Книги по психологии

ДИАГНОСТИКА «ПСИХИЧЕСКОГО ВЫГОРАНИЯ» ВРАЧЕЙ АНЕСТЕЗИОЛОГОВ-РЕАНИМАТОЛОГОВ
Периодика - Вестник психотерапии

О. Ю. Щелкова, О. А. Кузнецова, В. А. Мазурок, М. В. Решетов

Санкт-Петербургский государственный университет; Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования

В настоящее время особое внимание психологов привлекает про­блема влияния профессиональной деятельности на психоэмоциональное состояние тех специалистов, чья работа связана с интенсивным и напря­женным взаимодействием с людьми. У этих специалистов наблюдаются определенные психические и физиологические реакции, которые рас­сматриваются как проявление профессионального стресса [ 7 ].

С полным основанием к категории лиц, наиболее подверженных профессиональному стрессу, можно отнести врачей анестезиологов-реаниматологов. В последние годы отмечается существенное увеличение функциональной нагрузки этих специалистов, что связано с повышением хирургической активности, увеличением числа оперируемых больных с тяжелой сопутствующей патологией и закономерно приводит к высокому уровню психической напряженности [ 3 ]. В литературе выделяется не­сколько видов стресса, которым могут быть подвержены анестезиологи-реаниматологи: 1) острый реактивный стресс в условиях нештатной си­туации, последствиями которого может явиться возрастание анестезиоло­гического риска (снижение уровня безопасности для здоровья и жизни па­циента) и возникновение дезадаптивных реакций у анестезиолога; 2) хро­нический реактивный стресс вследствие длительного воздействия многих стресс-факторов малой и средней интенсивности [ 8 ]. К числу последних относятся факторы социально-психологической природы – процессы взаимодействия в системе «анестезиолог – хирург – пациент», а также групповые процессы в самом анестезиологическом коллективе.

В связи с этим важной задачей медицинской психологии становится теоретический анализ проблемы и разработка методических подходов к диагностике, коррекции и профилактике состояний психической дезадап­тации и профессиональной деформации личности врачей-анестезиологов, работающих в условиях длительного и интенсивного профессионального стресса.

Одной из основных форм деформации личности у представителей «помогающих» профессий является синдром «психического выгорания» [ 5 ], формирующийся вследствие продолжительных профессиональных стрессов, хронического эмоционального напряжения, постоянного пере­утомления и проявляющийся в стойких изменениях эмоционально-аффективной сферы, мотивационной направленности, самооценки личности, особенностях ее социального взаимодействия. «Психическое (или эмоциональное) выгорание» определяется как динамический пси­хологический процесс, развивающийся у психически здоровых людей, находящихся в состоянии хронического стресса в результате интенсив­ного и тесного эмоционально нагруженного общения с клиентами при оказании профессиональной помощи [ 4 ].

Синдром «психического выгорания» профессионала формируется постепенно, имеет определенную динамику и проявляется на всех уров­нях организации личности – в когнитивной, аффективной, мотивацион-но-поведенческой, а также в духовной и физической сферах. Логично предположить, что риск развития реактивных (психогенных) образова­ний и девиаций будет возрастать по мере увеличения длительности ра­боты специалиста в стрессогенных условиях профессиональной дея­тельности. Это и определило цель настоящего исследования: выявление зон наибольшей психологической напряженности, а также основных ком­понентов синдрома «психического выгорания» у врачей-анестезиологов с различным стажем профессиональной деятельности.

Материал и методы исследования

Материал исследования составили данные, полученные в ходе пси­хологического исследования врачей, проходивших курсы тематического усовершенствования на кафедре анестезиологии и реаниматологии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования. Всего исследовано 96 врачей. Из них мужчин было 62 чел. (64,6 %), жен­щин – 34 чел. (35,4 %). Средний возраст составил 42,1 года. В соответст­вии с целью исследования врачи были разделены на две группы в зависи­мости от стажа профессиональной деятельности в области анестезиологии и реаниматологии. Первую группу составили 44 врача со стажем работы менее 13 лет (средний возраст – 33,1 года), вторую – 52 врача со стажем работы 13 и более лет (средний возраст – 49,6 лет).

