Книги по психологии

ИСТОРИКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС В ДИАГНОСТИКУ ЗАБОЛЕВАНИЙ С ПОМОЩЬЮ СНОВИДЕНИЙ: ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ И ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ДРЕВНИХ ГРЕКОВ
Периодика - Вестник психотерапии

М. Г. Зорин

Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена,

Санкт-Петербург

Введение

Создание психоаналитической теории тесно связано с мифологией древнего мира и, прежде всего, с культурой античной Греции. Известно, что сновидения, как и мифы, играли значительную роль в жизни древних греков: практика использования снов в различных целях и, в том числе, в целях медицины была широко распространена и интересовала не только оракулов и философов, но и врачей того времени.

Проблема связи сновидений с состоянием здоровья человека сего­дня также относится к числу пограничных, междисциплинарных вопро­сов. В рамках психологического исследования мы обращаемся к истори-ко-культурологическому аспекту данной проблемы с целью провести ана­лиз того, как соотносится психоаналитическое направление в изучении сновидений с воззрениями Аристотеля, Гиппократа, Артемидора и других представителей античного периода, сделавших вклад в развитие онейро-логии – науки о сновидениях.

Историко-культурологическая специфика данной работы обуслов­лена двумя причинами. Во-первых, в древней Греции были выдвинуты предположения о феноменологии сновидений, которые получили своё развитие в более поздних исследованиях. Во-вторых, наибольшую бли­зость с принципами античного снотолкования обнаруживает психоанали­тическое направление. Вслед за Эллен Хандлер Спитц, мы также считаем, что интеллектуальное наследие древности является значимым не только для современного психоанализа, но и для других дисциплин, предметом которых является исследование психики человека, поскольку наследие это изучено не до конца [7, с. 27–28].

Историко-культурологический экскурс

Предположения о влиянии состояния организма на содержание сно­видений выдвигались Гиппократом, Аристотелем, Галеном, Артемидором и другими представителями древнегреческой мысли. Гиппократ (460–377 гг. до н. э.) один из первых обратил внимание на использование сновиде­ний в нуждах медицины [ 1, с. 71 ]. Предпринятая им попытка рационали­зировать искусство толкования сновидений заключалась в соотнесении разных видов сновидений с состоянием организма: выделялись сны, вы­ражающие болезненные физиологические состояния в символической форме. Происхождение данного типа сновидений приписывалось Гиппо­кратом «диагностической осведомленности души, которая во сне способ­на исследовать свое телесное жилище» [ 2, с. 178–179 ]. Гиппократ делает также догадку о том, что многие сновидения иллюстрируют исполнение желаний, о чём в последствии написал З. Фрейд в своём труде «Толкова­ние сновидений» [ 9, с. 113–114 ].

Аристотель (384–322 гг. до н. э.) также придавал сновидениям диаг­ностическое значение и считал, что с их помощью можно предсказать развитие той или иной болезни. Он рассматривал сны как причины собы­тий или знаки расстройств (шероховатость языка означает болезнь). На­блюдение сходства и восстановление первоначального подобия между вещами и образами – являлось главной задачей при толковании символов сновидений. Вслед за Гиппократом другой древнегреческий врач того времени – К. Гален (около 131–200 гг. до н. э.) также использовал снови­дения в медицине.

Методология толкования сновидений в древней Греции

Врачебный аспект изучения сновидений ставит перед нами вопрос о том, каким образом древним грекам удавалось предвидеть ту или иную болезнь с помощью сновидений. Для ответа на вопрос мы вновь обраща­емся к трудам современных историков и культурологов. Так, Э. Р. Доддс считает, что правильное понимание отношения древних греков к снови­дениям, лежит в различении древними греками разных типов сновидений. Артемидор Далдианский (II в. н. э.) упоминает о классификации снови­дений, в которой согласно Э. Р. Доддсу, выделялось три типа снов [ 2, с. 160–161 ]. Мы рассмотрим их, поскольку классификация помогает понять главные методологические принципы толкования сновидений, которыми руководствовались в античности.

