Книги по психологии

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ В РОССИИ И США
Периодика - Социосфера

Н. А. Батова

Национальный исследовательский университет –

Высшая школа экономики, г. Москва, Россия

HISTORY OF FAMILY RELATIONS DEVELOPMENT IN RUSSIA AND THE USA

N. A. Batova National Research University – Higher School of Economics,

Moscow, Russia

Summary. The traditional family in both Russian and American societies has undergone se­rious transformations in terms of its composition, role and functions of its members. With historic de­velopments underlying socio-economic behavior of and within a household, the two countries followed different modes of family evolution. Yet, the era of globalization has balanced those disparities and now the two countries experience similar problems with the family institution functioning in the con­temporary society.

Key words: Household; traditional and non-traditional family; Russia; the USA; transfor­mation; globalization; society.

Более полувека в США и относительно недавно в России в социальных, политических и экономических дискуссиях доминирует проблема «семейных ценностей»/«семейных отношений», что связано с более ранним в США и бо­лее поздним в России переходом к новой модели жизни общества. Учёные – представители разных областей знаний – размышляют над положением семьи в современном социуме, пытаясь при этом ответить на главный вопрос: насколько долговечен институт брака в том виде, в котором он существует сей­час, и какие преобразования его ожидают?

Как пишет известный российский учёный С. В. Рогачёв, «важнейшей сто­роной новой цивилизации является господство многообразия: многообразия потребностей и форм их удовлетворения, плюрализм политических идеалов и нравственных ценностей» [1, с. 10]. Глобализация серьёзно затронула брачно-семейные отношения. К мировым тенденциям можно отнести:

1) значительное увеличение среднего возраста вступления в брак, вследствие чего мужчины и женщины проводят большую, чем прежде, часть своей жизни одинокими;

2) рост числа разводов в большинстве стран мира;

3) распространение методов планирования семьи. Особенно отчётливо это проявилось в развивающихся странах, где показатель применения совре­менных противозачаточных средств увеличился с 18 до 30 %, и как следствие этого процесса произошло сокращение среднемирового уровня рождаемости;

4) общемировое снижение рождаемости сопровождалось крупными из­менениями в возрасте деторождения. В половине всех развивающихся стран сокращение рождаемости в старших детородных возрастах привело к сниже­нию среднего возраста матери. В развитых странах главной тенденцией было

93


Увеличение среднего возраста матери вследствие откладывания деторождения [2, с. 14–17].

В России был осуществлён так называемый демографический переход – резкое снижение уровня рождаемости. Россия в этом вопросе идёт по пути, ко­торый ранее проделали Германия, Италия, Испания, другие страны, и даже, к сожалению, значительно опередила их. Среди подобных стран можно выделить три группы:

– страны с рождаемостью «почти достаточной для возобновления поко­лений» (Австралия, Ирландия, Новая Зеландия и США);

– страны со «средней» рождаемостью, характерной для Северной и За­падной Европы, где коэффициент суммарной рождаемости находится в интер­вале от 1,5 (Нидерланды, Соединенное Королевство Великобритания, Финлян­дия) до 1,8 (Дания, Норвегия, Франция);

– остальные страны, где рождаемость наиболее низка, причём в некото­рых из них, например в Болгарии, Гонконге, Латвии, Италии, Испании, России и Чехии, среднее число детей на одну женщину не превышает 1,2.

Рождаемость «почти до­статочная для возобновле­ния поколений»

«Средняя»

Рождаемость

(1,5–1,8)

Низкая рождаемость (1,2)

Австралия

Ирландия

Новая Зеландия

США

Нидерланды

Норвегия

Дания

Великобритания

Франция

Финляндия

Болгария

Гонконг

Латвия

Италия

Испания

Россия

Чехия

Как мировую тенденцию следует отметить и изменение брачного поведе­ния, а именно рост числа молодых людей, живущих в незарегистрированном официально союзе, так называемом гражданском браке [3, с.72].

Изменение функций семьи вызывает оживлённые дебаты идеологиче­ского характера по поводу сохранения традиционной семьи или отдельных её аспектов – то есть признания семьи «статической структурой», направляющей развитие будущих ценностей и общественной политики, с одной стороны, или «динамической конструкцией», отражающей реальные социальные, экономи­ческие и демографические изменения, с другой стороны [4, с. 50].

Насколько схожие или различные процессы и преобразования проис­ходили в истории развития семейных отношений в России и США? Иными словами, проделали ли общества обоих государств один и тот же путь по направлению к глобальным проблемам современности или векторы их раз­вития отличаются?

Семья для Соединённых Штатов Америки традиционно представляла со­бой оплот свободного, ответственного и динамично развивающегося американ­ского общества, занимая важное место и играя решающую роль в его формиро­вании. Однако, существуют сомнения относительно того, что это стабильный, неизменный институт, поскольку роли и функции, размер и состав американ­ской семьи с годами постоянно менялся.

