Книги по психологии

НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ
Периодика - Вестник психотерапии

В. И. Евдокимов, Д. В. Зайцев, А. Н. Федотов

Государственный научно-исследовательский испытательный институт

Военной медицины, Москва;

Департамент здравоохранения Тульской обл.;

Тульская областная психиатрическая больница им. Н. П. Каменева

Введение

Понятие «качество жизни» (КЖ) в последние годы приобретает междисциплинарный характер и находит широкое применение в научных политологических, социологических, экономических, медицинских и дру­гих исследованиях. Достаточно активно этот термин используется в вы­ступлениях руководителей страны и публицистической литературе. Це­лью настоящей статьи является раскрытие основных научно-методичес­ких аспектов оценки КЖ населения России, отдельных ее регионов и по-пуляционно-профессиональных групп.

В научной литературе определение КЖ дискуссионно. Проведен­ный анализ позволяет выделить следующие подходы к его определению и форме проявления [ 22, 25 ]:

1) субъективистский, который рассматривает КЖ степенью ком­фортности человека в рамках как отдельной личности, так и в рамках макро - и микросоциума;

2) объективистско-потребительский, считающий, что КЖ предпола­гает наличие возможностей реализации потребностей субъектов в рамках определенного социального пространства;

3) количественно-потребительский, определяющий, что КЖ – это комплексная характеристика удовлетворения материальных и культурных потребностей людей, сложившихся условий жизнедеятельности и свобод­ного развития отдельного человека и общества в целом;

4) аксиологический, рассматривающий КЖ как совокупность жиз­ненных ценностей, характеризующих структуру потребностей и условий существования человека, удовлетворенность людей жизнью, социальны­ми отношениями и окружающей средой;

5) количественно-объективистский (комплексный), который пони­мает КЖ как комплекс характеристик жизнедеятельности индивида, обу­словливающих ее оптимальное протекание в конкретном времени, в определенных условиях и обеспечивающих адекватность параметров жизни видам деятельности и потребностей человека.

6) количественно-субъективистский (синтетический), связывающий КЖ со степенью комфортности общественной или природной среды, жизнедеятельности человека и уровня благосостояния, социально-духовного и физического развития;

7) субъективно-социодинамический, предполагающий, что КЖ оп­ределяется удовлетворенностью населения благоприятной динамикой со­циально-динамических изменений;

8) реляционистский, рассматривающий КЖ как индивидуальное со­отношение своего положения в обществе, в контексте культуры и систе­мы ценностей этого общества, с целями данного индивидуума, его плана­ми, возможностями и степенью общего неустройства.

Общим во всех подходах является понимание под КЖ психического состояния человека, при котором он ощущает себя счастливым в резуль­тате реализации потребностей и удовлетворения осуществления жизнен­ных стратегий в контексте сложившихся в обществе жизненных стандар­тов и ресурсных возможностей общества и природной среды, т. е. ключе­выми словами практически во всех определениях КЖ являются потребно­сти и степень их удовлетворения.

Уточняя содержание показателей КЖ, Н. С. Данакин (2004) считает, что КЖ людей характеризуется их потребностями, интересами и ценно­стями. Но базовой категорией в этой триаде показателей поведения людей и качества их жизни выступают потребности [ 11 ]. КЖ – это соотношение цели и результата жизнедеятельности людей. Н. Луман (1999) указывает, что обретению истинного КЖ отвечает только тот успех, который может быть достигнут без ущерба духовным качествам личности и духовному развитию общества в целом [ 28 ].

КЖ – система жизненных ценностей, характеризующих созида­тельную деятельность, структуру потребностей и условий развития че­ловека и общества, удовлетворенность людей жизнью, социальными от­ношениями и окружающей средой [ 16, 46 ].

Определение КЖ близко понятию «счастье». Относительно КЖ уместно привести определение счастья, данное Д. И. Джидарьяном (2000). В качестве идеала счастья в обыденном сознании людей выступает посто­янная, полная и обоснованная удовлетворенность своей жизнью, ее усло­виями, наполненностью, достигаемым в ней раскрытием человеческих возможностей [ 12 ]. Представляем еще несколько определений счастья (цит. по Сенкевичу Н. Ю. [ 39 ]):

«Счастье – гармония с собой» (Л. Толстой);

«Счастье – удовлетворение всех наших потребностей» (Э. Кант);

«Счастье – когда желаемое равняется имеемому» (Л. Леонов).

Компонентный состав КЖ

Системная структура КЖ выражается через сложную структуру взаимосвязей ее составляющих. Все отмеченные понятия на рис. 1 взаимо­связаны в методологическом аспекте и раскрывают целостность жизни. КЖ представляется в виде интегральной качественной характеристики жизни людей, которая по отношению к обществу показывает в целом критерии его жизнедеятельности, условия жизнеобеспечения, а также и условия жизне­способности общества как целостного социального организма [ 15 ].

НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Рис. 1. Обобщенные компоненты КЖ.

Нередко понятия «качество жизни», «уровень жизни» и «образ жиз­ни» представляются как синонимы или как противоречащие и взаимоис­ключающие. Например, некоторые исследователи считают, что чем выше уровень жизни, тем напряженнее жизнь, больше стрессовых ситуаций и выражено загрязнение экологии – тем ниже КЖ.

Уровень жизни – это степень развития материальных условий жиз­недеятельности людей, удовлетворения материальных и духовных по­требностей отдельного человека, социальных групп и членов общества. Уровень жизни является важной характеристикой жизнеобеспеченности и благосостояния общества и характеризует количественную сторону жизни, сопоставимую с качественной. Уровень жизни и благосостояние – близкие по смыслу понятия, но благосостояние – это более широкое определение, включающее в себя элемент изобилия благ, «зажиточной жизни».

Образ жизни – устойчивые формы социального бытия, совместной деятельности людей, типичные для исторически конкретных социальных отношений, формирующиеся в соответствии с генерализованными нор­мами и ценностями, отражающими эти отношения [ 7 ]. Наиболее общие черты образа жизни являются типичными чертами общества в целом. Эта категория раскрывает целостность форм жизнедеятельности людей, взя­тых в единстве объективного и субъективного компонента, качественного и количественного, материального и духовного.

Образ жизни – не векторное понятие и не может быть оценен коли­чественными терминами: «высокий» или «низкий». Для него реальны только качественные показатели. Понятие образа жизни позволяет опре­делить ценностные ориентации людей и причины поведения (стиль жиз­ни), обусловленные укладом (социально-экономическим строем) и уров­нем жизни.

Составными частями образа жизни являются: труд (учеба, работа); физический отдых, сон; деятельность в свободное время, включая соци­альную активность (общественно-политическая, семейная, бытовая, досуг и др.). Образ жизни представляет собой повседневную реализацию чело­веком своих жизненных ценностей. Под Жизненными ценностями Пони­маются рекомендуемые человеку конкретным обществом субъективные восприятия (отношения) элементов человеческого бытия. Жизненные ценности формируются на основе социального, национального, религиоз­ного и философско-политического менталитета. Анализ ценностных ори-ентаций очень важен для субъективной составляющей КЖ, выведенной на основе теории потребностей.

Способ жизни Отражает и выражает тип жизнедеятельности, скла­дывающийся под влиянием объективных условий и внутренних побуди­тельных сил: городской, сельский, трудовой, паразитический и т. п. Он показывает, какие возможности, заложенные в образе жизни и его объек­тивных условиях, реализуются в жизнедеятельности людей и в какой форме [ 1 ]. Это главное звено превращения социальных возможностей в действительность.

Если способ жизни есть результат взаимодействия человека с соци­альной ситуацией, то стиль – с конкретной жизненной. Стиль жизни кон­кретизирует понятие образа жизни, раскрывает его особенности, типы по­ведения индивида или социальных групп, их черты, манеры, привычки, вкусы, склонности. Стиль жизни социально дифференцирован. Под Сти­лем жизни Подразумевается индивидуально усваиваемый личный способ поведения, который обладает определенной автономностью [ 20 ].

