Книги по психологии

ИМЕЕТ ЛИ ПРАВО НА ЖИЗНЬ ПРАВОВАЯ ГЕОГРАФИЯ?
Периодика - Социосфера

О. Ю. Кутарев

Южно-Российский государственный университет экономики

И сервиса, г. Шахты, Ростовская область, Россия

DOES LAWFUL GEOGRAPHY HAVE THE RIGHT TO LIVE?

O. Y. Kutarev

South-Russian State University of Economics and Service,

Shakhty, Rostov-on-Don District, Russia

Summary. The article is devoted to the problem of Lawful Geography foundation as an independent direction of scientific knowledge. The delimitation actuality of political and lawful principles of regionalization is grounded. The author thinks the foundation of Lawful Geography will help a systematization of accumulated scientific facts and become a foundation of new researches.

Key words: Law; geography; comparative law; division into districts; tourism.

«Не существует немецкой физики, бельгийской химии или американской медицины… Как ни странно, по-иному обстоит дело с правовой наукой» [14]. Но коль скоро существует германское, французское, или швейцарское право, почему до сих пор не получила достойного развития правовая (юридическая) география? Причём не в форме сравнительного правоведения (компаративи­стики), а как самостоятельный раздел научного знания, примыкающий к реги-оноведению. Различие составляет предмет изучения: в правоведении это, есте­ственно, право; в географии – поверхность Земли, применительно к рассматри­ваемой проблеме токсонируемая в соответствии с типологией правовых систем. Основой изучения права выступает формально-юридический метод, простран­ственные характеристики зачастую не принимаются в расчёт. Правовая же гео­графия призвана, в частности, рассматривать влияние особенностей правовых систем на образование границ между регионами и их деформацию.

Актуальность формирования столь специфической сферы научного зна­ния просматривается, как минимум, в четырёх аспектах.

98


Во-первых, политико-правовые особенности отдельных регионов – крайне важный критерий районирования. Так, по справедливому замечанию В. В. Самаркина, «никаких серьёзных оснований для выделения Западной Ев­ропы в отдельный естественноприродный регион в современной физической географии не существует… [Деление Европы] в широтном направлении условно и основывается на чисто внешних признаках – политических границах» [9, с. 18]. Политическая и правовая сферы близки, но всё же не тождественны. Причём правовые границы не всегда совпадают с политическими. Так, «не­смотря на политическое объединение страны, религиозно-духовную общность и утверждение абсолютизма, французское право вплоть до революции 1789 го­да представляло собой конгломерат многочисленных правовых систем, дей­ствие которых распространялось или на определённый круг лиц (духовенство, торговцы и т. д.), или на какую-либо конкретную, часто небольшую по разме­рам территорию» [4, с. 396.].

Во-вторых, к туристу, пересекающему границу чужой страны, избира­тельная система последней имеет весьма отдалённое отношение. Является ли принимающее государство федеративным или унитарным – интересно обыч­ному посетителю далеко не всегда, и, как правило, исключительно в теоретиче­ском плане. Иное дело – его собственный правовой статус в стране пребывания.

В-третьих, право является квинтэссенцией культурных, моральных, эт­нических, исторических особенностей существующих государств, уникальным результатом их развития. Оно оказывает огромное влияние на качество турист­ского продукта1.

В-четвёртых, ряд исследователей отмечает существование «научно-теоретического вакуума» [12, с. 15] в сфере туризма, поскольку «правовая лите­ратура по этой тематике, к сожалению, крайне немногочисленна» [8]. Одним из немногих удачных изданий, имеющих раздел, посвящённый затронутой здесь проблематике, является учебное пособие, выпущенное под редакцией Т. В. Шевцовой [13]; интересна работа Г. М. Дехтярь [3]. Специалисты по ту­ризму считают, что для диссертационных исследований в этой сфере характер­но «значительное преобладание экономических работ, что не отражает важно­сти других подходов к исследованию туризма» [6, с. 127]. Следует отметить, что список литературы по сравнительному правоведению на русском языке, даже вне связи с географией и туризмом, весьма невелик. Наиболее значительными достижениями такого рода стали цитируемая выше работа Конрада Цвайгерта и Хайна Кётца, да весьма популярный среди компаративистов труд Рене Давида [2]. Необходимо также упомянуть исследование А. И. Лубенского [5], в котором дан сравнительный анализ процессуальных вопросов уголовного права, тогда как две предыдущие работы посвящены прежде всего частному праву.

