Книги по психологии

19.1 Психотерапевтичесая ситуация
Т - Трансформация личности

Психотерапевтическая ситуация – это жиз­ненная ситуация встречи двух людей, у одного из которых имеется проблема, но отсутствует возможность ее разрешения, а у другого отсут­ствует подобная проблема, но имеется возмож­ность содействовать в ее разрешении. В данном случае нами приведено метапсихологическое определение психотерапевтической ситуации (ПС), не зависящее от применяемого психоте­рапевтического подхода. Теперь осветим неко­торые важные ее стороны, признаки, или харак­теристики.

Во-первых, ПС – это жизненная ситуация, т. е. особый мир, в котором действуют свои законы, нормы, ценности, правила, запреты. Рассмотрев ПС как социокультурный феномен, мы обнаружим, что свой вклад в его становле­ние внесли различные явления: медицина, зна­харство, магическая практика, религиозная исповедь, воспитание, обучение и т. д. Много­образие феноменов, детерминировавших ста­новление ПС как особой человеческой ситуа­ции, рождает порой самые курьезные конфигу­рации человеческого существования: человек может жить в "мирах-химерах", где он устанав­ливает связь с иноземными цивилизациями, анализирует карму, снимает родовую порчу, занимается медитацией и т. д. Для того, чтобы психотерапия стала способом освобождения личности от "иррациональностей", а не новым трюком для вовлечения человека в "миры-хи­меры", ПС должна быть подлинной человечной ситуацией, дающей возможность человеку акту­ализировать свои личностные потенциалы.

Во-вторых, ПС связана, и не в последнюю очередь, с личностью клиента (пациента). И то, что "конституирует" клиента, т. е. формирует у человека мотивацию поиска психотерапевтической помощи, можно разделить на четыре составляющие. Первая Составляющая заключа­ется в том, что клиент имеет проблему, которая коренится в проблематичности его личности. У него возникают жизненные коллизии, он испы­тывает стресс, мучается от всевозможных рас­стройств, болезней, неврозов, психозов и т. д. Вторая Составляющая состоит в том, что кли­ент обнаруживает свою неспособность спра­виться со своей жизненной ситуацией и разре­шить самостоятельно свою проблему, истоки которой находятся в глубинах его личности. У клиента, таким образом, отмечается жизненная несостоятельность. Третья Составляющая со­стоит в том, что клиент обращается за помо­щью. Острота проблемы и неспособность само­стоятельно с ней справиться доходит до того состояния, что клиент принимает решение, сам и/или под воздействием окружающих, обра­титься за психологической помощью. И, нако­нец, Четвертая Составляющая формирования мотивации поиска психотерапевтической помо­щи заключается в том, что клиент, обратившись за помощью, формулирует запрос, коренящийся в его действительной проблеме и направленный на достижение определенной жизненной цели. Запрос имеет причины и цели, которые друг с другом тесно переплетены.

Итак, у человека возникает Проблема. Об­наружив свою Неспособность С ней справиться, он решает обратиться за Помощью. И, обратившись за помощью, он предъявляет Запрос. Про­блема, неспособность, помощь, запрос – четыре важных характеристики того процесса, который превращает индивида в клиента психотерапии.

Присутствие всех четырех отмеченных ас­пектов является необходимым условием, чтобы встреча состоялась. Дело в том, что существо­вание человека вообще является проблематич­ным. Поэтому простое наличие проблемы еще не создает у человека готовности к психотера­пии: не все, кто имеет проблемы, обращаются за психотерапевтической помощью. Даже когда индивид сознает проблематичность своего су­ществования и видит свою неспособность спра­виться с проблемами, это еще не означает, что он обязательно обратится за помощью. Моти­вация обращения за помощью должна пройти через стадию принятия решения, в ходе кото­рой преодолевается чувство нарцистической ущемленности, страх утраты самостоятельно­сти, независимости, боязнь вмешательства в свою личность, тенденция избегания ситуации реактивации вытесненных побуждений и откло­няемой реальности и др. Воспринимая пробле­му, переживая свою неспособность с ней спра­виться и приняв решение обратиться за помо­щью, индивид должен выразить запрос, и тогда он обращается к психотерапевту.

