Книги по психологии

ВЗАИМОСВЯЗЬ ОСОБЕННОСТЕЙ СТРУКТУРЫ ТЕМПЕРАМЕНТА И ХАРАКТЕРИСТИК ЛИЧНОСТИ У БОЛЬНЫХ НЕВРОТИЧЕСКИМИ РАССТРОЙСТВАМИ
Периодика - Вестник психотерапии

А. В. Каданцева, О. Ю. Щелкова

Санкт-Петербургский государственный университет

Введение

Основная идея специальной теории индивидуальности В. М. Русало-ва об иерархическом соподчинении всех индивидуальных различий при определяющей роли фактора биологического характера постоянно обрета-ет подтверждение [3, 14, 15]. Хотя формально-динамические, темперамен-тальные свойства человека устойчивы во времени, «природные основы мо-гут либо усиливаться, либо, наоборот, тормозиться, ослабляя продуктив-ность человеческой деятельности, что может привести к возникновению неврозов» [8, с. 158]. Отсюда следует очевидная необходимость изучения взаимосвязи особенностей структуры темперамента и других подструктур индивидуальности у больных невротическими расстройствами, что позво-лит более глубоко оценить и понять структуру их невротического кон-фликта. Это согласуется с принципами патогенетического подхода и сис-темной концепцией психической адаптации, принятыми в современной неврозологии и психосоматике [ 2, 5, 7, 10].

В связи с этим была поставлена цель настоящего исследования – изучить взаимосвязь структуры темперамента с особенностями копинг-стратегий, с механизмами психологической защиты, внутри- и межлично-стной конфликтности у больных невротическими расстройствами. В соот-ветствии с целью были сформулированы задачи:

1) исследовать особенности структуры темперамента у больных нев-ротическими расстройствами;

2) провести сравнительный анализ:

А) структуры и степени выраженности копинг-стратегий,

Б) структуры и степени выраженности механизмов психологиче-
ской защиты,

В) структуры личностной и межличностной конфликтности у
больных невротическими расстройствами, различающихся по своим тем-
пераментальным характеристикам;

3) исследовать взаимосвязь особенностей структуры темперамента и характеристик личности у пациентов, различающихся по своим темпера-ментальным характеристикам.

Материал и методы исследования

Для реализации цели и задач исследования использовали следующие экспериментально-психологические методики:

• «Опросник структуры темперамента» В. М. Русалова [13] позволил
выявить основные характеристики темперамента. Опросник структуры
темперамента В. М. Русалова позволяет получить 8 показателей: предмет-
ную эргичность (ЭР), социальную эргичность (СЭР), предметную пластич-
ность (П), социальную пластичность (СП), индивидуальный темп предмет-
ной деятельности (Т), индивидуальный темп коммуникативной деятельно-
сти (СТ), эмоциональную предметную чувствительность (ЭМ), эмоцио-
нальную коммуникативную чувствительность (СЭМ).

Высокие показатели первых шести шкал говорят о широте сферы деятельности, высоком тонусе, работоспособности, общительности, гибко-сти мышления, разнообразии в деятельности, легкости установления но-вых социальных контактов, высоком темпе поведения, легкости, плавности речи. Таким образом, первые шесть шкал отражают характеристики, высо-кий уровень которых способствуют адаптивности человека.

Высокие показатели шкалы ЭМ говорят о высокой чувствительности к несоответствию между ожидаемым и реальным, об ощущении неполно-ценности продукта своей деятельности, беспокойстве, тревожности, неуве-ренности, а шкалы СЭМ – о ранимости, высокой чувствительности к не-удачам в общении, беспокойстве. То есть последние две шкалы отражают характеристики, низкий уровень которых способствуют адаптивности че-ловека. Дополнительный параметр «индекс адаптивности» (ИА) вычисля-ется по формуле [13]:

ИА = (ЭР + СЭР + П + СП + Т + СТ) – (ЭМ + СЭМ),

Где ЭР, СЭР, П, СП, Т, СТ, ЭМ, СЭМ – шкалы опросника В. М. Русалова.