В качестве комментария к первому из обозначенных аспектов (относи­тельно разграничения политического и правового критериев регионализации) уместно привести более современные аргументы.

В соответствии со ст. 15 Конституции Российской Федерации междуна­родно-правовые нормы имеют приоритетное действие на территории России. Вместе с тем считается, что Россия обладает суверенитетом. Разъяснение по этому вопросу находим у Бориса Сафаровича Эбзеева: «Возникает вопрос: как должна разрешаться коллизия между международным договором и Конститу-

1 «Турист имеет право на: необходимую и достоверную информацию о правилах въезда в страну (место) временного пребывания и пребывания там, об обычаях местного населения, о религиозных обрядах…» [10]. «Турист обязан: соблюдать законодательство страны (места) временного пребывания, уважать её социальное устройство, обычаи, традиции, религиозные верования…» [11].

99


Цией, если таковая возникает? В этом случае так же действует правило о выс­шей юридической силе Конституции. Поскольку согласно ч. 4 ст. 15 Конститу­ции общепризнанные принципы и нормы международного права и междуна­родные договоры РФ являются составной частью её правовой системы, а в рам­ках этой единой правовой системы нет актов, которые по своей юридической силе стояли бы выше Основного Закона. Следовательно, именно Конституция, а не нормы международного права, обладает общим приоритетом» [16]1. Вместе с тем Россия является ассоциированным членом Европейского Сообщества2, а «право Сообщества обладает преимущественным действием по отношению к любой норме национального права, включая конституционное. При коллизиях применяется право Сообщества, а не национальное право. Последствием пре­имущественного действия права Сообщества является то, что национальные су­ды должны предлагать эффективную правовую защиту от национального пра­ва, противоречащего праву Сообщества» [1, с. 65.].

Понятно, что суверенитет имеет не столько внутриполитическое, сколько внешнеполитическое значение. Этот термин призван обозначить свободу госу­дарства, его иммунитет от внешнего вмешательства. И хотя во время своего президентства Джордж Буш (младший) заявил, что только два государства (США и Китай) обладают подлинным суверенитетом, не все руководители про­чих стран готовы с ним согласиться. В контексте рассматриваемой нами про­блемы важно лишь то, что международные правовые нормы пересекают грани­цы государств, и правовое поле «размывает» государственные, политические границы.

По утверждению специалистов в сфере международного права, «право­порядок ЕС… выделился из международного права и пердставляет собой пол­ностью автономную правовую систему» [1, с. 132]. В связи с вопросом о право­субъектности Европейского Союза Конституционный суд ФРГ справедливо опроверг выводы о государственности этой организации на том основании, что в ЕС отсутствует «народ государства Европа» и, таким образом, не существует соответствующего субъекта демократической легитимизации государственной власти. Следовательно, право Европейского Союза есть, а его же государствен­ности нет3.

Разделение политической и правовой сфер вряд ли можно признать ис­ключительно результатом современного процесса глобализации. Основой меж­дународного, объединяющего, права ещё в средние века стало торговое право. Если «в предыдущие эпохи реки, особенно крупные, чаще всего выступали в качестве естественной преграды, разделяющей разные народы и государства», то «на протяжении средневековья складывается иная функция рек – объедини-

1 В том же ключе выдержана статья Б. Л. Зимненко «Решения Европейского Суда по правам
человека и правовая система Российской Федерации», размещённая в упомянутом номере.

