Книги по психологии

ИНФОРМАЦИОННАЯ ПАРАДИГМА В НАУКАХ О ЧЕЛОВЕКЕ
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

В. М. ПЕТРОВ


ИНФОРМАЦИОННАЯ ПАРАДИГМА В НАУКАХ О ЧЕЛОВЕКЕ

Петров Владимир Михайлович — главный научный сотрудник Го­сударственного института искусствознания, профессор Государ­ственного университета управления, доктор философских наук, кандидат физико-математических наук. Вице-президент Междуна­родной ассоциации эмпирической эстетики.

Автор более 500 работ, опубликованных на 15 языках, в том числе 14 монографий. Основные монографии: «Прогнозирование художе­ственной культуры: Вопросы методологии и методики» (1991); «Прямое и непрямое воздействие искусства: Проблемы методоло­гии и методики исследования» (1997); «Information and creation: In­tegrating the "two cultures"» (1995, совместно с Г. А. Голицыным); «Количественные методы в искусствознании» (2004). Основные области научных интересов: количественные методы в культурологии, психологии, искусствознании, поэтике, лингвисти­ке, социологии. Контакты: Vmpetr@yandex. ru

Резюме

Главные тенденции развития различных сфер (целостной человеческой дея­Тельности, системы знаний, гуманитарных наук) теоретически дедуцирова­Ны и прослежены на материале последних столетий. Показано, что развитие Всех сфер приводит к центральной роли информационной парадигмы, позво­ляющей получать закономерности функционирования и эволюции систем, В которых участвует человек, и сочленяющей эти закономерности с таковы­Ми в естественнонаучной сфере.

Колоссальное разнообразие по - подобного рода парадигмальные
явившихся в последние годы направ - кризисы регулярно наступают и в
лений в науках о человеке: психоло - науке, и в искусстве (Avital, 2003).
гии, социологии, культурологии, эс - Куда пойдет развитие наук о челове-
тетике, etc. — вначале было обнаде - ке в будущем — ближайшем и более
живающим. Однако уже стали отдаленном?

Появляться и признаки некоторой Мы покажем, что уже исчерпал
озабоченности: насколько продук - себя этап «цветущей сложности», по-
тивно, плодотворно это многообра - исков новой парадигмы, напоминаю-
зие, не является ли оно предвестни - щих «мутовку» — бытующую в био-
ком наступающего Парадигмального Логии модель множащихся путей
Кризиса Гуманитарного знания? Ведь развития (каковые завершаются



Выбором некоего основного, «маги­стрального» пути эволюции). На смену этому этапу неизбежно рано или поздно придет этап определен­ной «кристаллизации». И ядром но­вой, уже сейчас формирующейся па­радигмы наук о человеке станет Ин­формационный подход, развитый в последние десятилетия XX в. (Голи­цын, 1997; Голицын и Петров, 1991, 2005; Маслов, 1983; Петров, 1999, 2004; Golistyn & Petrov, 1995; Petrov, 2007). В рамках этого подхода мы и будем вести наш анализ.

Начнем наше рассмотрение с ос­новных черт современного состоя­ния наук о человеке. Тут мы можем увидеть характеризующие их Два главных недостатка.

Первый заключается в сильней­шей Изоляции Гуманитарного знания От естественных и точных наук: фи­зики, биологии, математики и т. д. Почти полвека назад Ч. Сноу (Сноу, 1973) говорил об опасной «пропа­сти» между «Двумя Культурами»: естественными науками и гумани­тарными. Такая пропасть образова­лась в последние три столетия в ос­новном вследствие специализации различных ветвей нашей духовной жизни. Из-за этого «расщепления» единая система знаний оказывается неспособной нести своим реципиен­там «гармонию»: современным ин­теллектуалам приходится иметь дело с различными закономерностями при переходе от одной сферы дея­тельности к другой (например, от физики к повседневной жизни, вос­приятию искусства, истории и т. д.). А потребность в единстве разных ве­твей нашей духовной жизни ощуща­ется очень остро. Так, в сфере высше­го образования даже намечаются попытки «гармоничного», интегратив-ного преподавания различных науч­ных дисциплин (Кошкин, Синель-ник и Шкорбатов, 2006).

Второй недостаток связан с Раз­нообразием и несовместимостью многих подходов; этот феномен резко вырос в последние два десятилетия — в так называемую постструктура­листскую эру. Более того, некоторые «теоретики» рассматривают ориги­нальность каждого подхода как наи­более ценное его качество, как если бы научный подход являлся произ­ведением искусства. Но ведь основ­ная цель наших исследований состо­ит вовсе не в том, чтобы доставить эстетическое удовольствие, но в том, чтобы получить новое знание, в част­ности, о различных эстетических фе­номенах и их природе. В общем, огромное методическое разнообра­зие, «цветущая сложность» в науках о человеке, напоминает ситуацию, сложившуюся на закате средневеко­вой алхимии: хаос используемых па­радигм,— и так продолжалось вплоть до появления научной химии с ее единой парадигмой (функциони­рующей до сих пор).

