого запаха ведет к до­стоверному увеличению реакций страха у собаки (Р = 0.000), а также к возрастанию общего количества ре­акций, связанных с отрицательными эмоциями (Р = 0.001). При этом воз­растание реакций гнева под влия­нием запаха уксуса не достоверно.

Далее мы раздели всех собак на три группы по особенностям их про­живания: живущие на улице на цепи (цепные), живущие свободно на ули­це (уличные), живущие в квартире (домашние). Мы вычислили среднее количество реакций страха на дейст­вие запаха уксуса у собак из всех трех групп. Результаты приведены в таблице 2.

Как видно из таблицы 2, средние значения реакций страха у собак из разных групп близки, тем не менее все-таки наиболее выраженной явля­ется реакция страха у домашних со­бак, а наименее выраженной — у уличных, свободно бегающих, не­привязанных собак.

На следующем этапе мы раздели всех собак на 2 группы по полу: ко­бели и суки. Вычислялось среднее количество реакций страха у собак разного пола. Результаты представ­лены в таблице 3.

Как видно из таблицы 3, принци­пиальных различий между полами нет, и кобели и суки одинаково силь­но реагируют или не реагируют на запах уксуса.

Обсуждение результатов

Кислый запах достоверно увели­чивает количество реакций страха у собак. Тем не менее говорить о возможности практического исполь­зования данного запаха для вызыва­ния испуга у животных, а тем более у людей не приходится. Главным обра­зом потому, что эффект не абсо­лютный. Достаточное количество со­бак никак не отреагировало на запах уксуса, а отдельные собаки даже выразили эмоцию радости. Из ком­ментариев хозяев или из после­дующих бесед с ними легко можно было установить причины этого. Причина первая — научение. Собака ранее была знакома с запахом уксуса, причем этот запах сопровождался положительными подкреплениями.

Например, наблюдаемая собака съедает бумажку с уксусом, виляя хвостом. Хозяйка объясняет это тем, что собака охотничья, а после охоты они обычно вымачивают шкуры в ук­сусе, а обрезки мяса при этом дают собаке. Вполне ожидаемой оказывает­ся положительная реакция на уксус.

Причина вторая — ощущение бе­зопасности. Животные, особенно до­машние, привыкли воспринимать хо­зяина, а также вообще людей и все ситуацию как безопасные. Опыт под­сказывает им, что человек, протяги­вающий им что-то в руке, принес пищу — вот они и реагируют не на запах, а на всю ситуацию в целом, подбегая к руке и помахивая хвостом.

Никакого противоречия в этом нет. Действительно, запах уксуса вызывает реакцию страха, но эта ре­акция реализуются на подкорковом уровне, а на более высоком корковом уровне эмоции животного являются отражением всей ситуации, включая действие прошлого опыта. При этом эмоции более высокого уровня могут легко подавить нижележащие, но это не означает, что их нет.

Полученные нами данные вполне согласуются с мультимодальными теориями эмоций. П. В. Симонов в своей информационно-потребност-ной теории эмоций выделял 4 уровня (Симонов, 1998). Согласно таким теориям, обработка эмоциональной информации от стимула осуществля­ется на нескольких уровнях: нижний уровень связан с формированием эмо­ционального отклика без участия со­знания, и этот отклик чаще всего яв­ляется непосредственной реакцией на стимул как таковой. На более высо­ких уровнях проявляется оценочная функция эмоций, происходит оценка всей ситуации в контексте, актуали­зируется информация из прошлого опыта, возникают высшие эмоции, чувства и т. д. Для человека сущест­вование двух уровней порождения эмоций было убедительно доказано Дж. Леду именно по эмоции страха (испуга). Он различал «когнитивные вычисления» и «эмоциональные вычисления», вычисления касаю­щиеся информации о стимулах и отношениях между ними, а также вычисления, относящиеся к инфор­мации о значимости стимулов для организма и приводящие к соответ­ствующим этой значимости физио­логическому и поведенческому от­кликам. На низшем уровне ключевые аспекты эмоциональных вычислений обрабатываются миндалиной — под­корковым отделом ЦНС: этот уро­вень человеком не осознается, пове­дение его под влиянием таких эмо­ций может измениться. На более высоком уровне перцептивная ин­формация движется более медлен­ным «высокоуровневым трактом» к зрительной, слуховой, соматосенсор-ной, вкусовой и обонятельной коре и там обрабатывается, формируя более сложный, сознательный эмоциональ­ный отклик (LeDoux, 1996).

Существование таких неосозна­ваемых эмоций страха, входящих в состав зрительного восприятия, до­вольно убедительно показано нидер­ландскими психологами К. Рейсом и Д. Стапелем в опытах на людях. Они обнаружили, что человеку необязатель­но осознавать, что на его настроение или чувства повлияло какое-то собы­тие, тем не менее событие будет вли­ять, меняя его эмоциональное со­стояние. В серии оригинальных экс­периментов испытуемым очень быстро (так, чтобы они не могли осо­знать содержание) показывали картинки, вызывающие на подсозна­тельном уровне отвращение, или страх, или нейтральные эмоции, после просмотра картинок испытуе­мые оценивали свое эмоциональное состояние по шкале самооценки, а также составляли слова. После про­смотра «страшных» картинок у ис­пытуемых усиливалась эмоция страха, после просмотра «отврати­тельных» картинок усиливалась эмо­ция отвращения и т. д. Авторы считают, что человек начинает осо­знавать эмоции, только когда они до­стигают пика, познавая свои собстве­нные поступки и телесные реакции; и наоборот, когда эмоции менее выражены, человек практически не обращает внимания на них и связан­ные с ними действия и телесные ре­акции, концентрируясь на сознатель­ных действиях, мыслях и чувствах (Ruys, Stapel, 2008).

