Книги по психологии

12.2 Формы бытия прошлого в настоящем
Т - Трансформация личности

Фундаментальное влияние прошлого опы­та на жизнь человека ярко и убедительно по­казал психоанализ. Замаскированное, превра­щенное существование прошлого в наличном бытии человека, неполнота представленности прошлого в настоящем, "суженность" сознания и его искаженность ставят перед человеком терапевтические задачи, которые возможно раз­решить лишь путем переработки своего про­шлого, выработки нового, "взрослого" отноше­ния к инфантильному опыту. Но в таком случае действенный Психоанализ Может идти лишь как Работа (точнее, совместная работа), цент­ральной образующей которой является работа личности анализируемого. Значит, осознание прошлого должно сводиться не к простому расширению знания (знание знанию - рознь) человека о своем прошлом, но к его преобра­зованию в свете новой позиции, зрелой работы личности. А это требует изменения личности, преобразования характера. Изменение лично­сти детерминирует, в свою очередь, трансфор­мацию бытия прошлого в личности, что, как мы уже неоднократно отмечали, не может происхо­дить само по себе или под влиянием внешнего воздействия без работы личности.

Как мы выяснили, прошлое в человеке не умирает, превратившись в застывшую магму или насекомое, замурованное в янтаре памяти, а обладает способностью оживать, менять свой вклад в личность, жить новой жизнью. Однако существуют разные степени "живости" прошло­го. То, что развивается - обладает способнос­тью роста и движения, и это развитие идет с разным ускорением: периоды интенсивного роста сочетаются с его замедлением, переходя­щим временами в состояние отдохновения или временной остановки. Точно так же с про­шлым: прошлое открывается нашему взору в разнообразных своих формах, зависящих не в последнюю очередь от работы нашей личности.

Мы уже обсуждали неожиданный вид "ожившего" прошлого - Бытия прошлого как станов­Ления в настоящем. Столкнувшись с этим фе­номеном, мы сделали вывод: прошлое человека непредсказуемо, оно может изменяться, а значит, мы можем изменять себя. Как мы отмечали, судьба человека не предопределена фатально его прошлым, личность не является лишь функцией опыта: и опыт, и судьба являются, в определен­ной мере, функциями личности.

Нашему взору прошлое открывается еще и в других разнообразных своих формах, ко­торые мы рассмотрим. Спрятанное, упрятан­ное, запакованное, задвинутое, "подвальное" прошлое - назовем Утерянным прошлым. Именно с ним вплотную работает психоана­лиз. Оно воспринимается нами как исчезнув­шее или существующее в провалах и прогали­нах сознания.

Перед нами встает обнаженное, голое, обозримое и обозреваемое, видимое и про­сматриваемое, фактически данное нам про­шлое, назовем его Обозримым прошлым. Именно о нем говорят, его вспоминают как жизненные события, биографию или историю своей жизни.

К этой второй форме примыкает третья - успокоенное, совершившееся, отдыхающее про­шлое. Успокоенное прошлое - не истертая от использования монета, не "выжатый лимон" и не изношенный ненужный хлам жизни. Оно, скорее всего, похоже на отдыхающего путника, гладь успокоившегося от бурного движения моря и потухший до поры до времени вулкан.

Прошлое может омертвиться, лишиться жизненности, но не само по себе, а из-за отношения к нему личности, от "вытравливания" в самом себе собственного опыта. Тогда мы имеем Омертвленное прошлое, Т. е. четвер­тую форму темпоральной трансформации.

Взволнованное прошлое - это незавер­шенное прошлое, продолжающее длиться в на­стоящем, продолжающее быть фактическим. Оно может продолжать жить в настоящем по-разно­му, но независимо от форм своего проявления потрясает душевную жизнь человека, создавая в ней "душевные" бури, накатываясь болезнен­ными, а бывает, и радостными волнами собы­тий, никак не желающих успокоиться, прочно занять почетное место в нашей истории, при­моститься в тени или отправиться на задворки, опуститься в тайники и подвалы. Такое про­шлое волнуется, оно встает перед нами как присутствие прошлого в настоящем - бытие непрошедшего, бытие "дления".

