Книги по психологии

ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КУРСАНТОВ И СЛУШАТЕЛЕЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЙ МВД РОССИИ, СКЛОННЫХ К ДЕВИАНТНОМУ ПОВЕДЕНИЮ, ВОЗМОЖНОСТИ ИХ ПРОФИЛАКТИКИ И КОРРЕКЦИИ
Периодика - Вестник психотерапии

И Н. В. Стряпина

Уссурийский филиал Дальневосточного юридического института МВД России

Введение

В настоящее время в силу ряда объективных изменений, происхо­дящих в нашей стране, среди которых можно отметить ухудшение мате­риального благосостояния населения, безработицу, повышенную актив­ность криминальных структур, острые социальные катаклизмы и демо­графические проблемы, возникает тенденция к снижению значимости ду­ховных ценностей и нравственности, что приводит к увеличению распро­странения девиантных форм поведения в подростковой и молодежной среде.

Данные обстоятельства сказываются на ухудшении качества ком­плектования органов внутренних дел (ОВД) кадрами, несмотря на повы­шающиеся требования к профессиональному психологическому отбору. На службу, а также на учебу в образовательные учреждения МВД России, всё чаще приходят молодые люди, уже имеющие негативные привычки, асоциальные взгляды и наклонности [ 6, 10 ]. Это требует применения в отношении них дополнительных правовых, кадровых, организационных и психологических мер профилактики. В данной статье рассматривается только психологический аспект профилактики девиантного поведения курсантов и слушателей, так как имеющиеся на данный момент разработ­ки по его организации весьма фрагментарны.

При существующем в настоящее время разнообразии публикаций по проблемам профилактики девиантного поведения можно констатиро­вать, что изучение личностных особенностей субъектов, склонных к де-виантному поведению, рассматривалось исследователями преимущест­венно на специфических выборках (школьники подросткового и юноше­ского возраста, студенты и др.), а исследования на курсантах и слушате­лях образовательных учреждений МВД не проводились.

Отсутствие комплексных научных разработок по изучению детер­минант, предопределяющих девиантное поведение, и программ по преду­преждению девиантного поведения курсантов и слушателей обусловлива­ет актуальность обращения к теме.

Целью настоящего исследования явилось изучение личностных особенностей курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России, склонных к девиантному поведению, и определение возможности его профилактики и коррекции.

Материал и методы исследования

С 2002 по 2006 г. обследовано 733 сотрудника образовательных учреждений МВД России, из них курсантов и слушателей – 600 чело­век. Определены формы и причины девиантного поведения обучаю­щихся, а также личностные особенности, их обусловливающие, для реализации с учётом полученных данных профилактических и коррек-ционных мероприятий.

Для определения наиболее типичных для курсантов форм девиант-ного поведения и представлений о причинах девиаций в курсантской сре­де использованы: «Опросник распространённости в курсантской среде де-виантных форм поведения», анкета «В чём причина?», направленная на выяснение: приписывают ли курсанты ответственность за совершённые девиантные поступки себе, объясняя их своим поведением, способностя­ми, чертами личности или склонны приписывать ответственность за по­добные поступки внешним факторам (случаю, судьбе или другим людям) и «Анкета для сотрудников образовательных учреждений МВД России», предназначенная для изучения организации профилактики девиантного поведения курсантов и слушателей.

Изучение личностных особенностей курсантов с высоким и низким риском совершения девиантных поступков, проводилось при помощи оп­росника акцентуаций характера Смишека, методики «Стратегии преодо­ления стрессовых ситуаций» (SACS), разработанной С. Хобфоллом, мето­дики исследования агрессии А. Баса – А. Дарки, теста «Портретных вы­боров» Л. Сонди (адаптированный вариант Л. Н. Собчик), проективных методик «Дом. Дерево. Человек» (ДДЧ) и «Несуществующее животное», теста С. Розенцвейга, методики «Самооценка личности».

Данные методики применялись к двум группам курсантов: с низки­ми и высокими показателями девиантности. Основанием для деления на группы, с использованием интерквантильного анализа, стали объективные показатели дисциплинарных и асоциальных поступков, полученные в ре­зультате анализа «личных дел» курсантов и учебных журналов. Затем вы­являлась достоверность различий в личностных качествах между курсан­тами этих групп с использованием таких методов математической стати­стики как среднее арифметическое, среднее квадратичное отклонение, t-критерий Стьюдента.

Результаты исследования и их анализ

Опрос сотрудников образовательных учреждений МВД России (ру­ководителей строевых подразделений, преподавателей, а также психоло­гов) выявил (в порядке уменьшения значимости) наиболее распространённые формы девиантного поведения у курсантов и слушателей: гру­бость, сквернословие (4,40 балла); нарушение порядка несения службы (4,21); отрицательное отношение к учебе (4,18 балла). Курсанты к наибо­лее часто встречающимся формам девиантного поведения (в порядке уменьшения распространённости) относят: употребление ненормативной лексики (8,89 балла); склонность к нарушениям внутреннего распорядка (7,34); склонность к обману (6,71); склонность к употреблению алкоголя (6,62); склонность к нарушению порядка несения службы (6,11); склон­ность к самовольным отлучкам (5,95); неуважение к младшим команди­рам (5,79 балла).

Исследование причин девиантного поведения в курсантской среде показало, что к внутренним причинам опрошенные сотрудники относят (в порядке уменьшения значимости): неадекватную самооценку (4,20 бал­ла); несформированность у курсантов положительных ценностей (3,89); высокую агрессивность, неумение контролировать себя (2,99); неспособ­ность курсантов сопротивляться вредным влияниям (2,83); низкий уро­вень эмоционально-волевого контроля (2,69 балла).