Итак, первый тип сновидений, который обозначен нами как «проро­ческий», связан с точным предвидением будущих событий, в том числе – заболеваний. Во втором типе сновидений спящему человеку предлагается прямой совет, как желательно вести себя и поступить в тех или иных воз­можных ситуациях (сновидения «советчики»). Информация об этом пере­даётся через образ влиятельного, значимого лица. Особое место в клас­сификации занимали символические сны – это третий тип сновидений. В отличие от снов с прямым указанием на болезнь, символические сновиде­ния представлялись толкователю в символической и/или метафорической и форме.

Из предложенной классификации видно, что методы получения ин­формации диагностического и лечебного характера зависели от того, с каким типом сновидений врач имеет дело. В частности, это могли быть сны с прямым указанием на болезнь и средство излечения или же сны с метафорическим, символическим значением, которые требовали толкова­ния. При толковании символических сновидений древние греки прибега­ли к принципу аналогии, который по свидетельству Мишеля Фуко ис­пользовался в двух планах [ 10, с. 23 ]. Во-первых, это естественное сход­ство обозначаемого явления с образом сновидения, которое может выра­жаться в «качественной идентификации», например, увидеть во сне бо­лезнь означало ухудшение здоровья. Во-вторых, использовалась аналогия по ценности, согласно которой сновидение рассматривалось как благо­приятное или неблагоприятное для сновидца. Оценка сновидений в этом плане производилась с точки зрения здравого смысла и с помощью опре­делённых критериев, согласно которым благоприятное сновидение долж­но быть сообразно с природой, законом, временем, с ремеслом сновидца. В противном случае, сон являлся неблагоприятным и, с точки зрения ме­дицины, предвещал болезнь.

Отметим, что древние греки также учитывали существующее про­тиворечие между значением сна и его содержанием. В частности, при ис­пользовании аналогии по ценности подчёркивается, что данный подход не является универсальным и при рассмотрении ценностного аспекта снови­дения допускается «инверсия ценностей», то есть своеобразная подмена. Например, если рабу приснилось, что он несёт воинскую службу, то сно­видение предвещает о скором освобождении, поскольку воин по сущест­вующим в то время законам не может быть рабом. Образ солдата здесь рассматривается в качестве символа свободы. Очевидно, что символика сновидений греков в данном случае носила отпечаток социальной иерар­хии того времени, и в целом организации общества. Проводя параллель с психоаналитической теорией сновидений З. Фрейда, можно сказать, что З. Фрейд также указывал, что механизм репрезентации в сновидениях через превращение в противоположность является «излюбленным средством» изображения сновидения [ 9, с. 301 ].

Возвращаясь к вопросу о расшифровке символических сновидений, можно также выделить ряд аналогий, которые Гиппократ проводил между телесной организацией человека и внешним миром: предметы или явле­ния, с которыми человек имеет дело наяву, в сновидении могут быть сим­волами здоровья или болезни. Символика, посредством которой в снови­дении представлено состояние организма, по мнению Гиппократа, может содержать как констатацию физического состояния (земля символизирует в сновидении тело), так и его динамику (землетрясение во сне символизи­рует физиологические изменения).

По свидетельству историков при толковании сновидений, греки также использовали сонники, где отдельному элементу сна (символу) приписывалось то или иное значение. Самый полный сонник, дошедший до наших дней и представляющий для нас интерес, – это созданный Ар-темидором трактат «Онейрокритика», который датируется примерно II в. до н. э. Современники рассматривают данный труд как методологическое и методическое пособие того времени по толкованию снов. Так, М. Фуко пишет, что главное для Атермидора – это объяснить читателю, как нужно действовать. «… Разложив сон на элементы, раскрыть его "диагностиче­ский" смысл, а затем истолковать целое, исходя из элементов, и, памятуя о целом, расшифровать каждую часть» [ 10, с. 23 ]. Это означает, что се­мантика отдельной части сна распространяется на целое сновидение и на­оборот – семантика целого сна задаёт контекст при истолковании отдель­ной его части (символа).

Таким образом, в древней Греции была предпринята попытка учесть контекст, в котором представлен символ и тем самым конкретизировать его семантическую определённость. Всё это свидетельствует об экспери­ментальной исследовательской парадигме, которой придерживались древнегреческие философы, и которой сегодня придерживаются исследо­ватели языка и его использования. В частности, считается, что семантиче­ская определённость отдельных единиц речи увеличивается, когда учиты­вается контекст их появления [ 3, с. 9 ].