Методические вопросы оценки КЖ

Категория КЖ характеризует структуру потребностей человека и возможности их удовлетворения. Потребности вытекают из биопсихосо­циальной структуры личности. В психологии потребности рассматрива­ются как нужды, как требования организма и как отношения [ 38 ].

Исторически оценка КЖ проводилась двумя способами: измерением объективных условий жизни и измерением субъективных оценок жизни. Указанное определило формирование двух концептуальных моделей оценки КЖ: объективной и субъективной.

Объективная модель оценки КЖ определялась результатами стати­стических показателей (индексом развития человеческого потенциала, со­стоянием экономики, заработной платой, данными здоровья и продолжи­тельности жизни и т. д.), при помощи которых можно было судить о сте­пени удовлетворения научно обоснованных потребностей и интересов. Субъективная (психологическая) модель оценки КЖ показывала, что ис­тинное значение жизни отражается субъективными ощущениями индиви­да. Субъект в данном случае выступал как основной критерий КЖ.

Объективные показатели КЖ. В настоящее время в России разра­ботаны и применяются несколько десятков систем показателей для оцен­ки КЖ населения страны или ее отдельных регионов:

- индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП), разработан­ный «Программой развития» ООН [ 13, 14 ];

- социально-экономические показатели уровня жизни населения Госкомстата РФ [ 39, 42, 44 ];

- показатели уровня жизни и потребительского бюджета Всероссий­ского центра уровня жизни (ВЦУЖ) при Минтруде РФ [ 4, 5 ];

- показатели здоровья населения Минздравсоцразвития РФ [ 19 ];

- мониторинг общественного мнения ВЦИОМ [ 47 ];

- региональная система оценки, разработанная Ярославским отделе­нием Академии проблем качества РФ [ 3 ];

- методика многоуровневой оценки, разработанная во Всесоюзном научно-исследовательским институте технической эстетики (ВНИИ ТЭ) с участием специалистов других научных учреждений по заданию Мин­промнауки РФ [ 23 ];

- межстрановая оценка, изучаемая сотрудниками ЦЭМИ РАН [ 2 ].
Безусловно, комплекс этих показателей для оценки КЖ населения

России представляет важную информацию, но они не всегда бывают со­гласованы между собой и не отражают всех сторон КЖ. В данной статье представим некоторые системы оценки КЖ.

Существенными показателями, которые выступают измерителями степени достижения целей общественного развития, достойного уровня и КЖ, являются социальные параметры. В статистической практике и хо­зяйственном обиходе под социальными параметрами понимаются показа­тели, характеризующие социальную сферу, ее структуру, отношения ме­жду людьми, их потребности и интересы, формы и методы их удовлетво­рения, показатели, измеряющие и оценивающие уровень и динамику до­ходов, потребления населения, их дифференциацию, определяющие их факторы [ 38 ]. Обобщенная схема социальных параметров представлена на рис. 2.

Ядро системы социальных параметров образуют демографические показатели, раскрывающие рождаемость, смертность населения, уровень его здоровья, долгожительство, уровень образования, миграцию и т. д. Параметры, освещающие жизнь населения, могут быть сгруппированы в три сферы: трудовая (оплата труда, продолжительность рабочего дня, безопасность труда, занятость, безработица и др.); распределительная (уровень и структура доходов, их дифференциация, налоговая система и др.); бытовая (личное потребление: питание, обеспеченность жильем, здравоохранение, образование, культура и др. социальные услуги). До­полняют указанные параметры показатели качества окружающей среды, которые отражают природные условия, и международные отношения [ 32 ].

НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Рис. 2. Схема социальных параметров (по Мстиславскому П. С., 2003).

Обобщение социальных параметров создает группу макросоциаль-ных параметров. К макросоциальным параметрам относятся: численность и плотность населения, продолжительность жизни, образовательный уро­вень населения, валовой внутренний (национальный) продукт (ВВП), личное потребление по доле в ВВП и др.

1. Основным объективным показателем КЖ является ИРЧП, пред­ставляющий результат взаимодействия показателей социально-экономического развития: индекса валового продукта (экономическая ре­зультативность деятельности людей), индекса продолжительности жизни (состояние физического, социального и психического здоровья населения) и индекса образования (социокультурный и профессиональный ресурс на­селения). Индекс определяется по формуле:

(IЖ + + ВВПдн.)
ИРЧП = , (1)

3

Где: Iж – ожидаемая продолжительность жизни при рождении; Iо – индекс образования; ВВПдн. – реальный валовой внутренний продукт на душу населения.

Этот параметр ежегодно исчисляется странами членами ООН и до­водится до широкого круга заинтересованных лиц. ИРЧП является осно­ванием делить государства мира на три группы: с высоким уровнем раз­вития при величине ИРЧП выше 0,800, средним уровнем развития – от 0,799 до 0,500 и с низким уровнем развития – от 0,499 и ниже.

В большинстве стран мира развитие общества выражается в повы­шении КЖ и соответственно тенденциях увеличения ИРЧП. С 1990 г. снизили уровень ИРЧП 18 стран мира с населением 460 млн человек – это 12 стран Африки, Россия и 5 стран бывшего СССР [ 13 ]. В 2002 г. ИРЧП России составлял 0,795, и по рейтингу Россия занимала 57-е место из 175 стран мира. В 2003 г. ИРЧП был также 0,795, но ранг России сместился на 61-е место, в 2004 г. ИЧПР стал 0,797 (65-е место), занимая положение между Ливией (ИРЧП – 0,798) и Македонией (ИРЧП – 0,796, 66-е место).

Заметим, что в 1990 г. Россия по ИРЧП занимала в мире 34-е место. В России по сравнению с 1985 г. ИРЧП снизился с 0,827 до 0,797, и в на­стоящее время она перешла из категории стран с высоким уровнем разви­тия человеческого потенциала в категорию государств со средним уров­нем развития (рис. 3).

НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Рис. 3. Динамика ИРЧР в СССР и России.

По аналогии с ИРЧП отдельных стран рассчитывается ИРЧП для определенного региона или субъекта РФ, по которому судят о КЖ насе­ления региона. С 1995 г. издается ежегодный «Доклад о развитии челове­ческого потенциала в Российской Федерации», где представляются ИРЧП регионов [ 14 ]. При расчете региональных индексов вводятся дополни­тельные процедуры [ 34 ]:

- корректировка (пропорциональное увеличение) валового регио­нального дохода (ВРП) каждого субъекта РФ на нераспределяемую часть ВВП страны;

- корректировка ВРП на разницу в ценах путем умножения на от­ношение среднероссийского прожиточного минимума к прожиточному минимуму в регионе;

- охват образованием рассчитывается как отношение числа учащих­ся учебных заведений всех видов (школа, начальные, средние и высшие профессиональные учебные заведения) к численности населения в возрас­те от 6 до 23 лет.

В табл. 1 представлены составляющие ИРЧП некоторых регионов России. Более двух десятков субъектов России имеют показатель ниже среднемирового (0,722).

В России с 89 субъектами федерации объемы произведенного вало­вого регионального продукта (ВРП) на душу населения разнятся в 21 раз, а произведенной продукции – более чем в 30 раз, ориентация на средне­статистические показатели при формировании экономической политики не только бессмысленна, но и опасна [ 6 ].

Таблица 1 ИРЧП некоторых регионов России в 2001 г. [14]

Регион

Региональ- ВРП* на душу Индекс Индекс Индекс Место ный населения дохода долго - образован - в России ИРЧП по ППС летия ности

Россия

0,761

7438

0,719

0,672

0,893

-

Москва

0,855

17 454

0,862

0,707

0,998

1

Тюменская обл.

