Книги по психологии

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СНОВИДЕНИЙ КАК «ПРЕДВЕСТНИКОВ» ЗАБОЛЕВАНИЙ
Периодика - Вестник психотерапии

М. Г. Зорин

Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена,

Санкт-Петербург

Введение

Из разных источников поступает все больше информации об ухуд­шении физического самочувствия, росте заболеваемости и, в целом, о снижении состояния здоровья населения. На передний план в решении проблемы профилактики негативных расстройств выдвигаются забота о здоровье, ранняя диагностика заболеваний и своевременное лечение. Од­нако выявление целого ряда заболеваний на ранней стадии их развития не всегда возможно, даже с помощью современных методов и средств диаг­ностики. Неоценимую помощь медицине здесь может оказать использо­вание дополнительных источников информации о состоянии здоровья, в том числе, сновидений.

Актуальность данного исследования обусловлена тем, что отноше­ния между сновидениями и физическим самочувствием, в научном плане по-прежнему остаются весьма неопределенными [ 7, с. 365 ].

Методологические проблемы исследования

Обзор источников научной информации указал на возможность классификации исследований взаимосвязи сновидений и состояния здо­ровья по основным подходам и направлениям. Это оказалось удобным для формулировки гипотез и построения собственного исследования.

Первый, наиболее распространенный подход, условно обозначен­ный как «символический», относится к психоаналитическому направле­нию изучения сновидений. Символический подход предлагает доступный способ узнать о значении того или иного сновидения, через «готовое» значение отдельных образов (персонажей, предметов и т. д.), которые рассматриваются в качестве символов. Например, словарь образов, пред­ложенный А. Менегетти (2004) и являющийся итогом его научно-практической деятельности, содержит «универсальную» символику, по­могающую, по мнению автора, узнать значение того или иного сновиде­ния и, тем самым, предсказать болезнь [ 6, с. 383–434 ].

Однако, представление о том, что значения символов можно ис­пользовать при интерпретации любого сновидения, на наш взгляд, весьма условно и применимо не во всех ситуациях. Поскольку игнорируется ин­дивидуальность сновидца, его жизненный опыт, определяющий неповто­римость сновидений: наличие в них содержательных элементов (символов), которые помимо универсального значения могут также иметь уни­кальный (индивидуальный) смысл [ 7, с. 267 ].

Легкость реализации символического подхода подталкивает людей обращаться к таким сомнительным источникам информации, как класси­ческие сонники о здоровье. Так, например, сонник В. С. Сокольского предполагает дать «верное толкование снов о состоянии здоровья и забо­леваниях человека» [ 9 ]. «Универсальный сонник» о здоровье возник как результат объединения опыта толкования сновидений народными целите­лями и врачами практической медицины, с одной стороны, и знаний из классических сонников, с другой стороны. Пожалуй, самым очевидным недостатком всех классических сонников является тот факт, что интер­претация символов сновидений в разных сонниках не совпадает, а порой даже противоречит. Это затрудняет использование сонников при анализе отдельного сновидения; полезными для врачей могут оказаться лишь ото­браженные в них некоторые частные знания, наблюдения. Поэтому мы рассматриваем классические сонники, как пример реализации «символи­ческого» подхода на практике.

Нужно заметить, что мы не отрицаем существование отдельной ка­тегории содержательных элементов сновидений (символов), значение ко­торых является универсальным для разных людей. В частности, с нашей стороны в рамках символического подхода была предпринята попытка установить универсальные принципы построения сюжета при тех или иных физических состояниях с помощью наблюдения, качественного ана­лиза и интерпретации сновидений [ 2 ]. Однако, допущение об универ­сальности значения символов уводит исследователя в мир архетипов, в коллективное бессознательное, о которых писал К. Г. Юнг [ 10 ]. Реше­ние проблемы взаимосвязи сновидений с физическим состоянием с этого ракурса нам представляется пока невозможным.

