Книги по психологии

ДЕПРИВАЦИЯ У СТУДЕНТОВ-ПЕРВОКУРСНИКОВ В УСЛОВИЯХ СМЕНЫ КУЛЬТУРНО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ
Периодика - Психология. Журнал Высшей школы экономики

А. В. КРЫЛОВА, Т. Д. ДУБОВИЦКАЯ

Резюме

Рассмотрена проблема депривации и особенности ее возникновения у студен­Тов-первокурсников в условиях смены культурно-образовательной среды. Предложено понятие «культурно-образовательная среда вуза». Дана харак­теристика депривации у студентов в образовательном процессе. Представ­лены результаты сравнительного исследования депривации, адаптации, фрустрации, копинг-стратегий и защитных механизмов у студентов-перво­курсников, являющихся выпускниками городских и сельских школ. Сформу­лированы психолого-педагогические условия преодоления депривации у студен­тов. Названы направления и содержание деятельности психологической службы вуза по обеспечению преодоления депривации у студентов. Представ­лены результаты формирующего эксперимента.

Ключевые слова: Депривация, культурно-образовательная среда, адап­тация, фрустрация, стратегии преодоления, защитные механизмы.


Поступление в вуз и обучение в нем связаны для многих первокурс­ников с необходимостью покинуть привычную среду (дом, родителей, друзей), переехать в другой город, включиться в иной уклад жизни, культуру, новые отношения. Особен­но это касается выпускников сельс­ких школ, которые могут переживать депривацию (чувство лишения) из-за нарушения привычных отношений, потери прежних контактов, невоз­можности удовлетворять свои мате­риальные и социальные потребности в той мере, как это доступно их одно­курсникам — выпускникам городс­ких школ. Депривация базовых потребностей, в свою очередь, может негативно сказаться на стремлении студентов к самореализации/самоак­туализации, отрицательно повлиять на качество профессиональной под­готовки будущих специалистов, а значит, и на благосостояние обще­ства.

В этой связи психологическая поддержка студентов вуза, испыты­вающих депривацию, является осо­бой проблемой, решение которой требует специального исследования.

Первые научные исследования депривации появились в 1930-е гг. и касались проблемы «материнской депривации», которая актуальна и в настоящее время. В последующие годы проблема депривации рассмат­ривалась более широко, охватывая значительный круг потребностей. Исследователями отмечался дес­труктивный характер депривации, ее связь с фрустрацией, агрессией, де­прессией и другими негативными психоэмоциональными проявления­ми. На сегодняшний день можно привести следующие примеры опре­деления понятия «депривация».

«Психическая депривация явля­ется психическим состоянием, воз­никшим в результате таких жизнен­ных ситуаций, где субъекту не предо­ставляется возможности для удовле­творения некоторых его основных (жизненных) психических потребно­стей в достаточной мере и в течение достаточно длительного времени» (Лангмейер, Матейчик, 1984, с. 19).

«Депривация [Позднелат. Depriva­tion — потеря, лишение] (в психоло­гии) — психическое состояние, воз­никновение которого обусловлено жизнедеятельностью личности в условиях продолжительного или существенного ограничения возможностей удовлетворения жизненно важ­ных ее потребностей» (Социальная психология, 2005, с. 40).

Депривация — «ограничение или лишение возможности удовлетворе­ния личностно значимых потребнос­тей» (Бережнова, 1999, с. 271).

«Депривация (Лат. Deprivatio — потеря, лишение) — психическое со­стояние, при котором люди испыты­вают недостаточное удовлетворение своих потребностей. В социологии используются понятия абсолютной и относительной депривации. В соци­альной психологии используют по­нятие относительной депривации и фрустрации» (Http://ru. wikipedia. org).

Как видно из представленных оп­ределений, депривация рассматри­вается в двух аспектах: 1) как психи­ческое состояние, вызванное недо­статочным удовлетворением значи­мых потребностей; 2) как ситуация ограничения или лишения возмож­ности удовлетворения потребностей субъекта.

Проблема депривации на сегодняш­ний день широко отражена в психо­логической и социологической ли­тературе. В исследованиях представ­лены разнообразные виды/формы депривации: стимульная (сенсорная) депривация, депривация значений (когнитивная), депривация эмоцио­нального отношения (эмоциональ­ная), депривация идентичности; со­циальная и социально-экономи­ческая депривация личности; сексу­альная депривация. Ю. Е. Руденская говорит о социализационной депри-вации, которая в отличие от социаль­ной не связана с «лишением общест­ва» (Руденская, 2010). Однако личность не переживает чувства со­циальной причастности и социальной поддержки в существующей системе социальных отношений, не удовле­творяется ее потребность в приня­тии, признании и контроле, что про­воцирует на деструктивное поведе­ние.