0,847

30 470

0,995

0,696

0,892

2

Респ. Татарстан

0,792

9812

0,765

0,711

0,900

3

Санкт-Петербург

0,783

7015

0,709

0,687

0,952

4

Томская обл.

0,776

8246

0,728

0,695

0,917

5

Липецкая обл.

0,764

7605

0,723

0,692

0,878

9

Белгородская обл.

0,762

6253

0,688

0,706

0,892

12

Московская обл.

0,746

5288

0,662

0,663

0,912

27

Воронежская обл.

0,736

4166

0,622

0,686

0,899

39

Курская обл.

0,736

4542

0,637

0,681

0,889

40

Тульская обл.

0,728

5872

0,680

0,633

0,872

49

Тамбовская обл.

0,726

4806

0,646

0,682

0,850

53

Амурская обл.

0,714

4793

0,646

0,624

0,871

67

Ивановская обл.

0,693

2694

0,550

0,636

0,894

75

Читинская обл.

0,687

3532

0,595

0,608

0,57

78

Респ. Тыва

0,640

2244

0,519

0,525

0,786

79

*ВРП – валовой внутренний продукт; ППС – паритет покупательной способно­сти, в долларах США.

Например, в России лидерами ИРЧП стали сырьевые регионы. Удельный вес экспортно-ориентированных отраслей создает картину мнимого экономического благополучия населения региона, а распределе­ние таких доходов не всегда может осуществляться в интересах населения данной территории. Валовой региональный продукт Москвы ориентиро­ван на сферу банковских услуг и финансовых посредников, которые на сегодняшний день не поддаются корректной оценке.

Определенную условность имеет и вторая составляющая региональ­ного ИРЧП – уровень образования. Возможно, будет некорректно относить всех обучающихся в вузах и средних учебных заведениях в Москве или Санкт-Петербурге к региональному достигнутому уровню образования.

2. Для изучения уровня и КЖ населения страны и оценки хода эко­номических реформ Росстатом введены показатели, которые представля­ются официальными статистическими изданиями: обобщающие критерии (индекс стоимости жизни, валовой национальный продукт, потребление на душу населения и др.); доходы населения; потребление и расходы населения; денежные сбережения населения; накопленное имущество и жи­лище; социальная дифференциация населения и др. [ 39, 42, 44 ].

Бесспорно, в России отмечается рост экономики и улучшается бла­госостояние населения, но, вместе с тем, следует привести некоторые и официальные социально-экономические данные. Например, за 17 лет не­олиберальных реформ уровень развития ВВП страны в 2006 г. только приближается к 95 % отметке уровня 1990 г. (рис. 3).

НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Рис. 4. Динамика валового внутреннего продукта в России.

В настоящее время население России обеспечено реально распола­гаемыми денежными доходами не более 90–95 % от уровня 1990 г., зара­ботной платой – 80–85 %, пенсиями – 60–70 % (рис. 5). В основном мало­обеспеченный слой населения составляют работники бюджетной сферы, молодые семьи и пенсионеры. Заметим, что из 18 тарифных ставок 15 имеют денежное содержание ниже прожиточного минимума.

Покупательная способность среднемесячной номинальной зарплаты по стране в 2007 г. составила 3,3 прожиточных минимума, а средняя пен­сия – 23 % от заработной платы, при рекомендуемом минимуме 40 %.

Вызывает тревогу рост «отверженных» (по В. Гюго) или «люмпени­зированной» части населения, для которой низкий уровень жизни стано­вится образом жизни. В России таких лиц около 5 – 6 %, или 7 млн чело­век. Не случайно в докладе на расширенном заседании Государственного Совета 8 февраля 2008 г. Президент России высказал необходимость де­лать главные инвестиции в развитие человека и общества.

НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Рис. 5. Динамика денежных доходов населения России (1990 г. = 100 %).

3. При определении уровня жизни группы населения или общества в целом сотрудники ВЦУЖ отводят потребительским бюджетам, при этом фактическое потребление сравнивают с социальными нормативами по­требления и таким образом выявляют степень удовлетворения потребно­стей [ 5 ]. Выделяются следующие виды потребительских бюджетов [ 4 ];

1) прожиточный минимум (ПМ) – уровень бедности, малоимущно-
сти, минимальный достаточный уровень для обеспечения жизнедеятель­
ности человека, определяющийся на основе научно обоснованного потре­
бительского бюджета, выражающего минимальные физиологические по­
требности человека в продовольственных и непродовольственных товарах
и услугах.

В потребительской корзине ПМ доля расходов на питание составля­ет более 50 %, что соответствует структуре расходов потребления бед­нейших стран мира, ПМ в современной России – это 40 % ПМ во времена СССР. В 2006 г. ПМ составлял 3422 руб., а соотношение среднедушевых денежных доходов населения и величиной ПМ было 298 % (в 1991 г. – 335, в 2000 г. – 189, в 2003 г. – 218 % ) ;

2) минимальный потребительский бюджет (МПБ) – воспроизводст­
венное потребление, социально-приемлемый достаток (от 2 до 7 ПМ).
При данном виде бюджета часть денежных средств может тратиться не
только на жизненно-необходимые потребности, но и на досуг, реабилита-
ционно-восстановительные мероприятия;

3) бюджет высокого достатка (БВД) – достаточно высокий уровень потребления, рассчитанный на расширенное воспроизводство и удовле­творение разумных потребностей, уровень достатка (более 7 ПМ).

Проведенные во ВЦУЖе оценки доходов населения России позво­лили определить структуру домохозяйств:

- неимущие россияне (с доходами ниже ПМ и имеющие плохие жи­лищные условия) – 4,3 %;

- бедные по доходам (с доходом выше одного ПМ, но имеющие средние и хороший уровень обеспеченности жильем) – 16,2 %;

- малоимущие (с доходом выше одного ПМ, но ниже МПБ и имею­щие плохие жилищные условия) – 36,0 %;

- нижний слой среднего класса (с доходами выше МПБ, но ниже 15 тыс. рублей на одного человека; жилая площадь превышает социальные нормы и благоустроена) – 33 %;

- средний класс (среднедушевые доходы от 15 до 30 тыс. руб. в ме­сяц, имеют движимое и недвижимое имущество, собственные сбереже­ния, комфортабельный отдых с лечением) – 9 %;

- высший слой среднего класса (состоятельные люди с доходами от 1000 долларов США на одного человека в месяц, в Москве от 1500–2500 долларов) – 1,3 %;

- богатые россияне (собственники значительных бизнес-активов, имущества) – 0,2 %.

Если в развитых государствах средний класс составляет около 70 % населения, то в России количество лиц среднего класса в 1998 г. было 4,5 %, а спустя пять лет его количество удвоилось в два раза.

Модель оценки КЖ, сформированная сотрудниками ВЦУЖ, вклю­чает девять сфер жизни: трудовая и семейная жизнь; развитие способно­стей; быт, здоровье, здравоохранение; социальная защита и социальное страхование; досуг; окружающая среда; экстремальные ситуации; забота о будущем. Перечисленные сферы позволяют оценивать КЖ в целом [ 5 ].

4. Неравномерность развития регионов России способствует воз­никновению региональных оценок КЖ [ 3, 24, 25 ]. Ранее нами уже были показаны основные направления оценки регионального ИРЧП [ 14, 31, 34 ]. Сотрудники ВНИИ технической эстетики разработали методику оценки КЖ, включающую многоуровневое изучение характеристик жизнедея­тельности людей: созидательной (трудовой), «потребительской», семей-но-родовой и духовной жизни [ 23 ].

Эту методику можно представить в виде иерархического дерева. На верхних ее уровнях находятся обобщенные (комплексные) показатели, характеризующие целостные факторы или условия жизни человека, на нижних уровнях – частные показатели, отражающие содержание этих ус­ловий и факторов жизни. Предложены три универсальные (типовые) системы укрупненных показателей, относящихся к КЖ: а) человека, семьи, группы людей (табл. 2); б) жителей города, региона и в) населения страны.