Какова же «расплата» за эти недо­статки? Крайне Низкая эффектив­ность Гуманитарного знания. «Сегод­ня мы умеем управлять космически­ми аппаратами, удаленными на миллионы километров от Земли, и процессами, происходящими в атомном ядре. Но сам человек, стоя­щий у пульта управления этими про­цессами, по-прежнему остается суще­ством неуправляемым. Мы по-преж­нему не умеем уберечь наших детей от пагубных влияний, не можем по­гасить кровавые межнациональные распри, не знаем, как обуздать обственную жадность и расточи­тельство, грозящие нам всем гло­бальной катастрофой. Причина не в недостатке желания, а в недостатке знания. Мы не знаем человека, не знаем, как включаются те ”двигате-ли” и ”тормоза”, которые определяют его поведение. То есть — не умеем управлять. Мы все время Пытаемся Управлять,— но делаем это плохо. И естественно желание — научиться делать это хорошо» (Голицын, 1997, с. 4). Существует вполне резонное мнение, что методический опыт точ­ных наук мог бы нам здесь помочь.

Итак, можно надеяться, что уже в ближайшем будущем, видимо, нач­нет формироваться новая Базовая парадигма Для различных наук о че­ловеке. Конечно, в каждой области могут сохраниться какие-то свои особенности, но ядро их парадигм будет содержать некоторые Общие черты. Однако как их найти?

Рассмотрим иерархию систем, «включенных» одна в другую: каж­дая система функционирует в рамках более широкой системы, подчиняясь основным ее требованиям (нечто вроде русской матрешки). Можно выделить Три системы Такого рода:

A. Единая, целостная сфера чело­
Веческой деятельности, включающая
в себя экономику, международные
отношения и т. д.

Б. Сфера знания, с ее различными ветвями: естественными науками, гу­манитарными, религией и др.

B. Наконец, собственно Сфера гу­
манитарных наук
, включая психоло­
гию.

Для каждой сферы мы рассмо­трим Две фундаментальные тенден­ции, свойственные ее развитию. Пер­вая тенденция будет иметь самый общий характер (являясь количествен­ной), вторая же тенденция будет (яв­ляясь качественной) конкретизиро­вать первую, наполнять ее содержа­тельно.

Сфера практической деятельности:

Растущая роль информации и рефлексивных процессов, форми­рующих иерархические структуры

Эта самая широкая система (А) включает в себя две другие системы (Б и В).

1. Вопрос о первой, самой Общей Тенденции решается просто: по­скольку Информация Является ос­новным «персонажем» нашего рас­смотрения, нам следует прояснить Динамику Ее Роли. В рамках информа­ционного подхода была дедуцирова­на (Голицын, Петров, 2005) фунда­ментальная Долговременная эволюци­Онная закономерность, присущая любой сложной развивающейся сис­теме: Постоянно растущая роль ин­Формации По сравнению с ролью ре­сурса. (Природа ресурса может варьи­ровать, но обычно ресурс — это либо материя, имеющаяся в распоряжении системы, либо энергия.) В случае со­циокультурных систем эта тенденция выражается в растущей роли культу­ры. (Ведь культура, по определению Ю. М. Лотмана и Б. А. Успенского (Лотман, Успенский, 1971), есть не­генетическая информация, которая собирается и хранится различными коллективами человеческого сооб­щества.)

2. Обратимся ко Второй фунда­ментальной тенденции. Она должна описывать характер Использования Этой растущей информации. Как бы­ло показано (Голицын, Петров, 1991; Golitsyn & Petrov, 1995), в каждой сложной системе появляется специ­фический «информационный меха­низм», называемый «рефлексией» (в широком смысле этого слова). Меха­низм этот состоит в Трансформации Условий Управления В Его Цель, в пе­реносе управления со Следствия На Причину.

Из-за рефлексии любая система становится Многоуровневой иерархи­Ческой структурой, где каждый уро­вень работает, чтобы подготовить условия для своего функционирова­ния. А поскольку все уровни имеют дело с информацией, такая структу­ра становится многоуровневой «пи­рамидой» переработки информации. Подобная структура имеется у лю­бой сложной системы, а значит, и у человека, и у человеческого сообщес­тва. Каждый ее уровень обрабатыва­ет полученную информацию, а затем передает наиболее важную часть этой информации на следующий, вы­шележащий уровень. Кроме того, каждый уровень, чтобы управлять своими собственными условиями, «спускает» нижележащему уровню критерии отбора нужной для него (верхнего уровня) информации. И вот именно такие структуры про­низывают все сферы жизни.

Проиллюстрируем обе названные тенденции Эмпирическими наблюде­ниями.

1. Растущая роль информации (по сравнению с ролью ресурса) очевид­на, например, в Экономике (особенно в последней трети ХХ в.): уменьшает­ся важность природных ресурсов. Бо­лее того, в некоторых странах отсут­ствие природных ресурсов (угля, же­леза, богатых почв) позитивно повлияло на экономическое развитие, стимулируя информационную деятельность: разработку новых тех­нологий, повышение образователь­ного уровня и т. д. Некоторые страны сфокусировались на информацион­ных Технологиях (например, ядерной энергетике вместо нефтяной). Кста­ти, лишь несколько десятилетий назад большая часть энергии, имевшейся в распоряжении даже весьма развитых стран, существовала в форме пищи (т. е. энергия обеспечивалась содер­жащейся в пище генетической инфор­мацией). Но затем эта доля в энерге­тическом балансе резко упала — за счет роста других (уже негенетиче­ских, т. е. связанных с культурой) форм.

Точно так же в сфере Междуна­родных отношений В прошлом проис­ходило много войн: борьба за при­родные ресурсы, в основном за зем­лю и полезные ископаемые. Сейчас такие конфликты имеют место толь­ко на периферии цивилизованного мира: природные ресурсы теряют свою важность. Те же причины вы­звали Дезинтеграцию колониальных систем В ХХ столетии: сейчас коло­ниализм просто бессмыслен.

