Книги по психологии

ИССЛЕДОВАНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ АКСИОМ: СТРУКТУРА И ВЗАИМОСВЯЗИ С СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМИ УСТАНОВКАМИ РОССИЯН
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

А. Н. ТАТАРКО, Н. М. ЛЕБЕДЕВА

Резюме

В статье приводятся результаты исследования на российской выборке отно­Сительно нового социально-психологического конструкта «социальные аксио­Мы». Исследование показало, что универсальная структура социальных аксиом, полученная М. Бондом и К. Леунгом в кросс-культурных исследова­ниях, воспроизводится на российской выборке с некоторыми изменениями и имеет свою специфику. Дополнительно авторами выявлен ряд взаимосвязей социальных аксиом с социально-экономическими и социально-политическими

Представлениями россиян.

Ключевые слова: Кросс-культурная психология, ценности, социальные

Аксиомы, экономические представления, политические представления,

Доверие, удовлетворенность жизнью


Введение

Сравнительно недавно в кросс-куль­турной психологии был разработан новый подход к измерению сходств и различий этнических групп — изме­рение социальных аксиом. Социаль­ные аксиомы — это наиболее общие верования относительно других людей и самого себя, социального окру­жения, физического или духовного мира, и они являются главными в системе убеждений личности. Их роль — обеспечение выживания и деятельности личности в физичес­ком и социальном мире.

Типичная аксиома имеет струк­туру: «А связано с Б». А и Б могут быть некими сущностями, и связь между ними может быть причинной или корреляционной. Например, «Хорошие события происходят с хорошими людьми» — типичная структура аксиомы. Социальные ак­сиомы отличаются от ценностей, ко­торые имеют форму: А — хоро­шее/желаемое/важное». А — это цен­ность или цель. Например, «Войны — это плохо» и «Здоровье — это хоро­шо» — оценочные утверждения, и их скорее можно отнести к ценностям, чем к аксиомам. С другой стороны, «Войны приведут к гибели цивили­зации» и «Здоровье ведет к успехам в работе» можно считать аксиомами, поскольку каждое утверждение со­держит связь между двумя конкрет­ными реалиями.

В конечном итоге в результате ис­следования первоначально в трех, а затем в 45 культурах содержание универсальных (панкультурных) из­мерений верований таково (Leung et al., 2002; Leung, Bond et al., 2004; Bond, Leung, 2004):

1. Социальный цинизм. Большин­ство тем относится к разрушитель­ным воздействиям власти и автори­тета, являющихся следствием богат­ства или возраста, делающих людей эгоцентричными и равнодушными к согражданам. Кроме этого, есть до­полнительные черты: бесполезность демонстрации доброжелательности к другим и неизбежность провала бла­готворительности и энергичного слу­жения общественной пользе.

2. Награда за усилия. Суждения этого фактора отражают оптимизм по поводу того, что трудности жизни могут быть преодолены усилиями человека и приложением ресурсов личности к разрешению проблем.

Есть параллели содержания этого конструкта с протестантской трудо­вой этикой, верой в «справедливый мир» и особенно с интернальностью (верой в то, что все происходящее с человеком зависит от него самого).

3. Социальная сложность. Для одних людей мир межличностных отношений является сложным: ин­дивидуальное поведение может ме­няться время от времени, от ситуа­ции к ситуации, и невозможно прос­тое упорядочение мыслей, чувств, черт. Результаты нынешней ситуа­ции не могут предсказать результаты будущих ситуаций, и приходится иметь дело с событиями, которые имеют причины, объясняющие эти события лишь единожды.

4. Религиозность. Содержание этого фактора фокусируется на по­зитивных функциях религиозной веры (в 6 из 7 тем). Седьмая тема относится к существованию Высше­го существа, что является централь­ным догматом мировых монотеисти­ческих религий. Религиозная вера и практика — черты, присущие всем культурным группам.

5. Контроль судьбы. Анализ тем, составляющих данный фактор, пред­полагает две основные темы: пред­сказуемость важных результатов и «предрешенность» того, что проис­ходит в жизни. Некоторые пункты связаны со степенью веры людей в предсказуемость результатов их дей­ствий, в то, насколько люди могут сами воздействовать на эти резуль­таты и формировать их.

Однако возникает вопрос: насколь­ко универсальна факторная структура социальных аксиом и как они связаны с различными поведенческими уста­новками, в частности, у россиян?


Цель Нашего исследования состо­яла в апробации опросника «Соци­альные аксиомы» на российской вы­борке, а также поиске связей соци­альных аксиом с социально-эконо­мическими установками россиян.