Высокие показатели ИА свидетельствуют о высокой психической адаптивности человека, низкие – о низкой;

• «Индекс жизненного стиля» («Life style index» – LSI) [11] опреде-лил механизмы психологической защиты;

• «Способы копинга» [1, 6] показал индивидуальную структуру сов-ладающего поведения испытуемых;

• «Незаконченные предложения» [4] и «Опросник для изучения ин-трапсихических конфликтов» установили особенности личностной и меж­личностной конфликтности.

Обследовано 77 пациентов - больных невротическими расстрой­ствами, находящихся на стационарном лечении в Городской психоневро­логической больнице № 7 им. акад. И. П. Павлова (Санкт-Петербург); из них мужчин было 15 (19 %), женщин - 62 (81 %). Средний возраст пациен­тов составил (34 ± 1) год. Ведущим расстройством у больных являлся тре­вожно-депрессивный синдром (33 пациента, или 43 %). У 57 пациентов (74 %) длительность заболевания составляет не более 1 года.

Результаты и их анализ

В соответствии с программой исследования на 1-м этапе выделены две группы больных невротическими расстройствами в зависимости от значения ИА по методике В. М. Русалова [13]. На основании индекса паци­енты разделены на две группы: 1-я (n = 37) - с низкими, 2-я (n = 40) - с вы­сокими показателями. Разделение происходило в соответствии со значени­ем медианы по данному признаку. Средние значения ИА и других шкал опросника у пациентов представлены в табл. 1. Достоверность значимости различий в группах составила не менее p < 0,05.

Таблица 1 Значения шкал и ИА опросника структуры темперамента, Балл (М ± m)

Показатель

Группа больных

1-я

2-я

ЭР

4,27 ± 0,4

6,70 ± 0,44

СЭР

6,16 ± 0,48

8,90 ± 0,41

П

4,92 ± 0,34

8,10 ± 0,40

СП

4,84 ± 0,42

6,95 ± 0,30

Т

5,59 ± 0,47

8,83 ± 0,28

СТ

5,19 ± 0,37

8,58 ± 0,33

ЭМ

9,68 ± 0,40

5,90 ± 0,62

СЭМ

9,46 ± 0,28

7,40 ± 0,38

ИА

11,84 ± 1,26

34,75 ± 1,18

Как видно из табл. 1, во 2-й группе пациентов параметры эргичности, пластичности и индивидуального темпа были существенно выше, а пара­метры эмоциональной чувствительности достоверно ниже, чем у пациен­тов 2-й группы.

На следующем этапе был проведен сравнительный анализ структуры и степени выраженности копинг-стратегий, структуры и степени выражен­ности механизмов психологической защиты, структуры личностной и межличностной конфликтности в сравниваемых группах. Результаты срав­нения представлены в табл. 2.

Таблица 2 Показатели психологических тестов, балл (М ± m)

Показатель

Группа больных

P ≤

1-я 2-я

Копинг-стратегии

Принятие ответственности 0,73 ± 0,03 0,66 ± 0,03

Механизмы психологической защиты

Подавление

73,46 ± 3,89

53,23 ± 4,64

0,01

Регрессия

80,24 ± 3,17

69,85 ± 3,30

0,05

Проекция

74,65 ± 4,04

62,03 ± 4,64

0,05

Интеллектуализация

62,30 ± 4,85

50,30 ± 4,77

-

Реактивное образование

81,57 ± 2,96

71,08 ± 3,94

0,05

Кровень напряженности защит

553,00 ± 13,03

474,03 ± 17,52

0,01

Конфликтность в:

Профессиональной сфере

3,43 ± 0,23

2,73 ± 0,21

0,05

Сфере общения

2,38 ± 0,22

1,88 ± 0,18

-

Отношении к сотрудникам

1,41 ± 0,19

0,95 ± 0,15

-

Конфликт между:

Потребностями к независимости и в получении помощи

4,21 ± 0,15

3,77 ± 0,18

-

Потребностью в достижениях и страхом неудач

3,54 ± 0,20

2,93 ± 0,18

0,05

Поступками и нормами

3,05 ± 0,21

2,58 ± 0,19

-

Нормами и агрессивными тенденциями

3,84 ± 0,18

3,38 ± 0,20

-

Как видно из табл. 2, в 1-й группе пациентов средние показатели ко­пинг-стратегии «принятие ответственности», механизмов психологической защиты «подавление», «регрессия», «проекция», «реактивное образова­ние», а также общего «уровня напряженности защит» оказались выше, чем соответствующие показатели у пациентов 2-й группы. Это может свиде­тельствовать о более высоком уровне нервно-психического напряжения у пациентов 1-й группы по сравнению с пациентами 2-й группы.