2. Что касается второй тенден­ции, то мы повсюду видим Иерархи­ческие структуры, пронизанные Ре­флексивными процессами. Примеры этого типа наблюдались в эволюции многократно. Например, когда-то живые существа использовали Гидро­Лиз Природных фосфатов из окружа­ющей среды как источник энергии. После того как образовался дефицит естественных фосфатов, организмы начали производить фосфаты, ис­пользуя процесс Гликолиза — с глюко­зой в качестве источника энергии. Та­ким образом, фосфаты превратились из цели в средство. В человеческой истории мы также находим много примеров подобных трансформаций. Железо первоначально выступало как готовый природный материал, но по мере роста потребности в нем и истощения природных запасов чело­век перешел к выплавке железа из сырья — железной руды. В этом про­цессе железо превратилось из сред­ства деятельности в ее цель. Подоб­ным же образом охота на диких жи­вотных сменилась их искусственным разведением в домашних условиях, собирание диких трав и кореньев — сельскохозяйственным производ­ством и т. п. (Golitsyn, Petrov, 1995, p. 37).

В Сфере искусства Мы также ви­дим сходные процессы:

– рост влияния Художественной критики, эстетики, теории искус­ства И т. д. Сейчас теоретические до­кументы и манифесты (особенно в искусстве концептуалистов) иногда оказываются более важными, чем са­ми художественные произведения;

– рост рефлексивных процессов в Художественном творчестве. Так, становится чрезвычайно широко распространенной Пародия (являю­щаяся структурой, надстроенной над своими объектами). Более того, в конце ХХ в. появились так называ­емые Метаискусства, например, ме-татеатр, т. е. театр, посвященный языку театра; метаживопись, т. е. жи­вопись, посвященная языку живопи­си, и т. п. (Лотман, 1977);

– наконец, недавно появилось специальное направление художе­ственного творчества, имеющее дело одновременно и с Эстетической тео­Рией, и с искусством как таковым,— «конструктивный концептуализм».

В каждом произведении этого напра­вления сочетается непосредственное («прямое») воздействие его структу­ры с определенной теоретической ре­флексией по поводу природы этого воздействия и его психологических механизмов (Петров, Грибков, 1996). Резюмируя эти данные, мы мо­жем сделать заключение о Растущей Роли информации и основанных на ре­флексии иерархических структур Во всей сфере практической деятельно­сти человека. Приведенные рассуж­дения иллюстрирует табл. 1.

Сфера знания: тяготение к

Централизованным структурам

С информацией в их ядре

Попытаемся выделить две фунда­ментальные эволюционные тенден­ции, общие для большинства ветвей этой сферы.

1. Первой тенденцией, относящей­ся к Общим контурам любой эволюци­Онной траектории в данной сфере, яв­ляется Тяготение к централизации, вызванное стремлением Экономить ресурс, которым располагает та или иная система. В ней появляется некое центральное «ядро». Результирующее увеличение эффективности можно проиллюстрировать словами И. Нью­тона (о требованиях к научным тео­риям): Объяснить максимум фактов, Используя минимум начальных пред­положений (постулатов).

Но чтобы осуществить централиза­цию, необходимо сделать систему зна­ния Двухэтажной (по крайней мере), и это вполне согласуется с вышеопи­санным стремлением к иерархиче­ским структурам. Например, в теоре­тической физике первый этаж имеет дело с первичными наблюдениями и


Табл. 1

Основные эволюционные закономерности, характерные для сферы практической

Деятельности

Количественная тенденция

Качественная тенденция

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

Растущая роль информации в сравнении

Рост рефлексивных процессов (в

С веществом и энергией.

Широком смысле, по Г. А.Голицыну, 1997:

«превращение условий управления в

В случае общества — растущая роль куль-

Объект управления»). Формирование

Туры («ненаследственной информации»,

Многоуровневых иерархических структур.

По Ю. М. Лотману и Б. А. Успенскому, 1971).

ЭМПИРИЧЕСКИ

Е НАБЛЮДЕНИЯ

Уменьшение значимости природных

Развитие рефлексивных процессов и

Ресурсов по сравнению с технологией и

Иерархических структур:

Культурой, например, в областях:

Биологическая эволюция: От гидролиза

Экономики: Блистательное развитие

Природных фосфатов — к гликолизу и

Стран, почти лишенных ресурсов;

Фотосинтезу; от постройки белков на

Технологии: Сдвиг в структуре

Основе природных аминокислот — к

Энергетических ресурсов (ядерная

Синтезу аминокислот внутри самого

Энергия вместо угля и нефти); падение

Организма;

Доли энергии в форме пищи;

Технология: От железа как природного

Международных отношений: Почти

Сырья — к выплавке железа из руды; от

Отсутствующие конфликты из-за

Охоты — к скотоводству;

Естественных ресурсов; распад

Человек: Многоуровневая

Колониальной системы.

Иерархическая структура переработки

Информации;

Культурная жизнь: Растущая роль

Теории искусства, эстетики и критики;

Рост рефлексивных процессов (включая

Пародию) в творчестве; появление

«метаискусств» (Лотман, 1977);

«конструктивный концептуализм» как

Синтез теории искусства и его

Практики.