Такой пороговый уровень в различии стажа работы (13 лет) был вы­бран не случайно. Он представляет половину трудового пенсионного стража и при такой длительности профессиональной деятельности чело­век вступает в тот жизненный период, который принято называть «кризи­сом зрелого возраста». В этом возрастном периоде происходит оконча­тельное становление личности, которая достигает пика своей социальной активности, завершается формирование системы ценностей, остро пере­живаются вопросы самореализации, социального статуса и признания. Накопленный к этому времени опыт работы позволяет специалисту объ­ективно оценить свои профессиональные возможности и перспективы, пересмотреть жизненные планы с учетом особенностей профессии и сво­ей роли в ней. Немаловажное значение имеет и то, что в этом критиче­ском возрастном периоде на фоне жизненных (экзистенциальных) проблем, профессиональных стрессов и перегрузок впервые возникает или обостряется риск развития пограничных нервно-психических, а также психосоматических расстройств.

Клинико-психологический метод реализовался с помощью структури­рованного интервью, разработанного для выявления зон наибольшей эмо­циональной неудовлетворенности и психологической конфликтности вра­чей анестезиологов-реаниматологов. Пункты интервью касались различ­ных аспектов производственной деятельности и социальных отношений личности и отражали проблематику, как общую для врачебной профес­сии, так и потенциально высоко значимую для врачей анестезиологов-реаниматологов. Экспериментально-психологический метод реализовался с помощью опросника К. Маслач «Психическое выгорание» (MBI) в адап­тации Н. Е. Водопьяновой [ 2 ]. Выраженность компонентов синдрома «психического выгорания» теста представлена в табл. 1. Использовались также математико-статистические методы обработки и анализа получен­ных данных.

Таблица 1 Выраженность компонентов синдрома «психического выгорания»

Компонента синдрома «психического выгорания»

Уровень выраженности

Низкий средний высокий

Шкальные оценки опросника ПВ

Эмоциональное истощение

0–16

17–26

27 и более

Деперсонализация

0–6

7–12

13 и более

Редукция личных достижений

39 и более

38–32

31–0

Результаты клинико-психологического исследования

В табл. 2 представлены результаты исследования зон наибольшей неудовлетворенности в связи с профессиональной деятельностью врачей анестезиологов-реаниматологов с различным стажем работы.

При анализе результатов, представленных в табл. 2, обращает вни­мание довольно сходная ранговая структура неудовлетворенности раз­личными аспектами профессиональной деятельности врачей с большим и меньшим стажем работы.

1–2-й ранг по частоте встречаемости в обеих группах врачей (около 90 %) занимают неудовлетворенность заработной платой и ее несоответ­ствие профессиональной подготовке, опыту и эмоциональному напряже­нию, которое испытывают анестезиологи-реаниматологи на работе.

Таблица 2 Неудовлетворенность аспектами профессиональной деятельности врачей анестезиологов-реаниматологов

1-я группа

2-я группа

Р

Показатель неудовлетворенности

%

%

1

Работой в целом

20,5

14

3,8

14

< 0,05

2

Заработной платой

90,1

1

88,5

2

3

Высокой рабочей нагрузкой

54,5

8

32,7

11

< 0,05

4

Суточным характером работы

34,1

12

34,6

10

5

Высоким эмоциональным напряжением и ответ­ственностью

40,9

9

32,7

11

6

Тем, что эти нагрузки и ответственность не в полной мере осознаются и оцениваются больны­ми, их родственниками

79,5

2

80,8

3

7

Тем, что больные, их родственники не в полной мере способны оценить уровень профессиональ­ного мастерства как врача-анестезиолога

68,2

4

69,2

5

8

Тем, что, работая в бригаде с хирургом и качест­венно выполняя свои профессиональные функ­ции, врач-анестезиолог остается в «тени заслуг хирурга»

75,0

3

78,8

4

9

Недостаточным продвижением по «служебной лестнице»

27,3

13

11,5

13

< 0,05

10

Уровнем своей профессиональной подготовлен­ности

61,4

6

57,7

7

11

Тем, что уровень доходов не соответствует (ниже) профессиональной подготовке, опыту и эмоцио­нальному напряжению на работе

90,1

1

90,4

1

12

В связи с повышенным риском развития про­фессиональных заболеваний

63,6

5

65,4

6

13 14

15

Становится более эмоционально возбудимым и неуравновешенным

54,5

8

50,0

8

Черты заостряются, на первый план выступает ранимость, чувст­вительность, обидчивость, чувство ущемленности

