Книги по психологии

ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ СПОСОБНОСТЕЙ
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

В. Д. ШАДРИКОВ


ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ СПОСОБНОСТЕЙ


Шадриков Владимир Дмитриевич — научный руководитель фа­культета психологии ГУ–ВШЭ, академик РАО, доктор психо­логических наук, профессор.

Область научных интересов: психология деятельности и способно­сти человека. Основные работы: «Проблемы системогенеза деятель­ности», «Происхождение человечности», «Мир внутренней жизни человека», «Способности человека». Контакты: Shadrikov@hse. ru, Iso@hse. ru


Резюме

В настоящей работе представлена авторская теория способностей человека. Дается содержательное определение способностей, которые рассматрива­Ются в трех измерениях: индивида, субъекта деятельности и личности. На Основе предложенного понимания способностей предлагается решение акту­Альных вопросов: соотношения задатков и способностей, места способностей В структуре психики, взаимосвязи способностей и познавательных процессов.

Выходя за рамки познавательных способностей, автор предлагает общее

Понимание способностей, отнесенных к другим психологическим категориям.

В заключении предлагается система ментальных качеств человека.

Ключевые слова: Категории логики, способности, ментальные качества, по­Знавательные процессы, духовные состояния, интеллектуализация способнос­Тей, психологическая функция, функциональная система способностей.


Несмотря на тысячелетнюю исто­рию, вопросы психологической тео­рии способностей являются актуаль­ными и в настоящее время. Рас­сматривая состояние теоретического изучения способностей, С. Л. Рубин­штейн сделал такой неутешительный вывод: «Прежде чем вводить поня­тие “способность” в систему психо­логической науки, необходимо очертить его истинное содержание» (Ру­бинштейн, 1999, с. 535). И далее: «Термин “способности” в определе­ниях, представленных в литературе, указывает только на то, что это Нечто (способности) обусловливает успех в деятельности, но ничего не говорит нам о том, Что есть это нечто» (Ру­бинштейн, 1960). Создание теории способностей предполагает, прежде всего, содержательное раскрытие по­нятия «способности», по словам С. Л. Рубинштейна, необходимо очер­тить истинное содержание понятия «способности».

Наиболее известная попытка дать определение, что такое способности, принадлежит Б. М. Теплову в статье «Способности и одаренность», напи­санной в 1961 г., практически одно­временно с указанной работой С. Л. Рубинштейна (Рубинштейн, 1960). Хотя статья содержит всего 26 страниц, она стала хрестоматий­ной, разобранной на цитаты, вошед­шие в различные учебники, статьи и монографии. На положениях этой статьи воспитано несколько поколе­ний психологов. В силу значимости данной работы рассмотрим пред­ставленную в ней попытку опреде­лить, что такое способности.

«Три признака, — писал Б. М. Теп-лов, — всегда заключаются в понятии Способности:

– во-первых, под способностями разумеются индивидуально-психо­логические особенности, отличаю­щие одного человека от другого; никто не станет говорить о способ­ностях там, где дело идет о свойст­вах, в отношении которых все люди равны...;

– во-вторых, способностями назы­вают не всякие вообще индивидуальные особенности, а лишь такие, ко­торые имеют отношение к успешнос­ти выполнения какой-либо деятель­ности или многих деятельностей...;

– в-третьих, понятие Способность Не сводится к тем знаниям, навыкам и умениям, которые уже выработаны у данного человека» (Теплов, 1985, с. 16).

При ближайшем рассмотрении оказывается, что названные призна­ки не позволяют выделить способ­ности из других психологических категорий, их нельзя считать отличи­тельными характеристиками способ­ностей. Способности здесь определя­ются как «особенности», но об осо­бенностях можно говорить только тогда, когда определена вещь, у ко­торой есть особенности. Особеннос­ти — это всегда особенности чего-то. Не определив вещь, нельзя говорить об особенностях.

По второму признаку можно заключить, что на успешность дея­тельности влияют не только способ­ности, но, например, и мотивация, и переживания. Влияние на успеш­ность деятельности является необхо­димым условием, но недостаточным.

Третий признак вообще не дает содержательной характеристики спо­собностей, он только отграничивает их от других качеств, которые влия­ют на успешность деятельности, от знаний, навыков и умений.

Необходимо отметить, что сам Б. М. Теплов, анализируя проблему способностей и одаренности, писал: «Я не предлагаю дать общую теорию одаренности, не предполагаю даже развить какую-либо гипотезу о том, какова должна быть эта такая теория. В настоящее время это еще неиспол­нимо» (Теплов, 1985, с. 15).


Следует отметить, что сложность определения способностей отмечали и западные ученые. Так, еще в 1923 г. Э. Клапаред, профессор Женевского университета, пробуя дать опреде­ление способностей, отмечал край­нюю трудность сделать это в общей форме. При этом он выделил три признака, которые содержит понятие «способности»:

1) идею практического примене­ния;

2) идею индивидуальной диффе­ренциации (своеобразия);

3) идею природного предрасполо­жения (он подчеркивал идею врож­денности способностей) (Клапаред, 1927, с. 12–16).