Таблица 2 Показатели качества жизни человека (семьи, группы людей)

1-й уровень

2-й уровень

3-й уровень

Созидатель­ная жизнь

Трудовая деятель­ность

Удовлетворенность трудом Производительность труда

Квалификация труда

Уровень квалификации Условия труда

Потреби­тельская жизнь

Потребление благ и услуг

Расходы на потребление благ и услуг Сбережения населения (отложенный спрос)

Потребность населения в жилье

Обеспеченность жильем Обеспеченность благоустроенным жильем

Качество товаров и услуг

Удовлетворение потребностей в товарах Удовлетворение потребностей в услугах

Семейно-родовая жизнь

Здоровье

Состояние здоровья

Заболеваемость

Ожидаемая продолжительность жизни

Травматизм

Семья

Прочность брака Продолжение рода

Экология

Экология природной среды Защищенность от чрезвычайных ситуаций

Духовная (граждан­ская) жизнь

Гражданские право и свободы

Соблюдение конституционных прав Уровень уголовных правонарушений

Образование

Общая грамотность Обучение в начальной школе Обучение в средней школе Обучение в вузах

Культура и духовное общение

Социокультурное общение Доступность информации и средств коммуникации

Удовлетворенность духовной жизнью Сохранение культурного наследия

Общим для всех трех типовых систем КЖ является то, что рассмат­риваются объективные и субъективные аспекты КЖ. На 1-м уровне рас­полагаются показатели удовлетворенности общества и человека различ­ными сторонами своей жизни. Использование субъективных методов оценки, выявляющих личное отношение человека к жизни, включает ми­нимально необходимый набор показателей. На 2-м уровне располагаются показатели жизнедеятельности человека, определяющие особенности его взаимодействия со всем окружающим миром. На 3-м уровне располага­ются показатели жизнеобеспечения, характеризующие условия и факторы, от которых зависит успешное протекание процессов жизнедеятельно­сти человека.

При всей привлекательности и внешней эффектности данная мето­дика оценки КЖ далека от совершенства, громоздка и малоубедительна. Предлагаемый интегральный показатель КЖ представляет собой отноше­ние ИРЧП, в который входит индекс ВВП, к обратной величине индекса ВВП, что не вполне корректно [ 26 ].

5. Показатели здоровья населения, представляемые Минздравсоц-развития РФ [19]. Особенностями состояния демографических показате­лей и общественного здоровья в современной России являются: а) низкая рождаемость и высокая смертность и, как следствие, отрицательный есте­ственный прирост; б) ухудшение здоровья населения; в) низкая ожидае­мая продолжительность жизни; г) низкие общие расходы на здравоохра­нение при необходимом минимальном уровне 5 % от ВВП (табл. 3).

Таблица 3 Расходы бюджетной системы РФ на здравоохранение и физическую культуру (% от ВВП) [19]

Вид бюджета

Год

1996

1997

1998

1999

2000

2001

2002

2003

2004

2005

2006

Консолидиро­ванный бюджет

2,6

3,1

2,5

2,2

2,2

2,1

2,3

2,2

2,2

3,7

3,6

В том числе:

- федеральный

- субъектов РФ
и фондов

0,2 2,4

0,4 2,7

0,3 2,2

0,2 2,0

0,2 2,0

0,2 1,9

0,3 2,0

0,3 1,9

0,3 1,9

0,4 3,3

0,6 3,0

На здравоохранение в России тратится не многим больше 3 % от бюджета страны, в Швейцарии, Германии, Франции – по 10,7 %, Нидер­ландах – 8,1 %, Великобритании – 7,3 %. Расходы на душу населения в России составляют около 120 долл. США (при том, что за последние десять лет они уже возросли почти в два раза). В Германии на одного человека тратится 2476 долл., во Франции – 2125, в Греции – 1397 долл. США [ 43 ].

Наблюдаются значительные расходы населения за счет увеличения объема платных медицинских услуг, расходов на медикаменты, которые опережают долю расходов государства, идущую на здравоохранение. Ес­ли в странах Организации экономического сотрудничества и развития со­отношение расходов государства и населения составляет 75 : 25, то в Рос­сии – 40 : 60. Более того, население платит не только в больничную кассу, но и «теневые».

В 2007 г. в России проживало 142 млн 221 тыс. человек. К сожале­нию, за годы перестройки и либеральных реформ (1990–2005 гг.) естест­венный прирост населения в России уменьшается на (716 ± 76) тыс. ежегодно. Максимальная естественная убыль почти по 1 млн человек ежегод­но наблюдалась в 1999-2002 гг. - (941 ± 6) тыс. человек. На рис. 6 пред­ставлена динамика родившихся и умерших в России за 1970-2005 г.

НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Рис. 6. Движение демографических показателей в России.

Логарифмические тренды количества родившихся и умерших лиц в России в начале 1990-х годов пересекаются, образуя так называемый «крест депопуляции», свидетельствующий об отрицательных демографи­ческих процессах и превалирование умерших лиц над рожденными. Есте­ственная убыль населения за 16 лет (1990–2005 гг.) в России составила 11 млн 461 тыс. человек. Аналогичные «кресты» в демографической дина­мике обнаруживаются в Украине, Беларуси, республиках Балтии, Болга­рии, Румынии, Чехии, Венгрии и других странах, вступивших на путь ры­ночной экономики.

Коэффициент смертности (количество умерших лиц на 100 тыс. на­селения) возрос с 1119 в 1990 г. до 1521 в 2006 г. (увеличение в 1,36 раза), в том числе населения в трудоспособном возрасте с 489 до 746 (увеличе­ние в 1,53 раза). На рис. 7 представлена структура смертности в 2006 г. по основным классам причин смерти. Обращает внимание большое количе­ство смертей трудоспособного населения (мужчин 15–59 лет и женщин 1 5 – 5 4 лет) от внешних причин (30–35 % ) . НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Рис. 7. Структура причин смертности населения в России (А) и лиц трудоспособного возраста (Б), 2006 г.

Следует отметить, что смертность от внешних причин в развитых странах мира бывает в 4–5 раз меньше российской. Международный рей­тинг состояния здравоохранения относит Россию в страны, занимающие в мире 120–130-е места.

Продолжительность жизни населения России по сравнению с эко­номически развитыми странами меньше на 10–15 (!) лет. Например, в 1990 г. ожидаемая продолжительность жизни при рождении была 69,2 года, в 2000 г. – 66,1 год, 2003 г. – 65,3 года, 2006 г. – 66,6 года (для муж­чин – 60,4, женщин – 73,2 года).

Ожидаемая продолжительность жизни в России в 2004 г. составляла 65,3 года (для мужчин – 58,9 и женщин – 72,3 года), занимая для женщин 100-е место, а для мужчин – 134-е место в мире. Для Японии этот показа­тель соответствовал 81,9 года, Франции – 79,8, Германии – 78,7, Греции – 78,4, США – 77,3, Чехии – 75,8 года. Вклад системы здравоохранения в этот показатель колеблется от 10–12 до 30–35 %. Снижение продолжи­тельности жизни является серьезной российской проблемой, которая зна­чительно понижает рейтинг ее по ИРЧП.

С начала 1990-х годов здоровье населения России стало резко ухудшаться. Коэффициент заболеваемости (количество лиц с впервые ус­тановленным диагнозом на 100 тыс. населения) возрос с 651 в 1990 г. до 762 в 2006 г. (увеличился в 1,2 раза). Заболеваемость по многим социаль­но-значимым заболеваниям возросла на 30–40 %. Например, коэффициент заболеваний сердечно-сосудистой системы возрос с 1123 на 100 тыс. на­селения в 1990 г. до 2658 в 2006 г. (увеличение в 2,4 раза). Рост заболе­ваемости способствовал увеличению смертности, которая резко пошла вверх. Пик подъема смертности в России пришелся на 1994–1995 гг., за­тем смертность несколько уменьшилась, но после 1998 г. вновь выросла. И. А. Гундаров назвал ее «сверхсмертностью», которую можно соотнести только со смертностью в результате эпидемического процесса [ 9 ].