38,6

10

28,8

12

Становится более безразличным, меньше эмоционально «вовлекает­ся» в различные производственные ситуации, коллизии

36,4

11

28,8

12

16

Тем, что плохое эмоциональное состояние, вызванное повышенными нагрузками или дру­гими особенностями профессиональной деятель­ности, переносится на прочие сферы жизни (семья, личные отношения, отношение к жизни в целом)

59,1

7

44,2

9

3–5-й ранг в ряду высоко значимых переживаний (зон наибольшей эмоциональной неудовлетворенности) связан с проблемами профессио­нального признания, самореализации, взаимоотношениями в системе «анестезиолог – хирург – пациент».

70–80 % врачей обеих групп, являясь хорошо подготовленными специалистами, ощущают недостаточную степень признания и недоста­точно адекватную оценку их профессионального вклада в процесс лече­ния со стороны пациентов и их родственников, считают, что врач-анестезиолог, работая в бригаде, остается «в тени заслуг хирурга».

Около 65 % врачей испытывают напряжение и неудовлетворенность в связи с повышенным риском развития профессиональных заболева­ний (5–6-й ранг значимости).

Следующей в ранговом ряду (6–7-й ранг) в обеих группах врачей (58–61 %) стоит неудовлетворенность уровнем своей профессиональ­ной подготовки, что косвенно отражает свойственную врачам потреб­ность в профессиональном и карьерном росте, а в более широком контек­сте – в самосовершенствовании и самореализации.

50–55 % врачей (8–12 ранг значимости, см. п. п. 13–15 табл. 2) счи­тают, что в связи с напряженными условиями профессиональной дея­тельности с годами они изменились по характеру (стали более эмо­ционально возбудимыми и неуравновешенными) и что повышенные на­грузки на работе отражаются на прочих сферах их жизни (семье, лич­ных отношениях, отношении к жизни в целом).

Названные изменения имеют прямое отношение к проблеме «пси­хического выгорания» под влиянием стрессогенных условий профессио­нальной деятельности. Положительным в данном случае является то, что эти изменения хорошо осознаются самими врачами-специалистами, что может составить основу для целенаправленной и высоко мотивирован­ной психологической коррекции.

Важно отметить, что, несмотря на все разнообразие проблем и ос­нований для эмоционального дискомфорта, в профессиональной дея­тельности самый низкий ранг в каждой группе врачей занимает неудов­летворенность своей работой в целом (13–14 ранг). Таким образом, про­является зрелое, сбалансированное отношение изученных врачей анесте­зиологов-реаниматологов к своей профессиональной деятельности с уче­том, как ее осложнений, так и преимуществ.

Статистически значимые различия между сопоставляемыми груп­пами врачей получены в трех сферах – в сферах удовлетворенности рабо­той в целом, рабочей нагрузкой и продвижением по «служебной лестни­це» (см. табл. 2). Обобщая результаты клинико-психологического иссле­дования, проведенного с помощью специализированного интервью, мож­но отметить, что неудовлетворенность, как в широком социальном кон­тексте, так и в профессиональной деятельности, оказалась выше у анестезиологов-реаниматологов с меньшим стажем по сравнению с врачами с большим стажем профессиональной деятельности.

Результаты экспериментально-психологического исследования

На следующем этапе исследования была проанализирована струк­тура и степень выраженности отдельных компонентов синдрома «психи­ческого выгорания» в группах врачей анестезиологов-реаниматологов с различным стажем профессиональной деятельности. Результаты сравни­тельного анализа представлены в табл. 3.

Таблица 3 Показатели «психического выгорания» в группах врачей анестезиологов-реаниматологов с различным стажем профессиональной деятельности

Шкалы опросника «Психическое выгорание»

M + m, балл

Р

1-я группа

2-я группа

Эмоциональное истощение

14,95 ± 1,08

15,02 ± 1,00

Деперсонализация

12,44 ± 0,83

9,45 ± 0,66

< 0,01

Редукция личных достижений

31,63 ± 0,67

33,30 ± 0,74

Анализ средне - групповых результатов, представленных в табл. 3, показывает, что наименее выраженным (на границе низкого и среднего уровней выраженности) среди компонентов синдрома «психического вы­горания» в обеих группах врачей имеет компонент «эмоциональное ис­тощение». Это свидетельствует об отсутствии в актуальном психическом состоянии исследованных врачей признаков снижения эмоционального фона, повышенной психической истощаемости и аффективной лабильно­сти, утраты интереса и позитивных чувств к окружающим, ощущения «пресыщенности» работой, неудовлетворенности жизнью в целом, то есть аффективно-личностных изменений, составляющих симптомокомплекс «эмоционального истощения».

