Книги по психологии

ВЫБОР СКРИПТОВ ПОВЕДЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ КАТЕГОРИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

А. А. САКБАЕВ

Резюме

Изучалась реализация социальных представлений в процессе принятия реше­ний. В исследовании была разработана методика, позволяющая организовать сетевое (а не иерархическое) пространство поиска для выявления стратегий (выборов поведенческих скриптов) в процессе принятия решения относитель­но социальных объектов. В качестве социальных объектов использовались изо­бражения 8 женских лиц. В предварительном исследовании выявлены импли­цитные конструкты относительно данных объектов. Методом двушаговой классификации выделено три категории, надежно дискриминирующие импли­цитные конструкты («внешний вид», «литературные предпочтения», «тем­перамент»). На основании выделенных конструктов составлены вербальные портреты социальных объектов. Испытуемым предлагается найти социаль­ный объект, используя процедуру квеста. Показано, что в процессе социальной категоризации испытуемые руководствуются имплицитными представлениями.

Ключевые слова: Скрипт, социальные (имплицитные) представления, принятие решения, социальная категоризация.


Социальные репрезентации и социальные представления играют важную роль в поддержании социаль­ных контактов, а также в адаптивном планировании, предвосхищении и реализации скриптов. Социальные репрезентации участвуют в построении социальных скриптов, в частнос­ти, по мнению В. Дуаза, репрезента­ции отвечают за использование при­емлемых способов социального по­ведения. В настоящее время термины «скрипт» и «сценарий» использу­ются в исследованиях, посвященных, в основном, построению и реализа­ции программ Социального поведения (см.: Чалдини и др., т. 1, с. 76). «Сце­нарий помогает человеку cкоордини-ровать свое поведение с поведением других и не нарушать запретов в той или иной ситуации» (Ghiglione, Bromberg, 1992).

Социальные представления и социальные категории онтологичес­ки сходны с постоянными репрезен­тациями. Социальные представле­ния рассматриваются «как резуль­тат протекающего в историческое время социального взаимодействия, требующего не только участия в нем всех членов, но и безусловного подчи­нения индивида группе» (Улыбина, 2001. c. 12). Конструкт «социальные представления» может изучаться на социальном, общественном, куль­турном уровне личности. «Согласно Московичи, социальные представ­ления — это общественное обыденное сознание, в котором очень сложно взаимодействуют на уровне здравого смысла различные убеждения (от­части иррациональные), идеологичес­кие взгляды, знания, собственно нау­ка, раскрывающие и во многом сост­авляющие социальную реальность» (Брушлинский, 1996, с. 7). Такие репрезентации имеют «характери­стики, которые объединяют их в одну категорию. Каждая из них всегда замещает собой какой-либо объект (идею, человека, событие и т. п.); представляет собой образ, в ко­тором чувственное и рациональное… взаимозаменимы; символизирует и означает; конституирует (реаль­ность); автономна и креативна; неразрывно связана с языком и куль­турой» (цит. по: Шихирев, 1999, c. 276).

Проблему категоризации можно представить как преодоление избы­точности информационной среды. В связи с этим встает вопрос, на ос­новании чего происходит селекция необходимой информации, каковы критерии принятия решения.

При планировании данного ис­следования мы исходили из сле­дующей Теоретической гипотезы: категоризация социальных объектов (человека) происходит в соответст­вии с ментальной моделью, которая строится на основе имплицитных конструктов и эксплицитных призна­ков, т. е. актуально доступной инфор­мации (визуальной и вербальной).

Экспериментальная гипотеза: Им­плицитные конструкты предопреде­ляют пространство поиска и кри­терии принятия решения при кате­горизации в информационно избы­точной среде.

Цель Исследования состояла в ре­конструкции пространства поиска (при категоризации социальных объ­ектов в информационно-избыточной среде) при актуализации имплицит­ных конструктов.

