Книги по психологии

ВЛИЯНИЕ МОРАЛИ И ПРАВА НА ПРОЦЕСС РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
Периодика - Социосфера

Д. Б. Казанцева Пензенский государственный университет, г. Пенза, Россия

MORALS AND LAW INFLUENCE ON DEVELOPMENT OF A PERSON

D. B. Kazantseva Penza State University, Penza, Russia

Summary. Moral and spiritual rules and law rules are interconnected and together preserve development of a person and his/her universal values. The morals are a law source, and the law, in turn, is the morals imple-menter. The full realization of moral norms is possible only in a civil society where the law becomes the purpose of a public life and puts in the center of a public life the dignity and inalienable rights of a person.

Keywords: Morals, morality, law, life, person, society.

Термин «мораль» («mores» – лат.) включает в свое содержание кроме нравов, обычаев и моды еще и специфическую характеристику устойчивого порядка, показывая тем самый взаимосвязь морально-нравственных и правовых норм.

В научной литературе принято утверждение, что нормы морали и нравственности бо-лее субъективны, нежели нормы права, которые объективны, т. к. имеют свое выражение в законе. При этом забывается то, что нормы права в своей основе содержат именно мораль-но-нравственные нормы, которые так же объективы, как и нормы права, ибо за жизнь че-ловека, за сохранение в человеке человеческого отвечает существующий нравственный закон, оберегающий развитие личности и содержащий общечеловеческие ценности. Право, регламентируя внешнюю жизнь человека, создает для него устойчивый порядок, стабиль-ность для существования и развития. Право основывается на нормах морали, содержащих нравственность с присущей ей духовностью. И если нормы морали определяют человече-ское существование в целом, то нормы права регламентируют отношения внутри челове-ческого сообщества, проживающего на определенной территории, закрепляют в специаль-ных общеобязательных актах (законах) желательное поведение, признанное в данном об-ществе как положительное, и регулируют нежелательное, негативное или даже опасное, связанное с нарушением закона, имеющего в обществе определенную нравственно-моральную оценку. Право противостоит произволу, беззаконию и своеволию и возвращает действия людей к обязательному соответствию их нравственным нормам. Оно «следит» за соблюдением личностью основ нравственности и «регулирует» соответствие поведения личности таким ценностям, как добро, законность, свобода, любовь, добропорядочность, честность, справедливость и т. д.

Право является средством реализации нравственности. Сходство норм нравствен-ности и права состоит в их бескомпромиссности и непреклонности. Обе эти нормы до-пускают лишь небольшую вариабельность поведения человека в определенных, четко очерченных пределах. Выход за границу дозволенного карается и в том и в другом слу-чаях. В праве через внешнее наказание и приведение поведения в соответствие с при-нятыми законами и нормами, в нравственности – через запуск в личности внутреннего механизма отклонения, саморазрушения и самоуничтожения.

Нравственность является источником права. Нравственные основы – неотъемлемая часть развития любого человека. Они естественны и не поддаются изменениям, напри-мер, свобода каждого человека, справедливость и равенство и т. д.

Так, по словам Фихте, если человек и «не постигает морального мира путем созна-ния своих обязанностей, но он все же его, несомненно, постигает путем требования осуществления своих прав, то, чего он от себя, может быть, никогда не потребует, он потребует от других по отношению к себе» [3, с. 77]. Поэтому, отмечает В. А. Туманов,

12


«право во всех его проявлениях – как нормативная система движения общественных отношений, правосудие – должно быть пронизано нравственностью. Внутренняя мо-ральность права – одно из важнейших условий его эффективности» [3, с. 71]. Отсюда следует, что функция права именно в том и состоит, чтобы сохранить духовные основы жизни личности; регулировать достижение баланса, гармонии в его взаимоотношениях с окружающим миром. Нормы морали, нравственности и права должны быть объеди-нены в единую консолидирующую систему, созданную на основе высших принципов, так как отмечает апостол Павел: «Надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести» (Рим. 13, 5). Данное утверждение хорошо подкрепляется и выводом Конфуция, что самый лучший вид управления государством можно достичь лишь на базе совести, а не на базе закона.