Гипотеза 1: Факторная структура социальных аксиом в России имеет культурную специфичность.

Гипотеза 2: Социальные аксиомы взаимосвязаны с социально-эконо­мическими и социально-политичес­кими представлениями россиян.

Методика

Выборка. Объем выборки иссле­дования составил 286 человек. Этни­ческий состав выборки приведен в табл. 1.

Большинство респондентов име­ют высшее образование, все являют­ся работающими. Русские опрашива­лись в г. Москве и г. Сибае (Респуб­лика Башкортостан), башкиры в г. Сибае, опрошенные чеченцы, даге­станцы и армяне являются жителя­ми Ставропольского края.

Методика. Методика состояла из двух основных блоков.

Блок 1. Первый блок анкеты вклю­чал методику «Социальные аксиомы» М. Бонда и К. Леунга. В опрос­ник входят 68 утверждений, направ­ленных на выявление 5 классичес­ких, универсальных социальных ак­сиом (Социокультурные факторы экономического развития, 2008).

Блок 2. Во второй блок вошел ряд вопросов, позволяющих оценить со­циально-экономические, социаль­но-политические представления рес­пондентов, а также их уровень дове­рия.

1. Общий уровень доверия. Дан­ный показатель является средним арифметическим двух вопросов, поз­воляющих оценить, насколько инди­вид склонен доверять другим людям. Данные вопросы заимствованы из опросника World Values Survey (Ingle-hart, сайт Http://margaux. grandvinum. se).

2. Субъективное восприятие эко­Номического положения. Методика включает ряд вопросов, позволяю­щих оценить экономические уста­новки респондента:

– патернализм — самостоятель­ность в формировании своего мате­риального благосостояния;

– восприятие изменений своего благосостояния за последние два года;

– прогноз изменений в собствен­ном материальном благосостоянии;


Табл. 1

Характеристики выборки

Этническая Группа

Количество респондентов

Средний возраст

Количество мужчин

Количество женщин

Русские

86

37

38

50

Башкиры

50

35

20

30

Армяне

50

36

18

32

Дагестанцы

50

36

19

31

Чеченцы

50

37

20

30



– удовлетворенность жизнью.

Вопросы, содержащиеся в данном блоке, были заимствованы из мето­дик, разработанных в лаборатории социальной и экономической психо­логии Института психологии РАН (Современная психология, 2002).

3. Социально-политические пред­Ставления. Использовалась методи­ка Дж. Берри, позволяющая оценить следующие четыре параметра:

– этническая интолерантность;

– позитивность отношения к куль­турному многообразию;

– ориентация на социальное рав­енство;

– негативность отношения к фак­там дискриминации.

Методика прошла адаптацию и опубликована на русском языке (Ле­бедева, Татарко, 2007).

Результаты исследования и их обсуждение

Выше упоминалось, что основной целью исследования была апробация новой версии опросника М. Бонда и К. Леунга «Социальные аксиомы» на российской выборке. Поэтому перво­начальная обработка данных состоя­ла в факторизации результатов опро­са. Использовался метод главных компонент с последующим вращени­ем факторов методом Varimax. По­скольку выборка состояла из рус­ских, башкир, дагестанцев, армян и чеченцев, факторизация данных всей выборки позволяет выделить уни­версальную факторную структуру социальных аксиом для всех пяти групп, объясняющую 52% диспер­сии.

Проведенный факторный анализ результатов позволил выявить три из пяти классических социальных аксиом: Религиозность (11.26% объ­ясняемой дисперсии), Социальный цинизм (7.13% объясняемой дисп­ерсии), Социальная сложность (6.4% объясняемой дисперсии). Также вы­явился фактор, который был полу­чен в исследованиях, проведенных в Германии, — Межличностная гармо­Ния (8.59% объясняемой дисперсии). А фактор Контроль судьбы, получен­ный в исследованиях М. Бонда и К. Леунга, распался в нашем иссле­довании на две составляющие, ко­торые были интерпретированы как Зависимость от судьбы (7.03% объ­ясняемой дисперсии), и Контроль собственной судьбы (6.2% объясняе­мой дисперсии). Утверждения, со­ставившие в исследовании М. Бонда и К. Леунга фактор Награда за уси­лия, не имели достоверных нагрузок по факторам, а одно из таких ут­верждений попало в фактор Меж­личностная гармония. Также выде­лился совершенно новый фактор, ко­торый, исходя из его содержания, был интерпретирован как Сила (5.3% объясняемой дисперсии).