Исследование состояло из двух этапов: 1) реконструкция имплицит­ных моделей социальных объектов и построение на их основе информаци­онно-избыточной среды; 2) исследо­вание поисковых стратегий и приня­тия решения в информационно-из­быточной среде (Ребеко, Сакбаев, 2004).

На первом этапе исследования приняло участие 63 человека в возра­сте от 18 до 28 лет (студенты и ас­пиранты гуманитарных специально­стей).

На втором этапе исследования приняло участие 96 человек в возрасте 18 лет (студенты и аспиранты гума­нитарных специальностей).

Стимульным материалом служи­ло изображение восьми лиц женщин, относящихся к одному социальному классу и возрастной категории. Для выявления имплицитных конструк­тов, образующих ментальную мо­дель, была разработана анкета закры­того типа. Анкета состояла из 28 пун­ктов, относящиеся к внешнему виду, к личностным чертам, домини­рующим состояниям, манере поведе­ния и социальному статусу, пред­варительно отобранных в пилотаж­ном эксперименте. Каждый пункт включал от 4 до 26 вариантов ответа.

Для реконструкции имплицит­ных конструктов персонажей исполь­зовалась двушаговая процедура клас­сификации. Процедура построения деревьев классификации позволяет предсказать принадлежность на­блюдений к тому или иному классу категориальной зависимой перемен­ной (пункту) в зависимости от соот­ветствующих значений одной или нескольких предикторных перемен­ных (Дескрипторов). Для анализа дан­ных использовался алгоритм CHAID (Толстова, 2000, с. 265)

На первом этапе было выделено 11 пунктов (дескрипторов), значимо разделяющих восемь изображений на классы, из них три наиболее зна­чимые: «внешний вид» (p < 0.001), «литературные предпочтения» (p < 0.001), «темперамент» (p < 0.001).

На втором шаге обработки дан­ных в качестве зависимых перемен­ных поочередно выступали пункты, наиболее значимо разделяющие изо­бражения по «поведенческому авто­графу», а изображения лиц рассмат­ривались в качестве предикторов.

По конструкту «внешний вид» Изображения лиц были разделены на три группы (хи-квадрат = 164.87 при df = 58, (P < 0.001): высокая мода, классика, авангард.

По конструкту «литературные предпочтения» — на три группы (хи-квадрат = 113.59 при df = 58, P = 0.017): научная литература, де­тективы и бульварное чтиво, эзоте­рика и философия.

По конструкту «темперамент» Лица — на четыре группы, близкие классической гиппократовской ти­пологии (хи-квадрат = 108.98 при df = 58, P < 0.001): «сангвиникии», «холерики», неопределенный тип тем­перамента, «меланхолики».

Выделенные группы не одинако­вы по своему составу и отчасти пере­секаются. Однако три изображения не пересекались ни в одной из групп. Это типичные представители мен­тальных моделей, различающиеся по всем трем размерностям (внешний вид, темперамент, предпочитаемая литература), по которым все изо­бражения достоверно дискримини­руются. Те конструкты, которыми описываются изображения по трем размерностям, рассматривались как «центральные» свойства персона­жей, эксплицитно не представлен­ные в изображении.

На втором этапе разработки сти-мульного материала было создано вербальное описание трех изображе­ний (типичных представителей мен­тальных моделей). Вербальный порт­рет основывался на данных кросста-буляции для трех изображений (Р = 0.013). При составлении вербаль­ных портретов в расчет принимались экстремальные значения дескрип­торов (минимум или максимум по каждому из дескрипторов в оппози­ции к значениям для двух других изображений). Данные, полученные по конструктам «внешний вид», «ли­тературные предпочтения», «тем­перамент», не включались в вербаль­ные описания.