В качестве наиболее распространенных внешних причин психологи, командиры и преподаватели называют: наличие образцов насилия и жес­токости, получаемые через средства массовой информации (3,75 балла); конфликты со сверстниками (3,53); отвержение со стороны других кур­сантов (2,35); одиночество, непонимание другими (2,23); плохую матери­альную обеспеченность курсанта (1,98 балла).

Таким образом, самой распространённой формой девиантного пове­дения в курсантской среде является, по мнению опрошенных лиц, «гру­бость, сквернословие, употребление ненормативной лексики». Среди внутренних причин, детерминирующих девиантное поведение, чаще всего называются особенности эмоционально-волевой и мотивационно-потреб-ностной сфер; среди внешних – влияние средств массовой информации и сокурсников.

По тесту Л. Сонди курсанты, склонные к девиантному поведению, делают большее количество положительных выборов среди портретов се­рии «h» (комформность), чем курсанты, не склонные к девиантному пове­дению (р 0,01), что говорит о большей выраженности у них таких ка­честв, как сенситивность, мнительность, податливость в характере, стрем­ление избежать неуспеха, а также о напряжённости аффилятивной по­требности, реализуемой через привязанность к конкретным людям, через поиск удачи в личной жизни.

Выявлены достоверные различия по фактору «hy» (истеричность) (р 0,01). Большее количество положительных выборов портретов этой серии курсантами, склонными к девиантному поведению, по сравнению с курсантами, не склонными к девиантному поведению, указывает на то, что у них более выражены эмотивность, честолюбие, высокая эмоциональная вовлечённость, поиск одобрения, стремления выставлять себя на­показ, неустойчивость и изменчивость настроения, снижение самокон­троля, противоречивость установок (быть причастным интересам группы и, одновременно, отстаивать свои эгоцентрические интересы, деклариро­вать альтруизм и реализовывать эгоистические потребности), склонность к авантюризму (как вариант отклоняющегося поведения).

Также курсанты, склонные к девиантному поведению, делают большее количество отрицательных выборов среди портретов серии «р» (целеустремленность, стеничность, настойчивость) (различия достоверны на уровне тенденции, р 0,05), что указывает на недисциплинирован­ность, ригидность, педантичность, избирательность в контактах, скрыт­ность, недоверие к окружающим, скептическую оценку чужого мнения, настороженность, недооценку себя, ранимость в отношении критики, по­вышенную конфликтность, внешнеобвиняющий тип реагирования, стремление приписывать окружающим свою враждебность, щепетиль­ность, стремление к правдоискательству. Мотивация избегания неуспеха у них так же высока, как и мотивация достижения, что создаёт внутрен­нюю напряжённость [ 11 ].

Можно предположить, что наличие повышенной ранимости и чувствительности в сочетании с ригидностью, у курсантов, склонных к девиантным поступкам, компенсируется излишней конфликтностью и агрессивностью.

Исследование курсантов методикой Смишека выявило значимые различия по шкалам педантичности, тревожности и неустойчивости. Наи­более контрастные различия наблюдаются по шкале тревожности. Разли­чия в средних значениях у курсантов, склонных и не склонных к совер­шению девиантных поступков, статистически значимы (р 0,001). У кур­сантов, склонных к девиантным поступкам, отмечается низкий уровень тревожности, что указывает на отсутствие покорности, настойчивость в споре, самоуверенность и дерзкое, агрессивное поведение. Данные ре­зультаты объясняются тем, что для нормальной жизнедеятельности чело­века необходим определенный уровень тревожности, так как «с возникно­вением тревоги происходит усиление поведенческой активности» [ 1 ], включаются дополнительные механизмы адаптации к изменившимся ус­ловиям. Полученные нами показатели очень низкой тревоги указывают на обратные процессы, предположительно ведущие курсантов, склонных к совершению девиантных поступков, к дезадаптации.

Кроме того у курсантов, склонных к девиантному поведению, также выявлены более высокие показатели по шкале педантичности (р 0,05). То есть, по сравнению с курсантами, не склонными к совершению деви-антных поступков, им свойственны большая неуверенность в собствен­ных силах, постоянный контроль и перепроверка, они часто тянут с при­нятием решений и соответственно не доводят начатое дело до конца.

По результатам методики Смишека также выявляются значимые различия у курсантов исследуемых групп по шкале «неустойчивая акцен­туация» (р 0,05). В частности, у курсантов, склонных к девиантному по­ведению, показатели по данной шкале выше. К. Леонгард [ 3 ] называет эту акцентуацию застревающей и характеризует людей, у которых она проявляется, как честолюбивых, злопамятных, повышенно чувствитель­ных к обидам, мнительных, заносчивых, несговорчивых, подозрительных, склонных приписывать собственную враждебность окружающим, некри­тично относящимся к своим поступкам.

Исследование личностных особенностей курсантов методикой А. Басса – А. Дарки позволило выявить ещё одну черту, на которую указы­вают практически все исследователи девиантного поведения – агрессив­ность. У курсантов, склонных к совершению девиантных поступков, на­блюдаются более высокие показатели практически по всем шкалам мето­дики, по сравнению с курсантами, не склонными к совершению девиант-ных поступков (р 0,001), в частности, по параметрам физическая, вер­бальная, косвенная агрессия, раздражительность, негативизм, подозри­тельность, а также в целом по индексам агрессивных реакций и враждеб­ности. Отсутствие достоверно значимых различий наблюдается только по шкале «обида».