Вывод: рост роли информационных и рефлексивных процессов, формирующих иерархические структуры.


Конкретными закономерностями, описывающими реальность, тогда как в функции второго этажа входит объединить связи первого этажа, т. е. «объяснить эмпирическую реаль­ность как логическую необходи­мость» (Эйнштейн; цит. по: Голицын, 2000). Так что подобная система обладает Центральным «ядром».

2. Вторая же тенденция описыва­ет изменения, претерпеваемые При­родой Этого «ядра». С какой же кате­горией мы имеем дело, когда гово­рим о связях, «центрированных» ядром? Существуют лишь Три основ­Ных категории, способные претендо­вать на эту роль: вещество, энергия и информация. Они могут быть Ран­жированы По их способности к транс­формациям: вещество является са­мой «слабой» категорией, а информа­ция — наиболее «сильной». В самом деле, имея любое количество вещест­ва, мы не можем получить из него ни энергию, ни информацию (т. е. «дол­жную» упорядоченность вещества). И напротив, имея информацию, мы можем получить как вещество, так и энергию. Отсюда кажется естествен­ным для любой системы проявить «возвышающую эволюцию» Катего­рии, используемой в ее центральном ядре: от вещества — к энергии, а за­тем — к информации.

Далее, говоря о Форме, в которой этой категории предстоит выступать, мы можем обозначить три градации такой формы: простое наблюдение, сохранение (постоянство) и оптими­зация (т. е. стремление к максимуму либо к минимуму). Конечно, послед­няя форма является наиболее про­двинутой, потому что именно знание законов Оптимизации Дает возмож­ность Предсказывать динамику Сис­темы, а не только ее статические со­стояния, как это имеет место при об­ращении к форме сохранения (постоянства). Вот почему Принципы Оптимальности Столь «могуществен­ны». Таким образом, эволюция ядра любой научной системы должна иметь направление в сторону Прин­ципа оптимальности.

Эти теоретические выводы под­тверждаются Эмпирическими данными.

1. Тяготение к централизации проявляется не только в системах научного знания, хотя в них ей удается «блеснуть» в полную силу. Эта тенденция хорошо видна уже в таких Технических системах, Как телефон­ные сети. На заре их развития або­ненты связывались друг с другом не­посредственно (проводами), так что общее количество необходимых свя­зей для N Абонентов было равно L = N(N—1)/2. (Например, для 100 або­нентов L = 100(100—1)/2 = 4950.) С появлением центральных теле­фонных станций, связанных с каж­дым абонентом, количество связей уменьшилось и стало L = N. (Иными словами, для 100 абонентов L = 100, т. е. в 49.5 раз меньше — гигантское преимущество!) Система товарного обмена «также развивалась в сторону централизации. Первоначально один товар непосредственно обменивался на другой, но с ростом числа товаров среди них выделялся один (обычно — золото), который становился всеоб­щим эквивалентом, своего рода ”об­менным центром”. Товар сначала об­менивался на золото, а золото — на другой товар. Благодаря этому систе­ма меновых отношений резко упро­стилась» (Голицын, 2000, с. 261).

Все «собственно интеллектуаль­Ные» Системы демонстрируют ту же эволюцию. В Религии Это тяготение к монотеизму: «Авраам, который за многобожием языческого пантеона прозревает единого Бога, ответствен­ного за все разнообразие явлений ма­териального и духовного мира». А в Физике — «Ньютон, который за мно­жеством частных фактов и закономер­ностей механического движения ула­вливает действие единого Закона — закона всемирного тяготения». И «три закона Ньютона, объясняю­щих все факты классической механи­ки, были позднее сведены к одному — принципу наименьшего действия. В геометрической оптике законы рас­пространения, отражения и преломле­ния света были сведены к единому принципу скорейшего пути Ферма. Количество уравнений Максвелла, охвативших все факты электродина­мики, первоначально равнялось двад­цати, Г. Герц и О. Хэвисайд свели их к четырем, а теория относительности — к одному» (там же).

В сфере Художественной культу­Ры Также прослеживается феномен централизации: внутри каждой на­циональной культуры одна Субкуль­тура, как правило, функционирует как «центр» для других субкультур. Обычно это так называемая «элитар­ная субкультура». Точно так же в си­стеме Мировой культуры Роль подоб­ной «центральной подсистемы» играет западноевропейская культура, которая связывает все другие регио­нальные культурные системы друг с другом (Голицын, 2000, с. 260).

2. Что касается вопроса О природе ядра таких систем, мы видим полное согласие с теоретическими предска­заниями. Например, в Естественных Науках Три столетия назад основным «персонажем» было вещество, кото­рое подчинялось закону сохранения (1748 — М. В. Ломоносов, 1789 — А. Лавуазье). Затем в первой полови­не ХIХ века почти все внимание фи­зиков обратилось ко второй катего­рии — энергии, и закон ее сохранения был теоретически установлен Дж. Мейером (1842), а эмпирически подтвержден Дж. Джоулем.