Например, для изображения 1 было составлен следующий вербаль­ный портрет: «Женщина, средних лет. Живет в мегаполисе, одна, в бла­гоустроенной уютной квартире. Ре­гулярно посещает парикмахера и маникюрный кабинет. Получила образование в области естественных наук. После окончания вуза не меняла места работы, является профи вы­сокого класса, мотивирована в карь­ерном росте. Ее деятельность свя­зана с политикой. Находится на госу­дарственной службе и имеет ста­бильный доход. Гордится собой и акцентирует свой статус. Не любит обсуждать свою прошлую жизнь. За­нимает активную политическую по­зицию. Спортивна, подвижна. Ате­истка. Предпочитает классическую музыку. Нет выраженных пристрас­тий. Немного механистична».

Итак, на первом этапе исследова­ния нами был создан стимульный материал, отвечающий требованиям избыточности и недостаточности. Свойство Избыточности Стимуль-ного материала обеспечивалось, во-первых, визуальным кодом пред­ъявления информации, и, во-вторых, способом составления вербального портрета.

Свойство Недостаточности Сти-мульного материала обеспечивается тем, что в визуальном изображении и в вербальной инструкции (в форму­лировке условий задачи) не исполь­зуются признаки, достаточные для ее решения. Например, имплицитный конструкт «темперамент» (выявлен­ный в качестве составляющего мен­тальной модели) не упоминается в вербальном портрете и не имеет яв­ных визуальных референтов.

Далее мы разработали технику, по­зволяющую актуализировать импли­цитные конструкты. Сначала испыту­емым предлагается найти «агента Х», т. е. выбрать одно из 8 изображений на основании вербального портрета (см. выше). Затем последовательно дается уточняющая информация в форме трех скриптов. Для каждого из имплицитных конструктов (внеш­ний вид, чтение, темперамент) разработан скрипт (варианты пове­дения), в котором максимально от­четливо проявляется «поведенчес­кий автограф» каждой группы лиц.

Например, для конструкта «внеш­Ний вид» Создан скрипт «посещение отделов одежды». Испытуемым предлагается 3 варианта выбора со­ответственно: «высокая мода», «клас­Сическая мода» И «Отдел авангардной Одежды». Для конструкта «пред­почитаемая литература» Создан скрипт «посещение книжной ярмар­ки», варианты выбора: «отдел новых Научных поступлений», «отдел детек­Тивов и бульварного чтения» И «от­Дел эзотерики и философии». Для кон­структа «темперамент», был создан скрипт «поведение в ситуации пожа­Ра», где для каждого темпераменталь-ного профиля была смоделирована типичная поведенческая реакция.

При разработке скриптов и их вариантов мы старались выполнить два требования. Во-первых, каждый из вариантов должен обладать мак­симальной дискриминирующей си­лой в отношении имплицитных конструктов, выявленных по резуль­татам обработки анкеты, и, во-вто­рых, каждый из вариантов скрипта допустимо приписать к нескольким персонажам.

Поясним этот принцип на приме­ре. Испытуемый на первом шаге дол­жен выбрать один из трех магазинов одежды, куда предположительно пошло подозреваемое лицо. В каж­дом типе магазинов испытуемый вс­тречает несколько персонажей. На втором шаге испытуемый должен выбрать один из трех вариантов книжного магазина. Однако и там встречается несколько персонажей, причем существенно может изме­ниться их состав (как если бы первый и второй шаги решения были бы независимы друг от друга). Если перевести способ получения дополни­тельной информации, реализуемый в нашем исследовании, на формаль­ный язык алгебры, то следовало бы описать соотношение классов и при­знаков следующим образом: если до­пустить, что искомый объект облада­ет свойством X (определенный внешний вид), то вместе с ним в этот класс входят одни объекты (персо­нажи); если допустить, что искомый объект обладает свойством Y (пред­почитаемый вид чтения), то вместе с ним в этот класс входят другие объ­екты (персонажи), если допустить, что искомый объект входит в класс Z (вид темперамента), то вместе с ним в этот класс входят третьи объекты (персонажи). Другими словами, каж­дому узлу пространства поиска соот­ветствует несколько, причем равно­вероятных, вариантов решений. Поэ­тому с формально-логической точки зрения любой ответ на любом этапе прохождения по узлам графа является «необоснованным» вследствие упомянутой недостаточности инфор­мации. Однако тот факт, что решение все же принимается в каком-то узле (после реализации какого-либо скрип­та), косвенно свидетельствует об имп­лицитных конструктах, направляю­щих процесс категоризации.