Запрос – это интенциональность, выраста­ющая из мотивации личности пациента. Моти­вация, на которой основывается запрос, складывается из разных источников: мотивации по­мощи, мотивации преодоления и т. д. (Магомед-Эминов, 1989)[19]. В структуре запроса целесооб­разно выделить четыре основных компонента: 1) жалоба – пациент жалуется на свою жизнь, сетует на свою судьбу, говорит о своих невзго­дах, страдает от симптомов; 2) Уязвимость – пациент, испытывая свою уязвимость, предель­но насторожен и хочет узнать свою судьбу, если даже прямо не говорит об этом: "пройдет ли это", "закончится ли все хорошо", "нормаль­ный ли я человек", - спрашивает он в таких случаях; 3) Беспомощность – он испытывает чувство беспомощности (порой глубоко скры­тое) и страстно хочет, чтобы ему протянули руку помощи; 4) Бессилие – он утрачивает способность контролировать самого себя. Предъявляемая клиентом жалоба составляет лишь "верхушку айсберга" его проблемы, и запрос – это точка соприкосновения между пациентом и психотерапевтом, а также то, что делает возможным встречу.

В-третьих, еще одним важным моментом ПС является полюс психотерапевта. Как стано­вится ясно из нашего рассуждения, ПС изна­чально имеет два полюса: полюс пациента и полюс психотерапевта. Эти полюсы образуются позициями, занятыми людьми в соответствии с ситуацией их существования[20]. Психотерапевти­ческий полюс ПС мы раскроем через описание следующих аспектов позиции: 1) тот, кто зани­мает позицию психотерапевта, должен Обла­Дать компетентностью, Т. е. умением содей­ствовать решению проблем клиента; 2) в соот­ветствии с имеющимися у него возможностями он Предлагает помощь другому В решении его проблемы (или проблематичности) личности; 3) у него Не имеется, По крайней мере, тех Проблем, Решению которых он пытается содей­ствовать; 4) в своей работе он действительно содействует Разрешению запроса И последую­щим его Трансформациям.

В заключение перечислим основные составляющие общей структуры психотерапевти­ческой ситуации. ПС включает в себя: 1) па­циента – человека, предъявляющего запрос о помощи; 2) психотерапевта – человека, удовлет­воряющего запрос; 3) проблему – то, в чем коренится запрос и что является исходным пунктом работы трансформации; 4) проблема­тичность личности – трансформационный ба­зис личности, детерминирующий ее проблемы; 5) отношения – интернализованные и межлич­ностные отношения (инфантильные и зрелые), которые трансформируются в совместной рабо­те психотерапевта и клиента; 6) работу - совме­стную работу пациента и психотерапевта, вклю­чающую в себя работу личности пациента и работу личности психотерапевта и состоящую из различных видов работы, в том числе ин­фантильной и зрелой; 7) место – особое пси­хологическое пространство, отличное от физи­ческой обстановки, в создание которого вносит свой вклад как пациент, так и психотерапевт; 8) темпоральный аспект – все то, что касается фактора ориентации во времени, актуализации опыта, трансформации прошлого, вторжения будущего в настоящее и т. д.; 9) трансформацию личности пациента как результат психотерапев­тической работы.

Психотерапевтическая сверхзадача. Она состоит в создании условий для трансфор­мации личности пациента, происходящей в работе его личности. Постановка подобной задачи основана на: 1) предположении о том, что действительные источники психологичес­ких коллизий человека коренятся в его лично­сти, т. е. в определенной, неэффективной кон­фигурации ее структуры; 2) представлении о личности как о наиболее мощном "инструмен­те" решения собственных проблем.

