Книги по психологии

К ПРОБЛЕМЕ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ КИНОХОРРОРА
Периодика - Социосфера

М. А. Антипов, Е. О. Ирушкина, К. С. Гусак Пензенская государственная технологическая академия,

Г. Пенза, Россия

TO THE PROBLEM OF ATTRACTION OF HORROR FILMS

M. A. Antipov, E. O. Irushkina, K. S. Gusak Penza State Technological Academy, Penza, Russia

Summary. The paper is devoted to very interesting problem – problem of attraction of horror films. The authors disclose the reasons of appeal of horror films from the different viewpoints: view­point of physiology, viewpoint of Kierkegaard’s philosophy of fear, viewpoint of psychoanalytic theory and viewpoint of the philosophy of postmodernism.

Key words: Horror; fear; cinema.

Повседневная жизнь человека в любую эпоху во многом определяется особенностями культурной среды данной эпохи. ХХ век характеризуется бур­ным расцветом аудиовизуальной культуры, что обусловлено стремительным развитием радио, кино и телевидения. Образы, продуцируемые в киноискусстве и воспринимаемые потребителями с киноэкранов и экранов телевизоров, стали непосредственной частью нашей повседневной жизни. Как и любой культур­ный продукт, фильмы влияют на сознание и в определенной степени на пове­дение человека, формируют его отношение ко многим сторонам окружающей действительности. Кино как вид искусства играет важную роль в жизни совре­менного человека.

Из всех жанров кино нам показался наиболее интересным жанр ужасов, поскольку при поверхностном рассмотрении кажется совершенно непонятным, что многие люди находят привлекательного в подобных кинотворениях, насы­щенных тошнотворными кровавыми сценами, где отсекают головы и ноги, где вампиры пьют кровь, где жуткие привидения и существа из потустороннего мира пугают людей.

Однако, если рассмотреть данный феномен современной культуры с по­зиций целого ряда научных и философских теорий, то его необъяснимость сме­няется на полную оправданность спецификой человеческой природы.

Нормальный жизненный тонус, обеспечивающий готовность к действию в любой момент, зависит, прежде всего, от нормального баланса гормонов ад­реналина и норадреналина, от соблюдения природных ритмов их выработки в организме.

Способность систематически обманывать наши ожидания, но подогре­вать при этом неослабевающий к себе интерес – самое обычное свойство филь­мов ужасов. Каждому знакомо волнующее чувство тревожной ажитации, воз­никающее с первых кадров незнакомой картины.

После сеанса типовых ужасов остается лишь стойкое разочарование, фрустрация и сожаление о потраченных понапрасну минутах. Но проходит время, и мы снова пытается обмануть самих себя, и, усаживаясь в кресло напро­тив зажигающегося экрана, замираем в ожидании чего-то на сей раз поистине нетривиального, яркого и жуткого.

Итак, в чем разгадка этого психологического узелка систематического притяжения-отталкивания в отношении к ужасному? Более полутора века назад ключи к ней нашел Сёрен Кьеркегор, анализировавший экзистенциалы

26


Страха, ужаса, тревоги во многих своих работах, но всего полнее – в «Понятии страха». Одно из самых точных и лаконичных определений Кьеркегора гласит:

«Страх – это симпатическая антипатия и антипатическая симпатия». В дневнике 1842 г. эта мысль растолковывается так: «Страх – это желание того, чего страшатся, это симпатическая антипатия; страх – это чуждая сила, которая захватывает индивида, и все же он не может освободиться от нее, – да и не хо­чет, ибо человек страшится, но страшится он того, что желает. Страх делает ин­дивида бессильным, а первый грех всегда происходит в слабости; потому-то он по своей видимости случается как бы безотчетно, но такое отсутствие осознания и есть настоящая ловушка» [3, с. 118].

Нехватка адреналина в современной жизни – вот основная причина, по которой мы так любим фильмы ужасов. Ведь если сравнить жизнь современно­го человека и, допустим, человека из эпохи Средних веков, то жизнь в совре­менном мире более спокойная, нежели в те времена. В Средние века происхо­дило много войн, захватов власти, да и убийств было намного больше. В сред­ние века риск для жизни был намного больше, нежели сейчас.

В давние времена нашему далекому предку, древнему человеку, нужно было очень много двигаться, чтобы выжить. Его образ жизни требовал постоян­но выходить на охоту, чтобы добыть пропитание, ему приходилось спасаться от хищников, быть готовым в любой момент отразить любую опасность. Для этого надпочечники вырабатывали достаточно большое количество адреналина – гормона действия, необходимого для выживания. В современном мире законы соблюдаются почти всегда, и, соответственно, риск для жизни – минимальный. Да, преступность присутствует, несомненно, но ее намного меньше, нежели не­сколько веков назад. Современных людей мало чем напугаешь. Мы с детства смотрим ужасы, репортажи о преступлениях, политических конфликтах, убий­ствах и т. д. Наша психика стала более устойчивой к данным вещам. А что было бы, если показать какой-нибудь репортаж или статью газеты человеку не из «нашего времени»? Думаю, что у него возникли бы не самые лучшие впечатле­ния. Прочтя статью или увидев репортаж, мы, конечно, не остаемся без эмоций на данное событие, но они не такие сильные, как были бы у человека из «про­шлых веков». В наше время такого количества адреналина для повседневной жизни человеку не требуется, и надпочечники у нас работают не так интенсивно, как у древнего человека. В условиях современной жизни адреналин выделяется, как правило, лишь тогда, когда человек испытывает определенные психические состояния: любовь или ненависть, гнев или сильную радость, т. е. адреналин вы­деляется лишь только в моменты определенного напряжения. Ситуации, вызы­вающие страх, автоматически привлекают наше внимание. Фильмы ужасов от начала и до конца состоят именно из таких ситуаций.