Но вскоре физики обратили свое внимание на Динамику Энергии, т. е. на направления ее трансформаций. В 1865 г. Р. Клаузиус ввел понятие Энтропии, и физика ХХ столетия сфокусировала внимание на энтро­пии и информации. В квантовой ме­ханике «принцип неопределенности» имеет дело как раз с информацией (взаимодействие между исследовате­лем и исследуемым объектом). В це­лом все современные естественные науки фокусируют свое внимание на структурных свойствах объектов, т. е. на содержащейся в них информации. Параллельно наблюдалось движение научного знания в сторону Принципов Оптимальности (об их идеологии см., например: Голицын, Левич, 2004). Пожалуй, первым шагом тут был уже упоминавшийся принцип скорейше­го пути Ферма, появившийся в опти­ке в 1660-е годы. Затем аналогичные принципы появились в других обла­стях физики (см. выше). А в XX в. принципы оптимальности стали по­являться и в других науках. Так, в биологии Н. Рашевский ввел прин­цип «оптимальной конструкции ор­ганизмов» (Rashevsky, 1960).

В Науках о поведении — совершенно аналогичное движение. Социальные и экономические теории в ХIХ в. факти­чески опирались на понятие Энергии. К. Маркс выводил закономерности со­циальной жизни, исходя из чисто энергетической категории: «количе­ство необходимого труда». Но в начале ХХ столетия М. Вебер обратился к «чисто ментальным» факторам разви­тия социальной сферы: произошел сдвиг в сторону информационно-ори­ентированных категорий. Появился психоанализ: З. Фрейд выводил все поведенческие закономерности, исхо­дя из постулатов, имеющих сугубо ин­формационный характер. А в середи­не XX в. Г. Ципф предложил другой тип оптимизации — на основе «прин­ципа наименьших усилий» (Zipf, 1949; Петров, Яблонский, 1980), фак­тически реанимировав — но слегка «перекрасив» — концепцию «эконо­мии мышления» Э. Маха.

Таким образом, все интеллектуаль­ные системы движутся в направлении Централизованных структур, имею­щих в своем ядре те или иные Принци­пы оптимальности, при этом пере­ключаясь на Информационно-ориен­тированные категории. Сказанное иллюстрируется данными табл 2.



Сфера гуманитарного знания: движение к сложным и рефлек­сивным объектам, «информа­ционная окраска» исследований

1. Первая долговременная тенден­ция имеет дело с Двумя принципиаль­Ными особенностями Гуманитарной сферы. Имеются в виду:

– очень Сложный Характер изучае­мых феноменов. Например, произве­дения искусства настолько Многоли­ки, что разные исследователи описы­вают их с помощью совершенно различных наборов терминов;

Близость Изучаемого феномена К внутреннему (ментальному) Миру исследователя. Например, психоло­гия имеет дело с человеческой мен-тальностью, которая исследуется по­средством ментальности исследова­теля. Другими словами, «инстру­мент» исследования очень близок к его объекту (т. е. субъекту). Следова­тельно, эффект Рефлексии (в обыч­ном, «узком» понимании этого сло­ва) играет важную роль в таких про­цессах, как если бы одно зеркало отражало другое зеркало. (Вот поче­му понимание нашей собственной ментальной жизни связано с боль­шими препятствиями, и мы знаем о языке, искусстве и других близких феноменах меньше, чем об отдален­ных планетах.)

Эти две особенности определили Стратегию гуманитарного знания, т. е. его эволюционные закономерно­сти: исследования начинались с про­стых объектов и затем переходили к более сложным. Так что Первая ста­Дия Напоминает старую шутку: «Если ночью вы потеряли наручные часы, вам следует искать их под уличным фонарем, потому что там светлее».

В применении к исследователю нам следует говорить об «инструмен­тальном фонаре», позволяющем «высветить» некоторые фрагменты изучаемой реальности. Более того, этот «фонарь» — не столько «инстру­ментальный», сколько «менталь­ный»: он соответствует мышлению исследователя. Две черты Характер­ны для такого «фонаря» и фрагмен­тов реальности, видимых в его свете:

Простота Исследуемых объек­тов. Действительно, значительно легче изучать те объекты, которые функционируют более или менее «независимо», будучи «изолирован­ными» друг от друга;

«пассивный» Характер объектов. В самом деле, очень трудно исследо­вать те объекты, которые изменяют свои параметры даже под воздей­ствием наблюдения.

Дальнейшее движение должно про­текать по Обеим Обозначенным Линиям:

– к Более усложненным (неочевид­ным) объектам и/или свойствам: вы­бираемые объекты (и их свойства) могут быть «переплетены» друг с другом. Вдобавок объекты и свойст­ва становятся все более Абстрактны­Ми, далекими от чувственного опыта;

– К более «активным» Изучаемым объектам. Иначе говоря, изучаться могут уже объекты, меняющие свои параметры вследствие наблюде­ния,— «рефлексивные» объекты.

Оба движения описывают тенден­цию, которая должна быть присуща Эволюции Во всех областях знания, включая как естественные науки, так и гуманитарные. Равным образом эта траектория должна наблюдаться и в эволюции Целостной системы знания.

2. Вторая тенденция конкретизи­рует «облики» Этого Движения. Здесь имеет смысл обратиться к модели че­ловеческой психики как Многоуровне­Вой иерархической структуры Пере­работки информации (Маслов, 1983; Golitsyn, Petrov, 1995; Petrov, 1992), где протекают Два типа Процессов:

– переработка информации на данном уровне, в соответствии с определенными правилами (пара­дигмой). Малые порции получаемой информации обрабатываются после­довательно. Этот тип характеризует­ся аналитизмом, рациональностью, логичностью;

–. передача информации с данно­го уровня на следующий. Эта дея­тельность характеризуется измене­нием правил работы с информацией. Большие порции информации пере­рабатываются параллельно. Такой тип можно охарактеризовать как синтетический, эмоциональный, ин­туитивный и т. д.