Структура сверхсмертности в трудоспособном возрасте отличалась от смертности основного населения: уменьшился вклад причин от сер­дечно-сосудистых заболеваний и значительно возрос вклад смертей от внешних причин (несчастные случаи, отравления алкоголем, убийства, самоубийства и т. д.). Анализируя причины смертности в России и ис­ключая мифы, И. А. Гундаров приходит к выводу, что фактором риска сверхсмертности является духовное неблагополучие населения.

Основными показателями негативной духовности, доступными для международной сравнительной оценки, могут служить самоубийства, от­ражающие безысходность, потерю смысла жизни, и убийства, которые обусловливаются агрессивностью, озлобленностью. Для изучения роли перечисленных параметров, как факторов риска смерти, было проведено исследование российской статистики за 24 года (1976–2000 гг.). Выясне­но, что степень сцепленности траекторий нравственного и физического благополучия была высока и достигала 85 %, а всякое повышение (сни­жение) преступности сопровождалось повышением (снижением) смерт­ности. Подобная по характеру связь обнаружена между динамикой само­убийств и смертности.

Установлено также, что динамика сверхсмертности в наибольшей степени обусловливалась динамикой духовных параметров: озлобленно­стью, агрессивностью (73 % зависимости) и безысходностью, потерей смысла жизни (11 % зависимостей), т. е. процессы жизненной устойчиво­сти на 84 % зависели от духовного и нравственного состояния общества (образа жизни и КЖ) и на 16 % – от материальных условий (уровня жиз­ни). Было замечено, что принцип «чем выше уровень жизни – тем выше здоровье» существует в определенных границах и справедлив не для всех компонентов КЖ и заболеваний. В ряде случаев, если имеется духовное неблагополучие, он не действует. Медицинские знания не дают объясне­ния данному феномену. Некоторые исследователи интерпретируют его на основании концепции духовной детерминации. При прочих равных усло­виях улучшение (ухудшение) духовного состояния общества сопровожда­ется снижением (ростом) заболеваемости и смертности [ 9 ].

Анализ оценки состояния общественного здоровья, проведенный в 70–80-е годы ХХ в., выявил, что наиболее значимым его фактором явля­ется образ жизни, который обусловливает 50–55 % вклада в здоровье, на долю генетических наследственных факторов приходится 15–20 %, фак­торов окружающей среды – 20–25 %, на долю же здравоохранения (сис­тем, служб, учреждений), вопреки ожиданий, – немногим больше 8–10 % [ 27 ]. Данные, рассчитанные Ю. П. Лисицыным и Ю. М. Комаровым, по­лучили подтверждение и у зарубежных исследователей. Такое соотноше­ние факторов, обусловливающих здоровье, относится как к здоровью, так и нездоровью. При нездоровье эти факторы выступают как факторы риска здоровья.

Субъективные показатели КЖ. Для оценки КЖ применяются оп­росные методы, которые предполагают сопоставление объективных пока­зателей (например, среднего месячного дохода, приходящегося на каждо­го члена семьи, коммунальных расходов, характеристика жилплощади и т. д.) и субъективного отношения обследуемого лица к оцениваемому со­держанию вопросов.

Субъективная сторона оценки КЖ связана с тем, что потребности и интересы конкретных людей индивидуальны и отражаются в их ощуще­ниях, личных мнениях и оценках. Эти субъективные оценки не всегда мо­гут совпадать с результатами объективных измерений и расчетов. Напри­мер, анализируя удовлетворение потребностей в современном мире, Л. А. Кривоносова (2005) выделяет классическую и символическую модели по­требления, которые могут оказывать существенное влияние на субъек­тивную оценку КЖ [ 25 ]. Факторы, определяющие субъективную оценку КЖ, представлены на рис. 8.

НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ

Рис. 8. Факторы, определяющие субъективную оценку КЖ.

Классическая модель субъективной оценки КЖ происходит при удовлетворении жизненных потребностей в определенных исторических, ресурсных, нормативных, географических и других условий жизнедея­тельности человека, отражающихся в бессознательных механизмах пси­хики или культуры.

Современная модель оценки создается человеком как принципиаль­но иная социальная культура потребления, выражаемая в различных сим­волических формах. Как правило, создаваемая здесь оценка неустойчива и мотив ее возникновения не всегда понятен не только окружающим, но и субъекту. Выделяют следующие формы символической оценки:

- импульсивная (потребление и его оценка осуществляется под воз­действием случайного импульса, любопытства);

- реактивная (в ответ на некоторое новое неожиданное впечатление от потенциального предмета потребления);

- аффективная (в состоянии сильного эмоционального переживания в результате причин, находящихся вне ситуации потребления, например, употребление спиртного «с радости» или «с горя», действия «на спор» и т. д.);

- конформистская (под влиянием ближайшего окружения, подража­ние кумиру или «хотим как все»);

- иррациональная (бесцельная), когда оценивается все возможное или производятся бессмысленные действия [ 25 ].

По критерию доминирующих мотивов выделяются следующие ви­ды мотивационных стратегий при субъективной оценке структурных компонентов КЖ:

1) гомеостатический (оценка нацелена на поддержание равновесия организма со средой и человека с социальным окружением);

2) кумулятивный (оценка способствует прибавлению, расширению возможностей потребления);

3) креативный (оценка потребления осуществляется ради творчест­ва. Все приобретаемые товары и услуги после удовлетворения жизнен­ных необходимых потребностей используются в процессе созидания. Ученый в первую очередь ценит и приобретает книги, художник - краски и кисти);

4) компенсаторный (оценка на товары и услуги призвана компенси­ровать реальные, нередко мнимые слабости и недостатки человека, на­пример, нерешительности, внешнего вида и т. д.);

5) досугово-игровой (оценка товаров и услуг нацелена: а) для «де­ла»: поддержание физической формы, укрепление здоровья, совершенст­вование в определенном виде занятий; б) на получение бескорыстного удовольствия от игры, хобби);

6) престижная (оценка потребления направлена не на утилитарные цели, а на создание престижа, репутации, определенного статуса) [ 25 ].

Для определения КЖ населения регионов или отдельных популяци-онных групп существует несколько сотен опросников и шкал. Например, для определения КЖ, связанного со здоровьем, широкую популярность приобрели опросники SF-36 и КЖ ВОЗ-100 [ 30 ]. Подробные сведения об опросных методиках КЖ представлены в руководстве А. А. Новика и со-авт. [ 33 ].

Содержательная часть оцениваемых вопросов опросников должна отражать основные показатели концепции КЖ и выражаться многофак­торным понятием, которое учитывает n-мерную комбинацию различных факторов, а их весомые коэффициенты характеризуют приоритеты по­требностей. Сложные взаимосвязи компонентов категории КЖ оценива­ются адекватным математическим аппаратом. Простая количественная интерпретация КЖ может быть выражена формулой:

Где: Х ( 2 ) ... Х ( Р ) - набор нормированных показателей, характеризующих компо­ненты качества жизни, определяемые с помощью преобразования типа:

Wi - весомые коэффициенты, удовлетворяющие условиям Wi 0.

Например, исследования КЖ, проведенные Н. В. Колдомовой (2005), показали, что весомый коэффициент для показателей качества населения (заболеваемость, смертность, продолжительность жизни и др.) составляет 0,20; благосостояния населения - 0,24; качества трудовой жизни - 0,18; качества социальной сферы - 0,21; безопасности жизнедеятельности - 0,17. В сумме коэффициенты образуют 1,0 [ 24 ]. Следует также отметить, что формулы более или менее корректно отражают только КЖ отдельных людей или социальных групп.