Показатели уровня конфликтности в различных сферах системы внутри - и межличностных отношений также оказались достоверно выше в 1-й группе, по сравнению со 2-й: в сфере общения, в профессиональной сфере, в отношении к сотрудникам, а также между потребностями к неза-висимости и в получении помощи, между потребностью в достижениях и страхом неудач, между поступками и нормами, между нормами и агрес-сивными тенденциями (см. табл. 2). Это соответствует предположению о более высоком уровне нервно-психического напряжения у пациентов с более низкими показателям ИА, чем у пациентов с более высокими его значениями.

В соответствии с задачами исследования, на следующем этапе был проведен анализ интеркорреляций психодиагностических показателей от-дельно в 1-й и 2-й группах пациентов.

В 1-й группе пациентов длительность заболевания прямо пропор-ционально зависела от возраста (r = 0,36, р ≤ 0,05). Во 2-й группе – была обратно пропорциональна некоторым показателям темперамента: с соци-альной пластичностью (r = –0,36, р ≤ 0,05), с индексом уровня готовности к социальной деятельности (r = –0,31, р ≤ 0,05) и с индексом социальной ак-тивности (r = –0,34, р ≤ 0,05).

Анализ корреляций психодиагностических показателей общей груп-пы пациентов не выявил достоверных взаимосвязей длительности заболе-вания с возрастом пациентов или с какими-либо параметром темперамен-та. Можно полагать, что некоторые темпераментные характеристики спо-собствуют формированию длительности заболевания при низких значени-ях ИА. Прямо пропорциональная взаимосвязь значений возраста и дли-тельности заболевания у пациентов 1-й группы с «неадаптивной» структу-рой темперамента может свидетельствовать об относительно раннем нача-ле заболевания, что согласуется с классическими исследованиями взаимо-связи неврозов и особенностей функционирования высшей нервной дея-тельности И. П. Павлова [9].

Анализ корреляций между показателями темперамента в 1-й и 2-й группах пациентов обнаружил в 1-й группе 38 значимых взаимосвязей, а во 2-й группе значительно больше – 48. Это говорит о том, что у пациентов 2-й группы компоненты структуры темперамента являются более согласо-ванными между собой по сравнению с пациентами 1-й группы.

Анализ интеркорреляций между показателями темперамента и пока-зателями копинг-стратегий, механизмов психологической защиты и психо-логической конфликтности соответствует выводам, сделанным нами ранее. В 1-й группе обнаружено 44 значимых взаимосвязи между показателями темперамента и характеристиками личности, а во второй группе – 58. Та-ким образом, у больных невротическими расстройствами 2-й группы ком-поненты структуры темперамента являются более согласованными не только между собой, но и с другими подструктурами индивидуальности, чем у пациентов 1-й группы.

Было выявлено также, что во 2-й группе больных среднее значение выраженности копинг-стратегии «конфронтация» положительно взаимо-связано со многими параметрами темперамента, а именно, с эргичностью предметной (r = 0,40, р ≤ 0,05), пластичностью предметной (r = 0,41, р ≤ 0,05), пластичностью социальной (r = 0,50, р ≤ 0,05), с индексом уровня го-товности к предметной деятельности (r = 0,54, р ≤ 0,05), индексом уровня готовности к социальной деятельности (r = 0,41, р ≤ 0,05), индексом пред-метной активности (r = 0,51, р ≤ 0,05), индексом социальной активности (r = 0,40, р ≤ 0,05), индексом общей активности (r = 0,58, р ≤ 0,05), с ИА (r = 0,37, р ≤ 0,05). Это говорит о том, что у больных невротическими рас-стройствами выраженность копинг-стратегии «конфронтация», обусловле-на в том числе особенностями структуры темперамента, которая характе-ризуется большей выраженностью параметров эргичности, пластичности и индивидуального темпа относительно уровня выраженности параметра эмоциональности.