2 «Первые договоры об ассоциации Европейское экономическое сообщество (ранее ЕС
именовался именно так) заключило в 1963 г. с Грецией, Турцией и группой бывших
африканских колоний Франции, Бельгии и Италии. Тогда под ассоциацией, прежде всего,
подразумевалось распространение торговых преференций в отношениях между метрополией и
бывшими колониями на отношения всех стран ЕЭС с участниками соглашений… Понятие
«ассоциация» означает более тесную связь страны с Евросоюзом, чем понятия «партнёрство»
или «сотрудничество». Однако это не просто тесная связь ЕС с каким угодно государством, а
непременно связь между Евросоюзом и более слабой страной, которую Союз в большей или
меньшей степени вовлекает в свою орбиту». Всё это похоже на «мягкую форму ограничения
суверенитета» / А. Попов. Ассоциация без кандидатства // Еженедельник – 2000. – Держава,
19.09.2008 URL: Http://2000.net. ua/2000/derzhava/43621

3 Но помещения, принадлежащие ЕС, неприкосновенны, имущественные объекты и активы
защищены от принудительных мероприятий и конфискаций. В силу международного обычного
права Сообщества пользуются Иммунитетом От политических мер в государствах ЕС и третьих
государствах, их признавших.

100


Тельная, способствующая собиранию в единое политическое целое земель, находящихся в бассейне данной транспортной артерии» [9, с. 30]. Порой разви­тие международного права опережало формирование права национального. Так, первые договоры Руси с Византией относятся к началу Х века, а первая национальная кодификация – «Русская Правда» – к началу XI века. Вместе с тем научная основа международного права была заложена лишь в 1625 году Гу­го Гроцием в трактате «О праве войны и мира», к тому же запрещённом церко­вью вместе с остальными произведениями этого автора до 1900 года.

Международное право ожидало слишком позднее научное признание. Его существование долгое время подвергалось сомнению, прежде всего – нор-мативистами, отождествляющими право с государственным принуждением. Когда в ХХ веке международное право обрело такую объективную силу, что дальнейшее его игнорирование превратилось в абсурд, наиболее известный из нормативистов, Ганс Кельзен, вынужден был сформулировать идею универ­сальной правовой системы, соединяющей две различные стороны правовой жизни – международный правовой порядок и все национальные правовые по­рядки. По иронии судьбы именно эти рассуждения стали основой идеи примата международного права над внутригосударственным, связанной с отрицанием принципа суверенитета.

На наш взгляд, обособление политического и правового критериев необ­ходимо для объективного осмысления действительности. Возникающая в этой связи проблема может быть выражена афоризмом Б. Паскаля: «Люди не могли сделать справедливость сильной, поэтому объявили силу справедливостью». Если право отождествляется (по И. Канту) с Добром, а государство – с Принуж­дением, следует ли считать их синонимами? Само различие понятий доказыва­ет неоднородность обозначенных явлений. По нашему мнению, тесная связь между политикой и правом не является поводом для их полного смешения.

Подобное разграничение продиктовано жизненными реалиями. Соци­ально-экономические процессы давно перешагнули государственные полити­ческие границы. Среди них – международный туризм как «наднациональное» явление, отчасти разделяющий судьбу международного права.