Однако не всякая трансформация лично­сти удовлетворяет сверхзадачу, а только такая, которая формирует эффективную конфигурацию структуры личности. Последняя обязательно включает в себя преодоление задержки разви­тия, порождающей проблему, и актуализацию определенных не задействованных до сих пор сторон личности.

Бинарная структура личности. Соот­ношение в личности двух частей: зрелой и незрелой, а в клинических терминах - "здоро­вой" и "больной", имеет основополагающее значение для психотерапевтической работы. Незрелая часть – образное обозначение суб­структуры личности, состоящей из инфантиль­ной структуры и/или дезорганизованной струк­туры. Инфантильная структура Характеризует­ся задержкой развития, включающей в себя три основных типа задержек: 1) Гипозадержки – вызываются недоразвитием функции и структу­ры; в структуре личности им соответствуют зоны гипозадержек; 2) Гиперзадержки - вызы­ваются задержкой развития из-за сверхразвития определенной функции и структуры; 3) Задерж­Ки-утраты – вызываются выпадением опреде­ленной функции, структуры, связи или объекта. Дезорганизованная структура – структура, ут­ратившая связанность, целостность из-за трав­мирующего воздействия. Теперь, с учетом вы­сказанных соображений, мы можем сказать, что неэффективная конфигурация структуры лично­сти создается инфантильными трансформаци­ями и травмотрансформациями личности, т. е. незрелыми зонами личности и ее дезорганизо­ванными зонами. Здесь мы основываемся на положении о том, что психологическая травма дезорганизует личностную структуру, а не под­вергает ее регрессии, как это происходит при типичных неврозах.

Различия между пациентом и психотера­певтом также можно выразить в терминах пред­ложенной нами бинарной структуры личности: пациент – это человек, в структуре личности которого инфантильная часть преобладает над зрелой; а психотерапевт - это тот, у кого зрелая часть должна, напротив, преобладать над ин­фантильной.

Если мы обозначим инфантильную лич­ность термином (ИЛ), а зрелую личность – термином (ЗЛ), то сможем выразить следу­ющие формальные соотношения: соотношение ЗЛ/ИЛ >> 1 отражает личность психотерапев­та, а соотношение ЗЛ/ИЛ < 1 подходит для личности пациента.

Если у психотерапевта ЗЛ/ИЛ ≤ 1, то в психотерапевтической ситуации мы будем иметь общение двух больных и/или незрелых людей, каждый из которых занят решением своей соб­ственной проблемы. Психотерапевт с подобной конфигурацией личности не только реагирует регрессивными отношениями (в терминах пси­хоанализа – контртрансференцией) на инфан­тильные (трансферентные) проявления пациен­та, но и сам энергично проявляет трансферентные отношения, вовлекая в них пациента. В результате создается симбиотическая диада: каждый использует другого в качестве "косты­ля" (опоры), а также – для отыгрывания соб­ственных конфликтных сценариев.

Пример. Приведем в качестве иллюстра­ции рассмотренной бинарной структуры лично­сти следующий пример, взятый из психотерапев­тического интервью. "Когда я нахожусь с Вами, То имеются два разных субъекта, а без Вас - один Слитный", - Говорит пациентка психотерапевту, имея в виду именно две субличности: зрелую личность и инфантильную личность. Вот как она описывает эти два своих Я, явно объекти­вирующихся в психотерапевтической ситуации:

"Вот лежу высокомерная, ленивая, не умеющая ждать, желающая добиться детских прихотей, чтобы мне дали то, что Я хочу сейчас, и неза­медлительно, чтобы жалели, хвалили, постоянно уделяли внимание... Хотя я понимаю, - добавляет она, ссылаясь на свое Я, имея в виду другую зрелую часть личности, - что мне не нужно все это внимание. И ждать я умею... ".

Еще более конкретно и определенно она говорит о двух Я в следующем фрагменте беседы:

"Первое Я – это здоровая, сильная, разумная Я, та, кто с Вами говорит. Второе Я – это истерик во мне, с которым не могу справиться. Оно объеди­няет в себе все мои отрицательные, мерзкие мысли, качества. Оно побуждает меня к плохому... Когда я чувствую напряжение, внутри меня борются два этих существа".

