Книги по психологии

2.3 Мотивация как трансформация
Т - Трансформация личности

Продолжая логику регулятивной трактовки мотивации, мы можем еще раз сказать, что она является не столько динамически-энергетичес­кой функцией или образованием, сколько пси­хотрансформационным процессом, в ходе кото­рого преобразуются психические (ценностные) содержания и перераспределяются психические интенсивности (побуждения). Через понятие мо­тивации мы соприкасаемся с психологическим движением, психовитальностью, жизненностью, живостью человека, которые сочетают в себе движение и покой, подвижность и неподвиж­ность, инициацию и торможение.

Обратимся к психодинамической теории З. Фрейда. Он не только создал психологичес­кую дисциплину, основанную на теории влече­ний, но показал существование задержанной, удерживаемой, заторможенной мотивации – мо­тивации, которой Я человека не дает плавно, 2.3 Мотивация как трансформация 2.3 Мотивация как трансформация 2.3 Мотивация как трансформацияПластично, непрерывно двигаться, разворачи­ваться и осуществляться. Тогда, сталкиваясь с преградой, противоположным движением, про­тивоположными побуждениями, влечения от­клоняются, поворачивают вспять, возвращают­ся назад к истоку, отправному пункту и вновь пытаются "пробиться" к осуществлению. То, что стремится развернуться, развиться, осуще­ствиться, сковывается, заковывается, упаковы­вается и т. д. Действие и противодействие, дви­жение и покой, желание и запрет, влечение и защита, побуждение и вытеснение, катексис и антикатексис, развитие и задержка – вводят нас в пространство мотивационных трансформа­ций. Движение и торможение в мотивации по­зволяют нам говорить о целедвигательных и целетормозящих механизмах мотивации. Целедвигательная мотивация – мотивация, работа­ющая по направлению реализации мотивационного процесса – она двигает мотивацию. Целетормозящая мотивация направлена на торможе­ние мотивационных процессов, реализации жиз­ненных отношений. Тормозящая мотивация пре­пятствует расширению личности и создает ее психическое сжатие.

Приходится оставить иллюзорную картину мотивации как обострения потребности и ее автоматического удовлетворения, которая не встречается в действительности, за исключени­ем, быть может, галлюцинаторного удовлетво­рения влечения, характерного для младенца и для работы сновидения. Возьмем отдельную мотивационную переменную – мотив, который, кстати, без вклада других образующих моти­вации не может достигнуть статуса результи­рующей тенденции, детерминирующей кон­кретное действие. Тем не менее, мотив вклю­чает в себя: 1) энергетический аспект - интен­сивность; 2) ценностное содержание, зада­ющее жизненное отношение человека с ми­ром; 3) направляющий аспект.

Хотя мотив не инициирует конкретного дей­ствия, но он инициирует подготовительную деятельность, направляя с той или иной интен­сивностью психические процессы в определен­ную ценностную зону. Он задает некоторую общую неформализованную структуру ситуа­ции, которая апперцептивно тематизируется. Однако весь этот процесс общей мотивационной селекции, управляемый мотивом и проте­кающий в условиях мотивационных соотнесе­ний, включает в себя торможение действия гетерогенных мотивов. Да и сама первоначаль­ная актуализация мотива идет как выбор мотива в пределах мотивационной иерархии личности. Делание "этого" означает неделание "того". Таким образом, всякая актуализация мотива происходит как перемещение психической ин­тенсивности с одного ценностного содержания на другое или как оказание противодействия подобному процессу.

Регулятивный процесс приобретает еще 2.3 Мотивация как трансформацияБолее замысловатый характер благодаря двум моментам. Первый из них заключается в том, что в ходе мотивационного процесса трансфор­мируется не только мотивация в целом, но и сам мотив – он конкретизируется, содержатель­но разрабатывается, его интенсивность пере­распределяется. Уточним этот аспект в рамках теории объектных отношений. Формирование привязанности к объекту (катектирование Дру­гого) занимает долгий период, в ходе которого устанавливается не только репрезентация дру­гого, но и развивается саморепрезентация. Даже у взрослого человека формирование любовных привязанностей не происходит как одномомен­тный акт, а является градуальным процессом развития отношений. Следовательно, инвести­рование либидо в объект (точнее, в репрезен­тацию объекта) требует содержательных транс­формаций.