Значительные различия между этими двумя типами позволяют на­звать первый из них Аналитическим, а второй — Синтетическим. Они мо­гут быть отнесены (хотя и условно) к деятельности Левого И Правого полу­Шария Человеческого мозга соответ­ственно. Более того, как было пока­зано теоретически и давно уже на­блюдалось в эмпирической реально­сти (см. также: Лотман, Николаенко, 1983), в каждый данный момент в любом обществе должна иметь место определенная Степень доминирова­ния Одного из этих двух типов, и это превалирование охватывает все ве­тви социально-психологической сферы, включая социально-полити­ческий «климат», стиль музыки, жи­вописи, литературы и т. п.

Превалирование это должно испы­тывать Периодические «переключения» с одного типа к другому на фоне Долго­Временного монотонного тренда. Дли­тельность таких циклов должна быть около 50 лет (что связано со сменой поколений). Именно подобные волны наблюдались Эмпирически (были из­мерены количественно) в эволюции социально-психологической сферы как России, так и стран Западной Ев­ропы в ХV—ХХ вв. (Маслов, 1983; Петров, 2004; Petrov, 1992), равно как и в эволюции различных видов ис­кусства (Маслов, 1983; Петров, 2004; Koshkin, 1997; Petrov, 1992; 2003).

Что же касается направления Мо­нотонного тренда, то оно зависит от природы каждой ветви. Для Всей со­циально-психологической сферы Этот тренд направлен в сторону Усиления аналитических черт. И как раз Ин­формационный подход, несущий в се­бе явно выраженные черты рациона­лизма, соответствует этому аналити­ческому тренду.

Обе эти (дедуцированные) тен­денции подтверждаются Эмпириче­скими данными.

1. Первая тенденция, т. е. Эволюция От простых, нерефлексивных изучае­мых феноменов к Более сложным и ре­Флексивным феноменам И к Более аб­Страктным категориям, действитель­но наблюдалась в гуманитарной сфе­ре, равно как и во всей системе знания. В последней мы можем видеть Расту­Щее внимание к гуманитарной сфере (особенно в XIX и XX веках). Более того, В самих гуманитарных науках Мы видим растущее тяготение к изу­чению все более сложных и рефлек­сивных феноменов, и прежде всего объектов лингвистики, психологии и искусства. Это тяготение особенно явно выражено в области Методов гу­Манитарных исследований.


В Психологии К. Мартиндейл изме­рял «концептуальную» компоненту — в сопоставлении с компонентой «пер­вичной» (имеющей непосредственно-чувственный характер) в научных пу­бликациях (психологических журна­лах XIX–XX вв.). Оказалось, что научные публикации со временем становились все более удаленными от непосредственно-чувственной «мате­рии», которую можно «потрогать пальцами» (Martindale, 1990). Други­ми примерами той же тенденции яв­ляются введенные в XX в. абстракт­ные категории — «латентные пере­менные», такие, как «либидо» в психоанализе, «три главных компо­нента» в методе семантического диф­ференциала Ч. Осгуда, IQ Г. Айзенка и т. д. (см., например: описание неко­торых из таких латентных перемен­ных: Семиотика и искусствометрия, 1972). Сходное движение наблюда­лось в Социологии, особенно после 1950 г., когда П. Лазарсфельд ввел первую латентную переменную — «этноцентризм». В Искусствознании Сейчас применяются весьма изощрен­ные методы структурных исследова­ний и появилась даже новая научная дисциплина — Эмпирическая эстети­Ка. Аналогичное движение имеет ме­сто в лингвистике, литературоведе­нии, антропологии, этнографии и т. д.

Движение в сторону Рефлексивно­Сти В гуманитарных исследованиях находится сейчас на ранней стадии. Здесь мы видим царство так называе­мого «дискурса», который стал очень модным в последние десятилетия. (Кстати, в естественных науках в по­следние два столетия наблюдались те же эволюционные перемены.)

2. Обратившись ко второй тенден­ции, мы видим Чередование стилей, доминирующих в гуманитарной сфе­ре. С начала ХХ в. ярче всего прояви­ли себя Четыре основных направления:

Формальная школа (1920 – 30-е гг.); экзистенциализм (1940 – 50-е гг.); структурализм (1960 – 70-е гг.); постструктурализм (1980 – 90-е гг.).

Здесь мы видим Регулярное чередо­вание Двух вышеназванных стилевых полюсов. (Несомненно, формализм и структурализм следует рассматривать как принадлежащие к аналитическо­му полюсу, в то время как экзистен­циализм вместе с постструктурализ­мом тяготеют к синтетическому по­люсу.) Пики этих направлений согласуются с соответствующими пи­ками эволюции социально-психоло­гического «климата» как в России, так и в Западной Европе (Маслов, 1983). Следовательно, Предстоящая стадия Будет снова Аналитической. Ее чЕрты, вероятно, позволят избавиться от де­фектов ее предшественника — струк­турализма, который имел Две ахилле­Совы пяты (ведь убегающий обычно сверкает обеими пятками!). Эти два дефекта связаны с «вершиной» иерар­хии научного знания и с его «дном».

«Верхней пятой» следует считать Произвол При выборе основных пара­метров теоретических моделей (на­пример, при отборе шкал, используе­мых в методе семантического диффе­ренциала). Как избавиться от произ­вола? Надо просто Дедуцировать, теоретически вывести эти параметры из общей модели исследуемого фе­номена. Очевидно, информацион­ный подход способен сделать это.