В итоге разработанный стимуль-ный материал (8 изображений женс­ких лиц) и модельные ситуации (скрипты) были объединены в сете­вое пространство поиска. Испытуе­мый имеет возможность переходить из каждого узла графа решения (скрипта) к любым узлам (скрип­там), т. е. переходить к следующим скриптам и возвращаться. В соответ­ствии с теоретической моделью кате­горизации все узлы расположены на одном уровне и образуют сетевую, а не иерархическую структуру.

Была разработана компьютерная методика, напоминающая по форме игру типа «квест». Игровое прос­транство поиска представляет собой последовательность трех ситуаций и трех вариантов поведения каждой женщины в конкретной ситуации. В каждой ситуации испытуемый ви­дит изображения тех персонажей, которые реализуют вариант сцена­рия, выбранный испытуемым. На каждом этапе испытуемый может принять решение и «задержать» то­лько одну из «подозреваемых». Пос­ле «задержания» испытуемый уз­нает, верно или неверно он опознал «агента Х». В случае неверного «за­держания» испытуемому предлага­ется повторить процедуру сыска сначала.

Результаты выборов скриптов поведения по группам представлены на рисунке 1.


Рисунок 1

Выбор скриптов в процентных значениях


ВЫБОР СКРИПТОВ ПОВЕДЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ КАТЕГОРИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ




В качестве критериев статисти­ческого различия в выборах испытуе­мыми скриптов поведения по группам использовались непараметрические тесты для зависимых выборок: кри­терий знаков и T-критерий Вилкок-сона. В качестве оцениваемых случаев каждый раз выступала группа, вклю­чающая лицо 1, поочередно с осталь­ными двумя. По критерию знаков получено положительная разница между выбором скриптов. По кри­терию Вилкоксона получено раз­личие при выборе скриптов второй и третьей группы (соответственно P = 0.0285 и P = 0.0109).

Выборы испытуемыми скриптов поведения демонстрируют относи­тельное преобладание и рост коли­чества выбора тех скриптов, которые заложены в имплицитную модель групп, включающих изображение 1 (группа 1).

Таким образом, на основании по­лученных данных можно сделать вы­вод, что испытуемые в процедуре поиска решения руководствуются имплицитными представлениями. Такие имплицитные представления направляют выбор скриптов поведе­ния в процессе категоризации со­циальных объектов.


Литература

Брушлинский А. В. Социальная психо­логия в России и теория Сержа Моск-овичи // Московичи С. Век толп. Исторический трактат по психологии масс. М., 1996. С. 5–20.

Ребеко Т. А., Сакбаев А. А. Категори­зация визуальных изображений в ин­формационно-избыточной среде // Исследования по когнитивной психоло­гии / Под. ред. Е. А. Сергиенко. 2004. С. 48–71.

Толстова Ю. Н. Анализ социологичес­ких данных. Методология, дескриптивная статистика, изучение связей между номинальными признаками. М., 2000.

Улыбина Е. В. Психология обыденного сознания. М., 2001.

Чалдини Р., Кенрик Д., Нейберг С. Соц­иальная психология. Пойми себя, что бы понять других. В 2 т. М., 2002.

Шихирев П. Современная социальная психология. М., 1999.

Ghiglione R., Bromberg M. Interactions, attitudes, representations, communication // Cours de Psychologie. Oririgines et bases. 1992. 1. 189–228.


Сакбаев Ахмет,

Контакты: Ooch@mail. ru