В то же время, анализ индивидуальных результатов показал, что в обеих группах имеются врачи (их общее количество не превышает 8 % от общей выборки), отмечающие отчетливые признаки «эмоционального ис­тощения» – снижение фона настроения и уровня активности, постоянное ощущение усталости и «нехватки энергии», повышенную психическую истощаемость, проявляющуюся в эмоциональной несдержанности, раз­дражительности или потере интереса к окружающему. По самооценке врачей, подобное состояние связано с высоким уровнем физической и эмоциональной нагрузки, характерным для данной врачебной специаль­ности в целом, а также с конкретными организационными формами рабо­ты на местах (суточные дежурства, работа на полторы-две ставки, боль­шое количество пациентов). Врачи отмечают, что эмоциональное напряжение наиболее отчетливо ощущается в утренние часы (в начале суточно­го дежурства) и в конце рабочей смены и проявляется в поведении черта­ми раздражительности, вспыльчивости, нетерпимости.

В отличие от «эмоционального истощения», не выраженного в це­лом по группе и встречающегося лишь у отдельных врачей, «деперсона­лизация» и «редукция личных достижений» как компоненты синдрома «выгорания» личности, представлены в обеих группах врачей довольно отчетливо – на уровне средних и высоких значений шкальных оценок (см. табл. 3). Причем, выраженность этих компонентов «психического выго­рания» на статистически значимом и близком к нему уровне преобладает в группе врачей анестезиологов-реаниматологов с меньшим стажем про­фессиональной деятельности. Можно отметить также, что показатель «де­персонализация» в обеих группах анестезиологов-реаниматологов сущест­венно превосходит соответствующий показатель, полученный в группе врачей-терапевтов (средний возраст – 45 лет, средний стаж работы – 18 лет) [ 6 ].

В контексте использованной в исследовании методики «Психиче­ское выгорание» «деперсонализация» представляет межличностное изме­рение профессиональной деформации личности и проявляется формиро­ванием особых, деструктивных взаимоотношений с окружающими людь­ми. Во взаимоотношениях с пациентами «деперсонализация» врача про­является в «потере больного» [ 1 ] – эмоциональном отстранении и без­различии, формальном выполнении профессиональных обязанностей без личностной включенности и сопереживания, а в отдельных случаях – в негативизме и циничном отношении к пациентам. В таких случаях паци­енты воспринимаются не как партнеры в лечебном процессе и личности со своими потребностями и переживаниями, а как пассивные объекты врачебных манипуляций.

На поведенческом уровне «деперсонализация» проявляется в высо­комерном поведении врача, использовании специального врачебного сленга, юмора, ярлыков для больных, то есть называние их не по имени и фамилии, а, например, по нозологической форме («здесь лежит инфаркт») и т. д. К признакам «деперсонализации» относится также «нечувстви­тельность» к смерти, которая воспринимается как факт, который требует выполнения необходимых мероприятий (оформление документации, со­общение родственникам) [ 4 ]. «Деперсонализация» проявляется не только в отношениях с пациентами. В частности, к признакам «деперсонализа­ции» врачей анестезиологов-реаниматологов можно отнести формирова­ние высокомерности и одновременно – обидчивости по отношению к кол­легам, специалистам смежных специальностей и родственникам больных.

Представленные в табл. 3 данные показывают, что «деперсонализа­ция», как компонент «психического выгорания», выражена значимо выше в группе врачей анестезиологов-реаниматологов с меньшим стажем профессиональной деятельности по сравнению с врачами с большим стажем. Это не соответствует априорным предположениям о нарастании симпто­мов «профессионального выгорания» личности по мере увеличения дли­тельности работы в стрессогенных условиях, но согласуются с представ­лением о существовании закономерной связи между качеством субъект-но-субъектных взаимоотношений профессионала и степенью его квали­фикации. В частности, С. П. Безносов [ 1 ] приводит наблюдения, согласно которым, чем ниже квалификация врача, тем меньше он беседует с боль­ным и обследует его физикальными методами, отдавая предпочтение ин­струментальным методам, не требующим непосредственного личностного контакта врача и пациента.

