Книги по психологии

ГЛАВА VII РАБОТА ЛИЧНОСТИ
Т - Трансформация личности

В ходе проводимого нами психологическо­го анализа проблемы психотрансформации лич­ности мы неоднократно, хотя и вскользь, за­трагивали вопрос работы личности. Теперь, для углубления нашего понимания этого феномена, мы рассмотрим его более подробно и тщатель­но в концептуальной плоскости введенного нами принципа связывания. Соответствие между принципом связывания и работой личности не говорит об их отождествлении, а дает нам возможность ухватить основополагающее свой­ство личности - созидание единства многооб­разия. В работе личности, собственно говоря, находит свое продолжение и дальнейшее раз­витие работа принципа связывания. В свете этого исходного теоретического пункта мы дадим следующее предварительное определе­ние: Работа личности - это жизненные Про ГЛАВА VII РАБОТА ЛИЧНОСТИЦессы, в которых происходит становление личности как самоидентичности, как един­ства многообразных связей, как целостности, выполняющей связующую, управляющую, регу­лирующую функцию. А если совсем кратко: Работа личности есть бытие связывания.

Для конкретной операционализации поня­тия работы личности поставим, прежде всего, вопрос: в связи с чем возникает его необхо­димость? С первого взгляда создается впечат­ление, что в теоретическом плане необходимо­сти в таком понятии как будто не существует хотя бы по той простой причине, что в оте­чественной психологии личность и без этого рассматривается в деятельности как ее субъект (А. Н.Леонтьев, С. Л.Рубинштейн, Б. Г.Ананьев и др.). Зачем же тогда множить понятия, говоря о личности как о работе личности, и создавать тем самым почву для всевозможных заблужде­ний и путаниц? Однако на самом деле все обстоит не так просто, как это кажется. В действительности, понятие работы личности не только позволит нам преодолеть заблужде­ния (а не множить их), но и разрешить фун­даментальную проблему связи личности и дея­тельности.

Теперь, для ответа на поставленный нами вопрос о необходимости введения понятия ра­боты личности, выделим два ключевых момен­та: во-первых, укажем на существование теоре­тического противоречия между трактовкой личности как субъекта, внутреннего момента дея­тельности, с одной стороны, и пониманием личности как иерархической целостности, с другой; во-вторых, отметим существование онтологического противоречия между двумя формами бытия человека: деятельностного бытия личности (существования в пределах одной связи, одномерного существования) и между-деятельностного бытия личности (мно­гомерного существования), т. е. противоречие между одномерным и многомерным существо­ванием личности22.

Между тем, разрешение теоретического противоречия в психологии личности и реаль­ного противоречия в бытии личности возмож­но не за счет устранения одного из двух аспек­тов, создающих проблему (отклоненная часть обязательно вернется в трансфомированном виде), а путем поиска такого единства, в гра­ницах которого обе стороны были бы гармонич­но связаны между собой. Снова вернемся к основному вопросу: как возможна отдельная личность в виде единства многообразных свя­зей человека? Собственно говоря, из проведен­ного нами психологического анализа личности уже можно дать предварительный ответ: лич­ность возможна как работа личности.

Понятие работы личности, в свою оче­редь, подводит нас к вопросу о двух уровнях личности (или о двух субличностях): 1) Лично­Сти как субъекте деятельности И 2) личности Как самоидентичности23. Собственно говоря, главная предпосылка введения понятия работы личности отчасти состоит в признании суще­ствования двойственности личности, а следу­ющее за этим концептуальное оформление по­нятия работы личности позволяет более содер­жательно прояснить выделенные уровни. В связи с тем, что работа личности теоретически свя­зывает два концептуальных аспекта личности и задает онтологическое основание для развития ее целостности, следующим шагом нашего анализа мы сделаем рассмотрение многообра­зия связей человека с миром.

Многообразие связей. Что представляет собой это многообразие? Для ответа на этот вопрос сначала рассмотрим феномен связи. Каждая связь задает, точнее, соответствует оп­ределенному жизненному отношению человека к миру. Так, например, каждому мотиву соот­ветствует определенное жизненное отношение личности к ее окружению. Когда такая связь или отношение начинает актуализироваться, т. е. переходит от своего потенциального состояния в актуально действующее, она открывается нам со стороны той деятельности, в которой нахо­дит свое осуществление. Этот процесс имеет определенную аналогию с процессом трансфор­мации мотива в мотивацию. Онтологический анализ связи (или отношения) личности и со­стоит, отчасти, в анализе процессов деятельно­сти, вот почему А. Н.Леонтьев отстаивал идею о деятельности как об основании личности, продолжая в то же время опираться на маркси­стское учение о человеке как об ансамбле общественных отношений. Человек многооб­разно связан с миром, и в своих привязанно­стях он деятелен. Именно это многообразие связей с миром и подлежит организации в единство в ходе связующей, организующей работы личности.

SHAPE \* MERGEFORMAT ГЛАВА VII РАБОТА ЛИЧНОСТИ 22 "Перескакивание" личности из одной деятельности в другую лишь создает отрывочное существование, но не

Преодолевает одномерности ее бытия.

23 Дифференциация личности на эндоличность и экзоличность обнаруживается теперь на указанных двух уров­нях личности. Эндоличность соответствует самоидентич­ности (многомерной личности), а экзоличность - личности как субъекту деятельности.

Однако необходимость работы по самоор­ганизации появляется не только по причине множественности образующих личности, но так­же из-за возникающих в ходе жизненного про­цесса пересечений между ними. Внешний мир нередко вовлекает человека в пересекающиеся друг с другом связи и отношения. Но человек не может организовать их в слаженную систему соподчинения без того, чтобы они не "прело­мились" через его психическую организацию и не завязались в работе его личности. Таким образом, бытие человека, предстающее перед нами в виде многообразия пересекающихся связей и отношений, настоятельно требует су­ществования процессов личности, связыва­ющих это многообразие в единство. Без нали­чия бытия связывания связей человека с миром он не представлял бы собой личность, а его существование не выходило бы за пределы жизни биологического существа.