Следующий подход мы обозначили как «нозологический» (или «ти­пологический»). Он относится к экспериментальному направлению изу­чения сновидений. Данный подход предлагает описание типичных тем (сюжетов) в сновидениях, а также особенностей сюжета при различных заболеваниях и/или при воздействии различных раздражителей на орга­низм человека. Как результат нозологического подхода – многочисленные перечни сновидений (в том числе, их содержательных элементов), харак­терных при том или ином заболевании, и/или воздействии на организм разных раздражителей.

Эксперименты с воздействием на организм раздражителей разной природы проводились еще задолго до И. Е. Вольперта (1966) и продолжа­ются по сегодняшний день. Очень обширное экспериментальное исследо­вание в рамках нозологического подхода было проведено В. Н. Касатки­ным (1983), которым за многие годы работы было проанализировано бо­лее восьми тысяч сновидений [ 3 ]. Преимущественно это были сновидения пациентов с различными физическими заболеваниями на разных ста­диях. Это позволило расширить и углубить представления о связи снови­дений с физическим состоянием, в частности, проследить, как изменяется характер сюжета сновидений при том или ином заболевании, а также в за­висимости от стадии заболевания.

Автором приводится перечень заболеваний с различным инкубаци­онным периодом и сроками, в течение которых проявляются первые при­знаки в сновидениях. Было установлено, что некоторые заболевания вы­зывают изменения в содержании сновидений задолго до возможности ре­гистрации факта болезни специалистом (от недели, месяца и, даже, до го­да) [ 3, с. 109–110 ]. Среди таких заболеваний: опухоль головного мозга (можно предвидеть за год), хронический алкоголизм, туберкулез легких и гипертоническая болезнь (за два месяца до появления симптоматики), брюшной и степной тиф (за неделю до появления явных признаков).

Изменения в содержании сновидений, детерминированные болез­нью, В. Н. Касаткин дифференцировал на два вида: общие и частные. Об­щие изменения наблюдаются, как правило, у всех респондентов (пациен­тов), а частные зависят от индивидуальных особенностей конкретного че­ловека и специфики самого заболевания [ 3, стр. 109 ]. Среди общих из­менений, наблюдаемых во всех случаях, автор упоминает следующие: увеличение частоты появления сновидений в течение одной ночи; появ­ление неприятных мыслей и слов; неприятный и даже кошмарный харак­тер, принимаемый сновидениями задолго до симптомов заболевания и т. д. Частные изменения, как было уже показано, зависят от многих факторов, поэтому на них не будем останавливаться. Отметим лишь, что и общие и частные изменения в содержании и структуре сновидений затрагивают различные сферы психики человека (эмоциональную, когнитивную, цен­ностно-смысловую и др.). Таким образом, экспериментальное исследова­ние В. Н. Касаткина позволяет ответить на следующие важные вопросы:

А) за какое время до появления явных симптомов заболевания на­
блюдаются структурные и содержательные изменения в сновидениях;

Б) какие именно специфические изменения можно качественно на­
блюдать при различных заболеваниях.

Однако, несмотря на огромную эвристическую ценность работы В. Н. Касаткина, нужно обратить внимание на следующее. Во-первых, как указывает сам автор, главным недостатком используемого им метода (на­блюдение) является субъективность и неточность в записях и воспомина­ниях респондентов [ 3, с. 20 ]. Во-вторых, мы считаем, что нельзя дать ис­черпывающую типологию сновидений при различных заболеваниях, по­скольку сновидения каждого человека имеют неповторимые черты.

В завершение краткого обзора двух подходов (символического и нозологического) в рамках психоаналитического и экспериментального направлений поведем итог. Выяснение всевозможных значений тех или иных символов в сновидении, а также описание типичных сюжетов при различных заболеваниях не решает до конца задачи по установлению свя­зи сновидений и физического состояния.

