Книги по психологии

КРАТКИЙ ОБЗОР РАБОТ ПО ГИПНОПЕДИИ
В - Ввод И ЗАКРЕПЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ В ПАМЯТИ ЧЕЛОВЕКА ВО ВРЕМЯ ЕСТЕСТВЕННОГО СНА

Краткому обзору истории развития гипнопедии по­священа претендующая на передовую статья Гюго Гернс - бэка об обучении во время сна, помещенная в американ - ском журнале «Радиоэлектроника»[9]. Отмечая, что гип­нопедия — наука не новая, что еще в древности различ­ные наставники нашептывали по ночам какие-то знания своим подопечным, Гюго Гернсбэк подчеркивает, что в Настоящее время она вновь возродилась после опублико­вания написанного им в 1911 г. фантастического расска­за «Ральф 124 С 41-Ъ» {рассказ опубликован отдельны­ми сериями в журнале «Modern Electrics»).

Как отмечается в этой же статье, журнал «Радионо­вости» за октябрь 1923 г. приводит сообщение старшего радиста ВМС США Дж. Н. Финея о проведенной рабо­те в Военно-морской тренировочной школе в Пенсаколе (Флорида) в 1922. г. Дж. Н. Финей утверждает, что


Слушатели этой военной школы успешно изучали конти­нентальный телеграфный код во время сна. Как иллюст­рацию к статье журнал помещает фотографию спящих людей, на головы которых надеты специальные шлемо­фоны с наушниками. Источником передачи информации служил проигрыватель, много раз воспроизводивший од­ну и ту же запись во время сна обучающихся.

Финей утверждает, что солдатам, отстающим в изу­чении телеграфного кода, благодаря использованию та­кого метода удалось добиться значительных успехов.

В эксперименте участвовало семнадцать доброволь­цев, показавших такие результаты на следующий день после его проведения: 1) один из них передал пять слов в пять раз быстрее, чем он это делал когда-либо рань­ше; 2) четыре человека передали три слова быстрее, один — почти три слова быстрее; 3) четыре солдата пе­редали два слова быстрее, один — почти два слова бы­стрее; 4) три человека вели передачи на одно слово быстрее, и только один солдат передал материал на пол - слова быстрее. Об успехах двух солдат Финей умалчи­вает, очевидно, их не было.

Далее статья отмечает, что в 30-е годы снообучение становится коммерческим делом. Развернулась прода­жа различных граммофонных пластинок, механизмов и приставок для неоднократного их проигрывания, что, как полагает автор обзора, объясняется большим инте­ресом к гипнопедии, проявленным по обе стороны Ат­лантического океана[10].

Перейдя к описанию работ, проводившихся в начале 50-х годов, автор сообщает, что ВВС США поручили одной из самых крупных научно-исследовательских ор­ганизаций— Рандовской корпорации в Санта-Монике (Калифорния) дальнейшее всестороннее исследование вопросов снообучения. Руководство этой работой было поручено докторам наук Ч. Саймону и В. Эммонзу.

Работа, проведенная в Рандовских лабораториях под руководством известных ученых США с участием боль­шого количества научных сотрудников, привлеченных для всестороннего изучения гипнопедии, автором статьи анализируется весьма поверхностно. «Назовем,— заме­чает вскользь Гернсбэк,— только два из многочисленных отчетов»[11]. (Заметим, что только в одном из этих отче­тов помещены материалы 76 авторов). О многолетней работе, о десятках докладов, написанных в результате проведенной исследовательской работы, Г. Гернсбэк, несмотря на огромный интерес к гипнопедий во всем мире в настоящее время, пишет очень скупо.

Повышенный интерес к гипнопедии объясняется не только тем, что в результате использования такого ме­тода работы уже получены эффективные результаты, но и большими перспективами применения его в педаго­гическом процессе, экономике, психотерапии и т. д. Нельзя не упомянуть и о том, что гипнопедия привлекла внимание также военных организаций. Например, в аме­риканских вооруженных силах гипнопедическим обуче­нием кадетов (с использованием гипноза) пытались за­ниматься еще в 1916 г.[12]

Ряд интересных работ по гипнопедии в названном обзоре вообще не упоминается ( в частности, работа

Турнбоу[13], изданная в 1958 г.). Книга посвящена гипно­педии, ее теории, применению и технике работы (выпу­щена издательством «Олимпия» и Вашингтонской науч­но-исследовательской ассоциацией снообучения).

Не дана оценка и другой, бесспорно, интересной и заслуживающей внимания работе, опубликованной так­же в США,— книге Д. Кэртиса [14]. В предисловии, напи­санном доктором педагогических наук Вудманом Е. Хуп- литсом, подчеркивается исключительно большое значе­ние метода обучения во время сна для педагогики. С развитием такого направления и при наличии соот­ветствующего оборудования для ведения снообучения,— утверждает Хуплитс,— открывается новый мир как пе­ред обучающими, так и перед обучаемыми.