Следовательно, курсанты, склонные к совершению девиантных по­ступков, причиняют нравственную боль или физические повреждения другим людям, часто выражают своё недовольство в виде брани, оскорб­ления, угрозы, упрёков, обидных шуток, клеветы, то есть проявляют как агрессивность, так и враждебность. По шкале «чувство вины» между кур­сантами сравниваемых групп также наблюдаются значимые отличия. По­казатели чувства вины у курсантов, склонных к девиантным поступкам, значительно ниже, чем у курсантов, не склонных к ним (р 0,001).

Наличие более выраженных агрессивных тенденций у курсантов, склонных к совершению девиантных поступков, по сравнению с курсан­тами, не склонными к девиантным поступкам, подтверждаются результа­тами проективных методик (ДДЧ, «Несуществующее животное»).

Так, курсанты, склонные к девиантным поступкам, значимо чаще используют в рисунках агрессивные элементы. Различия наблюдаются как по всем агрессивным элементам в целом (р 0,001), так и по отдель­ным параметрам: вербальная агрессия, другие виды агрессии (р 0,001), наличие кулаков (р 0,01).

По данным методики С. Розенцвейга [ 14 ] курсанты, склонные к совершению девиантных поступков, демонстрируют значительно боль­шее количество экстрапунитивных, то есть внешне-обвинительных ( E) реакций (р 0,01). Иначе говоря, для курсантов этой группы в большей степени характерно открытое выражение агрессии, направленное на соци­альное окружение, предметы или безличные обстоятельства. Кроме того, при столкновении с препятствием, курсанты, склонные к совершению де-виантных поступков, активно отрицают свою вину за совершенный по­ступок, стараясь приписать вину за происходящее окружающим; прояв­ляют враждебность, угрозу и другие открытые проявления агрессии, на­правленные против других лиц или предметов в окружении (высокие по­казатели по шкале E).

Курсанты, не склонные к совершению девиантных поступков, на­оборот чаще используют импунитивные реакции ( M), лишенные какой-либо агрессии или обвинения, а также признают фрустрирующую си­туации как малозначащую или подчеркивают отсутствие чьей-либо ви­ны (р 0,001). Данное поведение указывает на хорошие адаптационные возможности курсантов данной группы, на разнообразие поведенческих реакций. Об этом же свидетельствуют показатели по шкале «NP» – реак­ции с фиксацией на удовлетворении потребностей (р 0,01). Более высо­кие результаты по шкале NP говорят о склонности курсантов этой группы сосредотачиваться на разрешении фрустрирующей ситуации тем или иным способом. Это может принимать различные формы: требование по­мощи от других, самостоятельное решение ситуации или же выражение надежды на то, что время или ход событий сами собой приведут к ее ис­правлению. Главное, что такое поведение приводит к высокой стрессо-устойчивости, как способности противостоять стрессорным факторам.

Таким образом, данные, полученные по методике С. Розенцвейга, позволяют выделить психологические особенности, по которым курсан­ты, склонные к совершению девиантных поступков, отличаются от кур­сантов, не склонных к совершению девиантных поступков. В первую оче­редь, это наличие агрессивности как личностной характеристики, приво­дящей к дезадаптивному поведению и конфликтам с окружающими. Во-вторых, ограниченный поведенческий репертуар и отсутствие эффектив­ных навыков преодоления фрустрирующих ситуаций.

Данные по методике С. Розенцвейга коррелируют с результатами, полученными по методике SACS [ 9 ], с помощью которой были изучены поведенческие стратегии испытуемых.

Так, курсанты, не склонные к девиантному поведению, отдают предпочтение активным, просоциальным и непрямым стратегиям преодо­ления. Они значительно чаще используют ассертивные (р 0,001), соци­ально-контактные (р 0,001), социально-поддерживающие (р 0,001) и манипулятивные модели (р 0,05).

Курсанты, склонные к совершению девиантных поступков, чаще выбирают пассивные, прямые, асоциальные стратегии, то есть преимуще­ственно дезадаптивные типы копинг-поведения. Среди моделей поведе­ния преобладают стратегии избегания, агрессивные и асоциальные дейст­вия, а также импульсивные стратегии (р 0,001).

Кроме того, курсанты исследуемых групп, отличаются по количест­ву используемых стратегий. Так, курсанты, не склонные к девиантному поведению, используют не менее 4–5 моделей копинг-поведения, в то время как курсанты, склонные к совершению девиантных поступков, ис­пользуют всего 1–2 модели преодолевающего поведения, причем это де­структивные модели (избегание, агрессия, асоциальность).

Следовательно, поведенческие стратегии и модели поведения дос­товерно различаются у курсантов, склонных к совершению девиантных поступков, и курсантов, которые не совершают девиантных поступков. Это позволяет сделать вывод о слабо развитых психологических ресурсах совладания со стрессом у курсантов, склонных к девиантным поступкам, что подтверждается раннее проведенными исследованиями [ 2, 4, 13, 15 ].

Интересные данные получены при изучении самооценки курсантов методикой «Самооценка личности» [ 12 ], включающей в себя список личностных черт (10 характеристик), составленный по типу полярной шкалы. Курсантам предлагалось оценить степень выраженности 10 лич­ностных качеств у себя и у всех остальных членов группы. В результате опроса испытуемых по данной методике была получена краткая, выра­женная в числовых величинах (и потому сравнимая с другими) информа­ция о самооценке и групповой оценки личности (ГОЛ) [ 5 ]. Кроме того, данная процедура позволила определить степень расхождения самооцен­ки и групповой оценки личности.