Обзор литературы и коллегиальное обсуждение проблемы изучения сновидений привели к следующему: экспериментальное изучение взаимо­связи сновидений и физического состояния сопряжено с проблемой объ­ективации содержания сновидений. Используя в качестве эмпирического материала рассказы респондентов о сновидении, мы фактически имеем дело с воспоминанием о сновидении, нежели с самим сновидением. Ис­следования различных аспектов сновидений с использованием записан­ных рассказов о сновидениях проводились такими учеными как: Г. Геер-маном (1838), К. Холлом и Р. Ван де Кастлом (1966), М. И. Вендровой (1988), Е. А. Корабельниковой (1997), В. И. Подлесской и А. А. Кибриком (2001) и др. [ 1, с. 39–43 ] и являются подтверждением обозначенной «конвенции». С другой стороны, сновидения, протекают на границе соз­нания и бессознательного, что, в свою очередь, не исключает участие в сновидениях самосознания личности [ 7, с. 108 ].

Дальнейшее решение проблемы сновидений и физического/физи­ологического состояния в рамках психологического (психолингвистиче­ского) подхода, на наш взгляд, сопряжено с необходимостью сделать еще одно «допущение». Поскольку мы исследуем физиологические процессы не прямо, а косвенно (в форме субъективных отчетов), то имеет смысл го­ворить не о физиологических процессах, а о самочувствии. В отечествен­ной и зарубежной психологии самочувствие часто рассматривается па­раллельно со «схемой тела» (иначе «Я-телесное»), поскольку это две свя­занные между собой подструктуры самосознания (в других теориях – «Я-концепции») [ 4 ]. Вкратце представим обе составляющие подструктуры самосознания.

Самочувствие определяется как комплекс субъективных ощущений, отражающих степень физиологической и психологической комфортности наличного состояния человека [ 8 ]. Самочувствие может быть представ­лено как обобщающей характеристикой (категорией): хорошее, плохое, болезненное, бодрое, так и переживаниями, отражающими состояние от­дельных систем и процессов: ощущениями дискомфорта в различных час­тях тела, изменениями в протекании когнитивных функций. «Схема тела» представлена в структуре самосознания как итог всех физиологических процессов, отражающих состояние внутренних органов, мышц и, в целом, всего организма.

Обозначенные категории («схема тела» и самочувствие) целиком отражают латентный предмет нашего исследования (физиологическое со­стояние) и даже расширяют его до рефлексии психических состояний.

Таким образом, физиологическое состояние и содержание сновиде­ний оказываются сопряженными в сознании как воспоминание о сне и самочувствие. А регистрация сновидений как фактов сознания в виде тек­стов (самоотчетов), отражающих воспоминание о сновидении в виде рас­сказа, позволяет проводить исследования различными методами, имея де­ло с объективно-контролируемыми переменными (референтами).

Одним из распространенных методов при исследовании сновидений является контент-анализ, который на сегодняшний день имеет множество модификаций [ 1, с. 39 ]. Наше внимание привлекла работа Е. А. Кора-бельниковой и соавт. (1999). Речь идет о психолингвистическом исследо­вании сновидений детей и подростков с невротическими расстройствами [ 5 ]. Исследователи предложили специальную схему категоризации слов, которой мы воспользовались при составлении программы исследования.

Методика исследования

Цель нашего исследования – выявить общие взаимосвязи между со­держанием сновидений и самочувствием человека. Объектом исследова­ния является осознание респондентами своего самочувствия сновидений. Предмет исследования – это самоотчеты о сновидениях и самочувствии.

В исследовании предполагается установить своеобразие самоотчё­тов, при «плохом» физическом самочувствии в сравнении с «хорошим», и дать им качественное и количественное описание

Эмпирический материал получен в результате бесед с респондента­ми и регистрации ими своих сновидений в соответствии с поставленными вопросами. Респондентам предлагалось также описать значимые события дня, предшествующего сновидению, и подробно зафиксировать свое фи­зиологическое и психологическое состояние до сна и при пробуждении. Из всех самоотчетов о сновидениях и самочувствии (порядка 500) нами было отобрано 62 самоотчета, которые относились к двум группам по ха­рактеристике самочувствия (хорошее/плохое). В исследовании принимали участие в качестве респондентов два человека: юноша (24 года) и девушка (27 лет), которые фиксировали сновидения на протяжении более чем двух лет (2004–2006 гг.).