Рамки статьи не позволяют по­дробно остановиться на истории проблем психологии способностей. Такой анализ проведен в наших ра­ботах (Шадриков, 2007, 2010).

Для определения понятия «спо­собности» необходимо определить, к какой категории будет относиться это понятие.

Еще Аристотель выделял 10 ос­новных категорий, под которые под­падало все, что подлежит осмысле­нию: субстанция, количество, качест­во, отношение, место, время, положе­ние, обладание, действие, страдание. В качестве наиболее общих часто вы­деляют три категории: вещь, свойст­во (или качество) вещи, отношение одной вещи к другой. Следовательно, способность может рассматриваться или как вещь, или как свойство вещи, или как отношение одной вещи к другой.

Мы нередко сталкиваемся с вы­ражениями типа: алмаз способен ре­зать стекло; атом способен делиться; зеленый лист способен усваивать солнечную энергию; клетка способна переходить из состояния покоя в со­стояние активности; мозг способен отражать объективно существующий мир и т. д.

Из приведенных примеров явст­вует, что понятие «способности» от­носят не только к человеку, но и к любой вещи неорганического и ор­ганического мира, естественно или искусственно созданной, находящей­ся на разных ступенях эволюцион­ного развития. Анализ использова­ния понятия «способности» показы­вает, что оно применяется как категория свойства (качества) вещи.

Действительно, приведенные вы­ражения можно перефразировать и сказать: клетка обладает свойством переходить из состояния покоя в со­стояние активности; мозг обладает свойством отражать объективно су­ществующий мир; алмаз обладает свойством резать стекло и т. д.

Таким образом, понятие «способ­ность» и понятие «свойство» (ка­чество) в данном случае выступают как тождественные. Но всегда ли они тождественны? Очевидно, нет. Спо­собности тождественны не любому свойству вещи, а такому, которое дает ее функциональную характери­стику. Способности можно опреде­лить как свойство или совокупность свойств (качеств) вещи, системы, проявляющихся в процессе функцио­нирования. Допустимо сказать, что это функциональные свойства вещи, обусловливающие эффективность реализации вещью некоторой функ­ции. Способности (свойства вещи) проявляются во взаимодействии ве­щей, функционировании систем.

Способности как свойства объек­тов определяются структурой объектов и свойствами элементов этой струк­туры. По отношению к последним свойства объекта выступают как качества. Любое свойство проявляет­ся в единстве качества и количества, имеет меру выраженности. Следова­тельно, способности также должны иметь меру выраженности.

В свете сказанного важно теперь определить, свойством какого объ­екта являются психологические спо­собности.

Важнейшим вопросом здесь явля­ется установление взаимосвязи и отношений психологической функ­ции, одаренности и способности; способностей и родовых форм дея­тельности; психических функций и функциональных систем, реализую­щих эти функции.

В рассматриваемом плане интере­сной представляется мысль С. Л. Ру­бинштейна о соотношении одарен­ности и психологической функции: «Одаренность неотождествляема с качеством одной функции — хотя бы даже и мышлением... Функции яв­ляются продуктом далеко идущего анализа, выделяющего отдельные пси­хологические процессы, соотнесен­ные с предметами, их свойствами, отношениями, качествами, с их сущ­ностью — вообще с миром, опреде­ленным в общих категориях диа­лектической логики. Одаренность так же, как и характер, определяет более синтетические, комплексные свойства личности. Она характери­зует личность в соотношении с более конкретными условиями деятельно­сти человека, которые сложились в результате исторического процесса, создавшего определенные формы раз­деления труда» (Рубинштейн, 1935, с. 480). Из приведенной цитаты можно сделать вывод о том, что Психо­логическая функция Характеризуется Аналитичностью и абстрактностью, отнесенностью к миру, определяемо­му в категориях диалектической ло­гики; Одаренность Же, в противопо­ложность психологической функции, характеризуется Синтетичностью и Конкретностью, соотнесенностью с конкретными условиями деятельно­сти.

Данная точка зрения представля­ется нам перспективной, но в ней недостает одного звена — Способнос­Тей. И это не случайно. С. Л. Рубин­штейн, анализируя данное понятие, выделяет общую и специальную одаренность и специальные способ­ности: «Для одаренности существен­ное значение имеет соотношение с исторически сложившимися облас­тями человеческой практики, Чело­веческой культуры. В конечном счете Специальная одаренность Включает в себя соотношение внутренних пси­хических условий с требованиями Специальных видов деятельности. Это соотношение одаренности с кон­кретной деятельностью является не только абстрактным соотношением, а реальной связью, обусловливаю­щей самое формирование одаренно­сти. Специальные способности Опре­деляются в отношении к отдельным Специальным областям деятельнос­ти. Внутри тех или иных специальных способностей проявляется общая одаренность индивидуума, соотне­сенная с более oбщими условиями ведущих форм человеческой деятель­ности» (Рубинштейн, 1935, с. 480).