Первые поселенцы на американском континенте определяли семью как социальную ячейку, состоящую из отца, матери и детей и представляющую со­бой, в первую очередь, производственный коллектив. Помимо этого, семья вы­полняла образовательную, религиозную и функцию социального обеспечения. В семье дети получали базовое образование и заботу; перенимали уважитель­ное отношение к старшему поколению, и в целом преемственность поколений

94


Существовала благодаря закладываемым основам религиозного воспитания и передаваемым через поколения производственным навыкам. Теоретически американская колониальная семья представляла собой патриархальный союз, в котором отец выступал кормильцем семьи, юридически и практически реали-зовывая власть в семье, а мать являлась создательницей и хранительницей до­машнего очага. Однако на практике очень часто имело место гендерное смеще­ние ролей: колониальные жёны занимались торговлей и домашним производ­ством, контролировали работы на плантациях, а иногда даже управляли поме­стьем. Состав семьи в это время был гораздо более неустойчивым, чем в после­дующие эпохи. Даже в самых «здоровых» регионах в XVII веке трое из десяти детей умирали, не достигнув совершеннолетия; вследствие высокого уровня смертности среди родителей была велика вероятность того, что до вступления в брак ребёнок окажется в приёмной семье или в семье с отчимом/мачехой. Мно­гие дети покидали семьи до достижения пубертатного возраста и уходили на работу слугами или подмастерьями в другие домашние хозяйства.

В XVIII веке отцам семейств всё сложнее удавалось оказывать влияние на выбор профессии и супруга/супруги своих детей. Последние к середине века всё дальше уезжали от отцовского дома, всё меньше дочерей выходили замуж по порядку рождения, увеличивая общее количество внебрачных связей и детей. К началу XIX века стал складываться новый тип американской семьи среднего класса, характеризуемый новым типом супружеских отношений, основанных на любви и привязанности; новым разделением домашних обязанностей, при ко­тором женщина оставалась дома с целью заботы о детях и ведения домашнего хозяйства; и, наконец, новым отношением к детям не как к маленьким взрос­лым, но особым созданиям, нуждающимся в любви, ласке и внимании. Несмот­ря на видимое благо перехода к качественно новой семейной модели, в это же время зарождается и скрытая напряжённость в отношениях, когда роль мужчи­ны в семье начинает сводиться к чисто экономической по материальному обес­печению домочадцев, но теряется их моральная от него зависимость. Женщи­ны, получив теперь право на образование и временную работу вдали от дома до замужества, начинают испытывать дискомфорт от зависимой роли домохозяй­ки в семье – назревает конфликт неравенства. Для детей же позднее по сравне­нию с прежней эпохой вступление в самостоятельную жизнь – многие остава­лись дома с родителями в среднем до 20 лет – привело к незнанию реалий взрослой жизни, сопровождаемому проблемами в самоопределении. Подобная напряжённость привела к серьёзным проблемам в семейных отношениях: рез­кое падение рождаемости, стабильный рост разводов и возникновение насилия в семье. В конце XIX века американское общество охватила паника, вызванная ростом семейного насилия и беспризорности детей, падением рождаемости в семьях среднего класса, разводами и детской смертностью.

Великая депрессия в начале XX века стала новым испытанием для тра­диционной американской семьи, когда многие американцы были вынуждены жить с родственниками, а значит, откладывался срок вступления в брак и рож­дения детей; число разводов снизилось по той причине, что многие просто не могли себе этого позволить, в то же время возросло количество брошенных се­мей – к 1940 г. 1,5 млн американских семейных пар жили порознь. Семьи были вынуждены вновь обратиться к коллективному ведению хозяйства с привлече­нием детей и женщин к посильной работе. Тенденция участия женщин и детей в поддержании и содержании семьи усугубилась с началом Второй мировой войны. И только, пожалуй, 1950-е годы можно назвать символом традиционной американской семьи: средний срок вступления женщин в брак снизился до 20 лет, уровень разводов стабилизировался, а рождаемость выросла вдвое. Тем не

95


Менее, лишь 60 % детей выросли в семьях с отцом-кормильцем семьи и мате­рью-домохозяйкой – намечалась демократизация американской семьи.

Начиная с 1960-х, семьи стали меньше, менее стабильными и более раз­нообразными по составу. Однако, утверждение о том, что семья – это вымира­ющий институт, неверно: около 90 % американцев вступают в брак и имеют де­тей, а те, кто разводятся, в 75 (для женщин) – 85 (для мужчин) % вступают в по­вторный брак [5].