Было выявлено наличие значимых различий при оценке себя кур­сантами, склонными и не склонными к совершению девиантных поступ­ков. В частности, курсанты, склонные к совершению девиантных поступ­ков, оценили себя значительно выше по шкалам «приятная внешность» (р 0,001), «уверенность в себе» и «сдержанность» (р 0,05), в то время, как курсанты, не склонные к совершению девиантных поступков, оцени­ли себя значительно выше по качеству «самокритичность» (р 0,001). По остальным качествам значимых различий в самооценке курсантов не наблюдается.

Данные по средним значениям групповой оценки личности курсан­тов, склонных и не склонных к девиантному поведению, указывают на то, что по всем оцениваемым качествам группа значительно выше оценила курсантов, не склонных к совершению девиантных поступков. Причем данные различия достоверно значимы практически по всем представлен­ным качествам личности, кроме общительности и уверенности в себе. В целом учебные группы оценивают своих сокурсников, не склонных к со­вершению девиантных поступков, как более умных, авторитетных, веж­ливых, самокритичных, с более сформированным характером, умелыми руками, с приятной внешностью (р 0,001) и сдержанных (р 0,05), чем курсантов, склонных к совершению девиантных поступков.

Сравнение показателей самооценки и групповой оценки личности, которые выступают как объективные показатели развития личностных черт, проводимое с целью выявления адекватности самооценки в каждой из изучаемых групп показало, что наблюдаются значимые расхождения между самооценкой и групповой оценкой личности курсантов, склонных к совершению девиантных поступков. Данные расхождения прослежи­ваются по всем десяти качествам. Причем по всем этим качествам курсан­ты, склонные к совершению девиантных поступков, оценивают себя вы­ше, чем их оценивает группа.

Анализ самооценки и групповой оценки личности в группе курсан­тов, не склонных к совершению девиантных поступков, по таким качест­вам личности как ум, характер, авторитет и внешность значимых разли­чий не выявил. Значимые расхождения наблюдаются по качествам вежли­вость, общительность, умелость рук, уверенность в себе, самокритичность (р 0,001) и сдержанность (р 0,05). Причем, если по качествам вежли­вость, общительность, умелость рук, самокритичность и уверенность в себе курсанты этой группы завышают свои оценки по сравнению с оцен­ками группы, то по качеству сдержанность – занижают.

Таким образом, курсанты, склонные к совершению девиантных по­ступков, отличаются от курсантов, не склонных к девиантным поступкам, таким показателем как адекватность самооценки. У курсантов, не склон­ных к совершению девиантных поступков, более адекватная, достаточно высокая самооценка, а у курсантов, склонных к совершению девиантных поступков, менее адекватная, более завышенная самооценка.

Сравнение самооценки и групповой оценки личности у исследуе­мых групп по качествам самокритичность и сдержанность указывают на значимость этих параметров для определения склонности к совершению девиантных поступков у курсантов.

Более высокие показатели по «самокритичности» в группе курсан­тов, не склонных к совершению девиантных поступков, наблюдаются как по данным самооценки, так и по результатам групповой оценки личности. Именно высоко развитая самокритичность у курсантов этой группы при­водит к занижению оценки себя по ряду личностных качеств (в частности, по качеству сдержанность).

По качеству «сдержанность» курсанты, не склонные к девиантным поступкам, при самооценке занижают этот показатель, а курсанты, склон­ные к совершению девиантных поступков, завышают его (р 0,05). Одна­ко результаты групповой оценки личности носят противоположный ха­рактер: группа оценивает курсантов, не склонных к совершению девиант-ных поступков, как более сдержанных, а курсантов, склонных к соверше­нию девиантных поступков, как менее сдержанных (р 0,05). Здесь также уместно привести данные по шкале агрессивности (методика ДДЧ, А. Басса – А. Дарки, SACS), где курсанты, склонные к совершению девиантных поступков, получили более высокие баллы по сравнению с курсанта­ми, не склонными к совершению девиантных поступков. Различия между группами по этой шкале значимы при р 0,001 и позволяют нам предпо­ложить наличие общей тенденции повышения эмоциональной несдер­жанности с увеличением у курсантов и слушателей склонности к деви-антному поведению.

Приведённые данные позволяют сделать вывод о неадекватно за­вышенном представлении о себе курсантов, склонных к совершению девиантных поступков, являющимся, на наш взгляд, следствием не-сформированности образа-Я – настоящего (реального), некоторой его идеализации, что и проявляется в завышенной оценке личностных ка­честв по шкалам самооценочной методики (по сравнению с групповой оценкой личности).

Учитывая вышеизложенное, курсанты, склонные к девиантному по­ведению, отличаются от курсантов, не склонных к девиантному поведе­нию, большей агрессивностью, в том числе склонностью к проявлению физической и косвенной, вербальной агрессии; низкой стрессоустойчиво-стью и выбором непродуктивных способов совладания со стрессом, пре­жде всего таких как импульсивность, избегание, асоциальное поведение, агрессивные действия; высокой импульсивностью, склонностью на уров­не поведения к быстрым, необдуманным, неконтролируемым реакциям; выраженной враждебностью, злопамятностью, подозрительностью, недо­верием; эмоциональной лабильностью; низкой тревожностью, вплоть до ее отсутствия; дефицитом целеполагания; сенситивностью, в том числе повышенной чувствительностью к любым внешним воздействиям; ригид­ностью, в том числе склонностью к застреванию на какой-либо активно­сти (мыслях, чувствах, действиях); завышенной самооценкой и стремле­нием выставлять себя на показ.