Предложенный набор категорий включал в себя три блока катего­рий: 1) формального анализа; 2) содержательного анализа; 3) структурно­го анализа. На данном этапе исследования проведен контент-анализ эм­пирического материала по заданным категориям.

Результаты находятся на стадии интерпретации статистических данных и их описания. Предполагается дать систематизированное качест­венно-количественное описание того, как представлены типичные кате­гории сновидений при плохом и хорошем самочувствии, и уже на этой основе судить о характере связи между содержанием сновидений и само­чувствием.

Выводы

1. Взаимосвязь содержания сновидений и физического состояния относится к числу междисциплинарных, пограничных проблем. Ее науч­ное решение затруднено отсутствием методологической базы.

2. В рамках символического подхода судят о здоровье по классиче­ским сонникам, которые опираются на представление об универсальности символики сновидений. Считаем такое представление не совсем коррект­ным, поскольку значения образов зачастую оказываются уникальными.

3. Для решения вопроса об универсальности или уникальности сим­волов конкретного сновидения следует проводить индивидуальную рабо­ту со сновидениями в рамках практической психологии и психотерапии, которая учитывала бы индивидуальные особенности сновидца.

4. Исследование В. Н. Касаткина раскрывает нозологическое свое­образие содержания сновидений. По сути, это первый шаг в научном ис­следовании взаимосвязи сновидений и заболеваний; мы считаем, что он может послужить отправной точкой для построения новых исследований. В частности, предстоит дать количественное описание изменений снови­дений при различных заболеваниях. Это позволило бы стандартизировать процедуру анализа сновидений и, тем самым, сделать ее доступной для врачей и психологов.

5. Изучая сновидения, исследователи имеют дело с фиксированным (например, по форме текста) воспоминанием о сновидении. Регистрация сновидений как фактов сознания позволяет «заземлить» объект исследова­ния (сновидения) на классическую методологическую схему исследования.

6. Изучая физиологические процессы организма, полагаясь на субъ­ективные отчеты, исследователь имеет дело с самочувствием, как фактом сознания. Таким образом, изучение сновидений и физиологических про­цессов возможно благодаря тому, что они оказываются сопряжены в соз­нании как самочувствие и воспоминание (рассказ) о сновидении.

Литература

1. Вейн А. М. Сновидения: медицинские, психологические, культу­рологические аспекты / А. М. Вейн. – М. : Эйдос Медиа, 2003. – 224 с.

2. Зорин М. Г. Содержание сновидений и самочувствие человека // Психология XXI века : науч.-практ. конф. молодых ученых при СПбГУ / М. Г. Зорин. – СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2006. – С. 111–113.

3. Касаткин В. Н. Теория сновидений / В. Н. Касаткин. – Л. : Меди­цина, 1983. – 247 с.

4. Кон И. С. Открытие «Я» / И. С. Кон – М., 1978. – 273 с.

5. Психолингвистическое исследование Сновидений детей и подро­стков с невротическими расстройствами / Е. А. Корабельникова, А. М. Вейн, В. Л. Голубев, М. Г. Крейнес // Журн. неврологии и психиатрии. – 1999. – № 1. – С. 18–21.

6. Менегетти А. Образ и бессознательное : учеб. пособие по интер­претации образов и сновидений / А. Менегетти. – М. : Онтопсихология, 2004. – 464 с.

7. Налчаджян А. А. Ночная жизнь: личность в своих сновидениях / А. А. Налчаджян. – СПб. : Питер, 2004. – 442 с.

8. Психологический словарь / под ред. В. П. Зинченко, Б. Г. Мещеря­кова – М., 1996. – 480 с.

9. Сокольский В. С. Сонник XXI века: верное толкование снов о здо­ровье / В. С. Сокольский. – М. : Эксмо, 2004. – 640 с

10. Юнг К. Г. Архетип и символ / К. Г. Юнг. – М. : Ренессанс, 1991. –
340 с.