Другой важный момент, требующий дей­ствия специальных механизмов регуляции, об­разуется из-за того, что мотивационный про­цесс чаще всего происходит как прокладыва­ние пути по осуществлению мотива в условиях преодоления противодействующих сил, измене­ния межмотивационных соотношений. В ходе этого движения возникает пересечение, столк­новение различных мотивов, вступающих в кон­курентные отношения друг с другом: между ними идет борьба за моторный выход, т. е. за воплощение в действии. Напомним, что одна из ранних теорий З. Фрейда о психологическом конфликте и вытеснении основывается на мотивационном конфликте между сексуальным вле­чением и Я-влечением (влечением самосохра­нения). Межмотивационное препятствие - не единственная сила, тормозящая, сдерживающая мотив от его воплощения в тенденцию дей­ствия. Допуск мотива к осуществлению прохо­дит определенные стадии, т. е. является граду­ально-этапным, и определяется Я-системой, ко­торая контролирует осуществление мотиваци­онного образования, выполняя Разрешитель­Ную Функцию, она разрешает или запрещает удовлетворение побуждения. Данная функция контроля не выполняется как когнитивная сме­на директив, а является защитно-регулятивной функцией Я.

Функции защиты, как известно, обеспечи­ваются специальными защитными механизма­ми, которым соответствует особый психодина­мический компонент мотивации, назовем его Защитной мотивацией. Защитная мотивация оказывает тормозящее действие на актуализа­цию и реализацию мотивов, доставляющих Я Тревогу (угрозу, опасность). Мотивы, входящие в защитную мотивацию, коренятся в требова­ниях: 1) принципа реальности (учет требований реального мира); 2) принципа идеализации (учет идеальных представлений); 3) принципа дол­женствования (учет должного); 4) ценностного принципа (учет ценностных содержаний жиз 2.3 Мотивация как трансформацияНи); 5) мировоззренческого принципа (учет "взглядов" человека на мир).

Торможение мотива, осуществляемое за­щитной мотивацией, может быть Полным, Когда предметное содержание мотива устраняется из сознания в виде намерения, цели, замысла и т. д., или Частичным. Частичное торможение означает либо ограничение способов удовлет­ворения побуждения, либо задержку развития мотивации, Разработку мотива На определен­ном этапе[6]. Разработка мотива может быть до­пущена к реализации в виде фантазий, грез – воображаемого удовлетворения, но запрещена в плане реального осуществления. В последнем случае тормозятся процессы образования мотивационной тенденции – процессы формирова­ния намерений.

Динамика искушения. Сложные про­цессы мотивационной регуляции мы проиллю­стрируем на примере трансформации сексуаль­ной мотивации у женщины, занятой сменой партнера, или объекта любви, как это называ­ется в психоанализе. При изложении данного случая мы предпочли описание, приближенное к живому рассказу, что внесло в наше обсуж­дение некоторую художественность, быть может,

За счет определенной утраты наукообразности. Исходная ситуация: молодая женщина, не отдавая себе отчета в своих побуждениях, по­степенно разрабатывает сценарий "смены" лю­бовника. Она занялась этим вопреки тому, что своего мужа она не только любит, но даже очень боится его "потерять". Отмечающаяся у женщины мотивационная амбивалентность, вызванная, скорее всего, регрессивной реакти­вацией первичных объектных отношений, будет создавать у нее психический конфликт между желанием и запретом, побуждением и торможе­нием. В таком случае мы можем наблюдать циклический навязчивый процесс, состоящий из попыток частичного удовлетворения и частично­го наказания. Весьма вероятно, что на начальной стадии эротической инициации женщина актив­но занималась фантазийной обработкой эроти­ческих сценариев из книг, фильмов. Сама эта эротическая обработка впечатлений, детермини­рованная вначале дериватами частных влечений прегенитального характера, достигнув опреде­ленной интенсивности, может регрессивно реак­тивировать, актуализировать прегенитапьные вле­чения и первичные объектные отношения. Тогда должен начаться более активный процесс разра­ботки мотивационных сценариев, соответству­ющих ухаживанию, разглядыванию, рассматри­ванию, ощупыванию и т. д.