Приходится констатировать, что «в настоящее время отсутствует ком­плексное исследование вопросов международно-правового регулирования международного туризма с точки зрения международных отношений Россий­ской Федерации, которое бы отражало и универсальное, и региональное со­трудничество России. Не проводился и полный анализ обновлённой договор­ной правовой базы РФ в сфере туризма» [12, с. 5]. «Одной из основных проблем развития внутреннего [а не только внешнего – О. К.] туризма можно считать несовершенство нормативно-правовой базы. Действительно, в России отсут­ствуют законодательные акты, чётко регулирующие все отношения, возникаю­щие в сфере внутреннего туризма, поэтому целесообразно разработать, дорабо­тать и привести в действие правовые акты, регламентирующие внутренний ту­ризм» [15, с. 141], – отмечает Т. В. Шевцова. «Более того, по мнению ведущих специалистов турбизнеса в России, необходимо создание единого Туристского Кодекса, который стал бы реальной опорой развития туризма в России», – про­должает она. Кроме того, «публикация судебных решений по туризму в офици­альных изданиях отсутствует, что не в интересах правовой информации и пра­вильного разрешения возникающих в этой области юридических вопросов» [8]. Видимо, существование подобных проблем обусловлено отсутствием специфи­ческого направления научного знания, нехваткой специалистов, а также други­ми объективными причинами. Хотелось бы надеяться, что становление право­вой географии станет одним из шагов на пути к систематизации сведений, накопленных в этой сфере, а также фундаментом новых научных исследований.

101


Библиографический список

1. Витвицкая О., Горинг Г. Право Европейского Союза. – СПб. : Питер, 2005.

2. Давид Р. Основные правовые системы современности / пер. с франц. докт. юрид. Наук, проф. В. А. Туманова. – М. : Прогресс, 1988.

3. Дехтярь Г. М. Стандартизация и сертификация в туризме : учебное пособие. – 2-е изд., перераб. и доп. – М. : Финансы и статистика; ИНФРА-М, 2009. – 368 с.: ил.

4. История государства и права зарубежных стран : учебник для вузов. – В 2 ч. – Ч. 1. / под общ. ред. О. А. Жидкова, Н. А. Крашенинниковой. – М. : НОРМА-ИНФРА-М, 2001.

5. Лубенский А. И. Предварительное расследование по закону капиталистических государств. – М. : Юридическая литература, 1977.

6. Мирошниченко П. Н. Основные направления диссертационных исследований сферы туризма // Социально-гуманитарные проблемы современности : сборник научных трудов / ред. кол. А. П. Германович и др. – Шахты : Издательство ЮРГУЭС, 2007.

7. Попов А.. Ассоциация без кандидатства // Еженедельник – 2000. – Держава, 19.09.2008 URL: Http://2000.net. ua/2000/derzhava/43621

8. Садиков О. Н., Мякинина А. В. Гражданско-правовая ответственность туристической фирмы перед туристом. URL: Http://www. lawmix. ru/comm. php? id=3201

9. Самаркин В. В. Историческая география западной Европы в средние века : учебное пособие. – М. : Высшая школа, 1976.

10. Ст. 6, гл. III Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» от 24.11.1996 г. № 132-ФЗ (в ред. от 01.07.2011 № 169-ФЗ).

11. Ст. 7, гл. III Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» от 24.11.1996 г. № 132-ФЗ (в ред. от 01.07.2011 № 169-ФЗ).

12. Стригулина А. В. Международно-правовые основы сотрудничества в области международного туризма с участием Российской Федерации : автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Казань : КГУ, 2008.

13. Туристская деятельность : учебное пособие / Т. В. Шевцова и др.; под общ. ред. канд. экон. наук, доц. Т. В. Шевцовой. – Шахты : ГОУ ВПО «ЮРГУЭС», 2010. – 352 с.

14. Цвайгерт К., Кётц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. – В 2-х тт. – Т. 1. Основы. – М. : Международные отношения, 1998. – С. 27.

15. Шевцова Т. В. Состояние и направления совершенствования внутреннего туризма в современной России // Социально-гуманитарные проблемы современности. – С. 141.

16. Эбзеев Б. С. Конституция Российской Федерации: прямое действие и условия реализации // Государство и право. – 2008. – № 7. – С. 8. В том же ключе выдержана статья Б. Л. Зимненко «Решения Европейского Суда по правам человека и правовая система Российской Федерации», размещённая в упомянутом номере.

© Кутарев О. Ю.

102


УДК 130.2