Анализ взаимосвязей между показателями темперамента и показате-лями копинг-стратегий, механизмов психологической защиты и психоло-гической конфликтности показал также, что среди всех показателей темпе-рамента наиболее насыщенными корреляционными связями в обеих груп-пах оказались предметная эмоциональная чувствительность и социальная эмоциональная чувствительность. Причем во 2-й группе таких взаимосвя-зей с характеристиками личности было обнаружено больше, чем в 1-й группе больных.

Результаты анализа корреляций показателей темперамента предмет-ной эмоциональной чувствительности и социальной эмоциональной чувст-вительности с характеристиками личности в 1-й и 2-й группах больных приведены в табл. 3. Приведенные коэффициенты корреляции значимы при p ≤ 0,05.

Как можно видеть из табл. 3, во 2-й группе пациентов (с высокими показателем индекса адаптивности) по сравнению с 1-й группой наблюда-ется больше взаимосвязей эмоциональной чувствительности с механизма-ми совладающего поведения, психологической защиты, а также с психоло-гической конфликтностью, что соответствует результатам, полученным на предыдущих этапах исследования, которые свидетельствуют о большей степени согласованности между компонентами структуры темперамента и другими характеристиками личности у больных невротическими расстрой-ствами второй группы. Также, учитывая то, что во 2-й группе пациентов показатели эмоциональной чувствительности достоверно ниже, чем в 1-й, можно предположить, что чем ниже значение эмоциональной чувстви-тельности у больных невротическими расстройствами, тем в большей степени она взаимосвязана со структурами психологической конфликтности, копинг-поведением и механизмами психологической защиты.

Таблица 3 Интеркорреляции показателей ЭМ и СЭМ с характеристиками личности больных невротическим расстройствами

Показатель методик

Группа больных

1-я

2-я

ЭМ СЭМ

ЭМ СЭМ

Копинг-стратегии:

Самоконтроль

0,34

Планирование

0,32

Избегание

0,40

Поиск социальной поддержки

0,51

Принятие ответственности

0,40

Механизмы психологической защиты:

Проекция

0,42

0,47

0,38

Замещение

0,41

0,33

Регрессия

0,45

0,37

Компенсация

0,37

0,64

0,42

Реактивное образование

0,37

0,33

Уровень напряженности защит

0,36

0,42

0,33

Конфликтность в отношении к:

Друзьям

0,38

Сотрудникам

0,32

Начальству

0,36

0,36

0,38

Подчиненным

0,40

Семье

0,34

Половой жизни

0,36

0,36

Страхи

0,37

Чувство вины

0,33

0,34

Конфликт между:

Стремлением к удовлетворению собственных потреб-ностей и требованиями окружающей среды

0,53

0,43

Потребностями к доминированию и подчинению

0,42

Поступками и нормами

0,34

0,41

0,33

0,50

Стремлением к достижениям во всех областях и невоз-можностью совместить требования различных ролей

0,32

0,42

Уровнем доверенных задач и собственными возможно-стями

0,45

0,43

0,40

Уровнем притязаний и возможностями

0,53

0,47

Выраженной потребностью проявить себя и отсутстви-ем позитивных усилий

0,37

0,48

Между сильной потребностью быть полноценным мужчиной (полноценной женщиной) и наличием эмо-ционально-сексуальной неудовлетворенности

0,42

0,38

0,44

Показатель социальной эмоциональной чувствительности оказался очень тесно взаимосвязанным с механизмами психологической защиты в обеих группах больных. Из этого можно сделать вывод о том, что у боль-ных невротическими расстройствами высокая социальная эмоциональная чувствительность обусловливает более высокий уровень тревоги и нервно-психического напряжения, что в свою очередь обусловливает и более вы-сокий уровень напряженности психологических защит.

Согласно В. М. Русалову [13], эмоциональная чувствительность ха-рактеризует чувствительность к несоответствию между ожидаемым и ре-альным. Это объясняет столь тесную связь между уровнем данного показа-теля и компонентами структур внутри - и межличностной конфликтности, которая наблюдается у пациентов 2-й группы.

