Книги по психологии

16.1 Понятие Я
Т - Трансформация личности

Понятие Я используется нами в нескольких, не совпадающих друг с другом значениях, что указывает скорее на многообразие данного феномена, чем на отсутствие терминологичес­кого единообразия.

1. В первом своем значении Я - это Часть Личности, Ее структурный компонент, являю­щийся носителем психических функций, меха­низмов защиты, системы преодоления. В том числе, это есть психологическая организация личности, выполняющая регулирующую, кон­тролирующую функцию и поддерживающая кон­такт с внешней и внутренней реальностью. В этом значении Я можно назвать ЭГО; таким образом понимаемое Я будет соответствовать, например, одной из субструктур в структурной теории З. Фрейда, существующей наряду с пси­хическими инстанциями ОНО и Супер-ЭГО.

2. Во-вторых, говоря о Я, мы имеем в виду Целостность, Тотальность человеческой личности, включающую в себя отдельные части, образующие - Субличности. Отождествление понимаемого, таким образом Я с личностью не должно вызывать удивления, ведь первоначальной точкой отсчета мы взяли личность человека, которая рассматривается в его внутренней системе координат, а не с точки зрения внешнего наблюдателя, как это распространено в психологии. Сторонний наблюдатель видит личность чаще всего лишь как совокупность, созвездие черт или отношений, а не как другое Я в его целостности. Понимание Я как целостности личности ухватывает два важных явления: 1) связь личности с отдельными субличностями, например, взаимодействие Я с ЭГО через отдельные Я-опыты и 2) связь Я с другими, когда другой рассматривается в мире личности, моего мира (последняя трактовка реализована в теории объектных отношений).

3. Третье значение Я образуется трактовкой его как Самоидентичности, Ядра личности, кристаллизованного Я, характеризующего непрерывность личности, ее самотождественность и устойчивость. Здесь связь Я-самоидентичности с эндоличностью проглядывается даже без специального обоснования.

4. Я как модификационно-манифестационный слой личности, находящийся в непрерывном процессе ситуационно-специфических преобразований, составляет четвертое значение понятия Я (совпадает с экзоличностью).

5. И, наконец, последний аспект нашей дифференциации Я обозначим Самостью. Самость - это самобытная целостность личности, переживаемая человеком самим собой в отличие от других людей и в отличие от отдельных проявлений своей личности. Самость имеет много различных аспектов, но следующие три являются наиболее существенными: 1) СвязуЮщая самость - главная связующая организующая инстанция личности, наделяющая личность высшим единством; 2) Поляризующая Самость - психическая организация личности, структурирующая, конденсирующая отдельные ее проявления; 3) Центрирующая самость (сам) - Психическая организация, выполняющая функцию центрирования, являющаяся центром личности, вокруг которой организуются, движутся другие составляющие личности.

Разные значения понятия Я ни в коей мере нельзя сводить к одному, потому что они рас­крывают разные аспекты личности. Например, как мы уже отмечали, самоидентичность соот­ветствует эндоличности. Такая трактовка связи между этими двумя понятиями углубляет наше понимание эндоличности как многомерной устойчивой иерархии связей, отмежевываясь, тем самым, от возможной ее трактовки как врож­денной праструктуры, разворачивающейся в ходе развития, или неизменной структуры, на кото­рую наслаивается прижизненный опыт.

Нужно отдавать себе отчет в том, что понятие Я шире понятия самоидентичности, ибо включает в себя, кроме последнего, измен­чивые, прерывные, модификационно-манифестационные аспекты личности. Формально это можно выразить так: Самоидентичность = Эндоличностъ, А Я = эндоличность © ЭкзоличНостъ, Где © означает конъюнкцию, = означает тождество.

Несколько слов скажем о Супер-Эго. Супер-Эго тоже является интернализованным другим, но как внутренняя инстанция, замеща­ющая родительский авторитет, продолжает быть интро-другим, а не ассимилированным содер­жанием самого себя. Поэтому для Я Супер-Эго может явиться в образе чужого, опасного, на­казывающего существа из своего же внутрен­него мира.

Теперь давайте попытаемся связать са­мость и ЭГО, с одной стороны, и эндоличность и экзоличность, с другой. Для этого установим следующие соотношения: самость примем в виде ядра центра эндоличности, а ЭГО - в виде центра экзоличности. Из этой концептуальной схемы следует, что самость не только связы­вает, центрирует психические содержания личности (что дано в переживании целостно­сти), а задает также основные направления организации ЭГО и других субличностей.