Актуализация двух Я наиболее явно про­исходит в психотерапевтической ситуации, в то время как в обычной жизни они слиты. Их слитность не доставляет ей, однако, внутренней гармонии, которой она прежде обладала: "Я и мое нутро раньше жили дружно. Я была цельной, нераздвоенной ".

Имеется разница между прежним состоя­нием гармонии и нынешним состоянием невос­приятия диссоциации Я.

«Они соединяются, и я перестаю чувствовать разницу... Действую, как автомат. Помню только то, что касается данного момента. Вот я еду на машине. Мне надо все время контролировать себя. Разговариваю с собой, чтобы хоть как-то поддер­живать себя... "

Как мы уже говорили, психотерапия – это совместная работа, в которой сплетаются рабо­та личности пациента и работа личности пси­хотерапевта. Содержание и качество этой рабо­ты зависит, естественно, от развитости лично­сти. Работа, детерминированная инфантильной частью личности, есть Инфантильная работа Личности (включает в себя, например, работу невроза), а работа, детерминированная зрелой частью личности, есть Зрелая работа лично­сти. В психотерапевтической ситуации психотерапевт устанавливает отношения со зрелой частью личности пациента, чтобы преобразо­вать инфантильную работу его личности. В рабочем альянсе – совместной работе, объеди­няется зрелая часть психотерапевта со зрелой частью пациента для "борьбы" с инфантильной частью. На другом уровне – в рамках инфан­тильных отношений – разворачивается инфан­тильная работа личности пациента, фокусиро­ванная на личности психотерапевта. Являясь участником двух разноплановых отношений и двух видов совместных работ, психотерапевт должен выполнить свою терапевтическую зада­чу, которая приобретает теперь следующую форму: он должен содействовать замене инфан­тильной работы личности зрелой ее работой. А это возможно лишь путем преобразования ин­фантильной части личности пациента. Процесс преобразования личности пациента должен включать в себя как Проработку (термин З. Фрей­да), устраняющую инфантильную работу лично­сти, так и разработку (термин, введенный нами выше) новой зрелой работы личности.

Для более глубокого понимания работы личности в психотерапевтической ситуации нам необходимо ввести вспомогательную конструк­цию типологии реальностей, или миров суще­ствования личности. Она состоит из: 1) реаль­ного мира, 2) символическо-травматического мира и 3) транзитного мира.

Реальный мир – это реальность, т. е. действительныи мир действительного существова­ния человека. Реальность подразделяется на повседневный и неповседневный миры. В свою очередь, повседневность состоит из: 1) средней повседневности (мир обычной жизни), 2) верх­ней повседневности (интенсивность жизнен­ных содержаний), 3) нижней повседневности (инертность жизненных содержаний). Частично пациент, как и все другие люди, живет в этом реальном мире. Но, с другой стороны, он су­ществует в особом символическом мире симп­томов, болезни, задержек развития, фантазий, грез, псевдоконструкций, суррогатных замеще­ний реальности. Вместо реального, подлинного удовлетворения своих потребностей, человек получает замещающее, ненормальное, иллю­зорное удовлетворение, доставляющее ему, вме­сте с тем, сильное неудовольствие. Пациент не может полностью быть в реальности, он "при­вязан" к прошлому травматическому миру, и поэтому у него образуется неподлинный СимвоЛическо-травматический мир. Не все символи­ческие миры являются неподлинными, но у пациента мы имеем дело именно с неподлин­ным символическим миром, основанном на замене или отклонении реальности. Символическо-травматический мир – это мир подмены. Разделение мира на символический и ре­альный не задается принятой в психоанализе классификацией ЭГО на гедонистическое ЭГО (действующее по принципу удовольствия) и реалистическое ЭГО (исходящее из принципа реальности). Дело в том, что и реальный мир полон всякими удовольствиями, но весь вопрос в том: кто пользуется этими благами? Зрелый человек испытывает реальное удовольствие, а невротик - нет, он получает лишь суррогатное инфантильное удовлетворение.