Курсанты, не склонные к девиантному поведению, характеризуют­ся: высокой стрессоустойчивостью; выбором продуктивных способов совладания со стрессом (ассертивность, социальный контакт, социальная поддержка, манипуляция); низкой агрессивностью; хорошими адаптаци­онными возможностями, что проявляется в разнообразии поведенческих реакций, умении разрешать фрустрирующие ситуации различными спо­собами; более развитой самокритичностью; высоким самоконтролем; раз­витым чувством вины; адекватной самооценкой.

Полученные результаты были использованы при разработке профи-лактико-коррекционной программы. Данная программа направлена на подготовку специалистов с положительной направленностью, устойчивых к негативным воздействиям и состоит из: мероприятий по профессио­нально-психологическому отбору; мероприятий, направленных на повы­шение адаптации к образовательному учреждению; психологического консультирования; просветительской работы; тренингов, направленных на снижение действия факторов, детерминирующих девиантное поведе­ние учащихся, а также комплекса рекомендаций по организации психоло­гического обеспечения профилактики девиантного поведения для руково­дителей образовательных учреждений, психологов, профессорско-препо­давательского состава, командиров строевых подразделений, учебного отдела.

Особую роль в реализации профилактико-коррекционной програм­мы играют тренинги, включающие «Постдиагностический тренинг-кор­рекцию форм отклоняющегося поведения», «Тренинг по повышению пси­хологической компетентности командиров строевых подразделений», «Тренинг по совершенствованию воспитательного влияния профессорско-преподавательского состава». Специфика тренингов заключается в том, что в них интегрировано используется комплекс дискуссионных, игровых, релаксационных, арттерапевтических, а также повышающих социальную перцепцию методов.

«Постдиагностический тренинг-коррекция форм отклоняющегося поведения» Состоит из пятнадцати занятий и направлен на обучение соци­ально-приемлемым способам удовлетворения потребностей и взаимодей­ствия с окружающими, развитие и модификацию стратегий поведения курсантов, способствующих совладанию с требованиями социальной сре­ды. Важной целью является также развитие ресурсов личности и социаль­ной среды, с помощью которых можно делать эффективный, здоровый и осмысленный поведенческий выбор.

Каждое тренинговое занятие данного направления состоит из не­скольких этапов:

- вводная часть – мобилизирует курсантов к предстоящей работе, задаёт программу подсознанию участников тренинга. В данной части ис­пользовались притчи, метафоры и сказки, которые являются эффектив­ными техниками для активизации мотивации [7, 8];

- разминка – помогает включить группу в работу, снять напряжение, усталость;

- основная (рабочая) часть – включает в себя задания на развитие эмоционально-волевой сферы, позитивной мотивации, адекватной само­оценки, уверенности в себе, а также задания на овладение эффективными поведенческими стратегиям. При этом упражнения пассивного характера перемежаются с подвижными играми, психогимнастическими упражне­ниями, направленными на активизацию группы, снижение усталости, по­вышение настроения и приобретение опыта в области выработки общих решений, и дискуссиями;

- шеринг (обсуждение) – позволяет членам группы сконцентриро­ваться на том, что они почувствовали, узнали, какой опыт приобрели;

- подведение итогов занятия.

«Тренинг по повышению психологической компетентности коман­диров строевых подразделений» Направлен на преодоление стереотипов поведения и приобретение строевыми командирами нового опыта взаи­модействия с курсантами и слушателями.

В процессе работы по этому направлению решались задачи, направ­ленные на переосмысление роли и позиции командира строевого подраз­деления образовательного учреждения МВД России, развитие взаимопо­нимания и взаимоуважения прав и потребностей друг друга, повышение уверенности в себе, формирование готовности обсуждать с курсантами и слушателями все спорные и конфликтные ситуации в коллективе. Рас­сматривались вопросы выбора стиля эффективного взаимодействия с подчинёнными и использования наиболее эффективной стратегии форми­рования дисциплинированности подчинённых.

Работа с командирами строевых подразделений начиналась с выра­ботки единых правил и требований, предъявляемых к курсантам, посколь­ку именно в образовательном учреждении происходит ознакомление моло­дых сотрудников с нормами и правилами, существующими в правоохрани­тельной деятельности. Для формирования достаточной четкости и согла­сованности позиций в отношении правил и требований использовался принцип четырех цветовых зон, описанный Ю. Б. Гиппенрейтер (1998).

«Тренинг по совершенствованию воспитательного влияния профес­сорско-преподавательского состава» Направлен на информирование профессорско-преподавательского состава об индивидуально-психологи­ческих особенностях курсантов, склонных к совершению девиантных по­ступков, а также на обучение эффективным способам взаимодействия с курсантами и слушателями. В ходе тренинга решались задачи обучения профессорско-преподавательского состава распознанию и идентификации собственных негативных эмоциональных состояний, возникающих при общении с курсантами и слушателями, склонными к совершению деви-антных поступков, отрабатывались «целенаправленные» способы отреа-гирования отрицательных эмоций и приемы регуляции психического рав­новесия. Вырабатывался эффективный стиль взаимодействия с курсанта­ми, склонными к совершению девиантных поступков, отрабатывалась мо­дель адаптации к коллективу образовательного учреждения МВД России.