Об искусственной социальной де-привации, которая издревне приме­нялась для воспитания воинов, по­слушников, монахов, пишет Е. А. Кня­зев (Князев, 2010). Педагогика такой депривации строилась на личност-но-отчужденном образовании, дегу-манизированном по сути. Иной тип образования возникает в начале XX в. в ряде стран мира. Оно по­строено на принципах свободы и гу­манизма, созвучных с системой об­щественного образования США, реа­лизовавших такую модель еще в середине XIX в. Происходит подлин­ная революция в образовании — переход к образованию как созданию и саморазвитию собственного образа учащегося в процессе обучения и воспитания.

В последние годы отечественные исследователи особое внимание уде­ляют культурной и образовательной депривации: культурная депривация связывается с особенностями семей­ного уклада и миграционными про­цессами в мире, а образовательная — с сокращением количества мест бес­платного обучения в средних специ­альных учебных заведениях и вузах, а также с ограничением возможности обучающегося в удовлетворении его образовательных потребностей в самоуважении, самовыражении, само­утверждении в образовательной дея­тельности (Алексеенкова, 2009; Бе-режнова, 1999; Степанова, 2007).

На взаимосвязь образовательной среды и эмоциональной депривации у подростков указывает М. В. Беседи-на (Беседина, 2004), отмечая, что если образовательная среда не соот­ветствует индивидуальным особен­ностям учащихся, их интересам и потребностям, то она оказывает не­гативное влияние на эмоциональную сферу учащихся и становится фак­тором появления эмоциональной де-привации школьников, что ведет к нарушению их здоровья.

Наряду с названными видами де-привации особый интерес представ­ляет различение понятий «абсо­лютная» и «относительная деприва-ция». Абсолютная депривация — невозможность для индивида или социальной группы удовлетворять свои базовые потребности в продук­тах питания, жилище, медицинском обслуживании, образовании и т. д. Относительная депривация — вос­приятие своего положения как худ­шего по сравнению с положением других, субъективно воспринимае­мое и болезненно переживаемое не­совпадение «ценностных ожиданий» (блага и условия жизни, которые, как полагают люди, они заслуживают по справедливости) и «ценностных воз­можностей» (блага и условия жизни, которые люди, как им представля­ется, могут получить в реальности).

Переживание депривации субъек­том связано с особенностями окру­жающей его социальной среды. В кон­це ХХ в. в педагогическую психоло­гию вошел термин «образовательная среда», дополнив ряд таких понятий, как «социальная ситуация разви­тия», «социальные условия», «соци­альная среда». При этом образова­тельная среда, в частности, трактует­ся как совокупность материальных факторов образовательного процесса, межличностных отношений и спе­циально организованных психоло­го-педагогических условий для фор­мирования и развития личности (Педагогическая психология, 2010, с. 31).

Среди проблем современного образовательного процесса выделя­ются: 1) необходимость формирова­ния культуры личности на всех сту­пенях образования и во всех ее про­явлениях (психологическая, эколо­гическая, эмоциональная, коммуни­кативная, конфликтологическая, гуманитарная, информационная, эстетическая культура и др.); 2) ак­культурация (адаптация к иной культурной среде) иностранных сту­дентов к российской системе про­фессионального образования, а так­же мигрантов и выпускников нацио­нальных школ; 3) стремление мно­гочисленных народов России к сохранению и поддержанию нацио­нально-культурных традиций в усло­виях совместного проживания и обу­чения с представителями других национальностей; 4) разный уровень и характер культуры у городских и сельских жителей: акцент на разви­тии практической активности (прак­тического мышления) у сельских жителей и на теоретическом мышле­нии у городских жителей; 5) органи­зационная культура образователь­ных учреждений в виде декларируе­мой совокупности идей, ценностей, норм и образцов поведения, опреде­ляющих направления развития как личности обучающихся, так и самого образовательного учреждения.

В этой связи более уместно го­ворить не просто об образовательной среде, а о «культурно-образователь­ной среде» учебного заведения (школы, колледжа, вуза). Культурно-обра­зовательная среда вуза определяется нами как совокупность материальных факторов образовательного процесса вуза, социокультурных отношений субъектов образования и специально организованных психодидактичес­ких условий формирования и разви­тия личности специалиста.