Интересно отметить, что эмоциональная чувствительность в 1-й и 2-й группах пациентов играет роль в различных сферах межличностной кон-фликтности, в 1-й группе это – подчиненные, семья, половая жизнь, во 2-й – друзья, сотрудники, страхи, чувство вины. Таким образом, настоящее ис-следование подтверждает вывод о том, что различия в структуре темпера-мента накладывают отпечаток на разнообразные проявления личности [12] и в некоторой степени определяют ее своеобразие.

Выводы

1. У больных невротическими расстройствами, имеющих низкие значения ИА, в большей степени выражены механизмы психологической защиты и психологическая конфликтность, чем у пациентов с высоким уровнем ИА.

2. У больных невротическими расстройствами особенности струк-туры темперамента положительно взаимосвязаны с длительностью заболе-вания только в случае высоких значений ИА.

3. У больных невротическими расстройствами, имеющих высокие значения индекса адаптивности, выраженность копинг-стратегии «кон-фронтация» положительно взаимосвязана с выраженностью основных ха-рактеристик темперамента.

4. У больных невротическими расстройствами, имеющих высокие значения ИА, компоненты структуры темперамента являются более согла-сованными не только между собой, но и с другими подструктурами инди-видуальности, по сравнению с пациентами с низким показателями ИА.

Литература

1. Вассерман Л. И. Медицинская психодиагностика: теория, практи-ка и обучение / Л. И. Вассерман, О. Ю. Щелкова. – СПб., 2003. – 734 с.

2. Вассерман Л. И. О системном подходе в оценке психической адаптации / Л. И. Вассерман, М. А. Беребин, Н. И. Косенков // Обозр. психи-атрии и мед. психологии им. В. М. Бехтерева. – 1994. – № 3. – С. 16–25.

3. Грошев И. В. Психофизиологические различия мужчин и женщин / И. В. Грошев. – М., 2005. – 464 с.

4. Евдокимов В. И. Проективная психодиагностика / В. И. Евдокимов ; Гос. летн. акад. Украины. – Кировоград : ГЛАУ, 2000. – 200 с.

5. Карвасарский Б. Д. Психотерапия / Б. Д. Карвасарский. – СПб., 2000. – 544 с.

6. Методика для психологической диагностики способов совладания со стрессовыми и проблемными для личности ситуациями / Вассерман Л. И., Иовлев Б. В., Исаева Е. Р. [и др.]. – СПб. : Психоневрол. ин-т им. В. М. Бехтерева, 2009. – 37 с.

7. Мясищев В. Н. Личность и неврозы // Мясищев В. Н. Психология отношений. – Воронеж, 2004. – 400 с.

8. Нартова-Бочавер С. К. Дифференциальная психология / С. К. Нар-това-Бочавер. – М., 2003. – 280 с.

9. Павлов И. П. О типах высшей нервной деятельности и экспери-ментальных неврозах / И. П. Павлов. – Л., 1954. – 191 с.

10. Психологическая Адаптация к болезни у лиц с хронической по-чечной недостаточностью. Результаты экспериментально-психологиче-ского исследования / И. А. Васильева, Б. В. Иовлев, Р. О. Серебрякова, Е. В. Ткалина, О. Ю. Щелкова // Обозр. психиатрии и мед. психологии им. В. М. Бехтерева. – 2008. – № 4. – С. 8–11.

11. Психологическая Диагностика индекса жизненного стиля: посо-бие для врачей и психологов / Вассерман Л. И., Ерышев О. Ф., Клубова Е. Б. [и др.]. – СПб. : Психоневрол. ин-т им. В. М. Бехтерева, 2005. – 48 с.

12. Русалов В. М. Взаимосвязь характера и темперамента в структуре индивидуальности / В. М. Русалов, О. Н. Манолова // Психол. журн. – 2005. – Т. 26, № 3. – С. 65–74.

13. Русалов В. М. Опросник структуры темперамента / В. М. Русалов. – М., 1992. – 38 с.

14. Русалов В. М. Пол и темперамент / В. М. Русалов // Психол. журн. – 1993. – Т. 14, № 6. – С. 55–64.

15. Русалов В. М. Психологическая зрелость: единая или множест-венная характеристика? / В. М. Русалов // Психол. журн. – 2006. – Т. 27, № 5. – С. 83.