Отметим, что нередко в фантазиях жен­щин находят свое удовлетворение садомазохи 2.3 Мотивация как трансформацияСтические частные влечения. В этом случае женщины представляют себе картины, которые в реальности, скорее всего, отвергают. Вот пример одной из наиболее часто встречающих­ся у них фантазий:

"Меня сильно возбуждают сцены из эротических фильмов, где стоит ничего не подозревающая женщина, а к ней сзади приближается незнакомый мужчина, он неожиданно набрасывается на неё, преодолевая ее сопротивление, и насильно овладе­вает ею ".

Очевидно, в обсуждаемом случае сексуаль­ный интерес женщины "раздвоился": 1) одна часть либидо продолжает быть привязанной к реальному партнеру (преимущественно в рам­ках зрелых отношений); 2) другая его часть затрачивается на прегенитальную сексуальность.

В рамках реактивации инфантильной сек­суальности у женщины будут активироваться образцы первичных выборов. При этом актуа­лизации подвергается триадическая структура: 1) интроекты, 2) образцы отношений, 3) ре­презентации инфантильного ЭГО. Инфантиль­ный образ мужчины будет тщательно конкрети­зироваться и наполняться текущими впечатле­ниями. Фантазии женщины станут многослой­ными, включающими в себя: 1) текущие перверзные и предсексуальные фантазии (в резуль­тате чтения литературы типа "Эммануэль" и просмотра ТВ); 2) воспоминания прошлых реальных сексуальных отношений; 3) воспоми­нания детских впечатлений; 4) текущие впечат­ления о реальных мужчинах.

Двигаясь по направлению к смене объекта, она может заниматься интенсивной внутренней работой. Эта работа может выразиться в повы­шении сексуального возбуждения, воображении абстрактных идеальных объектов, воображении ситуаций демонстрации себя или идентифика­ции себя с персонажами фильмов и художе­ственных произведений. Находясь под впечат­лением сексуального переживания, обуреваемая страстью и искушениями, женщина может рассматривать встречающихся ей мужчин под углом зрения "подходит – не подходит" (селек­ция). Застав себя за этим занятием – реальной оценкой кандидатов, попытками реализации и Реальнизации, Т. е. переходом от фантазии к реальности, она может почувствовать вину и отвращение к конкретным претендентам. То, что в фантазии привлекало, доставляло удо­вольствие, вызывает противоположные чувства при попытках осуществления сценария приме­нительно к конкретным партнерам, не говоря уже о реальных шагах, пусть даже предвари­тельных. Например, в фантазии она воображает ухаживания абстрактного мужчины. Представ­ляя же аналогичное ухаживание со стороны знакомых или оценивая мужчин по признаку того, может ли она с кем-то из них встречаться, она испытывает неудовольствие, неприязнь. Фантазия возбуждает, толкает ее к разглядыва­нию мужчин под углом зрения возможности сексуального контакта, при реальном осущест­влении которого у нее возникает отвращение. Дело не ограничивается лишь куммуляцией аф­фекта: женщина осуждает себя и создает ситу­ации получения наказания в качестве расплаты за легкомысленное поведение и фантазии.

С другой стороны, просмотр эротических фильмов, чтение соответствующей литературы, воображение эротических сцен и сценариев усиливают ее мотивацию и способствуют гра­дуальной разработке тенденции действия. Амби­валентная позиция женщины создает определен­ные циклы "искушения – отказа". Негативные переживания – страх, чувство вины, отвращение и др. – используются ею для обуздания своих сексуальных побуждений. Позитивные пережи­вания, возникающие в процессе воображения, напротив, усиливают тенденции реализации.