На настоящем этапе психологического ана­лиза мы должны отдавать себе отчет в том, что понятие работы личности вводит в рассмотре­ние особую психологическую организацию -Многомерную личность (или кристаллизо­Ванное Я), Существование которой протекает в многообразии связей.

Однако анализ личности как многомерного образования не является единственной теорети­ческой возможностью, имеющейся в нашем распоряжении. Есть и другой вариант, когда личность изучается в плоскости отдельно взя­той связи, отношения, деятельности или моти­ва. Эта, теоретически допустимая, но онтоло­гически недостаточная "возможность" адекват­на лишь в определенных узких пределах одно­мерного бытия - монодеятельности, за грани­цами которой она теряет свою истинность. Подобная теоретическая схема становится воз­можной благодаря тому, что в работе личности происходит самосвязывание, объединение от­дельных психологических образующих - свя­зей, каждая из которых, взятая по отдельности со стороны деятельности, может быть рассмот­рена как основание для изолированного суще­ствования личности. Этот уровень личности, существующий в отдельно взятой деятельности, и раскрывается в психологической теории деятельности через понятие личности как субъекта деятельности, ее внутреннего момен­та (Леонтьев, 1983, т. П).

Сделав этот вывод, мы вернулись к тео­ретическому пункту, от которого наш анализ личности отткалкивался как от исходного. Об­суждая этот момент, мы зафиксировали наличие теоретической проблемы, вызванной онтологи­ческой двойственностью личности. Теперь, ре­зюмируя ее обсуждение, выдвинем следующий важный тезис: в учении А. Н.Леонтьева суще­ствуют две теории личности, одна из которых операционализирует личность в пределах от­дельной деятельности, а другая рассматривает ее в пространстве связей деятельностей. Это противоречие вызвано не теоретическим за­блуждением, а концептуальным отражением дей­ствительно существующего онтологического противоречия. Наличие в психологической тео­рии деятельности двух взглядов на личность настолько очевидно, что вызывает удивление, почему это до сих пор игнорируется. Не мень­шее удивление вызывает и то, что как критики, так и сторонники теории деятельности выделя­ют в ней, главным образом, лишь один из аспектов личности - личности как субъекта деятельности, и сосредотачивают на нем весь свой теоретический интерес, оспаривая и/или обосновывая его. При этом выставляются аргу­менты, суть которых образно можно выразить следующими высказываниями: "личность не умещается в деятельности", "личность непол­ноценна как субъект", "субъект неполноценно рассмотрен как личность" и т. д.

Не вдаваясь в подробности обсуждения хорошо известных в литературе дискуссий по этому вопросу, сделаем лишь одно замечание. Для преодоления действительно существующе­го противоречия одни авторы пытаются "доразвить" представление о личности как о субъекте деятельности (К. А.Абульханова-Слав-ская, А. Г.Асмолов и др.), а другие предлагают ввести дополнительные измерения, отражаю­щие новые грани личности (Б. С.Братусь и др.).

Так, не соглашаясь с абсолютизацией зна­чения категории деятельности, ряд авторов от­стаивает идею об особом "внедеятельностном" бытии личности. При этом они выводят за пределы деятельности разные факторы: сферу общения (Ломов, 1975), совесть (Огурцов, Юдин, 1972), личность в целом (Абульханова-Славская, 1980). К. А.Абульханова-Славская считает, что "психологию личности нельзя вывести из деятельности, состоящей из опре­деленных видов или операций, с одной сторо­ны, и в такой же мере нельзя отождествить активность личности с осуществляемой ее деятельностью, с другой" (Абульханова-Славская, 1980, с. 180). Б. Г.Ананьев отличает понятие субъекта деятельности от понятия личности, считая, что первое определяется видами дея­тельности, а второе - общественными отноше­ниями (Ананьев, 1968). Неправомерность све­дения личности к деятельности отстаивается также Б. С.Братусем: "Да, личность проявляет и формирует себя через деятельность, у нее нет, по сути, других путей формирования и реали­зации себя. Но она не сводится, не растворя­ется без остатка в любой из форм этой реали­зации, не сливается полностью и безраздельно с субъектом деятельности, а составляет особое, системное, прямо не сводимое к деятельности и прямо не выводимое из деятельности обра­зование, существенной характеристикой кото­рого является нравственно-ценностное (или цен­ностно-смысловое) отношение к происходяще­му" (Братусь, 1988, с. 123).

В то же самое время важность изучения проявлений индивидуальности личности в про­екции личности как субъекта деятельности обо­сновывает А. Г.Асмолов: "Чтобы понять законо­мерности развития индивидуальности личности, необходимо проделать движение в направлении от личности к деятельности и увидеть личность еще в одной проекции - "личность как субъект деятельности" (Асмолов, 1990, с.308).

Признавая важность представленных под­ходов к изучению личности, мы сформулируем тезис, который определит дальнейшее направ­ление психологического анализа проблемы личности в этой книге. Итак, психологический анализ личности как субъекта деятельности вполне правомерен, продуктивен, даже необхо­дим, но недостаточен; его надо развить и свя­зать с анализом личности как самоидентично­сти. Общей концептуальной платформой, на которой возможно осуществить психологичес­кий синтез двух вышеобозначенных сторон личности, является предложенное нами пред­ставление о работе личности. С ним связано общетеоретическое положение, которое ляжет в основу разрабатываемого нами подхода: Лич­ность и имманентна деятельности, и трансЦендентна ей.