Соединяя в себе нравственность и право, нормы морали изначально допускают мно-гообразие различных субъективных толкований своего определения. Функция норм мора-ли состоит в предоставлении человеку его глубинного права – свободы выбора. В связи с тем что фундаментом формирования личности является духовность и нравственность, формирование личности только на основе морали и меняющейся системы ценностей об-щества не может дать положительных результатов для целостности развития.

Взаимосвязь морально-нравственных и правовых норм изучалась многими совре-менными исследователями. Рассматривая право с уже существующих точек зрения, выделим следующее: взгляд на право с морально-нравственной точки зрения: право – это минимум нравственности, обязательный для всех; взгляд на право как на реализа-цию правомочий должностных и юридических лиц: право – это то, что делает суд; со-циально-психологический подход предполагает, что право – это совокупность импера-тивно-атрибутивных эмоций субъектов общения; марксистско-классовый подход ут-верждает: право – это воля класса, возведенная в закон; согласно концепции естествен-ного права, право есть совокупность норм и принципов, вытекающих из природы чело-века [3, с. 22].

Анализируя взаимосвязь морали и права, Л. Ю. Лукьянова отмечает, что «священ-ность» права во многом раскрывается через мораль (в данном случае, нравственность – Д. К.), которая утверждается в гражданском обществе и через свои высшие идеалы и цен-ности возвышает право, Лукьянова подчеркивает, что существует генетическая общность морали и права, свидетельствующая «о наличие единого прародителя в самых основах че-ловеческого бытия» [3, с. 14, 72]. И единство их просматривается как в содержании зако-нов, так и в практике их реализации. Нормативные положения приобретают необходимую определенность и реальное юридическое действие только на основе моральных критериев и моральных оценок. Автор приходит к обобщающему выводу, что «право, по своей ог-ранке представляет собой явление глубоко морального порядка и его функционирование оказывается невозможным без прямого включения в ткань права моральных критериев и оценок» [3, с. 72]. Отсюда следует, что важно «добиться высокой степени соответствия моральных и правовых ценностных норм» [3, с. 34].

По мнению И. Канта, право человека есть самое святое, что есть у Бога на земле. Высшая моральная оценка права реализуется именно через категорию «правовой долг», долг безусловный, абсолютно повелевающий, выражающий высший моральный прин-цип отношения людей к праву. Однако, его полная реализация возможна только в гра-жданском обществе, где право становится целью общественной жизни и, возвышаясь над властью (политикой), ставит в центр общественной жизни человека, его достоинст-во, высший статус и его неотъемлемые права. Немецкий мыслитель отмечал, что «по-литика должна преклонить колени перед правом человека». Политические максимы должны исходить из чистого понятия правового долга (из долженствования, принцип которого дан a priori чистым разумом). Тогда истинная политика не сделает шага, не воздав заранее должного морали, и при любых жизненных перипетиях право человека должно считаться священным, каких бы жертв ни стоило это господствующей власти.

13


Именно перед правом человека и моралью, выражающейся в правовом долге (моралью гражданского общества), власть и политика тушуются, робеют, понимая, что это боль-шая доминирующая сила, явлению власти глубоко органически чуждая, претендующая на первенство. Из-за этого политики не спешат «преклонять колени» и переводят дело в иную плоскость, находя «целесообразным не входить в соглашение, предпочитая ос-паривать всю ее реальность» [3, с. 14–15].