Комплексная оценка КЖ. В строгих научных исследованиях КЖ необходимо учитывать сложность взаимосвязей объективных и субъек­тивных показателей. Различные варианты сочетаемости объективных ус­ловий жизни и их субъективных оценок дают четыре основных уровня КЖ (табл. 4) [ 10 ].

Таблица 4 Варианты оценок КЖ

Объективные условия жизни

Субъективное восприятие и оценка

Хорошо

Плохо

Хорошие

Высокая

«Диссонанс»

Плохие

«Адаптация»

«Депривация»

Установлено, что большинство населения развитых западноевро­пейских стран обнаруживает сочетание объективных и субъективных по­казателей «хорошо – хорошо» и относятся к группе населения, имеющего высокую оценку КЖ. Группа населения «депривация» нуждается в прове­дении социальной защиты, группа «диссонанс» является источником про­теста и социальных революций, группа «адаптация» достаточно часто представляет в реальности бессилие и социальную апатию.

КЖ отдельного человека (популяции, общества) следует рассматри­вать в единстве объективных и субъективных показателей, которые, с од­ной стороны, характеризуют соответствие условий, средств, процессов и результатов его жизнедеятельности природно-заданным и социально обу­словленным ценностям и потребностям, а с другой – состояние удовле­творенности человека собой, своей жизнью, степенью реализации своего потенциала в различных сферах жизнедеятельности (семейной, трудовой, общественной и др.), социальными отношениями и окружающей средой.

Следует подчеркнуть, что это и не совсем простая задача, так как объективная и субъективная сторона КЖ (см. табл. 4) не всегда находится в равновесии. Например, в 2000 г. было проведено исследование удовле­творенности КЖ в различных странах мира. Достаточно часто оценки «превосходное» и «отличное» давали жители беднейших деревень, в ко­торых нет водопровода, канализации, приличного медицинского обслу­живания, электричества и других простых показателей цивилизации и ко­торые едва доживающие до 35 лет. И в то же время представители бога­тейших пригородов Лос-Анжелоса, Сан-Франциско, особняков Флориды, имеющие высокие заработки, роскошные квартиры, оснащенные современной техникой, оценивали свое КЖ как «плохое», «ужасное» или «не­выносимое» [ 21 ].

Е. В. Давыдова и А. А. Давыдов [ 10 ] формулируют рекомендации по измерению КЖ:

- не следует акцентировать внимание только на объективных или субъективных индикаторах, необходимо измерять их одновременно, ста­раясь сохранить целостность КЖ;

- при изучении КЖ не желательно учитывать большое количество «микропоказателей», целесообразно начинать измерения с небольшого количества «макропоказателей»;

- вначале рекомендуется максимально упрощать измерения и не пользоваться «весами» по каждому индикатору. Достаточно, что сначала результат будет менее точным, но зато предохранит от грубых ошибок при вычислении его «веса»;

- при измерении объективных индикаторов необходимо предвари­тельно проверять их достоверность, а при измерении субъективных инди­каторов – обоснованность шкал;

- при интерпретации полученных результатов следует помнить, что используемый в исследованиях подход к измерению является одним из возможных, который может не учитывать влияния неизмеренных факторов.

Рис. 9. Обобщенный алгоритм оценки КЖ.

123


На рис. 9 представлен обобщенный алгоритм проведения комплекс­ной оценки КЖ населения [ 29 ]. Алгоритм основывается на параллельном использовании объективного и субъективного подходов к оценке КЖ. В основу объективной оценки положен статистический метод, в основу субъективной – социологический опрос. Расчет интегрального показателя КЖ осуществляется с помощью обобщенного (комплексного) метода.

НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОЦЕНКИ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ


Опишем некоторые способы оценки КЖ, в сфере психологии и пси­хиатрии, содержащие объективные и субъективные оценки. Например, для определения адекватности восприятия КЖ больными П. И. Сидоров, А. Г. Соловьев и И. А. Новикова зарегистрировали изобретение «Способ объективизации оценки качества жизни больных с психосоматическими заболеваниями» [ 35 ]. Для этого больному предлагают выбрать один из 4 вариантов ответа на вопросы, правильно характеризующий, по его мне­нию, показатель субъективной оценки КЖ. Затем врач, хорошо знающий условия жизни больного, выбирает один из 4 вариантов ответа на вопро­сы, правильно характеризующий показатель объективной оценки КЖ больного. После чего проводят оценку ответов по каждому предлагаемо­му показателю в баллах от 0 до 3. Суммируют баллы и определяют индекс соответствия (Ис) по формуле:

Субъект.
Ис = 100, (3)

Объект А

Где: А – коэффициент выравнивания между опросниками, равный 2; субъект. – оценка КЖ больным; объект. – оценка КЖ врачом.

При Ис в 88–100 баллов считают восприятие КЖ больным адекват­ным, в 87 и меньше баллов определяют недооценку КЖ, а при Ис 101 и больше – переоценку КЖ больным. Проведение такого тестирования по­зволяет повысить точность оценки КЖ у лиц с психосоматическими забо­леваниями и выявить степень расхождения объективной и субъективной оценки КЖ пациента.

А. А. Чуркин, Н. К. Демчева и А. В. Сорокин зарегистрировали изо­бретение «Способ оценки качества жизни для диагностики психического состояния человека» [ 36 ]. Данные оценки КЖ использованы для экс­пертной оценки и идентификации психических расстройств по данным эпидемиологического исследования (патент № 2300315 [ 37 ]). Обследуе­мые лица заполняют анкеты, которые предъявляют и тестируют: социаль­ное функционирование, материально-бытовую сферу, состояние здоровья в целом и критическое отношение пациента к своему психическому со­стоянию и к окружающей действительности. По полученным показателям рассчитывают обобщающий коэффициент (Ко) по формуле:

Ко = (КЖ+СФ)/2, (4)

Где: КЖ – показатель КЖ;

СФ – показатель социального функционирования.

Затем рассчитывают коэффициент диссоциации (Кд) между объек­тивными и субъективными показателями и данными СФ и КЖ по форму­лам:

Кд1 = КЖо/КЖс, (5)

Где: КЖо – объективные данные КЖ; КЖс – субъективные показатели КЖ.

Кд2 = СФ/КЖ. (6)

Установлено, чем ниже значение Ко и большей степени имеются отклонения Кд1 от диапазона значений 0,9–1,1 в большую или меньшую сторону, тем тяжесть психических расстройств выше. Например, при зна­чении Ко в диапазоне 1,0–0,86 и Кд1 1,14–0,85, а также при значении Ко 0,86–0,81 и Кд1 1,14–0,85 определяют отсутствие психических рас­стройств и заболеваний.

При значении Ко в диапазоне 0,86–0,81 и Кд1 в диапазонах 1 , 1 4 – 1,17 и 0,77–0,85 определяют пациентов, у которых риск возникновения психических расстройств низок. При Кд2 (отношении СФ/КЖ) меньше 1,0, у этих больных ведущими причинами, оказывающими влияние на их состояние, являются снижение материального уровня и болезни сомати­ческого характера.

При значении Ко 0,81–0,71 и Кд1 1,17–0,77 диагностируют у паци­ента отдельные признаки психических расстройств, при значении Ко 0,71–0,61 и Кд1 2,25–0,64 диагностируют наличие расстройств погранич­ного уровня и причинами, поддерживающими состояние у этих групп больных при Кд2, равном 1,0, является сочетание соматических заболева­ний с психической патологией.