Как видно из приведенной ци­таты, С. Л. Рубинштейн фактически отождествляет специальные способ­ности и специальную одаренность.


Специальная же одаренность часто понимается им как одаренность (без дополнения «специальная»). Ода­ренность же всегда выступала как синтетическое понятие, совокуп­ность внутренних данных или воз­можностей человека. Способности в их аналитической форме как отдель­ные качества при таком подходе из рассмотрения выпадают. Однако вернемся к приведенной выше ци­тате. С. Л. Рубинштейн отмечал, что «внутри тех или иных специальных способностей проявляется общая одаренность индивидуума». И это, несомненно, правильно, если рас­сматривать соотношение способнос­тей и одаренности. Но в стороне оста­лось соотношение способности и психологической функции. Отмечает­ся только, что одаренность не отож-дествима с качеством одной функ­ции. Одаренность характеризуется синтетичностью, способность же характеризуется Аналитичностью. Именно в конкретной деятельности способности реализуются отдельны­ми психическими процессами, соот­несенными с Конкретными Предмета­ми, их свойствами, отношениями, с их сущностью. Иными словами, способности являются конкретным проявлением психических функций.

И если мы видим, что у С. Л. Ру­бинштейна психологическая функ­ция характеризуется Аналитичностью И абстрактностью (отнесенностью с миром), то способность будет харак­теризоваться Аналитичностью и кон­Кретностью (отнесенностью к усло­виям конкретной деятельности).

Таким образом, Психологическая функция характеризуется анали­тичностью и абстрактностью, одаренность — синтетичностью и Конкретностью, способность — ана­Литичностью и конкретностью, ко­Торые выступают конкретным про­Явлением психологической функции.

В своем основном теоретическом исследовании «История развития высших психических функций» Л. С. Выготский сформулировал по­ложения о том, что развитие высших психических функций идет через овладение субъектом собственными процессами поведения. И в этом пла­не, отмечал Л. С. Выготский, история развития психических функций еще не написана. «Невыясненность гене­зиса высших психических функций с неизбежностью приводит к метафи­зической по существу концепции: высшие и низшие формы памяти, внимания, мышления существуют рядом друг с другом, независимо одна от другой, они не связаны гене­тически, функционально или струк­турно, точно изначально сотворены в двойном виде» (Выготский, 1983, с. 14). «Наряду с механической па­мятью как высшая ее форма раз­личается логическая память, над непроизвольным вниманием над­страивается произвольное, над вос­производящим воображением воз­вышается творческое, над образным мышлением возносится, как второй этап, мышление в понятиях и т. д.» (там же, с. 13). К сожалению, подоб­ная картина сохраняется во многом и сегодня.

И здесь мы вправе поставить воп­рос: что же означает «овладеть пси­хическими функциями?» Именно недостаточная теоретическая разра­ботка данного вопроса приводит к задержкам и в практических работах. Но какое значение это имеет для проблемы способностей человека?


Дело в том, что понятия «способ­ности» и «психические функции» исследовались и исследуются раз­дельно, как две совершенно незави­симые линии. На самом же деле это два тесно связанных аспекта разви­тия способностей. Развитие способ­ностей идет на базе функциональных систем, реализующих отдельные пси­хические функции, и одновременно как процесс развития культурнообу-словленных oпeрационных механиз­мов, овладевая которыми человек и овладевает своими способностями. В этом случае развитие способнос­тей выступает как процесс биоло­гического и культурного развития в их единстве.

Анализ работ по психологии спо­собностей показывает наличие от­рыва способностей от психических функций и перенос центра тяжести на их детерминацию со стороны дея­тельности. Стремление раскрыть культурную детерминацию способ­ностей в противоположность их по­ниманию как внутренних скрытых свойств, качеств, сущностей приво­дит к Разрыву Природной и куль­турной составляющих способностей.

Психологический анализ показы­вает, что любую деятельность, осу­ществляемую в практической или идеальной форме, можно разложить на отдельные психические функции. В любой деятельности необходимо что-то воспринять, запомнить, пред­ставить, осмыслить, принять реше­ние и т. д. Психические функции представляют собой наиболее общие Родовые формы деятельности. Пси­хофизиологические исследования убедительно показали, что отдель­ные психические функции реализу­ются сложными нейрофизиологическими функциональными систе­мами. Эти функциональные системы в структуре целостного мозга форми­ровались для реализации определен­ных психических функций. Можно сказать, что функциональные систе­мы обладают свойством, благодаря которому возможно осуществлять определенную психическую функ­цию. Это свойство функциональных систем и является Общей природной способностью, отнесенной к Кон­кретной Психической функции.