После того как мы установили самость в центре эндоличности, у нас появился новый, требующий разъяснения вопрос: является ли сама самость устойчивой, стабильной структу­рой, как это должно было бы следовать из-за ее размещенности в пространстве эндолично­сти, или она изменчива и трансформируется? Ответим на него через рассмотрение изменения самости путем трансфигурационной и модификационной (конфигурационной) трансформаций. Первая из них касается собственно становления самости (образования зрелой целостности), что предполагает отличие некого исходного первич­ного состояния самости, назовем его Прасамостъю, От зрелого состояния, которое обычно и называют самостью33. Прасамость, первоначаль­но существующая как неустойчивая психичес­кая организация, формируется, усиливается, развивается путем трансфигурационной (онто­генетической) трансформации; а модификационная трансформация, применительно к самости, обозначает поверхностные, вторичные из­менения самости, не затрагивающие ее базис­ную структуру.

Более тщательный анализ показывает, что ни одно из этих двух преобразований не ухва­тывает факт самотрансценденции личности, свя­занный с актуализацией самости в личности. Поэтому ниже мы специально проанализируем развитие личности, выходящее за пределы соб­ственно роста и созревания, и построим клас­сификацию трансформаций самости. Необходи­мо четко отличать два аспекта самоактуализа­ции, или два направления индивидуации лич­ности. Первое направление соответствует раз­витию прасамости, исходом которой является становление зрелой завершенной самости. Вто­рое направление касается развития личности, идущей к самости как к некой зрелой психо­логической организации, выполняющей функ­цию своеобразной сверх-цели развития лично­сти. Эти два аспекта развития самости необхо­димо рассматривать в единстве, тогда как Х. Кохутом был, скорее, разработан первый - каузаль­ный подход, а К. Юнгом - второй, целевой.

Здесь целесообразно поставить вопрос: су­ществуют ли вообще процессы трансформации уже оформившейся самости? Для ответа на этот вопрос укажем, что для оформившейся, или достигшей зрелости, самости характерно сущ­ностное свойство непрерывности. Только бу­дучи непрерывной, самость может быть цело 16.1 Понятие Я 16.1 Понятие ЯСтной и полной. Не являясь непрерывной, самость не может связывать личность в един­ство в своей работе.

Если это так, тогда у нас возникает сле­дующий вопрос: как сочетается непрерывность самости с процессом ее развития? Дабы не впасть в противоречие, мы должны предполо­жить существование трансфигурационнои транс­формации самости, сохраняющей ее инвариан­тность. Другими словами, это говорит о воз­можности структурных преобразований само­сти, не нарушающих ее целостности. Ядерные преобразования самости, определяющие трансценденцию личности, должны тогда происхо­дить при условии сохранения непрерывности, без разрывов и фрагментации психической организации. При этом самость, являющаяся интегрированной целостностью, в самой себе отрицает свою целостность, подвергаясь дез­интеграции.

________________________________________

33 Ценные идеи, касающиеся предпосылок развития человеческого Я, имеются во взглядах М. Фордхама о первичной самости (об интеграции и дезинтеграции, адаптации и адаптировании, и др.) (Fordham, 1985), а еще раньше Д. Винникотта, предположившего существование у ребенка некого первоначального несформированного ЭГО (Winnicott, 1965).

Отметим очень важный отличительный мо­мент этого трансформационного процесса: дез­интеграция, совершающаяся в условиях сохра­нения непрерывности, сама ведет к интеграции. Таким образом, мы получаем здесь особую Интегрирующую дезинтеграцию, начальная ста­дия которой есть относительная утрата предше­ствующей целостности, переходящей в состоя­ние обретения более высшей интеграции. Вот в такой форме мы и встречаемся с онтизирующей функцией деонтизации: деонтизация превращает сущее в ничто, чтобы на этом "пустом месте" вырастить новое сущее.

Связывая различные аспекты нашего рас­суждения, мы можем сделать следующее обоб­щение. Самость, основной характеристикой ко­торой является интегрированность (целостность, связанность, единство, полнота и др.), где глав­ное - функция интегрирования отдельных час­тей личности в единство, сама может подвер­гаться дезинтеграции. Однако дезинтеграция в данном случае (мы ее обозначили интегриру­ющей дезинтеграцией) не ведет к фрагмента­ции, а характеризует транзитное состояние лич­ности, направленное на достижение более высшего единства. В терминах работы транс­формации мы можем сказать, что интегриру­ющая дезинтеграция приводит к образованию Самости-транзитора, Т. е. переходного транс­формационного состояния самости.