Обсуждаемый эмпирический пример пока­зывает нам трансформацию мотивации, проис­ходящую под воздействием самого человека в работе его личности. Второй важный момент, который мы можем здесь увидеть, касается перипетий мотивационной регуляции в услови­ях психического конфликта. Что же будет про­исходить дальше? Все зависит от ЭГО-позиции, занятой женщиной. Она может продолжать находиться в состоянии амбивалентного коле­бания, сделать выбор в пользу одного из вариантов или попытаться перейти к реализации контакта без сознательного принятия решения.

Разберем последний вариант, и для этого окинем взглядом картину последовательной мо­тивационной разработки действия. Как мы по­мним, для молодой женщины все началось с идентификации себя с героинями эротических фильмов. Она стала предаваться грезам о пре­красном принце, мечтам "золушки", вообра­жать картины знакомства, ухаживания, одари­вания, "охмурения", красивых свиданий. При дальнейшей фантазийной разработке мотива­ции женщина будет активно воображать ситу­ации соблазнения, ситуации предсексуальных отношений, включающие в себя выбор мужчи­ны, демонстрацию себя, поцелуи, ласки, погла­живания, дотрагивания. Далее фантазии могут распространяться непосредственно на сам сек­суальный контакт. Тогда фантазирование дохо­дит до воображения разнообразных сцен, каса­ющихся сексуальной активности. Нередко пред-сексуальные и перверзные фантазии, которым предается женщина, используются ею для ма­стурбации. Процесс активной разработки моти­вации в фантазиях усиливает побуждения, ос­лабляет защиту, толкая женщину к попыткам градуальной реализации. Тогда она может на­чинать осторожно осматриваться, оценивать кан­дидатуры и т. д.

Как мы уже отмечали, реальное осущест­вление контакта зависит от соотношения процессов "побуждения - защиты" и занятой жен­щиной ЭГО-позиции. Предварительная оценка кандидатов (объектов) может сразу столкнуться с ответным действием защиты, доставляющим женщине страх, отражающим вину, стыд и т. д. Существует вариант, когда исполнение разбива­ется женщиной на этапы, и сознательно на­мечается лишь первый шаг, например, позна­комиться с интересным собеседником, мужчи­ной, с которым можно ходить в театр, на выставки и др.

При градуальном осуществлении цель по­иска объекта на начальном шаге не формули­руется женщиной в терминах сексуального кон­такта для того, чтобы не задеть механизмов защиты, с которыми и так ведется тяжелая борьба. Таким образом, для облегчения реаль­ного шага и перевода фантазии в реальность может быть поставлена вполне благопристой­ная промежуточная цель, не связанная в созна­нии с конечной целью. Отклонение или вытес­нение связи между промежуточной и консумматорной целью облегчает реализацию. В таком случае женщина разрешает себе познакомиться с мужчиной, с которым можно куда-то ходить, с кем-то, кто будет "красиво ухаживать". Тем более, что воплощение фантазии в реальность может происходить, как мы уже отмечали, на основе инфантильного прототипа объектных отношений – выгуливания, ухаживания, обхажи­вания, т. е. того, что делал отец. Под благовидным предлогом женщина вовлекает себя в си­туацию, в которой усиливаются шансы сексу­ального контакта. Не разрешая себе задумы­ваться о направленности собственных действий, обдумывать последствия начального реального шага, она как бы принуждает себя оказаться объектом сексуальных домогательств. Она со­здает ситуацию, в которой мужчина мог бы проявить инициативу.

Остановимся еще на одном общем меха­низме мотивационной работы личности, спо­собствующем прокладыванию пути к реализа­ции мотивов, достижению целей. Речь идет о механизме мотивационной обработки объекта привязанности, состоящем из двух компонен­тов: 1) вкладывания нечто в объект – ПозитиВирования И 2) устранения нечто из объекта – Аннулирования негативного. Таким образом разрабатывается подходящий объект.