В связи с рассматриваемой проб­лемой необходимо отметить, что, по­ступив в вуз и оказавшись в другой культурно-образовательной среде, вчерашние школьники лишаются привычного круга общения, сталки­ваются с другими системами ценно­стей, иным уровнем материального благосостояния и культуры. Неко­торые из них начинают учиться в вузе на неродном языке, что состав­ляет для них дополнительные труд­ности. Студенты могут переживать как абсолютную, так и относитель­ную депривацию. Сравнивая свой уровень благосостояния, свои воз­можности и способности с тем, чем обладают их однокурсники, неко­торые студенты осознают, что они не имеют многого (связи, деньги, защи­щенность, коммуникабельность, уро­вень знаний и др.) из того, что есть у других студентов. Особенно это ка­сается выпускников сельских школ. Возникающее при этом состояние относительной депривации дезорга­низует их поведение и деятельность, негативно сказывается на эмоцио­нальном состоянии, межличностных отношениях, адаптации в вузе.

Таким образом, депривация у сту­дентов в образовательном процессе — это: 1) психическое состояние, воз­никающее вследствие реальных ли­шений (абсолютная депривация), а также осознания ограниченности своих возможностей (относительная депривация) в удовлетворении раз­нообразных потребностей, обуслов­ленное значительными изменениями образа жизни и характера учебной деятельности в связи со сменой куль­турно-образовательной среды; 2) си­туация недовыполнения образова­тельным учреждением своих функ­ций по обеспечению полноценного развития и удовлетворения разно­образных потребностей субъектов образовательного процесса.

Повышение качества подготовки специалиста, несомненно, связано с совершенствованием культурно-обра­зовательной среды, в том числе и в направлении уменьшения ее депри-вирующего влияния на личность студентов. В этой связи нами было проведено экспериментальное иссле­дование, в котором приняли участие 77 студентов-первокурсников в воз­расте 17–19 лет (41 человек — перво­курсники, окончившие сельскую школу и приехавшие учиться в го­род; 36 человек — первокурсники, окончившие городскую школу), из них — 16 девушек и 61 юноша, обучающихся в Стерлитамакском филиале Уфимского государствен­ного авиационного технического уни­верситета (УГАТУ).

Для выявления уровня депри-вированности студентов использова­лась модификация методики диагнос­тики степени удовлетворенности основных потребностей (Райгородс-кий, 2006).

Методика представляет собой набор из 15 потребностей, составлен­ных с учетом жизнедеятельности и запросов студентов и сгруппирован­ных в соответствии с «пирамидой потребностей» А. Маслоу:

1. Иметь дорогие вещи (одежда, украшения, техника).

2. Иметь деньги на необходимые нужды.

3. Иметь источник дохода (подра­ботка/работа, поддержка со стороны родителей и др.).

4. Заботиться о своем здоровье.

5. Иметь друзей/знакомых, к ко­торым можно обратиться при необ­ходимости за помощью, иметь защит­ников.

6. Чувствовать себя в безопаснос­ти, получать необходимую заботу и поддержку.

7. Общаться с любимым человеком.

8. Иметь хороших друзей в своем окружении на работе/в учебе.

9. Получать удовольствие от об­щения с окружающими людьми.

10.Достичь успехов в учебе/работе.

11. Получать похвалу от окру­жающих (преподавателей, сверстни­ков, коллег).

12. Производить впечатление/ быть в центре внимания.

13. Проявить свой кругозор/эру­дицию/образованность.

14. Проявить свои таланты, способ­ности.

15.Создать/открыть что-то новое, оригинальное.

Студентам предлагалось провести попарное сравнение всех потребнос­тей друг с другом, выразив свое мне­ние на специальных матрицах реги­страционного бланка: первый раз — по значимости (насколько важно иметь названную потребность в срав­нении с другими) и второй раз — по доступности (насколько реально имеется возможность удовлетворить сравниваемые потребности). Потреб­ности классифицировались сле­дующим образом:


1) материальные: 1, 2, 3;

2) в безопасности: 4, 5, 6;

3) в общении: 7, 8, 9;

4) в признании, оценке: 10, 11, 12;

5) в самореализации: 13, 14, 15.

Подчитывалось, сколько раз ис­пытуемый отдавал предпочтение удовлетворению той или потребнос­ти. В качестве показателя деприва-ции выступала разница между же­лаемым и доступным уровнем удо­влетворения потребности по каждой конкретной потребности. Потреб­ность считалась депривированной, если желание/стремление студента превосходило его возможности. По­лученные таким образом показатели суммировались, составляя показа­тель депривированности групп по­требностей и уровень депривирован-ности личности в целом.