Определив способности с пози­ции общего, мы можем рассмотреть их с позиции единичного и особен­ного. С позиции единичного, отдель­ного, индивидуального способности будут определяться тем, как общее свойство (конкретная способность воспринимать, запоминать и т. д.) выражено у Конкретного Индивида. Единичное будет представлено Ме­рой Выраженности свойства у кон­кретного индивида. Вполне естествен­но, что мера выраженности этого общего свойства у отдельных инди­видов может быть различной. На этом этапе появляется проблема ин­дивидуальных различий в способ­ностях как различной меры выра­женности общей способности.

И тогда мы можем дополнить дан­ное выше определение и сказать, что Способности есть свойства функцио­Нальных систем, реализующих отдель­Ные психические функции, имеющие индивидуальную меру выраженности и проявляющиеся в успешности и качественном своеобразии освоения и реализации деятельности.

Изложенный выше подход рас­крывает природу способностей, поз­воляет дать Определение способнос­тей индивида. Эти способности обеспечивали выживание индивида в природных условиях.

Дав определение способностей через свойства функциональных сис­тем, мы ввели понятие «способнос­ти» в систему основных категорий психологии.

Ранее мы, опираясь на работы С. Л. Рубинштейна, отмечали, что психическую функцию можно рас­сматривать как родовую форму дея­тельности. Психологический анализ показывает, что любую деятельность, осуществляемую в практической или идеальной форме, можно разложить на отдельные психические функции. В любой деятельности необходимо что-то воспринять, запомнить, пред­ставить, осмыслить, принять реше­ние и т. д. В этом случае реализация психических функций будет высту­пать как Отдельные психологические Действия. Эти действия могут пре­вращаться и в самостоятельные дея­тельности, когда ставится цель что-то воспринять (деятельность наблюда­теля), запомнить, решить.

Адекватно описать психическую функцию как родовую форму психо­логического действия (деятельнос­ти) можно через психологическую функциональную систему деятель­ности.

Архитектоника этой системы в основных компонентах должна сов­падать с архитектоникой функцио­нальной системы трудовой деятель­ности, однако содержание каждого компонента будет специфичным для каждой способности так же, как и для каждой предметной деятельнос­ти. Специфическая особенность рас­сматриваемой системы состоит в том, что она Обладает природным свойством, направленным на РеалиЗацию определенной психической функции и проявляющимся через функциональные механизмы. Это свойство выступает в роли пер­вичного средства, внутреннего усло­вия, позволяющего достигнуть цели. В профессиональной деятельности в качестве таких средств, как известно, выступают знания, умения и способ­ности субъекта деятельности.

Структура способностей в виде формальной схемы, отражающей пред­ставленные выше положения, изо­бражена на рисунке 1. Эта схема, по­казывающая лишь принципиальные моменты архитектоники способнос­тей, позволяет приблизиться к пони­манию механизма опосредования внешних воздействий через внутрен­ние условия, важнейшими из ко­торых являются способности. Беря свое начало в функциональной сис­теме трудовой деятельности, струк­тура способностей, в свою очередь, помогает понять, как функционирует сама система деятельности.

Предложенное понимание струк­туры отдельных способностей позво­ляет нам выдвинуть гипотезу, осно­ванную на том принципе, что эта структура едина для всех способнос­тей и аналогична структуре деятель­ности. Фактически при множестве способностей реально существует еди­ная структура деятельности, которая мультиплицируется в структуре от­дельных способностей. Онтологи­чески эта единая структура реализу­ется целостностью мозга как органа психики, функционально определя­ется целью деятельности и ее моти­вацией.

Для полного понимания способ­ностей как родовых форм деятельнос­ти необходимо, чтобы эта деятельность


Рисунок 1

Функциональная система способностей


ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ СПОСОБНОСТЕЙ




Реализовывалась через систему дей­ствий — операций. В данном аспекте представляют интерес идеи Б. Г. Анань­ева о комплексном изучении меха­низма психических функций. Соглас­но его схеме, развитие психических свойств проявляется как развитие функциональных, операционных, мотивационных механизмов. Функ­циональные механизмы на раннем этапе возникновения реализуют фи­логенетическую программу и скла­дываются задолго до возникновения операционных механизмов. Между функциональными и операционны­ми механизмами существуют слож­ные взаимодействия. Для развития операционных механизмов требует­ся определенный уровень функцио­нального развития. В свою очередь, развитие операционных механизмов переводит в новую фазу развития и функциональные механизмы, их возможности прогрессивно возрастают, повышается уровень системности. В некоторые периоды индивидуаль­ного развития, к которым, как можно полагать, относятся школьный воз­раст, юность и зрелость человека, между операционными и функцио­нальными механизмами устанавли­ваются соразмерность, относитель­ное взаимодействие.

В концепции механизма пси­хических функций, разработанной Б. Г. Ананьевым, сделана попытка ре­шить проблему соотнесения биоло­гических и социальных основ пси­хической деятельности. Функцио­нальные механизмы «детерминиро­ваны онтогенетической эволюцией и природной организацией человечес­кого индивида... Операционные меха­низмы не содержатся в самом мозге — субстрате сознания, они усваиваются индивидом в процессе воспитания, образования, в обшей его социали­зации и носят конкретно-историчес­кий характер» (Ананьев, 1977, с. 207). Функциональные механизмы отно­сятся к характеристикам человека как индивида, операционные — как субъекта деятельности, мотивацион-ные — как индивида и личности. Заметим, что идеи Б. Г. Ананьева о комплексном изучении механизма психических функций полностью исчерпываются представлением о функциональной системе способнос­тей.