Транзитный мир – Это переходный мир, через который пролегает дорога от символическо-травматического мира в реальный и наобо­рот. Каждый раз, когда пациент встречается в определенном Месте С психотерапевтом, они "перемещаются" в этот транзитный мир, в котором каждый из них ведет себя несколько иначе, чем в обычных мирах своего существо­вания. Психотерапевт на время оставляет ре­альность, чтобы прикоснуться к символическо-травматическому существованию пациента. Пациент, попав в Трансформационную зону (теменос) Психотерапии, вынужден в опреде­ленной мере идти навстречу реальности в лице психотерапевта и отношений, задаваемых им. Даже сам факт систематического прихода на сеансы уже дисциплинирует пациента, требуя от него структурирования своего времени. Тран­зитный мир психотерапевтического контакта – это особая реальность совместной трансформа­ционной работы. Каждый из ее участников решает в этой работе свою задачу. Пациент в своих самопроявлениях пытается включить психотерапевта в свой мир: работа его личности, главным образом, направлена на переме­щение психотерапевта из его реального мира в свой символический, т. к. психотерапевт приоб­ретает для него символическое значение, ста­новясь воплощением образов значимых фигур инфантильного опыта.

19.1 Психотерапевтичесая ситуация


Y


X


Работа личности психотерапевта

Зрелая работа личности пациента

Инфантильная работа личности пациента

Рис.26. Структура работы личности в психотерапев­тической ситуации. Личность психотерапевта комплемен­тарна личности пациента: в своей работе он содействует воссозданию утраченной (или неразвитой) связи между частями личности пациента, X – инфантильные незрелые отношения со стороны пациента, Y – зрелые отношения со стороны пациента, Z – конфликтные отношения между двумя частями личности пациента.

Психотерапевт же, напротив, дает пациен­ту возможность быть таким, какой он есть в своей Символической неподлинности (подлин­ность неподлинности), Пытаясь затем граду­ально, шаг за шагом, перемещать пациента в реальный мир. В то же время удвоенность личности пациента в психотерапевтической ситуации возрастает: зрелая субличность паци­ента пытается действовать согласованно с психотерапевтом, объединившись с ним в совмес­тной работе против работы, ведущейся его ин­фантильной частью. Работа личности психоте­рапевта опосредствует два вида процессов личности пациента: инфантильную (затормажи­вающую) работу личности и зрелую (развива­ющую) работу личности.

Опосредствующие структуры, складываю­щиеся в психотерапевтической ситуации, этим не ограничиваются. Транзитный мир также опосредствует перемещение, переход личности пациента из символического мира в мир ре­альности.

19.1 Психотерапевтичесая ситуация

Рис.27. Миры пациента, где X – символический мир, Y - реальный мир, Z – транзитный мир, А – дорога в реальность, закрытая пациенту, В – перемещение паци­ента в транзитный мир (трансформация невроза в новую форму – транзитный невроз), С – перемещение пациента из транзитного мира в реальность.

В символическом мире личность пациента заторможена, и он не способен, собственно говоря, испытывать радость, получать удоволь­ствие (тревоги преобладают над радостями). По мере перемещения в реальность пациент на­учается любить, работать, получать реальное подлинное удовольствие.

Транзитный невроз – дубликат реального невроза пациента, трансформированного в ус­ловиях транзитного мира психотерапевтичес­кой ситуации и центрированного на отношени­ях с фигурой психотерапевта. Психотерапевти­ческой работе подвергается, собственно говоря, не реальный невроз человека, а транзитный невроз, в котором реальный невроз находит свое конкретное воплощение с учетом конкрет­ных обстоятельств и отношений. Устранение транзитного невроза как бы "истощает" реаль­ный невроз, который, в свою очередь, утрачи­вает трансформационные возможности. Симп­томы буквально "зависают", утратив свои глу­бинные основания, и градуально устраняются.