Эволюция российской семьи прошла три этапа: 1) архаичные большие семьи с коллективной или групповой собственностью; 2) большие семьи, внут­ри которых возникали обособленные семейные ячейки с частной собственно­стью; 3) малые, или нуклеарные, семьи с развитой частной собственностью. Внутрисемейные отношения, аналогично американским, проделали путь от патриархальных, с отцом-главой семейства и матерью-домохозяйкой в царской (исключая дворянские семьи) и советской эпохах, до партнёрских начиная с конца XX – начала XXI века. Кризис семьи в России – это, скорее, в большей степени, чем в США, проявление кризиса рыночной цивилизации, которая утратила способность мотивировать людей к вступлению в брак и обзаведению детьми. Это конфликт общества и личности, отказывающейся в новых условиях выполнять важнейшие свои функции репродукции и социализации нового по­коления. Ослабли социальные ограничения в сфере семейного поведения, рас­ширились рамки индивидуального поведения, возросло разнообразие форм и типов отношений в семейной сфере. Всё большее количество детей растёт с од­ним из неродных родителей. К числу других современных явлений российского института семьи можно отнести повторные браки разведённых, совместную жизнь, аналогичную браку, и т. д. «Естественным ядром» семьи становится са­мая прочная в глазах общества «связка» – мать и её дети. Подтверждается по­говорка, что матерей создаёт природа, а отцов – общество. Современному обще­ству не удаётся задача сделать из мужчин отцов. Это закономерный для модер­низируемого общества переход к новым формам брачных и семейных отноше­ний, оформление которых ещё не закончено.

Американское общество переживает схожие процессы в развитии модели семьи, особенно в том, что касается материальной составляющей брака, опреде­ляющей происходящие изменения, а именно: рост независимости женщин, отказ их от вступления в брак, частая смена партнёров у состоятельных мужчин ввиду их изменённых идеологических представлений о роли мужчины и женщины в семье и пр. Хотя можно предположить, что вступив в эпоху глобализации эконо­мических, политических и социальных отношений раньше России, США уже прошли некоторые этапы развития института брака, которые, возможно, ещё предстоят России. В связи с этим существенным отличием современной амери­канской семьи от российской является многообразие её форм, наличие однопо­лой, внебрачной, приёмной семьи, а также семьи с бабушкой и дедушкой в роли родителей наряду с традиционной. В России пока наблюдается лишь кризис тра­диционных семейных отношений, однако, обозначить границы происходящих преобразований представляется на данный момент сложным.

В заключение нельзя не согласиться с мнением проф. Г. И. Климантовой о том, что «детально предсказать пути развития семьи вряд ли возможно. Но ясно одно – при всех социальных трансформациях маловероятно, что люди от­кажутся от возможности жить в семье». Как показывает исторический анализ, «семья изменяется вместе с обществом, проходя через фазы кризиса, но она об­ладает громадным эволюционным потенциалом» [3, с. 75]. Положительной ди­намикой можно считать осознание участниками происходящих процессов не­обратимости их последствий и принятие в связи с этим чётких мер по стабили­зации и сохранению института семьи как в России, так и в США.

96


Библиографический список

1. Рогачёв С. В. Политико-экономическая доминанта российской государственности: вызовы XX века. – М., 2003.

2. Климантова Г. И., Виноградская Т. М. Семья в условиях мировых социальных трансформа­ций // Культура здоровой жизни. – 2005. – № 2. – С.14–17.

3. Климантова Г. И. Семья в условиях мировых социальных трансформаций // Семья и семей­ное воспитание: кросс-культурный анализ на материале России и США / под ред. ак. РАН В. И. Жукова. – М.: Издательство РГСУ, 2009.

4. Танкерсли Х. Что означает термин «семья»? Точка зрения государства всеобщего благосо­стояния – США // Семья и семейное воспитание: кросс-культурный анализ на материале России и США / под ред. ак. РАН В. И. Жукова. – М.: Издательство РГСУ, 2009.

5. Mintz S. Does the American Family Have a History? Family Images and Realities // Http://www. oah. org/pubs/magazine/family/mintz. html

Bibliography

1. Rogachev S. V. Political and economic dominance of the Russian state: challenges of the XX centu­ry. – M., 2003.

2. Klimantova G. I. Vinogradskaya T. M. Family in the world of social transformation // Culture of healthy life. – 2005. – № 2. – P. 14–17.

3. Klimantova G. I. Family in the world of social transformations // Family and family education: cross-cultural analysis on materials in Russia and the United States / ed. ac. RAS V. I. Zhukov. – M.: Publishing RSCU, 2009.

4. Tankersley H. What does the term "family"? Point of view state properties welfare – USA // Fami­ly and family education: cross-cultural analysis on the material in Russia and the United States / ed. ac. RAS V. I. Zhukov. – M.: Publishing RSCU, 2009.

5. Mintz S. Does the American Family Have a History? Family Images and Realities // Http://www. oah. org/pubs/magazine/family/mintz. html

97