Исследования, проведенные под руководством автора, позволили вы­делить систему таких действий — операций для восприятия, памяти и мышления, которые мы объединили в категорию интеллектуальных опе­раций.

Способности, рассматриваемые с позиции конкретной деятельности, — это способности субъекта, реали­зующего конкретную деятельность. Развитие способностей как способ­ностей субъекта деятельности идет прежде всего за счет Интеллектуали­Зации Основных психических функ­ций. Что стоит за этой фразой? Ин­теллектуализация способностей про­является в вовлечении интеллек­туальных операций в протекание основных психических функций: восприятие, память, воображение, представление. Однако там, где раз­ворачивается интеллектуальная дея­тельность, обязательно начинают присутствовать процессы принятия решения (какие интеллектуальные операции и как использовать), про­граммирования (как, в какой после­довательности использовать выбран­ные операции), формирования раз­личных критериев: какие операции предпочтительны (критерии пред­почтительности), критерии достиже­ния цели, критерии необходимости и достаточности выбранных операций, критерии эффективности получен­ных результатов.

Развитие способностей в направ­лении освоения интеллектуальных операций, формирования умствен­ных навыков, включающих в себя операции программирования, приня­тия решений, использования раз­личных критериев, будет характери­зовать Интеллектуализацию Способ­ностей.

В способностях субъекта деятель­ности человек выходит за рамки природных способностей.

Третьей линией развития способ­ностей является постановка их под контроль нравственных качеств субъекта, под контроль совести.

Еще в Ветхом Завете мы находим свидетельства того, что человек Из­начально Наделен способностями к познанию «добра» и «зла». Эти спо­собности рассматриваются в качест­ве Высшие способности Человека как существа разумного. В Библии отме­чается также, что эти способности могут быть развиты или остаться без развития.

Способности к познанию добра и зла есть Способности личности. Как отмечал А. Бергсон, в предыстории человечества ум и мораль существо­вали в единстве, как единое целое (Бергсон, 1994, с. 44–45). Ум и мораль, содержащиеся друг в друге. И если углубиться в историю, то мы обнаружим мораль, более близкую к уму, и ум, более близкий к морали, чем у современного человека. Ум оформлял моральное требование. Мораль руководила сообществом людей и поведением индивида вну­три сообщества. Постепенно это един­ство было разорвано. Наметились две линии развития: морали и ума. Но и сегодня Действие ума опутано и Контролируемо моралью, а в морали проступают действия рассудка.

Мораль проявляется не только в конкретных решениях, но, что может быть более важно, определяет на­правление поиска, в том числе и в области науки и техники. Оба меха­низма (мораль и ум), которые вначале прослеживались друг в друге, должны были разойтись, что­бы вырасти. Но и сейчас в каждом из них представлен другой, имеется связь с другим.

Способности личности тесно свя­заны с переживаниями. Можно ска­зать, что это способности духовного состояния. Чем же характеризуется это духовное состояние? Оно харак­теризуется расширением сознания, активным включением в процесс по­стижения истины подсознания, уста­новлением коммуникативной связи сознания и подсознания и тем самым резким расширением информацион­ной базы понимания проблемы, энер­гетической активизацией, переклю­чением эмоций с режима блокирова­ния информации на режим энерге­тической подпитки.

Духовное состояние характери­зуется гармонизацией личности, ус­транением противоречий с окру­жающей средой или блокированием этих противоречий, сосредоточением на познаваемой проблеме, на пости­жении истины, внутренним равнове­сием, позитивным взглядом на жизнь, высокой концентрацией уст­ремлений, усилением воли и ее конт­роля со стороны личности, «Я».

Духовное состояние характери­зуется переходом к образному мыш­лению, к продуктивному воображе­нию, что, со своей стороны, способст­вует активизации информационного обмена с подсознанием, так как ин­формация персонального подсозна­ния хранится в образной и чувствен­ной форме. Образность помогает ос­мыслить ситуацию целостно, рас­крыть новые отношения, посмотреть на старые на новом уровне инте­грации. В духовном состоянии слова и понятия могут переводиться в образы и чувства.

В способностях личности тесно сливаются способности индивида и его переживания, познание осущест­вляется за счет определенного Духов­ного состояния.

Духовные ценности определяют конкретную точку зрения на вещь, выделяя ее качества, важные со стороны духовных ценностей. Духов­ный взгляд на мир обусловливает ду­Ховную картину мира. Мир предста-ется как мир взаимосвязанных цен­ностей, соотнесенный с духовными ценностями индивида. Если для ра­ционального мышления важна ути­литарная, практическая, объектив­ная значимость, то для духовного — важна этическая, нравственная зна­чимость, определяемая в системе духовных координат личности.