Как мы уже отмечали, любые предвосхи­щения следующего шага или конечной цели сексуального контакта могут активировать за­щиту и привести к отказу или Мотивационной Регрессии. При градуальном движении женщи­на контролирует разворачивание события в пре­делах отдельного шага. Однако она может ут­ратить этот контроль за градуальностью разви­тия событий по следующим причинам: 1) из-за ослабления ЭГО-контроля вследствие при­ема алкоголя, 2) из-за действий партнера, 3) из-за охватившего ее "искушения" воспользоваться ситуацией и т. д., 4) из-за психологического оцепенения, 5) из-за дереализации, диссоциа­ции и т. д. В качестве иллюстрации приведем следующий рассказ:

"Я всегда в результате оказывалась, сама того не ведая, помимо своего намерения, в постели с тем, с кем я просто встречалась. Потом я продолжала с ним встречаться еще некоторое время, но уже из самолюбия, чтобы удержать того, с кем спала. Допускаю что-то, не думая, что это произойдет. Вдруг мужчина начинает раздевать, и тогда я застываю, оцепеневаю, на все смотрю как будто со стороны. Кажется, что это происходит не со мной. А после того, как все закончилось, возникает удивление, чувство опустошенности и безразличия. Постепенно реальность возвращается и начинаю воспринимать то, что произошло. Возникает жут­кий стыд и отвращение. Я хочу смыть с себя всю эту грязь и иду в ванную'. Все это неприятно, я пытаюсь не думать, забыть, стараюсь вести себя так, как будто ничего этого в реальности не было. Когда расстаюсь с ним, то на следующий день гоню от себя отдельные воспоминания, фрагменты, картины. Каждую всплывшую в памяти сцену топлю в себе, как в омуте. Веду себя так, как будто ничего не было, стараюсь об этом не думать. В моем сознании я не принимаю всего этого в себя, произошедшее полностью во мне не представлено ".

В результате, вместо сексуального удо­вольствия женщина испытывает травматичес­кие переживания, которые она преодолевает путем Отклонения реальности И впадения в анапсиоз. Травматический опыт не всегда ста­новится преградой для повторения описанного сценария: с новым партнером у женщины про­исходило все то же самое. Аналогичный сце­нарий может происходить и одномоментно как импульсивное поведение. Приведем случай другой женщины:

"Ко мне зашел мой сосед, пожилой мужчина, - рассказывает молодая замужняя женщина, - что­бы показать журнал. Мы сели на диван и стали листать модный журнал. Не успела я опомниться, понять что происходит, как очутилась с ним в постели ".

Некоторые женщины сильно страдают от своего неконтролируемого, импульсивного сек­суального поведения. Подобная проблема была у одной пациентки, которая проходила у нас курс психотерапии.

''Когда мужчина хочет, я не могу ему отка­зать. Я борюсь с собой, укоряю себя, но ничего не могу поделать. Отправляясь в компанию, я даю себе зарок не делать больше такого, но как только мужчина начинает приставать, сама того не ведая, я соглашаюсь. Встревожившись этим, я обратилась к психиатру. Я хотела узнать, больна я или нет. Послушав меня, он усмехнулся и сказал: "Сейчас у меня посетители, приходи ко мне вече­ром, к концу работы ". Естественно, я больше не пошла к нему. Мне приходится тратить много сил на то, чтобы себя сдерживать, и это мне не удается, я все время вольна собой".

Этот и другие изложенные случаи имеют более глубокие причины и механизмы, которые мы здесь специально не затрагиваем, занятые подробным рассмотрением интересующей нас линии мотивационной регуляции сексуального поведения в условиях психического конфликта "побуждения – торможения". Тем не менее, полученные данные помогают глубже вникнуть в специфику процессов мотивационной регуля­ции, которые открылись нам как организация процессов по реализации жизненных отноше­ний человека – его мотивов. Они также свиде­тельствуют об иерархическом характере моти­вационной регуляции, представшей перед нами в виде многоуровневой психической системы, включающей в себя побудительные, когнитив­ные и аффективные процессы, а также теле­сные проявления, которые могут "психологизи­роваться", выполняя символические функции, или заменять собой некоторые выпавшие звенья психического процесса.