Во-первых, это истории о травматическом проникновении в человече­ское тело каких-либо инородных субстанций и последующей мутации организ­ма носителя. Таковы парадигматические фильмы «Вторжение похитителей тел» Дона Сигела, «Чужой» Ридли Скотта, «Нечто» Джона Карпентера и масса вторичных творений в этом жанре.

Другой избитый сюжет фильмов ужасов – повествование об оживающих мертвецах («Ночь мертвецов», «Рассвет мертвецов», «День мертвецов», «Земля мертвецов», дилогия Ламберто Бавы «Демоны» и многочисленные «Зомби» Лючио Фульчи).

Подобные продукты кинокультуры могут показаться пустыми и бессмыс­ленными, однако их можно рассматривать как аллегорическую форму критики потребительского общества. Как зомби из фильма ужасов, так и «член потреби­тельского общества должен постоянно заботиться о мобилизации всех своих воз-27


Можностей, всех своих потребительских способностей… Нужно все попробовать, ибо человек потребления одержим страхом «упустить» что-либо…» [1, с. 110].

Таким же образом рассуждает культуролог Д. Дж. Скал: «Торговый пас­саж, заселенный плотоядными зомби – метафорическая модель общества по­требления, в котором стимулирование потребительского интереса приобрело маниакальный характер…» [4, c. 252–253].

Известный американский писатель в жанре хоррор С. Кинг в своем ис­следовании «Пляска смерти» (1981) предложил своеобразную анатомию ужаса, разделив его на несколько пластов:

1) бессознательный первобытный страх, относящийся ко всему, что нахо­
дится за пределами круга света от горящего костра;

2) ритуальный страх перед духами, мстящими за нарушение принятых
правил (это является реальной основой многих суеверий и примет);

3) мифологический страх перед силами зла (перед дьяволом, иноплане­тянами и тем, что чуждо пониманию человека);

4) социальный страх перед карающей властью (или перед бунтарской стихией толпы);

5) страх перед выходящей из под контроля цивилизаций с ее техниче­скими, атомными и генетическими игрушками [2, c. 36–37].

В психологическом аспекте страх – это препятствие на пути реализации личности, которая в наше время живет в постоянном состоянии страха: перед начальством, перед угрозой безработицы, перед насилием, войной, террориз­мом и т. д. Страх в этом плане, возможно, самая главная проблема социальной жизни, определяющая поведение человека и его отношение к другим.

Страх и тревога различимы, но неразделимы. Они имманентно присущи друг другу. Жало страха – тревога, а тревога стремится стать страхом. Страх – это боязнь чего-либо, например, страдания, отвержения личностью, утраты че­го-то или кого-то, момента смерти. Но перед лицом угрозы, которой полны эти явления, человек боится не самого отрицания, которое эти явления в себе несут, его тревожит то, что, возможно, скрывается за этим отрицанием.

С точки зрения фрейдизма, просмотр фильмов ужасов может быть для че­ловека способом разрядки его подсознательных агрессивных влечений. Зритель самим фактом просмотра кинофильма заставляет героя ленты переживать тот ужас, который тот испытывает благодаря фантазиям сценаристов и режиссеров. Наконец, есть среди нас люди, которые смотрят фильмы ужасов как своего рода комедии. Как правило, такие зрители, сами не зная об этом, имеют искаженное, сниженное чувство боли. Чувство боли – это такое же чувство, как зрение или слух. Люди от рождения могут быть слабовидящими или слабослышащими, а могут иметь измененное чувство боли, сниженное. И когда другому человеку больно или страшно, такой человек не испытывает страха или неловкости, наоборот, ему забавно, как «эмоционально» реагирует другой человек.

Помимо идеи о подсознательных агрессивных влечениях, для интерпре­тации киноужасов как современного культурного феномена является актуаль­ной психоаналитическая концепция религии. Согласно ей, человеку свойствен­но на подсознательном уровне стремление к поклонению некоей высшей сверхъестественной силе, которая играет роль «отца». Человек испытывает на подсознательном уровне страх перед «отцом», чувство собственного несовер­шенства и чувство зависти. Данное влечение люди ранее реализовывали в ре­лигиозных верованиях. Ныне роль религии в современном обществе значи­тельно ослабла, поэтому люди ищут другие пути реализации потребности в прикосновении к сверхъестественному. Одним из таких путей является про­смотр фильмов ужасов, посвященных столкновению человека со сверхъесте­ственными силами или с загробным миром.

28


Таким образом, к основным факторам привлекательности кинохоррора можно отнести нехватку адреналина в жизни современного человека, притяга­тельность страха, подсознательные агрессивные стремления, сдерживаемые культурными запретами, потребность в поклонении перед сверхъестественным.

Библиографический список

1. Бодрийяр Ж. Общество потребления. Его мифы и структуры. – М. : Культурная революция; Республика, 2006. – 421 с.

2. Кинг С. Пляска смерти. – М. : АСТ, 2004. – 206 с.

3. Кьеркегор С. Дневник обольстителя. – СПб. : Лимбус-пресс, 2000. – 220 с.

4. Скал Д. Книга ужаса. История хоррора в кино. – М. : Амфора, 2009. – 324 с.

5. Фрейд З. Тотем и табу. – СПб. : Азбука-классика, 2005. – 252 с.

© Антипов М. А. © Ирушкина Е. О. © Гусак К. С.