При Ко 0,61–0,49 и Кд1 2,34–0,64, а также при значениях Ко 0,49– 0,39 и любых значениях Кд1 диагностируют у пациента наличие тяжелых форм пограничных расстройств или эндогенных форм психических рас­стройств, и если при этом Кд2 больше 1,0, ведущее влияние на их состоя­ние оказывает психическая патология, а снижение социального функцио­нирования и критической оценки своего состояния является следствием психической патологии.

Представленные способы позволяют дополнительно выявить при­чины, оказывающие ведущее влияние на состояние пациента и повысить достоверность диагностики, что достигается за счет получения инте­гральных показателей, учитывающих степень сохранности критических способностей пациента.

Проведенные широкомасштабные исследования показали, что ос­новными жизненными ценностями людей в порядке перечисления явля­ются здоровье, семья, уровень благосостояния и профессиональные отношения. В связи с чем, нами предложен способ оценки КЖ, зарегистри­рованный приоритетной заявкой на изобретение № 2006125925/09 [ 18 ].

Обследуемым лицам предлагается опросник, содержащий 25 вопро­сов, на которые необходимо представить объективные показатели (на­пример, суммарный показатель среднедушевого месячного дохода семьи и др.) или субъективное отношение. Для оценки результатов опроса и для оценки комплексных относительных показателей применялась шкала с семью градациями, лингвистические ее соответствия представлены в табл. 5.

Таблица 5 Перевод лингвистических характеристик в оценочную шкалу


Критерий качества

1

Недопус­тимо низкое

2 Плохое

3

Нежела­тельное

Балл

4

Удовлетво­рительное

5 6 7

Хоро - Отлич - Очень шее ное высокое


Особенностью способа является обобщение вопросов опросника в пять шкал, отражающих: 1) удовлетворенность уровнем жизни; 2) удовле­творенность учебно-профессиональными отношениями; 3) удовлетворен­ность семейными отношениями; 4) состояние здоровья; 5) духовность и здоровьесберегающее поведение. Путем суммирования баллов утвержде­ний по каждой шкале высчитываются средние оценки шкал, которые служили основанием определения средней оценки КЖ:

КЖ = УЖ + ПО + С + З + Д, (7)

Где: УЖ – уровень жизни;

ПО – учебно-профессиональные отношения;

С – семейные отношения;

З – состояние здоровья;

Д – духовность и здоровьесберегающее поведение.

Проведенный анализ данных показал высокую значимость оценки КЖ для социально-профессиональной адаптации обследуемых лиц [ 8 ]. Например, корреляционный анализ оценки КЖ и экспертных оценок учебно-профессиональной адаптации студентов Воронежской государст­венной медицинской академии им. Н. И. Бурденко (n = 1033 чел.) показал что, оценка КЖ имеет достоверные связи с оценками состояния здоровья (rr = 0,37–0,39; P < 0,001) и дисциплинированности (rr = 0,22–0,27; P < 0,001).

Оценка КЖ находилась в достоверной корреляционной связи со шкалами методики оценки психического здоровья (МОПЗ) [16]: конструктивность (r = 0,16; P < 0,001); деструктивность (r = –0,22; P < 0,001); дефицитарность (r = –0,23; P < 0,001); адаптивность (r = 0,25; P < 0,001) и активность (r = 0,25; P < 0,001). Аппроксимация данных шкалы адаптив­ности МОПЗ с помощью сплайнов на недостающие значения переменных экспертной оценки состояния здоровья и средней оценки КЖ наглядно показывает в трехмерном пространстве, что высокие показатели шкалы адаптивности достигаются высокими оценками состояния здоровья и в большей степени – средней оценкой КЖ.

Проведенные исследования показали некоторое рассогласование объективных и субъективных показателей КЖ. Например, удовлетворен­ность материальным положением у студентов общей группы была оцене­на выше средних величин – (4,86 ± 0,04) балла, а совокупный денежный доход, приходящийся на каждого члена семьи в месяц, составлял (1890 ± 20) руб., что соответствовало только бюджету прожиточного минимума региона в момент исследования.

Данный факт может свидетельствовать о более оптимистическом восприятии окружающей действительности лицами молодого возраста (в нашем исследовании студентов вуза) и существенного значения для КЖ психологической (субъективной) составляющей. Эти данные соответст­вуют результатам исследований Г. М. Зараковского (2003), Л. А. Кривоно-совой (2005), Л. Г. Титаренко (2003) и могут указывать на валидность на­ших исследований. Более того, оптимистическое восприятие действи­тельности может говорить о значительном адаптационном ресурсе у об­следованных студентов вуза.

Заключение

Анализ научной литературы по теоретическому обоснованию структурных компонентов категории КЖ позволяет отметить, что управ­ление и измерение КЖ возможно только на основе знаний структуры че­ловеческих потребностей и закономерностей их формирования. Потреб­ности являются источником активности, первопричиной поведения чело­века или общества в целом, формирования системы жизненных ценностей.

Исторически измерение КЖ проводилось двумя способами: измере­нием объективных условий жизни и исследованием субъективных оценок жизни. Указанное определило формирование двух концептуальных моде­лей оценки КЖ: объективной и субъективной. Система показателей, пре­тендующая на роль оценки удовлетворения потребностей человека, по­мимо оценок экспертов и статистических показателей социально-экономического развития должна включать и оценки самим индивидуу­мом своего положения.

Можно вполне согласиться с мнением ряда исследователей, что главным критерием КЖ является самооценка удовлетворенности опреде­ленными сторонами жизни, но при субъективной оценке КЖ потребности и интересы конкретных людей индивидуальны и отражаются в их ощу­щениях, личных мнениях и эти субъективные оценки не всегда могут сов­падать с результатами объективных измерений и расчетов.

Литература

1. Абульханова-Славская К. А. Стратегия жизни / К. А. Абульханова-Славская. – М. : Мысль, 1991. – 229 с.

2. Айвазян С. А. Межстрановой анализ интегральных категорий ка­чества жизни населения : (эконометрический подход) / С. А. Айвазян ; Центр. экон.-мат. ин-т. – М. : ЦЭМИ, 2001. – 61 с.

3. Безъязычный В. Ф. Качество жизни : учеб. пособие / В. Ф. Безъя­зычный, Е. В. Шилков ; Рыбин. гос. авиац. технол. акад. им. П. А. Соловье­ва (РГАТА). – Рыбинск : РГАТА, 2004. – 96 с.

4. Бобков В. Н. Бедность, уровень и качество жизни: методология анализа и механизмы реализации / В. Н. Бобков // Уровень жизни населе­ния регионов России. – 2005. – № 1. – С. 7–20.

5. Бобков В. Н. Качество жизни: вопросы теории и практики / В. Н. Бобков, П. С. Масловский-Мстиславский, Н. С. Маликов ; Всерос. центр уровня жизни. – М., 2000. – 32 с.

6. Валентей С. Человеческий потенциал: новые измерители и новые ориентиры / С. Валентей, Л. Нестеров // Вопр. экономики. – 1999. – № 2. – С. 90–102.

7. Возьмитель А. А. Образ жизни: концепция, сущность, динамика : дис. в форме науч. доклада... д-ра социол. наук : спец. 22.00.04 / Возьми-тель А. А. ; Ин-т социологии РАН. – М., 2000. – 74 с.

8. Губина О. И. Изучение качества жизни и адаптации у студентов медицинского вуза / О. И. Губина, В. И. Евдокимов, А. Н. Федотов // Вестн. новых медицинских технологий. – 2006. – Т. 13, № 3. – С. 167–169.

9. Гундаров И. А. Демографическая катастрофа в России: причины, механизм, пути преодоления / А. И. Гундаров. – М. : Эдиториал УРСС, 2001. – 208 с.

10. Давыдова Е. В. Измерение качества жизни / Е. В. Давыдова, А. А. Давыдов ; Ин-т социологии РАН. – М., 1993. – 52 с.