Заслуживают внимания в работе Д. Кэртиса выска­зывания о значении гипнопедии вообще и практике ее использования в частности. Так, упоминается о том, что уже во время второй мировой войны военнослужащие американской армии секретно обучались азбуке Морзе и иностранным языкам в сжатые сроки при помощи гип­нопедии.

При этом подчеркивается, что «прославленный отдел стратегической службы армии США обучал своих аген­тов не только языкам, но также акценту, сленгу и обы­чаям страны, в которую им надо было проникнуть»[15].

Отдел национальной обороны Канады в 1955 г. ис­пользовал обучение во время сна при подготовке лич­ного состава ВВС 8.

Было бы, однако, неправильно утверждать, что гип­нопедия — дело лишь военных. Гипнопедии придают все большее значение и в гражданских учебных заведениях. Так, по сведениям, приведенным Д. Кэртисом, в США уже функционирует ряд научно-исследовательских ас­социаций по разработке проблем обучения во время сна. Такие ассоциации созданы в Северокаролинском, Калифорнийском, Джорджтаунском, Вашингтонском университетах, в Логопедическом институте в Канзасе и некоторых других высших учебных заведениях США.

В Северокаролинском университете, например, про­фессор Ч. Эллиот, используя гипнопедический метод, ускорил обучение студентов иностранному языку на 30%, что является немалым достижением (разумеется, если здесь нет рекламного преувеличения).

В работе Д. Кэртиса приводятся также сенсацион­ные данные о том, что к 1960 г. около 8000 студентов различных колледжей США самостоятельно обучались во время естественного сна[16], что один из лекторов за­падных штатов, имя которого не упоминается, увеличил свою способность запоминать необходимый ему инфор­мационный материал на 75%, что под руководством профессора романских языков, доктора наук А. Милле­ра один молодой человек за неделю усвоил материал всего семестра[17], что железнодорожный диспетчер за 10 дней запомнил расписание движения поездов от Нью - Йорка до Сан-Франциско, что служащий конторы за­помнил 600 номеров телефонов своих клиентов п.

К числу интересных сообщений, которые находим в книге Кэртиса, относится и упоминание об использова­нии гипнопедии для повышения квалификации священ­ников в школе «Виллиама и Марии».

Используется гипнопедия и на другом весьма важном идеологическом участке буржуазного общества — в «пе­ревоспитании» заключенных. Так, в лагере Вудлейк Ро - уд Кэмп возле г. Висалия Туларского графства в штате Калифорния заключенным во’время сна передают аги­тационные «перевоспитывающие» проповеди, призываю­щие к любви к богу, развитию желания перевоспитать себя и т. д. Эту работу, начатую много лет тому назад, рекомендуется продолжить и расширить в настоящее время после обстоятельного обсуждения ее результатов «идеологической комиссией» — комиссией по вопросам образования Туларского графства [18].

Таким образом, из работы Д, Кэртиса вытекает, что в настоящее время во многих заинтересованных органи­зациях США, очевидно, ведется внедрение гипнопедиче- ских методов обучения в практику, в педагогический процесс.

К некоторым специальным вопросам обучения во время сна, к их трактовке Д. Кэртисом мы еще вер­немся.

Несомненный интерес в плане оценки гипнопедии представляет также книга М. Саймонза [19]. В этой рабо­те, посвященной вопросам самовоспитания и самообра­зования учащихся, указывается на то, что одним из дей­ственных методов для таких целей является обучение во время естественного сна. Не будем подробно останавли­ваться на ее достоинствах и недостатках. Заметим лишь, что Саймонский институт уже давно ведет учебную ра­боту с заочниками, используя предсонное состояние и естественный сон, и при этом достигаются, как утверж­дает автор, значительные результаты. В работе упоми - .нается о том, что еще во время первой мировой войны в армии США проводились опыты по применению гипно­педии при обучении новобранцев азбуке Морзе.

Более важным для нас является мнение Саймонза о возможностях гипнопедии в настоящее время. «С того времени,— пишет автор,— снообучение было эффективно использовано и при обучении другим предметам, глав­ным образом иностранным языкам (курсив мой.— Л. £.)»[20]. Автор отмечает, что снообучение использова­лось также в психологической и медицинской терапии. Результаты были еще более разительными, чем при обу­чении каким-либо другим дисциплинам [21],

Определенный интерес представляет и статья С. Пол­лак [22], описывающая использование гипнопедического метода при обучении чтению юноши с повреждениями мозга.

Семнадцатилетний юноша не мог синтезировать зву­ки речи в слова. Врачи решили испробовать метод обу­чения во время сна (при многократном повторении ма­териала). С этой целью было разработано два равно­значных списка слов: один — контрольный, второй — для подачи во время сна (консультант Д. Кэртмс).

Для передачи материала во время сна использова­лись магнитофон с автоматическим включением и радио­подушка.

Учебный материал подавался испытуемому каждую ночь дважды: через час после того, как он заснет, и за час до его пробуждения. Программа была рассчитана на полчаса звучания,

В статье приводится таблица результатов опроса ис­пытуемого по первому списку слов (без обучения во вре­мя сна) и по второму (с обучением во время сна).