Духовное состояние характери­зуется чувством внутренней актив­ности, единением духовных способ­ностей и свойств, чувств и эмоций, единением умственных, нравствен­ных, духовных качеств, стремлением к духовному прогрессу.

Обобщая сказанное, можно отме­тить, что решающим моментом в раз­витии способностей является их Детерминированность индивидуаль­Ными ценностями. Именно индиви­дуальные ценности и будут опреде­лять Качественную Специфику спо­собностей, от них будет зависеть, что увидит и запомнит человек, какая мысль у него появится, какова будет природа личностных сознаний.

Таким образом, подводя итог, можно утверждать, что содержатель­но определить способности возмож­но только рассматривая их в трех измерениях: индивида, субъекта дея­тельности и личности.

Способности человека как инди­вида отражают их природную (биоло­гическую) сущность. Они сформиро­вались для обеспечения выживания человека в естественных природных условиях. Способности индивида есть свойства его функциональных систем, реализующих отдельные психические познавательные и пси­хомоторные функции, имеющие ин­дивидуальную меру выраженности и проявляющиеся в успешности и качественном своеобразии познания окружающего предметного мира и организации адаптивного поведения (в том числе жизнедеятельности).

Способности человека как субъ­екта деятельности развиваются на базе природных способностей инди­вида. Под влиянием требований дея­тельности природные способности индивида приобретают черты опе­ративности, развиваются операцион­ные механизмы, природные способ­ности включаются в психологические функциональные системы, реализую­щие предметную и идеальную дея­тельность. Можно утверждать, что способности человека как субъекта деятельности есть свойства функцио­нальных систем способностей, в структуре которых функционируют спо­собности индивида (природные спо­собности). Как и способности инди­вида, способности субъекта деятель­ности имеют индивидуальную меру выраженности и проявляются в ус­пешности и качественном своеобра­зии освоения и реализации деятель­ности.

Способности субъекта деятельнос­ти есть проявление способностей ин­дивида в конкретной деятельности, достроенные интеллектуальными опе­рациями и в развитой форме реали­зуемые психологической функцио­нальной системой, изоморфной пси­хологической системе деятельности.

Ведущую роль в развитии способ­ностей субъекта деятельности иг­рают процессы:

– овладения субъектом своими способностями через овладение ин­теллектуальными операциями;

– тонкого приспособления способ­ностей к условиям деятельности (придание им черт оперативности по Д. А. Ошанину).

Способности человека как лично­сти представляет собой способности субъекта деятельности, поставлен­ные под нравственный контроль лич­ности. И если способности индивида сформировались в процессе филогене­за и обеспечивали, в первую очередь, выживание индивида в природе, спо­собности субъекта деятельности, раз­виваясь на основе природных способ­ностей, обеспечивают эффективное выполнение деятельности, то способ­ности личности проявляются в по­ступках человека, обеспечивая соци­альное познание строго недетерми­нированного мира, так как люди, вступающие во взаимодействие, об­ладают свободой и волей.



Приведенное выше понимание способностей дает возможность дать ответ на ряд актуальных вопросов.

Задатки и способности

Рассмотренное понимание способ­ностей позволяет наметить пути решения проблемы соотношения задатков и способностей. Если функ­циональные системы, свойствами ко­торых являются способности, пред­ставляют собой подсистемы единого целого — мозга, то в качестве элемен­тов функциональных систем высту­пают отдельные нейроны и нейрон­ные цепи (нейронные модули), кото­рые в значительной мере специа­лизированы в соответствии с назначением конкретной функцио­нальной системы. Именно свойства нейронов и нейронных модулей це­лесообразно определить как специ­альные задатки. Вместе с тем, как по­казали исследования, активность, работоспособность, непроизвольная и произвольная регуляция, мнеми-ческие способности и т. д. зависят от свойств нервной системы, а вербаль­ные и невербальные способности во многом определяются взаимодейст­вием и специализацией полушарий головного мозга. Общие свойства нервной системы, специфику орга­низации головного мозга, прояв­ляющиеся в продуктивности пси­хической деятельности, целесообраз­но отнести к Общим задаткам.

При таком понимании способнос­тей и задатков становится более яс­ным соотношение между ними. Спо­собности не формируются из задат­ков. Способности и задатки яв­ляются свойствами: первые — свой­ствами функциональных систем, вторые — компонентов этих систем. Поэтому можно говорить только о развитии вещей, которым присущи данные свойства. С развитием систе­мы изменяются и ее свойства, опре­деляющиеся как элементами сис­темы, так и их связями. Свойства функциональных систем (способнос­ти) — системные качества. При этом в свойствах системы могут прояв­ляться и проявляются свойства эле­ментов, ее составляющих (специаль­ные задатки). Помимо этого, на про­дуктивность психической деятельнос­ти влияют свойства суб - и суперсис­тем, которые мы обозначили как общие задатки. Общие и специаль­ные задатки, в свою очередь, также могут интерпретироваться как сис­темные качества, если мы будем изучать элементы системы, свойст­вами которых они являются.