В аналогичных исследованиях А. Эмана и Дж. Суареса человеку подсознательно предъявлялись изо­бражения змей, пауков, цветов и грибов. Хотя человек не мог иденти­фицировать показываемый ему сти­мул, люди с предварительно выяв­ленной змеебоязнью демонстриро­вали повышение проводимости кожи в ответ на изображение змей, а люди с боязнью пауков аналогично реа­гировали на изображение паука (Цhman, Soares, 1994).

Однако все эти работы относятся к восприятию зрительных стимулов, в на­шем же исследовании была сделана попытка изучить влияние кислого запаха на генерацию эмоции страха. Тем не менее природа вряд ли создала два разных механизма для формиро­вания эмоционального отклика на зрительные и обонятельные стимулы.

Существование низшего, неосо­знаваемого уровня обработки обоня­тельной информации убедительного доказано для запахов сексуальной природы.

Следует также учесть, что все эти данные в сильной степени относятся к людям, но, по всей видимости, у высших млекопитающих сущест­вует тоже несколько уровней органи­зации эмоций. Низший уровень свя­зан с инстинктивной реакцией на запах, и, как мы полагаем, именно на этом уровне возникает негативная реакция испуга на кислый запах. Впрочем, эмоции низшего уровня легко подавляются более высшими. Высший уровень эмоционального ответа у животных связан с научени­ем, влиянием прошлого опыт. Если ранее кислый запах сопровождался положительным подкреплением или хотя бы отсутствовало отрицатель­ное подкрепление, то выраженная отрицательная реакция на него га­сится, т. е. не проявляется в поведе­нии, хотя, возможно, сохраняется на уровне отношения к миру (подобно данным экспериментов со зрительным восприятием неприятных картин).

Таким образом, подведем итог. Кислый запах достоверно усиливает у собак поведенческие реакции страха. Мы предполагаем, что связь кислого запаха с эмоцией страха за­ложена на инстинктивном уровне. Однако индивидуальный опыт жи­вотного может легко погасить данную реакцию и даже преобразовать ее в положительную. Все это делает бессмысленными попытки использо­вания «запаха страха» в практичес­ких целях, поскольку на выходе у человека может иметь место только незначительное ухудшение настрое­ния. Впрочем, исследованию влия­ния кислых запахов на настроение человека будут посвящены наши следующие исследования.

Литература

Березина Т. Н. Базовые эмоции и запахи: ассоциативный эксперимент // Психоло­гия и психотехника. 2009. № 1 (4). С. 48–55.

Длусский Г. М. Муравьи рода форми-ка. М.: Наука, 1967.

Корытин С. А. Запахи жизни зверей. М.: Знание, 1978.

Корытин С. А. Поведение и обоняние хищ­ных зверей. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1979.

Лаговский В. «Запах страха» все-таки существует // Комсомольская правда. 10.12.2008/Http://www. kp. ru/daily/ 24212/ 414965/

Симонов П. В. Лекции о работе голов­ного мозга. М.: Изд-во ИП РАН, 1998.

Соколов В. Е., Зинкевич Э. П. Химичес­кая сигнализация млекопитающих. М.: Знание, 1978.

Эймур Дж., Джонсон Дж., Рабин М. Стереохимическая теория обоняния // Психология ощущений и восприятия. М.: Черо, 2002. С. 307–321.

Chen D., Haviland-Jones J. Human ol­factory communications of emotion // Per­ceptual Motor Skills. 2000. 91. 771–781.

Fanselow M. S. Odors released by stressed rats produce opioid analgesia in unstressed rats // Behavioral Neurosci-ence. 1985. 99. 589–592.

Griffiths P. E. Basic Emotions, Complex Emotions, Machiavellian Emotions // Phi­losophy and the Emotions A. Hatzimoysis (ed.). Cambridge, CUP, 2003. 39–67.

LeDoux J. The Emotional Brain: The Mysterious Underpinnings of Emotional Life. New York: Simon and Schuster, 1996.

Цhman A., Soares J. J.F. Unconscious anxiety: phobic responses to masked stimuli // Journal of Abnormal Psychology. 1994. 102. 121–132.

Ruys K., Stapel D. The Secret Life of Emotions // Psychological Science. 2008. 19. 4.

Smith K. U., Thompson G. F., Roster H. Sweat in schizophrenic patients: Identifica­tion of the odorous substance // Science. 1969. 166. 398–399.

Valenta J. G., Rigby M. K. Discrimination of the odor of stressed rats // Science. 1968. 161. 599–601.


Березина Татьяна Николаевна — профессор Московского психолого-со­циального института, доктор психологических наук

Контакты: Tanberez@mail. ru