Что же касается «нижней пяты» структурализма, то это не что иное, как Отсутствие количественной верификации Изучаемых гипотез, вклю­чая проверку адекватности их основ­ных параметров. И здесь информа­ционный подход имеет полный набор количественных методов для такой эмпирической верификации.

В силу сказанного можно на­деяться, что Информационный подход Способен излечить обе ахиллесовы пяты структурализма. За логикой из­ложения данного раздела помогает следить табл. 3.

Табл. 3


Основные эволюционные закономерности гуманитарной сферы

Количественная тенденция Качественная тенденция

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ


Переход от простых и нерефлексивных объектов к абстрактным (концептуаль­ным) и рефлексивным как в каждой ветви гуманитарного знания, так и во всей си­стеме знания.

Облики меняющегося стиля мышления: модель асимметрии психических процес­сов — аналитический и синтетический стили, или Лево - либо правополушарное доминирование, а также чередование Л - и П-волн (с 50-летним периодом).


ЭМПИРИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ


В общей системе знания — рост Внимания к гуманитарной сфере (особенно в XIX–XX вв.) и к ее наиболее сложным и рефлексивным ветвям: лингвистике, психологии, социологии, искусствозна­нию, etc. Растущая роль абстрактных ка­тегорий и Латентных переменных: – Психология: Постоянный рост роли концептуального компонента в ущерб чувственному (К. Мартиндейл); либидо в психоанализе; три главных компонен­та в методе семантического дифферен­циала (Ч. Осгуд); индексы IQ на базе тестирования (Г. Айзенк); – Социология: Латентные переменные (П. Лазарсфельд);

Искусствознание: Рефлексия дискурса; структурализм; эмпирическая эстетика. (Те же тенденции в естественных науках: от «изолированных» и «пассивных» пла­нет — к сложным и рефлексивным объек­там квантовой механики и релятивистским моделям; абстрактные категории (флоги­стон, эфир, энергия, энтропия); наблюда­тель как «коренной житель» модели.)

CoВпадение Четырех главных направлений гуманитарной науки XX в. с Л - и П-волна-ми В социально-психологическом климате: – формализм (1920–1930 гг.) — Л-волна; – экзистенциализм (1940–1950 гг.) — П-волна;

– структурализм (1960–1970 гг.) — Л-волна;

– так называемый (ложный термин) «постструктурализм» (1980–2000 гг.) — П-волна. Прогноз: Следующая стадия (после 2011 г.) — дальнейшее Развитие Л-линии, напра­вленное на «излечение» двух слабых мест структурализма, его «ахиллесовых пят»: – «верхняя пятка» — произвол в выборе основных модельных параметров (на­пример, бинарных оппозиций); – «нижняя пятка» — отсутствие коли­чественной верификации получаемых (фактически гипотетических) результа­тов. Обе «пятки» бесспорно «излечимы» при использовании Информационных методов.


Вывод: движение ко все более сложным и рефлексивным объектам, «информационная окраска» исследований.



***

Итак, все шесть тенденций (относя­щихся к трем рассмотренным сферам) единодушно ведут к Новой парадигме Гуманитарного знания, имеющей Ин­Формационный характер И основан­ной на Принципе оптимальности. Именно такова та версия информа­ционного подхода, которая основана на «принципе максимума информации» (Голицын, 1997; Голицын и Петров, 1991, 2005; Golitsyn, Petrov, 1995). Формулировку этого принципа и ос­новные вытекающие из него теорети­ческие выводы отражает Приложение. О перспективности же подобного под­хода свидетельствует опыт многочис­ленных эмпирических исследований, развивающих данное направление.



Литература

Голицын Г. А. Информация и творче­ство: на пути к интегральной культуре. М.: Русский мир, 1997.

Голицын Г. А. Искусство «высокое» и «низкое»: системная роль элитарной суб­культуры // Творчество в искусстве — искусство творчества / Под ред. Л. Дорф-мана, К. Мартиндейла, В. Петрова, П. Махотки, Д. Леонтьева, Дж. Купчика. М.: Наука; Смысл, 2000. С. 245–264.

Голицын Г. А., Левич А. П. Вариацион­ные принципы в научном знании // Фи­лософские науки. 2004. № 1. С. 105–136.

Голицын Г. А., Петров В. М. Информация — поведение — творчество. М.: Наука, 1991.

Голицын Г. А., Петров В. М. Социаль­ная и культурная динамика: долговре­менные тенденции (информационный подход). М.: КомКнига, 2005.

Кошкин В. М., Синельник И. В., Шкор-Батов А. Г. Введение в естествознание: Программа-путеводитель с коммента­риями, указателем литературы и Интер­нет-ресурсами. Харьков: Факт, 2006.

Лотман Ю. М. Место киноискусства в механизме культуры // Труды по знако­вым системам. Вып. 8 (Ученые записки Тартуского гос. университета. Вып. 411). Тарту: Изд-во Тартуского гос. ун-та. 1977. С. 138–150.

Лотман Ю. М., Николаенко Н. Н. «Зо­лотое сечение» и проблемы внутримоз-гового диалога // Декоративное искус­ство СССР. 1983. № 9. С. 31–34.