Данным тренингом переключалось внимание преподавателей с фик­сации на негативном поведении курсанта на собственные эмоциональные состояния, так как умение преподавателя владеть собой является лучшим гарантом адекватного поведения курсантов. Обучение преподавателей приёмам конструктивного, позитивного общения будет исключать ответ­ную агрессию со стороны курсантов.

Программа была проведена на курсантах и сотрудниках Уссурий­ского филиала Дальневосточного юридического института МВД России в 2005–2006 гг. В экспериментальную группу вошли 60 курсантов, в контрольную группу – 48 курсантов. Эффективность проведённой комплекс­ной программы профилактики прослеживалась по результатам опроса участников эксперимента (субъективные показатели); сравнения личност­ных особенностей по результатам тестирования до и после проведения эксперимента, сравнения количества дисциплинарных проступков в кон­трольной и экспериментальной группах до и после воздействия, эксперт­ной оценки (объективные показатели). Статистическая обработка данных включала подсчет среднего арифметического (M), Т-критерия Вилкоксона и t-критерия Стьюдента.

После применения комплексной программы профилактики деви-антного поведения курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России в экспериментальной группе снизились показатели общей агрессивности и враждебности по методике А. Баса – А. Дарки (табл. 1).

Таблица 1 Выраженность агрессивного поведения курсантов экспериментальной и контрольной групп до и после проведения воздействия (по данным опросника А. Баса – А. Дарки, балл)

Шкала опросника

Контрольная группа

Экспериментальная группа

MК, «на входе»

MК, «на выходе»

Т

MЭ, «на входе»

MЭ, «на выходе»

Т

Ф А

6,651

6,542

1,133

6,519

6,232

2,400*

К А

4,351

4,233

1,733

4,423

4,101

2,872**

Р

6,290

6,023

1,502

6,523

5,974

3,411***

В А

6,632

6,791

–0,975

7,134

7,203

–0,375

Н

4,903

4,814

1,156

4,900

4,432

3,872***

П

5,956

5,939

–0,178

6,121

5,932

2,301*

Ч В

1,334

1,400

–0,651

1,232

1,521

–2,914**

О

3,812

3,485

1,121

3,832

3,454

1,645

Инд. ВРЖ

9,767

9,422

1,165

9,955

9,378

2,243*

Инд. АГР

19,562

19,351

0,867

20,170

19,400

2,752**

Условные обозначения: ФА – физическая агрессия; КА – косвенная агрессия; Р – раздражительность; ВА – вербальная агрессия; Н – негативизм; П – подозрительность; ЧВ – чувство вины; О – обида; Инд. ВРЖ – индекс враждебности; Инд. АГР – индекс агрессивности. MК – средние значения по контрольной группе; MЭ – средние значения по экспериментальной группе; Т – значения T-критерия Вилкоксона; * – значения достоверны при р 0,05; ** – значения достоверны при р 0,01; *** – значения достоверны при р 0,001.

При этом значимые изменения в сторону снижения показателей произошли по шкалам – «раздражительность», «негативизм», «косвенная агрессия», «физическая агрессия» и «подозрительность». Показатели по шкале «чувство вины» повысились. По шкалам «вербальная агрессия» и «обида» значимых изменений не произошло.

Сравнение средних значений показателей агрессивности до и после эксперимента в контрольной группе показывают, что значимых измене­ний по шкалам методики Баса–Дарки у курсантов данной группы не про­изошло, то есть можно сделать вывод, что уровень агрессивности и враж­дебности в контрольной группе остался на прежнем уровне.

После проведения эксперимента у курсантов, подвергавшихся про­филактическому воздействию, наблюдается достоверное увеличение по­казателей по методике SACS (степень выраженности использования раз­личных форм копинг-поведения) по шкалам социальной поддержки, ас-сертивности и социального контроля (табл. 2).

Таблица 2 Выраженность копинг-поведения курсантов экспериментальной и контрольной групп до и после проведения воздействия (по результатам опросника SACS, балл)

Шкала

Опросника

SACS

Контрольная группа

Экспериментальная группа

MК, «на входе»

MК, «на выходе»

T

MЭ, «на входе»

MЭ, «на выходе»

T

АСС

14,000

14,082

–0,682

13,422

13,782

–2,390*

СК

17,963

18,484

–1,800

17,527

18,152

–2,361*

СП

18,289

18,422

–1,211

18,431

18,830

–3,031**

ОСТ

18,831

18,961

–1,300

18,974

19,121

–1,040

ИМП

19,463

19,267

1,413

19,681

19,233

3,332***

ИЗБ

23,525

23,312

2,000

23,951

23,726

2,122*

МАН

15,521

15,600

–0,643

14,754

14,771

–0,141

АСОЦ

18,773

18,424

2,213

17,932

17,500

3,400***

АГРЕС

20,922

20,811

0,842

20,900

20,555

2,756**

Условные обозначения: АСС – ассертивность; СК – социальный контроль; СП – социальная поддержка; ОСТ – осторожность; ИМП – импульсивность; ИЗБ – избегание; МАН – манипуляция; АСОЦ – асоциальность; АГРЕС – агрессивность. Значимость различий см. табл. 1.

Значимо снизились показатели по импульсивности, асоциальности, агрессивности и избеганию. Достоверных сдвигов по шкалам манипуля-тивности и осторожности не произошло. Причем курсанты стали чаще ис­пользовать активные, просоциальные стратегии преодоления (способст­вующие адаптации) и реже – пассивные, асоциальные стратегии (препятст­вующие адаптации). В контрольной группе изменения не обнаружены.