Таким образом, результаты фак­торного анализа, показали, что не все суждения из опросника М. Бонда и К. Леунга достаточно хорошо «рабо­тают» на полиэтнической россий­ской выборке. Кроме того, фактор­ный анализ позволил, помимо клас­сических блоков социальных аксиом, выделить новый, который нами был интерпретирован как Сила. В данный фактор вошли социальные аксиомы, подчеркивающие важность силы и «сильных» поступков в обществен­ной жизни: Суровые законы могут сделать людей послушными; Посту­Пая согласно принципам, избегаешь Необходимости принимать трудные Решения; Быть всегда готовым к вой­Не — лучший способ обеспечить мир.

Утверждения, составившие фак­тор Контроль судьбы В исследовани­ях М. Бонда и К. Леунга, в нашем ис­следовании были разнесены по двум факторам, которые были интерпре­тированы как Зависимость от судьбы И Контроль собственной судьбы.

Фактор Зависимость от судьбы Характеризует набор социальных ак­сиом, указывающих на то, что чело­век и вся его жизнь подвержены влиянию неконтролируемой силы — судьбы. Примеры социальных аксиом, вошедших в данный фактор: Успехи и Неудачи человека обусловлены судьбой; Все во Вселенной предопределено.

Фактор Контроль собственной судьбы, напротив, включает социаль­ные аксиомы, указывающие на то, что жизнью человека не правят не­кие силы и что каждый сам властен над своей жизнью и судьбой. Приме­ры утверждений, вошедших в дан­ный блок: Существуют способы изм­Енить свою судьбу; Человек — творец Своей судьбы.

Далее, с помощью критерия Кол­могорова–Смирнова была оценена достоверность различий между бло­ками социальных аксиом. Анализ достоверности различий в средних значениях по блокам социальных ак­сиом между этническими группами позволяет выявить, что существуют межэтнические различия в ориента­ции на те или иные блоки социаль­ных аксиом. Причем межгрупповые различия существуют по всем бло­кам социальных аксиом.

1. Социальный цинизм. Наимень­ший социальный цинизм был выяв­лен у русских. Определены достоверные различия в средних значе­ниях по блоку Социальный цинизм Между русскими и представителями всех других этнических групп. Также обнаружены различия в показателях социального цинизма между башки­рами и чеченцами.

2. Зависимость от судьбы. Наи­большими фаталистами оказались чеченцы. Их средние значения по блоку Зависимость от судьбы Досто­верно самые высокие по выборке. При этом самые низкие значения по данному фактору у русских.

3. Контроль собственной судьбы. Самые высокие значения по данному блоку у русских респондентов. При этом данные показатели у русских достоверно отличаются от показате­лей армян и дагестанцев. Таким образом, в рамках данной выборки русские выглядят самой «нефатали­стичной» культурой.

4. Межличностная гармония. Са­мые высокие значения (достоверно отличающиеся от значений ответов других четырех этнических групп) по данному блоку социальных акси­ом у чеченцев. Фактор Межличност­Ная гармония Был обнаружен Г. Бир-брауером, соавтором и коллегой М. Бонда и К. Леунга, на немецкой выборке и практически не воспроиз­водился в дальнейших исследова­ниях. Как видно, на российской вы­борке этот фактор воспроизвелся. Данный фактор означает стремление к гармонии в межличностных отно­шениях.

5. Социальная сложность. Самые высокие значения по данному блоку социальных аксиом выявлены у чечен­цев. Их показатели по данному блоку социальных аксиом статистически значимо превышают аналогичные показатели представителей всех дру­гих этнических групп, принявших участие в исследовании.

6. Сила. Как уже отмечалось, дан­ный фактор абсолютно новый и вы­явился только на российской вы­борке. Самые большие значения по данному фактору (достоверно отли­чающиеся от значений ответов других четырех этнических групп) были обнаружены у чеченцев.

Рассмотрим взаимосвязи социаль­ных аксиом с различными социаль­но-экономическими представлени­ями россиян (см. табл. 2, данные по всей выборке).