Другой важный вывод, который здесь на­прашивается, лежит в плоскости отношения мотивации и личности: в мотивационный про­цесс вовлечены образующие Я, репрезентация Другого, паттерны характерологических отно­шений, механизмов защиты и систем регуля­ции. С учетом сделанных выводов, мы можем смотреть на мотивационную регуляцию как на мотивационно-личностный процесс и выде­лить следующие его уровни: 1) динамическую регуляцию, 2) ЭГО-регуляцию, 3) Я-регуляцию, 4) Саморегуляцию.

Динамическая регуляция Осуществля­ется в плоскости трансформации мотивационных содержаний, преимущественно носящих нерефлексивный характер, хотя отдельные ком­поненты этого процесса могут осознаваться. Таким образом, происходит селективная тематизация восприятия, мышления, воображения, фантазий, грез и т. д. Психические процессы симультанно, автоматически включаются под влиянием динамического контроля. Например, молодая женщина "зазывно" ловит взгляды про­ходящих мужчин и удивляется, когда они под­ходят к ней, чтобы познакомиться. Активирован­ная мотивационная тенденция выполняет аппер­цептивную функцию, задает направление селек­тивного внимания, а также невнимания и т. д.

Эго-регуляция Осуществляется в плоско­сти отношений между Я и побуждениями, с одной стороны, и между Я и торможением, с другой. Таким образом, она выступает в каче­стве межструктурной регуляции в психической системе. С ней мы уже ранее встречались: когда женщина разрешает себе "сексуально растормозиться", читая соответствующие книги, предаваясь грезам и фантазиям, которые обыч­но она в себе осуждает. Здесь мы имеем дело с инициирующей и тормозящей функцией ЭГО как субличности.

Я-регуляция Лежит в плоскости отноше­ния Я как целостной личности и ее составля­ющих – субличностей. Для того чтобы мотивационное содержание стало предметом Я-регуляции, оно должно предстать как воплощение определенной субличности, т. е. превратиться в собственное выражение человеческого Я. В случае, когда женщина сталкивается с периодом повторного усиления сексуального побуждения, наступающего после острого самоосуждения, ей необходимо снова пройти стадию допуска: разрешить себе фантазировать или запретить. Она вновь начинает ловить себя на легкомыс­ленных фантазиях (динамический контроль), которые будут усиливаться, если она разрешит себе им предаваться. С другой стороны, под впечатлением от предшествующего самоосуж­дения (и под воздействием других мотивов защиты) женщина будет тормозить актуализи­рующееся побуждение, например, целенаправ­ленно исключать из своего репертуара просмотр эротических фильмов. Сталкиваясь при просмотре телевизионных передач и фильмов с сексуальными сценами, она сразу же будет переключать телевизор на другую программу. Мы видим, что она оказывается в психологи­ческой ситуации взаимодействия двух сублич­ностей, одна из которых готова разрешить, а другая, наоборот, запретить что-то. Когда одна часть ЭГО разрешает, а другая запрещает, ре­гуляция возможна в рамках целостного Я.

Саморегуляция Осуществляется в плоско­сти Я – Другой. При этом другой может быть интернализованным другим или реальным дру­гим. В первом случае саморегуляция приобре­тает форму самооовладения, т. е. преодоления в себе доминирования дистоничных сублично­стей, - всего того, что человек воспринимает чужим в самом себе. Вторая сторона самокон­троля лежит в плоскости регуляции межлично­стных отношений.

"После того как я запрещаю себе сексуаль­ные искушения, - Продолжает наша пациентка, - Мне приходится тщательно отслеживать свое поведение, чтобы я не засматривалась на прохо­дящих мужчин и вовремя давала им отпор, когда они пытаются со мной познакомиться".

Итак, сначала мы рассмотрели общую мотивационную регуляцию, затем выделили мотивацию реализации и, наконец, подчеркну­ли многоуровневость регуляции и контроля.