Можно также полагать, что на развитие деперсонализации у более молодых врачей значимое влияние оказывает не только профессиональ­ные отношения и экстремальный характер деятельности, но и качество жизни – уровень удовлетворенности жизненными ценностями, созида­тельной деятельностью, системой потребностей и окружающей средой. Это положение в определенной мере подтверждается данными, представ­ленными в табл. 2, у врачей анестезиологов-реаниматологов 1-й группы отмечается более низкая удовлетворенность уровнем жизни.

Показатель «редукции личных достижений» в группе врачей с меньшим стажем профессиональной деятельности соответствуют высо­кому уровню выраженности, а в группе врачей с большим стажем – сред­нему уровню, и различия между группами имеют тенденцию к статисти­ческой значимости. Представляя самооценочное измерение синдрома «психического выгорания», этот показатель отражает степень удовлетво­ренности врача собой как личностью и как профессионалом. Повышение этого показателя отражает тенденцию к негативной оценке своей компе­тентности и продуктивности и, как следствие, – снижение профессио­нальной мотивации, нарастание негативизма в отношении служебных обязанностей, тенденцию к снятию с себя ответственности, к изоляции от окружающих, отстраненность и неучастие, избегание работы сначала психологически, а затем физически. У отдельных врачей анестезиологов-реаниматологов это проявляется в стремлении «исчезнуть» из поля зрения хирургов или руководства, даже во время проведения анестезии [ 4 ].

Заключение

Таким образом, проведенное исследование выявило признаки «пси­хического выгорания» врачей анестезиологов-реаниматологов и показало сходную структуру этого феномена в группах врачей с меньшим и боль­шим стажем профессиональной деятельности. В каждой из групп врачей в структуре синдрома «психического выгорания» в минимальной степени представлены признаки «эмоционального истощения», а в средней и вы­сокой степени – признаки «деперсонализации» и «редукции личных достижений». Подобные соотношения показывают, что на фоне оптимально­го эмоционального состояния и уровня активности в обеих группах вра­чей, формируется, тем не менее, чувство неудовлетворенности в связи с происходящими под влиянием профессиональной деятельности измене­ниями собственной личности, системы ценностей, поведения, которые четко проявляются на работе и распространяются за пределы профессио­нальной среды. Степень этой неудовлетворенности статистически значи­мо выше в группе врачей анестезиологов-реаниматологов с меньшим стажем профессиональной деятельности.

Литература

1. Безносов С. П. Профессиональная деформация личности / С. П. Безносов.– СПб. : Речь, 2004. – 272 с.

2. Водопьянова Н. Е. Синдром выгорания: диагностика и профилак­тика / Н. Е. Водопьянова, Е. С. Старченкова. – СПб. [и др.] : Питер, 2005. – 336 с.

3. Информационный стресс Анестезиолога-реаниматолога / А. В.
Баклаев, И. В. Смирнов, В. М. Мизиков, А. А. Бунятян // Анестезиология и
реаниматология. – 2002. – № 2. – С. 4–9.

4. Кузнецова О. А. Психологические особенности синдрома эмоцио­нального выгорания у врачей анестезиологов-реаниматологов / О. А. Куз­нецова // Сборник статей по материалам лучших дипломных работ выпу­скников факультета психологии СПбГУ – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2006. – С. 81–87.

5. Орел В. Е. Феномен «выгорания» в зарубежной психологии: эмпи­рические исследования и перспективы / В. Е. Орел // Психол. журнал. – 2001. – Т. 22, № 1. – С. 90–101.

6. Практикум По психологии менеджмента и профессиональной деятельности / под ред. Г. С.Никифорова, М. А. Дмитриевой, В. М. Снетко-ва. – СПб. : Речь, 2007 – 448 с.

7. Рыбина О. В. Психологические характеристики врачей в состоя­нии профессионального стресса : автореф. дис. ... канд. психол. наук / Ры­бина О. В. – СПб., 2005. – 24 с.

8. Человеческий фактор В анестезиологии / А. А. Бунятян, А. В. Бак-лаев, И. В. Смирнов, В. М. Мизиков // Анестезиология и реаниматология. – 2000. – № 5. – С. 4–10.