Книги по психологии

9.2 Осознание мотивов
Т - Трансформация личности

Работа личности по осознанию своих Действительных мотивов Является разновид­ностью работы самоанализа. Этому виду рабо­ты личности придается особо важное значение не только в психологии вообще, но и в анали­тической терапии в частности. Работа личности по осознанию мотивов включает в себя ряд конкретных видов работы.

Первая - это Собственно осознание моти­Ва (или мотивов) своей деятельности, своих поступков. Она осуществляется в форме "об­ходной" психологической работы личности. Это объясняется тем, что мотивы не открываются человеку прямо и непосредственно, о них можно судить лишь косвенно, а выявить - обходным путем. То есть осознание мотивов действитель­но является особой работой личности, требу­ющей для своего выполнения решения специ­альных задач по осознанию; при этом необхо­дим объективный психологический анализ по­ведения, не совпадающий с субъективным от­ражением мотива - с его переживанием и сознаванием.

Субъективно, т. е. феноменально, мотивы репрезентируются: 1) в форме переживания - напряжения, желания, хотения, стремления к цели и т. д.; 2) в форме эмоциональной окраски события, например, каких-то собственных дей­ствий в течение дня; 3) в виде мотивировки в представлении сознанию личности "знаемого мотива", т. е. замещающего образования вместо действительного мотива; 4) в виде предметного содержания мотива (воспринимаемого или пред­ставляемого), который, однако, не осознается в качестве мотива.

Можно выделить также четыре способа объективного осознания мотивов, т. е. психоло­гического анализа мотивов личности: 1) фено­менальное, субъективное "проникновение" в свою личность - самоанализ мотивов; 2) выяв­ление действительных мотивов человека "со стороны"; 3) психологический анализ мотивов, проводимый как работа личности с участием другого; 4) анализ мотивов через анализ дея­тельности, поведения.

Самоанализ требует определенного уровня развитости личности (такая работа, например, недоступна маленьким детям), особой мотива­ции самопонимания, преодоления работы меха­низмов защиты Я. Несмотря на кажущуюся легкость выполнения, самоанализ является сложной работой, степень объективности кото­рой зависит от степени зрелости личности, глубины проникновения в собственное бессо­знательное. Отмечая ограниченность феноме­нального проникновения в свою личность, А. Н.Леонтьев, тем не менее, правомерно при­дает ему важное значение, указывая на то, что оно заключается в уяснении иерархических свя­зей мотивов (Леонтьев, 1983, т. Н). Осознание мотива переводит работу по осознанию в рабо­ту личности, которую А. Н.Леонтьев называет "задачей на личностный смысл".

Однако работа личности в виде "задачи на личностный смысл" не состоит в простом осознавании отношения мотива к исходу своего действия или жизненному событию. Эта работа личности осуществляется не в плоскости "мо­тив - цель (событие)", а в пространстве "между­мотивами" (межмотивационном пространстве), т. е. в пространстве иерархии связей, требуя, таким образом, связывания, соподчинения, иерархизации мотивов, т. е. "особой внутренней работы". Решение "задачи на личностный смысл" происходит как Работа личности по Иерархизации мотивов, Установлению их соот­ношений и соподчинений.

Один из ключевых моментов работы лич­ности по отторжению от себя неприемлемого в себе явления, которое соответствует обозначен­ному нами процессу очуждения, имеет место и в ходе осознания мотивов. Очуждение - это превращение "чего-то в себе" в чужое для самого себя. Касаясь разрешения задачи на соотноошение мотивов, А. Н.Леонтьев гово­рит: "Нужна особая внутренняя работа, чтобы разрешить такую задачу и, может быть, оттор­гнуть от себя то, что обнажилось"(Леонтьев, там же, с.214).

Подтверждение нашим выводам мы нахо­дим также в работах З. Фрейда. Обсуждая вопрос перевода вытесненного бессознательного в область сознательной душевной жизни, он го­ворит о сознательном овладении несовмести­мыми желаниями, назовем эту работу личности Работой овладения, Которая проходит как за­мена неэффективного бессознательного меха­низма вытеснения сознательным осуждением с помощью высших психических сил. "Или боль­ной убеждается, что он несправедливо отказал­ся от патогенного желания, и принимает его всецело или частью, или это желание направ­ляется само на более высокую, не возбужда­ющую никаких сомнений цель (это называется сублимацией), или же отстранение этого жела­ния признается справедливым, но автоматичес­кий, а потому и недостаточный механизм вы­теснения заменяется осуждением с помощью высших психических сил человека; таким об­разом достигается сознательное овладение не­совместимым желанием" ( Фрейд, 1990, с.360). В этом случае можно говорить о переходе работы осознания в работу овладения - осоз­нанное событие включается в связь с высшими психическими силами личности и подвергается осуждению. Действительно, осознание мотивов не есть просто выхватывание появляющихся на сцене сознания мыслей. Оно осуществляется как работа личности, в процессе которой последняя вырабатывает свое отношение к осознанному. Результатом этой работы является превращение чего-либо в приемлемое и включение его в целостность личности (присвоение) или оттор­жение от себя как неприемлемого, чуждого (отчуждение). Работа личности не тождественна внутренней работе. Так, например, работа лич­ности по осознанию своих мотивов может быть основана на проникновении "умственным взо­ром" в свою личность, выяснении подоплеки своего переживания. Однако самосознание мо­тивов требует работы личности по анализу деятельности, потому что субъективно они выступают лишь в форме переживания (жела­ния, хотения и т. д.). Действительное осознание действительных мотивов может происходить в работе "говорящей личности" - в процессе специфически организованного "разговора с другим", а также в ходе тщательного анализа своих поступков. Не зря феномен "горькой конфеты", раскрывающий суть становления личности ребенка, действует лишь при непо­средственном взаимодействии ребенка со взрос­лым. В более широком плане работа личности также может происходить во взаимодействии человека с природой, произведениями искус­ства и художественной литературы и т. д. (вспом­ним хрестоматийный пример разговора А. Бол­конского с дубом).

Из вышесказанного следует еще один важ­ный вывод: иерархизация связей (в данном случае, мотивов), характеризующая человека как личность (самоидентичность), формирует­ся, завязывается в работе личности, решающей задачу, а не закладывается автоматически, по­мимо нее, пусть даже в системе общественных отношений. Кроме того, становление личности, происходящее в работе по иерархизации своих отношений с миром, не совпадает с работой сознания.

Работа самоанализа, в том числе осозна­ние своих мотивов, тесно связана с процессом выделения себя в мире, формированием внут­реннего мира, происходящим в подростковом возрасте. Этот круг вопросов, естественно, под­готавливает почву для анализа собственно ра­боты самосознания, т. е. работы сознательной личности.

Обсуждение работы осознания мотивов не будет полным, если мы не соотнесем ее, хотя бы вскользь, с каузальной атрибуцией, т. е. особым процессом, используемым людьми для приписывания причин исходу поведения, осо­бенно успеху и неудаче. Проблема каузальной атрибуции позволяет нам поставить вопрос о значении интерпретации причин в процессах мотивации. В отличие от взгляда, отождеств­ляющего процессы мотивации с атрибуцией (Weiner, 1970), мы определяем значение кау­зальной атрибуции в зависимости от места, занимаемого ею в мотивационной системе (Магомед-Эминов, 1987а). Дело в том, что причин­ное приписывание может выполнять созерца­тельную, аффективную функции или же уча­ствовать в процессах регуляции.