Данные множественного регрес­сионного анализа, представленные в



Взаимосвязи социально-экономических и социально-политических представлений с блоками социальных аксиом

Табл. 2


Зависимые переменные

Р

МГ

СЦ

ЗС

СС

КС

С

R2

F

Уровень доверия

—0.19*

—0.17*

0.10

90.5**

Удовлетворен­ность жизнью

0.23***

0.15*

—0.28***

0.15

100.8***

Экономическая самостоятельность

—0.14*

—0.21**

0.30***

0.12

80.8***

Экономический патернализм

0.24***

—0.24***

0.10

100.3***

Восприятие улучшения своего благосостояния за последние 2 года

—0.18*

0.03

60.2*

Ожидание улучшения своего благосостояния в будущем году

—0.27***

0.18*

0.11

120.3***

Этническая интолерантность

0.19**

0.04

70.3**

Позитивное отношение к культурному многообразию

0.18**

0.03

60.7**

Ориентация на

Социальное

Равенство

0.29***

—0.15*

0.10

100.2***

Социальный цинизм, Собственной судьбы,

Примечание. Р — Религиозность, МГ — Межличностная гармония, СЦ — ЗС — Зависимость от судьбы, СС — Социальная сложность, КС — Контроль С — Сила.

* — P < 0.05, ** — P < 0.01, *** — P < 0.001.

Структура и взаимосвязи с социально-экономическими установками россиян 141


Табл. 2, свидетельствуют о том, что все блоки социальных аксиом, кроме блока Сила, взаимосвязаны с рас­смотренными в исследовании соци­ально-экономическими и социаль­но-политическими представлениями россиян.

Блок социальных аксиом Религи­озность Положительно связан с эко­номическим патернализмом.

Самым «продуктивным» для со­циальных отношений оказался блок Межличностная гармония. Социаль­ные аксиомы данного блока положи­тельно связаны с удовлетворен­ностью жизнью, позитивным отно­шением к культурному многообра­зию и ориентацией на социальное равенство. Данный блок оправды­вает свое название: социальные акси­омы, входящие в этот блок, способст­вуют гармонии в социальных и меж­этнических отношениях, а результи­рующей хороших отношений с окружающими является удовлет­воренность жизнью.

Самым «непродуктивным» бло­ком социальных аксиом является Социальный цинизм. Данный блок отрицательно связан с уровнем до­верия, экономической самостоятель­ностью и положительно — с этничес­кой интолерантностью. Однако при­мечательной является также поло­жительная связь этого фактора с уровнем удовлетворенности жизни. Это в какой-то мере свидетельствует о том, что людям, разделяющим со­циальные аксиомы, входящие в блок Социальный цинизм, Вполне ком­фортно в нашей культуре, такие лю­ди в целом будут удовлетворены своей жизнью.

Блок социальных аксиом Зависи­мость от судьбы Отрицательно связан с уровнем доверия, удовлетворен­ностью жизнью, а также отрицатель­ная связь обнаружена с социаль­но-экономическими представления­ми: восприятием улучшения своего благосостояния за последние два года и ожиданием улучшения своего благо­состояния в будущем. Данный блок социальных аксиом по своей «непро­дуктивности» может сравниться разве что с Социальным цинизмом. Однако Социальный цинизм Положительно связан с удовлетворенностью жизнью, а Зависимость от судьбы Имеет высоко­значимую отрицательную связь с уровнем удовлетворенности жизнью.

Противоположный блок социаль­ных аксиом Контроль собственной судьбы Является самым продуктив­ным для установок экономического развития: данный блок положитель­но связан с экономической самостоя­тельностью и ожиданием улучшения своего благосостояния в будущем.

Социальная сложность Имеет амбивалентный характер связей с со­циально-экономическими представ­лениями. С одной стороны, наблюда­ется отрицательная связь с экономи­ческой самостоятельностью и ориен­тацией на социальное равенство, а с другой — отрицательная связь с эко­номическим патернализмом. Блок Социальная сложность Отражает на­бор социальных аксиом, указываю­щих на то, что результаты нынешней ситуации не могут предсказать ре­зультаты будущих ситуаций. Логика, лежащая в основе происходящих со­бытий, не ясна, и повседневная жизнь требует некой сложной тео­рии, чтобы люди могли эффективно взаимодействовать в постоянно ме­няющихся ситуациях. По всей веро­ятности, поэтому и действие данного конструкта на социальные представ­ления людей неоднозначно. Пред­ставления о сложности социального мира препятствуют ориентации на социальное равенство, так как стано­вится понятно, что все люди не могут быть равны. А отрицательная связь с экономическим патернализмом и экономической самостоятельностью свидетельствует о неоднозначности восприятия данных феноменов людьми, отдающими себе отчет в сложности социального мира.