Сравнение результатов исследования самооценки курсантов до и после участия в эксперименте представлено в табл. 3. Анализ результатов показал, что произошло значимое снижение самооценки по качествам вежливость, самокритичность, уверенность в себе и сдержанность. Если вспомнить, что по всем качествам курсанты данной группы завышали свои оценки по сравнению с групповыми, то можно сделать вывод, что, снизившись, их самооценка по перечисленным качествам приблизилась к объективной оценке, то есть стала более адекватной.

Таблица 3

Самооценка курсантов экспериментальной и контрольной групп до и после проведения воздействия (по результатам методики «Самооценка личности», балл)

Шкала

Методики

«Самооценка»

Контрольная группа

Экспериментальная группа

MК, «на входе»

MК, «на выходе»

T

MЭ, «на входе»

MЭ, «на выходе»

T

Ум

7,311

7,270

0,054

7,503

7,351

0,870

Характер

7,672

7,771

–1,411

7,704

7,652

1,340

Авторитет

6,481

6,653

–1,824

6,652

6,733

–0,980

Вежливость

8,234

7,904

2,350*

8,371

7,354

4,425***

Общительность

8,334

8,213

1,030

8,202

8,281

–0,470

Уверенность

8,273

8,083

1,790

8,130

7,904

2,520**

Приятная внешность

8,380

8,100

1,190

8,231

8,152

0,810

Умелость рук

7,561

7,673

–1,411

7,680

7,623

0,260

Самокритичность

6,811

6,672

1,074

6,752

5,900

4,280***

Сдержанность

6,791

6,754

0,454

6,883

6,452

2,830**

В контрольной группе уменьшились показатели самооценки по веж­ливости, что, возможно, обусловлено педагогическими воздействиями со стороны строевых командиров и профессорско-преподавательского со­става. Таким образом, после эксперимента наблюдаются изменения в са­мооценке как курсантов контрольной, так и курсантов экспериментальной групп. Однако у курсантов экспериментальной группы эти изменения бо­лее выражены.

Выяснение характера изменения самооценки после проведения экс­перимента наиболее показательно в отношении расхождений между са­мооценкой и групповой оценкой личности, которые определялись путем вычисления t-критерия Стьюдента (табл. 4).

Так, до эксперимента обнаруживались значимые расхождения по всем 10 изученным качествам (p 0,001). После проведения эксперимента обнаруживается исчезновение значимых различий по качеству сдержан­ность. Это говорит о том, что курсанты стали оценивать у себя данное ка­чество более адекватно, в соответствии с показателями групповой оценки личности, которые можно считать в данном случае как объективные.

Следовательно, в экспериментальной группе курсантов, склонных к девиантному поведению, наблюдаются, хотя и незначительные, измене­ния в сторону более адекватного видения себя. В контрольной группе из­менений не произошло. Курсанты этой группы как до, так и после экспе­римента завышают свою самооценку по всем десяти качествам.

Таблица 4 Самооценка и групповые оценки личности курсантов экспериментальной группы до и после проведения воздействия (по результатам методики

«Самооценка личности», балл)

Шкала методики

MЭгр

MЭ, «на входе»

MЭ, «на выходе»

T1

T2

Ум

6,200

7,500

7,352

–5,293***

–5,143***

Характер

6,542

7,700

7,652

–4,867***

–4,656***

Авторитет

5,453

6,654

6,734

–4,194***

–4,542***

Вежливость

6,022

8,367

7,352

–7,523***

–5,178***

Общительность

6,644

8,200

8,281

–5,682***

–6,432***

Уверенность в себе

6,727

8,131

7,900

–5,742***

–4,990***

Приятная внешность

6,051

8,228

8,151

–8,223***

–8,332***

Умелость рук

5,821

7,678

7,621

–7,684***

–7,700***

Самокритичность

5,484

6,754

5,900

–5,342***

–2,081*

Сдержанность

6,273

6,881

6,454

–2,034*

–0,671

Условные обозначения: MЭгр – средние значения по групповой оценки личности курсантов экспериментальной груп­пы; MЭ «на входе» – средние значения по самооценки курсантов экспериментальной группы до проведения комплексного воздействия; MЭ «на выходе» – средние значения по самооценки курсантов экспериментальной группы после проведения комплексного воздействия; t1 – показатели критерия Стьюдента (сравнение самооценки с групповой оценкой личности до воздействия); t2 – показатели критерия Стьюдента (сравнение самооценки с групповой оцен­кой личности после воздействия); * – р 0,05; ** – р 0,01; *** – р 0,001.

Еще одним показателем эффективности процесса профилактики де-виантного поведения стали объективные данные об изменении количества девиантных поступков в экспериментальной и контрольной группах (по результатам анализа личных дел курсантов).

Сравнение количества дисциплинарных проступков до и после формирующего эксперимента показало, что в контрольной группе значимых сдвигов не произошло. В экспериментальной группе произошел дос­товерно значимый сдвиг в сторону уменьшения количества дисциплинар­ных поступков (табл. 5).

Данные о влиянии эксперимента на снижение девиантных проявле­ний подтверждаются результатами опроса экспертов, в качестве которых выступили не участвующие в эксперименте командиры строевых подраз­делений и преподаватели. Экспертами, опрошенными через полгода после окончания тренинга, отмечено, что у курсантов экспериментальной груп­пы наряду со снижением девиантных форм поведения стали проявляться такие качества как требовательность не только к себе, но и к сокурсникам, улучшились показатели по успеваемости, появилось стремление к более качественному выполнению служебных обязанностей. Среди курсантов контрольной группы подобных изменений экспертами не отмечено.