Как мы видим, И. Кант понимал «право» как самое святое на земле, так как ставил в центр всего жизнь человека и его достоинство, его высшие права. Священное и ис-тинное предназначение права, таким образом, это соблюдение прав человека. К сожа-лению, отмечается тот факт, что «как бы широко не понимали своей задачи обществен-ные и политические реформаторы, ни один из них не может рассчитывать на проведе-ние в жизнь своей схемы, если в ней требование общественной солидарности – спра-ведливости не будет признано в равной степени с требованием автономии личности – свободой ее физических и нравственных проявлений» [1, с. 270–293].

Согласимся с мнением Л. Ю. Лукьяновой, которая, анализируя слова И. Канта, отме-чает, что описанная им мораль является моралью-максимой или высшей моралью. Тогда как в человеческом сообществе долгое время присутствовала адекватная традиционным цивилизациям – традиционная мораль. При этом мы, следуя необходимости различения нравственности и морали и отмечая факт признания существования и в этом случае – двух моралей, уточним, что под моралью-максимой явно просматривается нравственность, а под традиционной моралью – непосредственно мораль. Л. Ю. Лукьянова также отмечает значение в области права основополагающей моральной категории – справедливости, ха-рактеризующей начала «равновесности» в праве с соотношением его с определяющим ка-чеством – бытием и действием права в качестве «равной меры». И указывает на тот факт, что распространенные в обществе представления о «равенстве» имеют непререкаемый ав-торитет непреложной аксиомы, так как освещены ореолом достоинств права и морали, и, прежде всего, – высоких моральных принципов, «моральной сути» принципа справедливо-сти [3, с. 18–19]. Характеризуя общее морали и права, Лукьянова поясняет, что «они вхо-дят в содержание культуры общества, являются ценностными формами сознания, имеют нормативное содержание и служат регулятором поведения людей. Имеют общие социаль-ные, экономические, политические условия жизни общества, служат общей цели согласо-вания интересов личности и общества, обеспечения и возвышения достоинства человека, поддержания общественного порядка: и те и другие являются надстроечными явлениями над экономическим базисом и обществом; имеют общую экономическую, социально-политическую основу; им свойственна общая цель: утверждение общечеловеческих цен-ностей в обществе; они состоят из общих правил поведения, выражающих определенную волю, т. е. направлены на установление и поддержание на необходимом уровне дисципли-ны и порядка в обществе; имеют нормативный характер, и в тех и в других присутствуют санкции, обеспечивающие негативные последствия для нарушителей нормы; представля-ют собой средства активного воздействия на поведение людей» [3, с. 90].

Однако, «право и мораль не имеют специфических предметно или пространствен-но обособленных сфер общественных отношений, а действуют в едином «поле» соци-альных связей». Они формируют эталоны и стандарты, включаемые в ценностно-нормативную ориентацию общества [3, с. 91].

Анализ взаимосвязи морали, нравственности и права однозначно показывает: не-обходимо сохранение полного соответствия морально-нравственных и правовых норм. Понятие «право» должно соответствовать исконному «праву человека». Еще начиная с древности нравственность, развитие и общественные институты тесно связывались ме-жду собой. Уже Платон и Аристотель никогда не отделяли политику от этики или нау-ку политики от искусства политики [2, с. 5–18]. Морально-нравственные нормы долж-ны напрямую воспитываться у детей. И если, как отмечает Г. Тард, «само общество – это подражание» [4, с. 74], то это должно быть подражание основным правилам и зако-

14


Нам, которые должны быть усвоены человеком извне, после рождения от родителей и воспитателей и содержать основные нормы свободы реализации достоинств и способ-ностей человека, обеспечивая его развитие.

Библиографический список

1. Вехи. Интеллигенция в России: сб. статей. 1909–1910. – М., 1991.

2. Гиддингс Ф. Г. Основания социологии. – М., 1898.

3. Лукьянова Л. Ю. Психолого-акмеологический механизм развития корпоративной культуры ру-ководством: содержание и пути овладения. Дисс. …канд. психол. наук. – М., 2004.

4. Тард Г. Законы подражания. – СПб., 1892.

15