Широкое распространение в наши дни сонники получили благодаря тому, что это доступный способ узнать значение того или иного сновиде­ния через «готовое» значение отдельного содержательного элемента, ко­торый рассматривается в качестве символа. Из современных сонников психоаналитической направленности можно выделить словарь образов А. Менегетти [ 5 ]. Опираясь на опыт многолетней практики и научной дея­тельности, автор предлагает универсальную символику, которая помогает узнать значение того или иного сновидения и, тем самым, предсказать возможную болезнь. Также есть сонники, предлагающие дать «верное толкование снов о состоянии здоровья и заболеваниях человека», напри­мер сонник В. С. Сокольского [ 8 ]. Говоря о недостатках сонников, ука­жем на самый очевидный из них: интерпретация символов в разных сон­никах не совпадает, а порой даже противоречит. Мы объясняем это про­тиворечие тем, что значения символов характеризуются как универсаль­ными, так и уникальными чертами [ 4, с. 143 ].

Заключение

Данные, относящиеся к историко-культурологическому аспекту проблемы связи снов с соматическим состоянием, указывают на возмож­ность использования сновидений как ценного диагностического инстру­ментария в медицине. Теория и практика толкования сновидений врачами эпохи античности получила наибольшее развитие в символическом под­ходе, который относится к психоаналитической парадигме изучения сно­видений. Символическое понимание сновидений, как это имело место в древней Греции, можно встретить у таких психоаналитиков как З. Фрейд, К. Юнг, А. Менегетти и др.

Попытки Артемидора и Гиппократа интерпретировать сновидения при помощи символов отражают важный принцип, которым руково­дствуются современные психоаналитики при анализе сновидений. Суть принципа сводится к тому, что содержание сновидения, как целостное психическое образование, не может быть понято без толкования значения символов. Процесс символизации сновидений, о котором упоминается в древнегреческих трактах, позднее стал объектом изучения в работах пси­хоаналитиков, где символизация рассматривается как результат функцио­нирования механизмов психологической защиты: вытеснения, а также сновидной регрессии. Также есть гипотезы, в которых символизация не­обходима для упрощения операций со словесно-понятийными формами в сновидении [ 6, с. 265 ]. Позиция Гиппократа, согласно которой сновиде­ния символически отражают состояние организма, предвосхищает прин­цип З. Фрейда, о том, что сон всегда эгоцентричен [ 2, с. 179 ].

Таким образом, мы обращаем внимание, во-первых, на воз­можность диагностики заболеваний с помощью сновидений. Во-вторых, на ценность историко-культурологического материала, который может оказать помощь в построении новых исследований взаимосвязи снови­дений и соматического состояния на границе психологии, медицины, ис­тории и культурологии.

Литература

1. Вейн А. М. Сновидения: медицинские, психологические, культу­рологические аспекты / А. М. Вейн. – М. : Эйдос Медиа, 2003. – 224 с.

2. Доддс Э. Р. Образы сновидений и образы культуры / Греки и ир­рациональное // Э. Р. Доддс. – СПб., 2000. – С. 152–197.

3. Еремеев Б. А. Психометрика мнений о людях / Б. А. Еремеев. – СПб. : Изд-во РГПУ им А. И. Герцена, 2003. – 124 с.

4. Зорин М. Г. Методологические проблемы исследования сновиде­ний как предвестников заболеваний / М. Г. Зорин // Вестн. психотерапии. – 2007. – № 20 (25). – С. 138–144.

5. Менегетти А. Образ и бессознательное : учеб. пособие по интер­претации образов и сновидений / А. Менегетти. – М. : Онтопсихология, 2004. – 464 с.

6. Налчаджян А. А. Ночная жизнь: личность в своих сновидениях / А. А. Налчаджян. – СПб. : Питер, 2004. – 442 с.

7. Психоанализ И наследие античности / Э. Х. Спитц // Кабинет сно­видений доктора Фрейда / В. Мазин. – СПб. : ООО Инапресс, 1999. – С. 27–47.

8. Сокольский В. С. Сонник XXI века: верное толкование снов о здо­ровье / В. С. Сокольский. – М. : Эксмо, 2004. – 640 с.

9. Фрейд З. Толкование сновидений / З. Фрейд. – Минск : Харвест, 2004. – 480 с.

10. Фуко М. История сексуальности-III: забота о себе / М. Фуко. –
М. : Рефл-бук, 1998. 288 с.