11. Данакин Н. С. К определению качества жизни / Н. С. Данакин // Качество жизни населения: показатели и пути повышения : сб. науч. тр. – Белгород : Белгор. кн. изд-во, 2004. – Вып. 1. – С. 14–18.

12. Джидарьян И. А. Счастье в представлениях обыденного созна­ния / И. А. Джидарьян // Психол. журн. – 2000. – № 2. – С. 40–48.

13. Доклад О развитии человека... / Программа развития ООН (ПРОООН). – М. : Весь мир, 2005. – 398 с. ; 2006. – 422 с.

14. Доклад О развитии человеческого потенциала в Российской Фе­дерации … – М. : Весь мир, 2003. – 135 с. ; 2004. – 160 с.

15. Дробышева В. В. Интегральная оценка качества жизни населения региона / В. В. Дробышева, Б. И. Герасимов ; Тамбов. гос. техн. ун-т. – Тамбов : Изд - во ТГТУ, 2004. – 106 с.

16. Евдокимов В. И. Качество жизни: оценка и системный анализ / В. И. Евдокимов, И. Э. Есауленко, О. И. Губина. – Воронеж : Истоки, 2007. – 240 с.

17. Зараковский Г. М. Социально-личностное благополучие в струк­туре качества жизни общества: показатели и критерии / Г. М. Зараковский // Качество жизни: критерии, оценки / ВНИИ техн. эстетики. – М., 2003. – С. 19–32.

18. Заявка 2006125925/09 Рос. Федерация, МПК8 G 06G 1/00. Спо­соб оценки качества жизни / Евдокимов В. И. – Заявл. 19.07.2006 ; опубл. 27.01.2008.

19. Здравоохранение В России, 2007 : стат. сб. / редкол.: А. Е. Сури-нов (пред.) [и др.] ; Росстат. – М., 2007. – 355 с.

20. Карсаевская Т. В. Интегративный характер категорий «качества жизни» / Т. В. Карсаевская // Квалиметрия жизни: проблемы измерения ка­чества жизни направления их решения : материалы семинара. – Л., 1991. – С. 24–28.

21. Качество Жизни и экономика : тр. ВНИИ техн. эстетики / В. И. Пузанов. – М., 2002. – 49 с. – (Качество жизни ; вып. 2).

22. Качество Жизни и экономическое развитие / под общ. ред. Р. С. Пархоменко. – Южно-Сахалинск : Изд-во Сахалин. гос. ун-та, 2005. – 183 с.

23. Качество Жизни: сущность, оценка, стратегия формирования / В. И. Денисов [и др.] ; ВНИИ техн. эстетики. – М., 2000. – 124 с.

24. Колдомова Н. В. Методика оценки качества жизни населения ре­гиона (на примере Новосибирской области) / Н. В. Колдомова // Уровень жизни населения регионов России. – 2005. – № 1. – С. 52–68.

25. Кривоносова Л. А. Управление качеством жизни населения / Л. А. Кривоносова ; Дальневост. акад. гос. службы. – Хабаровск : Изд-во ДВАГС, 2005. – 247 с.

26. Кривошей В. А. Качество жизни: сущность, содержание, крите­рии, измерение / В. А. Кривошей ; Белгор. ун-т потреб. кооперации. – Бел­город, 2005. – 193 с.

27. Лисицын Ю. П. Социальная гигиена и организация здравоохра­нения : пробл. лекции / Ю. П. Лисицын. – М. : Медицина, 1992. – 511 с.

28. Луман Н. Теория общества / Н. Луман. – М. : Канон-Пресс, 1999. – 207 с.

29. Макаренко Т. Д. Оценка качества жизни населения / Т. Д. Мака­ренко, Н. М. Вдовина ; Байк. гос. ун-т экономики и права, Чит. ин-т. – Ир­кутск : Изд-во БГУЭП, 2004. – 155 с.

30. Методология И проблемы создания и использования измери­тельных инструментов качества жизни психически больных / Г. В. Бурковский [и др.] // Психосоциальная реабилитация и качество жизни. – СПб., 2001. – С. 80–93. – (Сб. науч. тр. С.-Петерб. науч.-исслед. психонев-рол. ин-т им. В. М. Бехтерева ; т. 137).

31. Морозов А. А. Уровень индекса развития человеческого потен­циала в России и его региональная дифференциация / А. А. Морозов ; Ин-т соц.-полит. исслед. – М., 2005. – 28 с.

32. Мстиславский П. С. Социальные параметры России в сопостав­лении с европейскими странами / П. С. Мстиславский // Уровень жизни населения регионов России. – 2003. – № 2. – С. 6–52.

33. Новик А. А. Исследование качества жизни в медицине / А. А. Но­вик, Т. И. Ионова ; под ред. Ю. Л. Шевченко. – М. : ГЭОТАР-Медиа, 2004. – 304 с.

34. Орлова Е. А. Диагностика качества жизни населения территории локального уровня / Е. А. Орлова ; Ин-т экономики. – Екатеринбург, 2005. – 71 с.

35. Патент 2295287 Рос. Федерация, МПК8 A 61B 5/16. Способ объективизации оценки качества жизни больных с психосоматическими заболеваниями / Сидоров П. И., Соловьев А. Г., Новикова И. А. – № 2005113641/14 ; заявл. 04.05.2005; опубл. 20.03.2007.

36. Патент № 2261045 Рос. Федерация, МПК7 A 61B 5/16. Способ оценки качества жизни для диагностики психического состояния человека / Чуркин А. А., Демчева Н. К. Сорокин А. В. – № 2004117331/14 ; заявл. 09.06.2004; опубл. 27.09.2005.

37. Патент 2300315 Рос. Федерация, МПК8 A 61B 5/16. Способ экспертной оценки и идентификации психических расстройств по данным эпидемиологического исследования / Чуркин А. А., Демчева Н. К. – № 2006121426/14 ; заявл. 19.06.2006 ; опубл. 10.06.2007.

38. Российская Социологическая энциклопедия / под ред. Г. В. Оси-пова. – М. : Норма-ИНФРА, 1998. – 672 с.

39. Российский Статистический ежегодник. 2007 : стат. сб. / редкол.: В. Л. Соколин [и др.] ; Росстат. – М., 2007. – 823 с.

40. Сенкевич Н. Ю. Качество жизни при хронической обструктивной болезни легких / Н. Ю. Сенкевич // Чучалин А. Г. Хронические обструк-тивные болезни легких / А. Г. Чучалин. – М. : БИНОМ, 1998. – С. 171–191.

41. Социальная Политика, уровень и качество жизни : словарь / под общ. ред. В. Н. Бобкова, А. П. Починка. – М. : Гном и Д, 2001. – 287 с.

42. Социальное Положение и уровень жизни населения России, 2005 : стат. сб. / редкол.: А. Е. Суринов (пред.) [и др.] ; Росстат. – М., 2005. – 525 с.

43. Стародубов В. И. Здоровье нации и система здравоохранения Российской Федерации / В. И. Стародубов // Уровень жизни населения ре­гионов России. – 2005. – № 11/12. – С. 65–69.

44. Суринов А. И. Основные показатели уровня жизни в условиях рыночной экономики (краткие методологические пояснения) / А. И. Сури-нов // Вестн. статистики. – 1992. – № 12. – С. 11–15.

45. Титаренко Л. Г. Качество жизни: субъектный подход : (по мате­риалам белорусских исследований) / Л. Г. Титаренко // Качество жизни: критерии, оценки / ВНИИ техн. эстетики. – М., 2003. – С. 71–83.

46. Ушаков И. Б. Качество жизни и здоровье человека / И. Б. Ушаков. – М. ; Воронеж : Истоки, 2005. – 130 с.

47. Хахулина Л. Субъективный средний класс: доход, материальная обеспеченность, ценностные ориентации / Л. Хахулина // Мониторинг общественного мнения. Экономические и социальные перемены. – 1999. – № 2. – С. 24–33.