Существует и другое понимание задатков: их можно рассматривать в качестве генетических программ, определяющих развитие функцио­нальных систем в структуре мозга и человека в целом как индивида. Рас­сматривая проблемы развития спо­собностей, мы также не можем ска­зать, что способности формируются на основе задатков, ибо развиваться будут функциональные системы, а задатки вместе со средой будут управлять этим процессом. Данную точку зрения подтверждают мно­гочисленные исследования близне­цов. Так, например, в миннесотском исследовании самая высокая насле­дуемость обнаружена при измерении способностей и интеллекта (корре­ляция между членами близнецовых пар 0.6–0.7), следующая по величине наследуемость обнаруживается при измерении личностных показателе (около 0.5); наименьшая наблюдает­ся в отношении религиозных и по­литических взглядов (Аткинсон и др., 2003).

По всей вероятности, соотноше­ние задатков и способностей объяс­няется исходя из двух подходов, изложенных выше.

Место способностей в структуре психики

Понимание способностей как свойств функциональных систем, реализующих отдельные психичес­кие функции, позволяет указать мес­то способностей в структуре психи­ки. Как правило, при определении психики рассматриваются три ее ас­пекта: свойства высокоорганизован­ной материи мозга отражать объек­тивный мир, субъективный образ объективного мира и переживания. Сравнивая определения психики и способностей, мы видим, что именно способности реализуют функцию отражения и преобразования дейст­вительности в практической и иде­альной формах. Способности — одно из базовых качеств психики наряду с содержательной стороной, включаю­щей знания об объективном мире и переживания. Способности конкре­тизируют общее свойство мозга отражать объективный мир, относя его к отдельным психическим функ­циям. Одновременно способности характеризуют индивидуальную ме­ру выраженности этого свойства, отнесенного к конкретной психи­ческой функции. Таким образом, способности находят свое место в структуре психики, конкретизируя общее понятие психики как свойства мозга отражать объективный мир, дифференцируя это свойство на кон­кретные психические функции, вно­ся в него меру индивидуальной вы­раженности, придавая ему деятель-ностный характер, ибо мера индиви­дуальной выраженности способнос­ти проявляется в успешности и качественном своеобразии освоения и реализации отдельных психичес­ких функций. Способности имеют сложную структуру, отражающую системную организацию мозга, меж­функциональные связи и деятель-ностный характер психических функ­ций.

Общее понимание способностей

Способности Индивида, как от­мечалось ранее, рассматриваются нами как свойства функциональных систем, реализующих отдельные психические функции, имеющие ин­дивидуальную меру выраженности и проявляющиеся в ycпешности и ка­чественном своеобразии освоения и реализации деятельности. В данном определении существенным является то, что способности являются Свой­ством функциональных систем. Это определяющий, конституирующий фактор. Следовательно, мы можем ожидать, что в любом случае, где мы сталкиваемся с функциональной системой, реализующей те или иные психические функции, мы можем го­ворить о способностях.

Исходя из сказанного, мы можем заключить, что человек обладает не только познавательными способнос­тями, но и способностями Желать И Переживать, так как и для мотива­ции, и для эмоций мы можем указать функциональные физиологические системы, которые их реализуют.


Таким образом, мы видим, что по­знавательные способности есть только один из классов способнос­тей. Расширение понятия «способ­ности» на мотивацию и эмоции дает возможность более полно предста­вить систему психических явлений и определить значение категории спо­собностей в системе других психо­логических категорий. Это дает так­же возможность перенести на моти­вацию и эмоции методы, наработан­ные при изучении познавательных способностей.

Общую схему взаимодействия психических функций, способностей и личностных качеств можно пред­ставить в виде рисунка 2. Функцио­нальные физиологические системы являются генетически обусловлен­ным базисом психической деятельности. Свойствами этих систем яв­ляются соответствующие способнос­ти: познавательные, мотивационные, эмоциональные. Устойчивые прояв­ления соответствующих мотиваций, эмоциональных реакций становятся личностными качествами — чертами характера. По этому поводу С. Л. Ру­бинштейн писал, что «психические свойства — не изначальная данность; они формируются и развиваются в деятельности личности» (Рубин­штейн, 1999, с. 513). Однако не все психическое содержание действия или поступка человека, не всякое психическое состояние может быть отнесено к свойствам личности. К ним могут быть отнесены только устойчивые мотивации и пережива­ния. То, как формируются и закреп­ляются относительно устойчивые



ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ СПОСОБНОСТЕЙ


Общая схема взаимодействий психических функций, способностей и личностных качеств

Рисунок 2


Психические свойства личности, яв­ляется вопросом, еще требующим своего решения.