Последняя форма может трансформиро­ваться в непрошедшее Яростное прошлое, Ко­торое является заметным фактом душевной жизни Уцелевшего. Напомним, уцелевшим мы называли человека, вернувшегося из мира, в котором он мог бы исчезнуть, в этот мир, в котором он может продолжать быть. Другими словами, это тот, кто переместился из модуса "жизни - смерти" в модус "жизни", хотя про­должает существовать в парадигме "жизни - смерти". Яростное прошлое - это принудитель­ное прошлое. Оно не отпускает Уцелевшего, Оно живет в нем, оттесняя настоящее, занимая его место или сливаясь с ним. Темпоральная мно-гослойность, "пирог времен", "Броунада" собы­тий, калейдоскоп картин, пересечение миров и многое другое творится в душевной жизни Уцелевшего - Вернувшегося с войны, того, кто выжил в болезни, пережил смерть и утрату. И у нас с вами - когда приходит беда. Яростное прошлое, которое сжимает нас тогда в своих тисках - это не то прошлое, которое спокойно дремало в недрах или пластах нашей памяти и теперь остервенело бросается на нас, разбужен­ное чем-то или кем-либо. Нет, такое прошлое не успокаивается и не затихает, отправившись в бессознательное, создавая багаж памяти или образуя белые пятна, "скоттомы" сознания, провалы души, Это не есть возвращение вытес­ненного или суррогатная жизнь несостоявшего­ся; оно не вытесняемо, в лучшем случае, лишь отклоняемо на время. Мы имеем здесь дело не с вытесненным бессознательным, а с обострен­ным сознанием, личностью, потрясенной ярким пламенем контраста. В темноте бессознатель­ного, и даже на свету сознания, "горит" огонь непрошедшего, вспыхивают искры "потряса­ющего бытия". Человек потрясен, его охваты­вает ужас, он бежит от этого "настоящего" прошлого. Бытие уцелевшего является ярост­ным, ярким - это его и потрясает. Ведь и прошлое представлено Уцелевшему Двояко: как фундаментальный ужас и как фундаментальная "иллюминация", как буйство зла и как полнота жизни - бурное, острое существование. Однако он страдает не только от яростного прошлого, но и от Тусклого настоящего, Жизни, потеряв­шей краски в свете открывшегося ему яркого бытия. Его жизнь утратила мелодию бытия под грохотом прошлого и в тишине возвращения. Тем не менее, будучи объятым яростным быти­ем прошлого, никто не захочет утверждения принципа "забвения забвения", который осо­бенно ценил М. Хайдеггер. Более того, потря­сенный яростным прошлым Уцелевший С радо­стью объявил бы забвение принципу "забвения забвения". Он даже публично отказался бы от него, если бы мог, как мечтал отказаться от своих родителей герой Ф. М.Достоевского.

Представим себе следующую картину. Вот сознание - бодрствование ума, свет души, мир нашей жизни; по другую сторону этой светлой области простирается темнота, начинающаяся с сумерек и переходящая во мрак душевной ночи. В темноту уходит наш опыт и оттуда же он возникает, возвращается, возрождается. Темно­та - не обязательно зло: это может быть сон душевной жизни, отдохновение от света дня в восстанавливающей тишине. Но темнота пере­ходит во мрак - в ту область душевной жизни, где рождаются химеры. Это и есть мир забве­ния, брошенная земля, остров в океане, ото­рванный от Большой земли.

По ту сторону сознания находится бессоз­нательное. По эту сторону сознания простирается яркая область душевной жизни - Ярь созна­ния, Или Яркое сознание, Т. е. трансознательное.

Иначе говоря, темноте противопоставляет­ся свет. Сознание, как солнце на рассвете, восходит из темноты ночи и, как солнце во время заката, может опускаться в ночной мрак. И это не все. Сознание может не только погру­жаться в бессознательное, опускаться в темно­ту, уходить во мрак, но и возвышаться в свет­лую область душевной жизни, в которой может превращаться в яркий свет иллюминации, освещающий устои бытия, почву и основания жизни, или может вспыхнуть как пожирающий огонь или палить как знойное солнце. С одной стороны, нас теснит мрак забвения, а с другой - охватывает ярость "забвения забвения". Куда же нам податься? Между Яростным Бытием и Мрачным Бытием существует иллюминирую­щее нашу жизнь Яркое Бытие, куда нам и нужно стремиться.

Таким образом, перед нами предстала пе­страя картина модусов бытия и областей душев­ной жизни: 1) мрак бытия, 2) темнота бытия, 3) бытие сознания, 4) яркое бытие, 5) яростное бытие.

Теперь бытие Уцелевшего Открывается нам в новом свете. Он находится на перепутье существования, у него есть выбор; его жизнь может стать: 1) существованием в темноте, или жизнью в анапсиозе, 2) повседневным существованием; 3) яростным существованием, 4) ярким существованием, иллюминацией бытия30.

_____________

_________________________________

30 Напомним, мир личности мы разделили на повсе­дневный (ординарный) и неповседневный (сверхординар­ный). Повседневный мир имеет, в свою очередь, три уровня: средняя повседневность, нижняя повседневность и верхняя повседневность