Таким образом, можно сказать, что социальные аксиомы обладают объяснительной и прогностической ценностью при понимании социаль­но-экономического и социально-по­литического поведения людей. Дан­ные социальные аксиомы являются культурно-универсальными, поэто­му особый интерес представляет вы­явление культурно-специфических коллективных верований, подобных социальным аксиомам у представи­телей различных этнических групп. Особенно перспективным представ­ляется выявление связей культур­но-специфических верований с раз­личными социальными представле­ниями и установками разных этни­ческих групп, населяющих Россию. Мы предполагаем, что такие куль­турно-специфические верования бу­дут обладать высоким объяснитель­ным потенциалом для понимания причин поведения представителей различных этнических групп.

Выводы

1. Факторный анализ опросника «Социальные аксиомы» М. Бонда и К. Леунга позволил обнаружить куль­турную специфичность структуры социальных аксиом россиян: были выявлены три из пяти классических социальных аксиом: Религиозность, Социальный цинизм, Социальная сложность. Также выявился фактор, который был получен в исследовани­ях, проведенных в Германии, — Меж­Личностная гармония. Фактор Конт­Роль судьбы, полученный в исследо­ваниях М. Бонда и К. Леунга, рас­пался в нашем исследовании на две составляющие, которые были интер­претированы как Зависимость от судьбы И Контроль собственной судьбы. Утверждения, составившие в исследовании М. Бонда и К. Леунга фактор Награда за усилия, не имели достоверных нагрузок по факторам. Также выделился совершенно новый фактор, который по его содержанию был интерпретирован как Сила.

2. Выявлен ряд взаимосвязей со­циальных аксиом с социально-эко­номическими и социально-полити­ческими представлениями россиян.

– Блок социальных аксиом Конт­роль собственной судьбы Является наиболее продуктивным для эконо­мического развития, он положитель­но связан с экономической самостоя­тельностью и ожиданием улучшения своего благосостояния в будущем.

– Блок социальных аксиом Зави­симость от судьбы Отрицательно связан с уровнем доверия, удовлет­воренностью жизнью, а также отри­цательная связь обнаружена с соци­ально-экономическими представле­ниями: восприятием улучшения своего благосостояния за последние два года и ожиданием улучшения своего благосостояния в будущем.

– Социальная сложность имеет амбивалентный характер связей с социально-экономическими предтавлениями. С одной стороны, на­блюдается отрицательная связь с эко­номической самостоятельностью и ориентацией на социальное равен­ство, а с другой — отрицательная связь с экономическим патернализмом.

– Самым «непродуктивным» бло­ком социальных аксиом является

Социальный цинизм. Данный блок отрицательно связан с уровнем до­верия, экономической самостоятель­ностью и положительно — с этни­ческой интолерантностью. Однако примечательной является положи­тельная связь этого фактора с уров­нем удовлетворенности жизнью.



Литература

Лебедева Н. М., Татарко А. Н. Ценнос­ти культуры и развитие общества. М., 2007.

Современная психология: Состояние и перспективы исследований. Ч. 5: Про­граммы и методики психологического ис­следования личности и группы / Отв. ред. А. Л. Журавлев. М.: Изд-во ИП РАН, 2002.

Социокультурные факторы эконо­мического развития: разработка и апро­бация теоретической концепции и мето­дов исследования // Отчет о научно-ис­следовательской работе лаборатории «Социально-психологические исследо­вания» Центра фундаментальных иссле­дований Государственного университе­та — Высшей школы экономики, 2008.

Bond M. H., Leung K., Au A., Tong K. K., Reimel de Carrasquel S., Murakami F. et al. Culture-level dimensions of social axioms and their societal correlates across 41 cul­tures // Journal of Cross-Cultural Psycho­logy. 2004. 35. 548–570.

Leung K., Bond M. H., Reimel de Carras-Quel S., MuСoz C., Hernбndez M., Murakami F., Yamaguchi S., Bierbrauer G., Singelis T. M. So­cial axioms: The search for universal dimen­sions of general beliefs about how the world functions // Journal of Cross-Cultural Psy­chology. 2002. 33. 286–302.

Leung K., Bond M. H. Social axioms: A model for social beliefs in multicultural perspective // Advances in Experimental Social Psychology. 2004. 36. 119–197.


Татарко Александр Николаевич, Государственный университет — Высшая школа экономики, доцент, кандидат психологических наук

Контакты: Tatarko@yandex. ru

Лебедева Надежда Михайловна, Государственный университет — Высшая школа экономики, профессор, доктор психологических наук

Контакты: Lebedhope@yandex. ru