Психические процессы и свойства личности неотделимы друг от друга, писал С. Л. Рубинштейн. Точно так же связаны между собой способнос­ти и психические свойства личности, ее характерологические свойства. Таким образом, мышление, мотива­ция и переживания тесно связаны друг с другом. «Мыслить, — отмечал С. Л. Рубинштейн, — человек начина­ет, когда у него проявляется Потреб­ность Что-то понять... Поскольку мышление... исходит из потребнос­тей и интересов человека, эмоцио­нальные моменты чувства, выражаю­щего в субъективной форме пережи­вания, отношения человека к окружающему, включаются в каж­дый интеллектуальный процесс и своеобразие его ограничивают» (Ру­бинштейн, 1999, с. 317).

Способности и познавательные процессы

Определив способности как свой­ства функциональных систем, мы получили возможность связать спо­собности с познавательными процес­сами, так как психические процессы относятся к тем же самым физио­логическим системам и характери­зуют процесс их функционирования. Ссылаясь на Л. М. Веккера (Веккер, 1974), отметим, что конечные харак­теристики психических процессов (процессов функционирования фи­зиологических систем, реализующих отдельные психические функции) описываются в терминах свойств и отношений внешних объектов. Это описание позволяет перейти к характеристике продуктивности психи­ческих функций, к способностям субъекта деятельности. Таким обра­зом, способности и познавательные процессы выступают как две сторо­ны одного и того же объекта — функ­циональных физиологических сис­тем, реализующих конкретные пси­хические функции.

Обозначенный подход ликви­дирует теоретический разрыв между способностями и психическими про­цессами, который представлен прак­тически во всех учебниках психоло­гии, как отечественных, так и зару­бежных. Он позволяет дать класси­фикацию способностей на основе традиционного разделения познава­тельных процессов и обогатить характеристики способностей свой­ствами и качествами результатов по­знавательных процессов.

Система ментальных качеств Человека

Предлагаемая модель способнос­тей человека одновременно выступа­ет и как теоретический конструкт по­знания способностей, и как представ­ление о развитии способностей.

Невозможно познать способнос­ти, ограничиваясь только одним ас­пектом: природным, деятельностным или социальным. Одаренность Вы­ступает как Интегральное проявление Способностей в целях конкретной Деятельности. Здесь важно подчерк­нуть принципиальное сходство об­щей архитектуры психологической системы деятельности и архитекту­ры психологической функциональ­ной системы способностей. Их изо-морфность раскрывает пути инте­грации отдельных способностей в даренность в структуре деятельно­сти. В качестве системообразующих факторов одаренности выступают мотивы, цель и результат деятельно­сти.

Интеллект Можно определить как Интегральное проявление способнос­тей, знаний и умений. Уже в способ­ностях присутствует элемент нау­чения в виде формирующихся опе­рационных механизмов, направлен­ных на обработку материала. В интел­лекте интеллектуальные операции дополняются более Обобщенными Операционными Схемами, планами и программами поведения, а также зна­ниями о внешнем предметном мире, о других людях и самом себе. Уровень интеллекта определяется уров­нем развития отдельных способнос­тей, наличием знаний, планов и про­грамм использования интеллектуаль­ных операций И их связями; целост­ным характером функционирования интеллекта.

Талант Есть проявление интел­лекта в отношении конкретной дея­тельности, познания природы.

По совокупности изложенных выше результатов, по критериям, предъявляемым к психологическим теориям (Холл, Линдсей, 2000, с. 24), можно утверждать, что в данном случае мы имеем дело с Психологи­ческой теорией способностей чело­века.



Литература

Ананьев Б. Г. О проблемах современ­ного человекознания. М.: Наука, 1977.

Аткинсон Р. Л., Аткинсон Р. С., Смит Э. Е., Бем Д. Д., Нолен-Хоэксема С. Введение в психологию / Под ред. В. П. Зинченко, А. И. Назарова, Н. Ю. Спомиора. СПб.: Прайм-Еврознак, 2003.

Бергсон А. Два источника морали и религии. М.: Канон, 1994.

Веккер Л. М. Психические процессы. В 3 т. Л.: ЛГУ, 1974. Т. 1.

Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 3: История развития высших пси­хических функций. М.: Педагогика, 1983.

Клапаред Э. Как определить умствен­ные способности школьника. Л.: Сея­тель, 1927.

Рубинштейн С. Л. Основы психоло­гии. М.: Государственное учебно-педаго­гическое издательство, 1935.

Рубинштейн С. Л. Проблемы способ­ностей и вопросы психологической тео­рии // Вопросы психологии. 1960. № 3.

Рубинштейн С. Л. Основы общей пси­хологии. СПб.: Питер, 1999.

Теплов Б. М. Избранные труды: В 2 т. М.: Педагогика, 1985. Т. 1.

Холл К. Л., Линдсей Г. Теории личнос­ти. М.: Апрель-Пресс; Эксмо-Пресс, 2000.

Шадриков В. Д. Ментальное развитие человека. М.: Аспект-Пресс, 2007.

Шадриков В. Д. Профессиональные способности. М.: Университетская книга, 2010.