Лотман Ю. М., Успенский Б. А. О се­миотическом механизме культуры // Труды по знаковым системам. Вып. 5 (Ученые записки Тартуского гос. уни­верситета. Вып. 284). Тарту: Изд-во Тартуского гос. ун-та, 1971. С. 144–166.

Маслов С. Ю. Асимметрия познава­тельных механизмов и ее следствия // Семиотика и информатика: Сборник научных статей. Вып. 20. М.: ВИНИТИ, 1983. С. 3–34.

Петров В. М. Научное мировоззрение XXI века // Вестник РФФИ. 1999. № 2 (16). С. 62–70.

Петров В. М. Количественные методы в искусствознании: Учебн. пособие для высшей школы. М.: Академический про­ект, 2004.

Петров В. М., Грибков В. С. Искусство в будущем: «конструктивный концептуа­лизм» // Вопросы искусствознания. 1996. Т. 8. С. 527–537.

Петров В. М., Яблонский А. И. Матема­тика и социальные процессы: Гиперболи­ческие распределения и их применение. М.: Знание, 1980.

Семиотика и искусствометрия: Совре­менные зарубежные исследования / Под ред. Ю. М. Лотмана, В. М. Петрова. М.: Мир, 1972.

Сноу Ч. П. Две культуры. М.: Про­гресс, 1973.

Фано Р. Передача информации. Ста­тистическая теория связи. М.: Мир, 1965.

Avital T. Art versus nonart: Art out of mind. Cambridge (UK): Cambridge Uni­versity Press, 2003.

Golitsyn G. A., Petrov V. M. Information and creation: Integrating the «two cultures». Ba­sel; Boston; Berlin: Birkhauser Verlag, 1995.

Koshkin V. Etudes on a science of huma­nities // Emotion, creativity, and art / L. Dorfman, C. Martindale, D. Leontiev, G. Cupchik, V. Petrov, P. Machotka (eds.). Perm: Perm State Institute of Arts and Culture, 1997. Vol. 1. P. 155–177.

Martindale C. The clockwork muse: The predictability of artistic change. N. Y.: Basic Books, 1990.

Petrov V. M. Evolution of art and brain asymmetry: A review of empirical investi­gations // Emerging visions of the aesthetic process: Psychology, semiology, and philo­sophy / G. Cupchik, J. Laszlo (eds.). N. Y.: Cambridge University Press, 1992. P. 255–268.

Petrov V. M. Cyclic cultural evolution against the background of long-range pro­gressive trends: Information approach // J. Cultural and Evolutionary Psychol. 2003. Vol. 1, № 2. P. 85–107.

Petrov V. M. The information approach to human sciences, especially aesthetics // C. Martindale, P. Locher, V. Petrov (eds.). Evolutionary and neurocognitive appro­aches to the arts. Amityville, N. Y.: Baywood Publishing Co., 2007. P. 129–148.

Rashevsky N. Mathematical biophysics. N. Y.: Dover, 1960.

Zipf G. K. Human behavior and the prin­ciple of least effort. Cambridge: Addison-Wesley, 1949.


Приложение

Основания «принципа максимума информации»

Принцип использует понятие Взаимной информации Между двумя переменными (Фано, 1965):

P(x, y)

I(x, y) = log------------------------------------- , (1)

P(x) p (y)

Где P (x), p (y) — Вероятности значений переменных X И Y, А P (x, y) — Вероятность со­четания значений Xи y.

Исходное положение: Взаимная информация Между Условиями Среды и Реакция­Ми (параметрами, характеристиками) системы является наилучшей мерой ее Адапта­ции (Golitsyn, Petrov, 1995).

Принцип максимума информации: В процессах эволюции, поведения, решения за­дач, etc. система выбирает такие реакции R, которые обеспечивают максимизацию Средней взаимной информации Между системой и средой («стимулами») X:

I(X, R) = ^_l P(x)^_i (r Ix) log[ p(r/x)/ p(r)] = H(R) - H(R/X) = Max, (2)

XR

Где P(X), P(R) — Вероятности R ; P(R/X) — Условная вероятность реакции R При усло­вии X; H(R ) — Безусловная энтропия реакций; H(R/X) — Условная энтропия реакций. Обычно имеются Ограничения, Не позволяющие системе достигнуть абсолютного (безусловного) максимума взаимной информации, и приходится довольствоваться Условным максимумом. Типичным является ограничение на размер имеющегося сред­него ресурса E (X, R), например, энергии:

^P(X,R)E(X,R) = E(X,R), (3)

X, r Где E(x, r) — Расход ресурса в состоянии (x, r).

Это позволяет прийти к Основному уравнению:

L = H(R)-H(R/X)-X - [5E(X, R) = Max, (4)

Где А И /3 — так называемые множители Лагранжа. Физический смысл множителя /3 Дефицит ресурса.

Из уравнения (4) следуют Три основные тенденции, отвечающие фигурирующим в нем трем свободным членам и характерные для Поведения и эволюции Любой системы:

1) Экспансия — Стремление к росту числа и разнообразия реакций системы H(R): «поисковое поведение»;

2) Идеализация — Стремление к повышению «точности» реакций, т. е. к уменьше­нию энтропии совершаемых системой поведенческих ошибок H(R/X): «консерватив­ное поведение»;

3) Экономия ресурсов: Она может осуществляться, с одной стороны, за счет выбора системой состояний (x, r), Отвечающих минимальным ресурсным расходам E (x, r); А с другой стороны, посредством уменьшения дефицита ресурсов /3, т. е. увеличения при­тока ресурсов.