Также использовались разрабо­танные нами и прошедшие психоме­трическую проверку: методика ис­следования адаптированности студен­тов в вузе (Дубовицкая, Крылова, 2010), опросник для определения уровня учебной фрустрированности у студентов (Дубовицкая, Эрбегеева, 2008). С целью выявления индиви­дуально-психологических корреля­тов депривации использовались: тест SACS для определения стратегий преодоления (С. Хобфолл) (см.: Во­допьянова, Старченкова, 2003), оп­росник Плутчика—Келлермана—Кон-те «Индекс жизненного стиля» (см.: Каменская, 1999), многофакторный факторный личностный опросник Р. Кеттелла (см.: Капустина, 2001). Значимость различий проверялась с помощью t-критерия Стьюдента.

В ходе сравнительного анализа с использованием методики удовле­творенности основных потребностей установлено, что «сельские» студен­ты более депривированы, чем городс­кие (57.8 и 26.5 балла соответствен­но, T < 0.001), по всем видам потребнос­тей, кроме потребности в общении. Также выявлены различия в рас­пределении рангов депривирован-ности различных групп потребнос­тей. У выпускников сельских школ наиболее депривированными ока­зались потребности в безопасности (ранг I) и материальные потребности (ранг II), наименее депривирован-ными оказались потребности в само­реализации (ранг V). У выпускников городских школ наиболее депри-вированными оказались потребнос­ти в самореализации (ранг I) и потребности в признании (ранг II), наименее депривированными — по­требности в безопасности (ранг V). Выпускники сельских и городских школ значительно отличаются друг от друга по степени выраженности и удовлетворенности различных по­требностей.

По результатам методики исследо­вания адаптированности студентов в вузе «сельские» студенты также ока­зались менее адаптированными, чем городские (22.4 и 26.4 балла соответ­ственно, T < 0.001), как к учебной группе, так и к учебной деятельнос­ти, более фрустрированными (10.6 и 6.5 балла соответственно, T < 0.001). Установлены различия в динамике процесса адаптации: адаптирован-ность как к учебной группе, так и к учебной деятельности у студентов — выпускников сельских школ хотя и растет к V курсу, но все же в среднем остается ниже, чем у студентов — вы­пускников городских школ.

Согласно результатам исследова­ния стратегий преодоления (методика С. Хобфолл), студенты — выпуск­ники сельских школ чаще использу­ют деструктивные/дезадаптивные копинг-стратегии: «асоциальные дей­ствия» (19.1 и 15.1 балла соответст­венно, T < 0.001), «агрессивные дейст­вия» (18.9 и 15.8 баллов соответствен­но, T < 0.001), менее склонны к использованию стратегии «ассертив-ные действия» (8,8 и 10,4 балла соот­ветственно, T < 0.01); им в большей степени присущи эго-защитные ме­ханизмы «вытеснение» (4.35 и 3.34 балла соответственно, T < 0.01), «ре­грессия» (6.9 и 4.8 балла соответствен­но, T < 0.05), «замещение» (2.58 и 2.27 балла соответственно, T < 0.05); показатели общей напряженности защит у сельских студентов также значимо выше (47,6 и 41,4 балла, соответственно, T < 0.05).

Проведенный корреляционный анализ показал, что депривация у студентов имеет значимую положи­тельную связь с учебной фрустриро-ванностью (R = 0.711; Р < 0.01), асо­циальной стратегией преодоления «асоциальные действия» (R = 0.457; Р < 0.01), со стратегий «агрессивные действия» (R = 0.726; Р < 0.05); также положительно коррелирует со сле­дующими эго-защитными механизма­ми: «регрессия» (R = 0.616; Р < 0.01), «вытеснение» (R = 0.292; Р < 0.05); черты личности по опроснику Р. Кет-телла: фактор I (Жесткость — Чув­ствительность; R = 0.512; Р < 0.05), фактор М (Практичность — Мечта­Тельность; R = 0.612; Р < 0.01); фак­тор О (Спокойствие — Тревожность; R = 0.340; Р < 0.01). Чем выше депри-вированность студентов, тем выше у них учебная фрустрированность, асоциальные и агрессивные дейст­вия, регрессия и вытеснение как формы защиты, чувствительность, мечтательность/оторванность от реальности, тревожность.