Итак, мы рассмотрели дезинтеграцию са­мости, сохраняющую ее непрерывность. Однако имеется еще другой вариант трансформации - дезинтеграция самости, нарушающая ее непре­рывность. Для анализа данного феномена нам необходимо включить его в концептуальную схему нашего рассуждения, определив там ему подобающее место. Давайте сначала посмо­трим, какой пласт психологической реальности поднимает подлежащее нашему изучению явле­ние. Первое, что бросается в глаза при рассмо­трении названного феномена, - это разрыв связей в психической организации личности и в ее отношениях с другими. В данном пункте анализа нам нужно приостановиться, чтобы из множества аспектов проблемы выбрать имен­но тот, который не только продолжает логику нашего рассуждения, но и соответствует реаль­ным связям изучаемых психических содержа­ний. Обнаруживается, что адекватный аспект проблемы лежит в плоскости, заданной двумя связанными друг с другом вопросами, Первый вопрос касается психологических коллизий личности, возникающих из-за недостижения самостью в процессе развития некого нор­мального или идеального качества, которое выше было названо нами Связующей само­Стью. Второй вопрос затрагивает то, как це­лостность самости разрушается под влиянием внутренних и/или внешних воздействий. Фе­номен, образующийся в плоскости связывания этих двух вопросов, уже встречался нам под названием полипизация, или фрагментация личности.

Теперь, с учетом выявленных моментов, целесообразно выделить следующие три вида фрагментации личности, характеризующие про­цессы "разрывающей" (самость) дезинтегра­ции или дезорганизации: 1) фрагментация, вызванная чрезмерным, однобоким развитием отдельного аспекта самости; 2) фрагментация, возникшая из-за задержки развития связующей самости, приводящая к неэффективности реализации принципа связывания в работе са­мости; 3) травмирование самости под воздей­ствием психологической травмы или нарцистического стресса (травмофрагментация).

Первое, что бросается в глаза при наблю­дении за фрагментированной личностью - это разорванность ее связей с другими. В какой мере самость как многомерная связь распада­ется на отдельные связи, в такой же мере исчезают ее связи с миром и окружающими людьми. При этом расстраиваются не только актуальные связи с миром, и происходит от­чуждение личности от реальности и других, но также подвергаются трансформации интернализованные другие (обозначенные нами как интро-другие). Интро-другой - Это другой в Я, т. е. не реальный другой, а интернализованный другой, в плоскости связей с которым проис­ходит работа самости.

С учетом различных аспектов связи Я - другой в личности мы можем выделить следу­ющие образующие другого в Я, т. е. интро-другого: 1) интроект - интернализованный объект (другой), рассматриваемый в плане мотивационных привязанностей личности; 2) само­объект (селф-объект у Х. Кохута), т. е. репрезен­тация другого, входящая в систему "другой-поляризация" в структуре личности; 3) система "не-Я", т. е. все то, что создает чужого в себе.

В заключение для разъяснения процессов образования не-Я дадим психоаналитическую трактовку дифференциации ЭГО и не-ЭГО. Первоначально у младенца, как уже отмеча­лось, ЭГО не отделено от внешнего мира (не-ЭГО): он не отличает себя от источников внешней стимуляции, оказывающих на него воздействие. Этой неотделенности ЭГО от внешнего мира соответствует некое универ­сальное, тотальное переживание безгранично­сти, бескрайности - "океаническое чувство" (З. Фрейд), которое может позже обрабатывать­ся в различные интеллектуальные конструк­ции, описывающие связи душевной жизни человека с мировым целым и т. д.

Первоначально дифференциация ЭГО и не-ЭГО осуществляется на основе различения внешней и внутренней стимуляции путем ис­пользования моторных акций. Внешним вос­принимается то, что изменяется благодаря Соб­ственной активности (появляется, исчезает, из­меняется), а внутренним - источники постоян­ной стимуляции, не подвергающиеся варьиро­ванию с помощью моторных акций. Действие принципа удовольствия на данном этапе психи­ческой организации заключается в оральной инкорпорации объекта - частичного объекта. Материнская грудь интроецируется ребенком в структуру ЭГО и принимается им как часть самого себя. Противопоставление ЭГО и внеш­него объекта первоначально происходит при восприятии материнской груди как объекта, на который можно воздействовать своей активно­стью (криком, плачем и т. д.).

Дальнейший шаг по выделению ЭГО из массы ощущений происходит на основе пере­живания боли и неудовольствия. Ребенок интроецирует все объекты, доставляющие удо­вольствие, и проецирует (отстраняет от себя) во вне все источники внутреннего неудовольствия. Таким образом, часть внешнего мира, достав­ляющая удовольствие, включается в ЭГО, а часть внутреннего мира, доставляющая неудо­вольствие, устраняется во внешний мир.

Границей между ЭГО и не-ЭГО становит­ся принцип удовольствия - неудовольствия: все то, что доставляет удовольствие, - это ЭГО, а то, что доставляет неудовольствие, - это внеш­ний чуждый мир. Подобная дифференциация разрушается и корректируется на основе опыта и психической активности. Ребенок обнаружи­вает, что неудовольствие может иметь внутрен­нюю локализацию, в то время как то, что приносит удовольствие, может относиться ко внешнему миру. Принцип реальности начинает градуально заменять принцип удовольствия. Формирование механизма испытания реально­сти позволяет ребенку отличать галлюцинатор­ное осуществление желания, характерное для него первоначально, от реального удовлетворе­ния потребностей.