Таблица 5 Количество дисциплинарных проступков до и после комплексного Воздействия в контрольной и экспериментальной группах

Группа

Показатели «на входе»

Показатели «на выходе»

T

M1

σ1

M2

σ2

Контрольная

10,100

0,972

10,020

0,933

-1,633

Экспериментальная

10,231

1,111

8,971

1,462

-5,471***

Условные обозначения: M1 - средние значения количества дисциплинарных проступков до проведения эксперимента («на входе»); M2 - средние значения количества дисциплинарных проступков после проведе­ния эксперимента («на выходе»); σ1 - стандартное отклонение до проведения эксперимента («на входе»); σ 2 - стандартное отклонение после проведения эксперимента («на входе»); Т - значения T-критерия Вилкоксона; *** - р 0,001.

Заключение

Таким образом, после проведения профилактико-коррекционной программы повысилась психологическая грамотность участников образо­вательного процесса (командиров строевых подразделений и преподава­телей) по вопросам девиантного поведения и его профилактики у курсан­тов и слушателей образовательных учреждений МВД России, снизилось количество совершаемых дисциплинарных проступков в группе курсан­тов, склонных к девиантному поведению, наметилась положительная тен­денция в личностных проявлениях, являющихся предпосылками девиант­ного поведения курсантов и слушателей в экспериментальной группе. Данная тенденция конкретно проявилась в снижении агрессивности и враждебности; повышении степени выраженности успешных и снижении неуспешных стратегий совладающего поведения (копинг-поведения), из­менении самооценки в сторону ее адекватности.

На основе приведённых данных можно судить об эффективности тренинговых воздействий в системе общих мероприятий, направленных на профилактику девиантных проявлений у курсантов и слушателей, и реко­мендовать проведение разработанной программы в образовательных уч­реждениях МВД России.

Литература

1. Клейберг Ю. А. Психология девиантного поведения : учеб. посо­бие для вузов / Ю. А. Клейберг. – М.: Твор. центр Сфера, 2001. – 159 с.

2. Лебедев И. Б. Психологические механизмы, стратегии и ресурсы стресс преодолевающего поведения (копинг-поведения) специалистов экстремального профиля (на примере сотрудников МВД России) : дис. … д-ра психол. наук / Лебедев И. Б. – М., 2002. – 432 с.

3. Леонгард К. Акцентуированные личности / К. Леонгард. – Киев : Вища школа, 1998. – 390с.

4. Мальцева Т. В. Психологическое консультирование курсантов и слушателей высших образовательных учреждений МВД России в ситуа­циях внутриличностных конфликтов профессионального становления / Т. В. Мальцева. – М. : Мос. ун-т МВД России, Изд-во УРАО, 2005. – 142 с.

5. Методы Социальной психологии / под ред. Е. С. Кузьмина, В. Е. Семенова. – Л. : ЛГУ, 1977. – 175 с.

6. Об организации Психологического обеспечения учебно-воспита­тельного процесса и служебной деятельности в образовательных учреж­дениях МВД России в 2005 году : аналит. обзор от 28.03.2006 г. – М. : ДКО МВД России, 2006. – 24 с.

7. Павлова М. А. Интенсивный курс повышения грамотности с по­мощью НЛП : учеб. пособие / М. А. Павлова. – М. : Изд-во Ин-та Психо­терапии, 2000. – 233 с.

8. Пезешкян Н. Торговец и попугай. Восточные истории и психоте­рапия : пер. с нем. / Н. Пезешкян; общ. ред. А. В. Брушлинского и А. З. Шапиро. – М. : Прогресс. Культура, 1992. – 237 с.

9. Практикум По психологии менеджмента и профессиональной деятельности / под ред. Г. С. Никифорова, М. А. Дмитриевой, В. М. Снет-кова. – СПб. : Речь, 2001. – 444 с.

10. Прошин А. А. О ходе выполнения решения коллегии МВД России «О состоянии работы с кадрами и кадровой политике в системе МВД Рос­сии», роль и значение психологической службы в её реализации / А. А. Прошин // Психологическое обеспечение профессиональной деятельности сотрудников ОВД : сб. тез. выступ. участников регион. семинаров практ. психологов. – М., 2000. – 163 с.

11. Собчик Л. Н. Метод портретных выборов – адаптированный тест Сонди : практ. рук. / Л. Н. Собчик. – СПб. : Речь, 2002. –118 с.

12. Сосновский Б. А. Лабораторный практикум по общей психологии : учеб-метод. пособие для студ.-заочников пед. ин-тов / Б. А. Сосновский ; под ред. В. М. Гамезо. – М. : Просвещение, 1979. – 155 с.

13. Цветков В. Л. Психология деятельности сотрудников ОВД по профилактике и преодолению асоциального поведения малолетних : дис. … д-ра психол. наук / Цветков В. Л. – М., 2005..– 220 с.

14. Экспериментально-психологическая Методика изучения фруст-рационных реакций : метод. рек. / сост. Н. В. Тарабрина ; Ленингр. науч.-исслед. психоневрол. ин-т им. В. М. Бехтерева. – Л., 1984. – 23 с.

15. Ялтонский В. М. Профилактика зависимости от наркотиков и других психоактивных веществ в образовательных учреждениях МВД России : метод. пособие / В. М. Ялтонский, Н. А. Сирота – М. : ИМЦ ГУК МВД России, 2003. – 96 с.