Депривация отрицательно свя­зана с адаптацией в вузе (r = —0.808; Р<0.01), Со стратегией «ассертив-ные действия» (R = —0.402; Р < 0.01), с фактором А (Замкнутость — Общ­Ительность, r= —0.827), фактором В (Уровень интеллекта, r =—0.603; Р<0.01), фактором С (Эмоциональ­ная нестабильность — Эмоциональная стабильность; r =—0.543; Р<0.01), фактором Н (Робость — Смелость; R=— 0.612; Р<0.01), фактором Q2 (Конформизм — Нонконформизм; r =—0.401; Р<0.01). Чем ниже уро­вень депривации, тем выше показа­тели адаптированности в вузе, ас-сертивности действий, уровня ин­теллекта, эмоциональной стабильно­сти, смелости, нонконформизма. Полную матрицу корреляций см. в Приложении

Полученные результаты позволя­ют сформулировать психолого-пе­дагогические условия, способствую­щие преодолению депривации у сту­дентов в образовательном процессе. Такими условиями, по нашему мне­нию, являются: 1) создание в вузе культурно-образовательной среды, обеспечивающей удовлетворение значимых потребностей (это могут быть материальные потребности, потребности в безопасности, в обще­нии, признании, познавательные потребности, потребности в самореа­лизации и др.); 2) активизация внутренних ресурсов и развитие ин­дивидуально-психологических особен­ностей личности студентов, обес­печивающих возможность конструк­тивного поведения в проблемной ситуации и снижение депривации.

Литература


Алексеенкова Е. Г. Личность в усло­виях психической депривации: Учебное пособие. СПб.: Питер, 2009.

Бережнова Л. Н. Региональные про­блемы образования: образовательная де-привация // Правоведение. СПб.: Изд-во СПб. ун-та, 1999. № 1. С. 271–272.

Беседина М. В. Образовательная среда как фактор эмоциональной депривации, вли­яющей на соматическое здоровье подрост­ков: Дис. ... канд. психол. наук. М., 2004.

Водопьянова Н. Е., Старченкова Е. С. Стратегии и модели преодолевающего поведения // Практикум по психологии менеджмента и профессиональной деятель­ности: Учебное пособие / Под ред. Г. С. Ни­кифорова, М. А. Дмитриевой, В. М. Снет-кова. СПб.: Речь, 2003. С. 311–321.

Депривация [электронный ресурс]: Http://ru. wikipedia. org/wiki/.

Дубовицкая Т. Д., Крылова А. В. Мето­дика исследования адаптированности студентов в вузе [электронный ресурс]: Психологическая наука и образование/ 2010. № 2. Http://www. psyedu. ru/jour-Nal/2010/2/Dubovitskaya_Krilo-va. phtml/.

Дубовицкая Т. Д., Эрбегеева А. Р. Про­блема фрустрации у студентов на началь­ном этапе обучения в вузе // Высшее образование сегодня. 2008. № 9. С. 54–57.

Каменская В. Г. Психологическая за­щита и мотивация в структуре конфлик­та. СПб.: Детство-пресс, 1999. С. 114–118.

Капустина А. Н. Многофакторная личностная методика Р. Кеттелла. СПб.: Речь, 2001.

Князев Е. А. Педагогика и психология социальной депривации (исторический аспект) [электронный ресурс]: Http:// Www. hr-portal. ru/article/pedagogika-i-Psikhologiya-sotsialnoi-deprivatsii-0.

Лангмейер Й., Матейчик З. Психи­ческая депривация в детском возрасте. Прага: Авиценнум, 1984.

Маслоу А. Мотивация и личность. СПб.: Питер, 2003.

Педагогическая психология: Учебное пособие / Под ред. Л. А. Регуш, А. В. Ор­ловой. СПб.: Питер, 2010.

Райгородский Д. Я. Практическая пси­ходиагностика: Методики и тесты. Самара: Издательский дом «БАХЯРАМ-М», 2006.

Руденская Ю. Е. Социальное качество личности студента в контексте компете-нтностной парадигмы [электронный рес­урс] Http://wall. sibupk. nsk. su/confer/ 2009/doklad25.doc.

Социальная психология. Словарь: Психологический лексикон. Энцикло­педический словарь: В 6 томах / Под ред. М. Ю. Кондратьева. М.: ПЕР СЭ, 2005.

Степанова М. Н. Предупреждение обра­зовательной депривации в процессе пре­подавания культурологических дисциплин в вузе // Известия Российского государст­венного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2007. Т. 8. № 27. C. 136–140.


Крылова Анастасия Владимировна, Стерлитамакская государственная педагогическая академия им. Зайнаб Биишевой, аспирантка

Контакты: 3687444@inbox. ru

Дубовицкая Татьяна Дмитриевна, доцент Стерлитамакской государст­венной педагогической академии им. Зайнаб Биишевой, доктор психологи­ческих наук

Контакты: Tatdm@mail. ru