При четвертой попытке испытуемого соединить зву­ки речи в слова по первому списку остались неизвестны­ми пять слов. По второму списку уже при третьей по­пытке был получен стопроцентный результат.

В библиографии к своей статье С. Поллак называет ряд диссертаций по вопросам восприятия и запоминания материала во время сна и обучения во сне, выполнен­ных в Чикагском (Т. Стампфль, 1953), Вашингтонском (В. Хойт, 1953), Северокаролинском университетах (Ч. Эллиот, 1947), а также в университете Вичита (Т. Хэджэз, 1950).

В статье помещена справка — обзор работ американ­ских ученых, использовавших в той или иной мере обу­чение во время сна (в большинстве случаев остается не­ясным, какой сон имеется в виду—искусственный или естественный). Автор приводит сообщение о том, что Ле Шан (1942) отучил 40% экспериментальной группы (20 человек в возрасте от 8 до 14 лет) от вредной при­вычки кусать ногти. В контрольной группе эта привыч­ка осталась у всех.

В 1963 г. Ле Шан провел работу по запоминанию в бодрствующем состоянии списков бессмысленных сло­гов (с одним испытуемым в течение 12 дней по одному списку в день). В пятую и восьмую ночь списки были, переданы 50 раз во время сна обучающегося. В резуль­тате было установлено, что для запоминания этих спис­ков днем потребовалось на 50% меньше повторений, чем для запоминания списков, которые изучались только днем.

Ч. Эллиот (1947) провел работу по запоминанию ма­териала с двумя группами студентов, имеющими одина­ковую подготовку. Каждой группе был дан список слов, состоящих из трех букв. Результаты подтвердили боль ший процент запоминаний у обучавшихся во время сна,

Т. Хэджэз (1950) пытался исправить речь трех умст­венно дефективных детей. Им передавались ао время сна короткие предложения, абзацы и~даже отдельные звуки речи. Однако положительные результаты были получены только у одного обучающегося.

Б. Фокс и Дж. Робинз (1952), обучавшие тридцать студентов китайскому языку, также подтвердили воз­можность обучения во время сна.

Ч. Лейба и Д. Бейтман (1952) обучали испытуемого во время сна трем песням. На следующий день испыту­емому были даны названия песен с просьбой написать их текст. Слова двух песен он написал без ошибок, в тексте третьей допустил незначительные погрешности. Испытуемый относился к категории лиц, спавших очень чутким сном. Впоследствии ему были даны седативные средства, после чего непосредственно и в дальнейшем никакого запоминания материала не происходило.

Койн (1953) после обучения шести студентов опре­деленному материалу также пришел к положительной оценке обучения во время сна.

Подключились к работе по развитию гипнопедии и представители технической мысли—радиоакустики. Так, уже в 50*х годах в США для обучения во время сна использовался специальный аппарат дормифон (dor - miphone) конструкции М. Шеровера и Э. Броуна, обес­печивавший возможность многократного повторения гипнопедической программы. В настоящее время выпу­скается новая, усовершенствованная аппаратура та­кого типа.

Теоретические основы гипнопедии и практика ее применения разрабатываются и во Франции, где пред­ставителем этого направления является Ж. Женэвэ.

В научно-популярных журналах сообщается о том, что с 1952 г. на базе Карпикэтэ (Каена) на Корсике во­еннослужащих французских вооруженных сил начали обучать методами, использующими период сна [23]. Раз­вернулась работа по созданию материально-технической базы гипнопедического обучения [24].

Как известно, в основе разработки метода ввода и закрепления информации во время естественного сна лежат языковедческие и физиологические исследования. В связи с этим в зарубежной гипнопедической практи­ке обычно ссылаются на работы Ч. Саймона и В. Эм - монза, рассматривающих гипнопедию в психофизиоло­гическом плане.

Ч. Саймон и В. Эммонз 1Э отмечают, что на протяже­нии почти четверти века в связи с открытием так назы­ваемой волновой электрической активности головного мозга многие ученые делают попытки связать физиоло­гию человека с психологической стороной его деятель­ности. Указав, что клиницисты и неврологи уже давно используют электроэнцефалограммы для диагностики, авторы подчеркивают, что различные глубины сна, из­меряемый длительностью или силой тона, необходимых для пробуждения испытуемого, соотносятся с увеличе­нием в амплитудах и уменьшением частотности Д-рит -


Мов; когда же испытуемые находятся в бодрствующем состоянии, обычно можно обнаружить а-ритмы.

К исследованиям был привлечен 21 человек (все мужчины), у которых отмечены а-ритмы в состоянии бодрствования при закрытых глазах. У испытуемых пред­варительно выяснили, знают ли они ответы на 96 вопро­сов по истории, спорту и т. д. Затем они были помещены в звуконепроницаемые с кондиционированным воздухом кабины для восьмичасового сна. На протяжении всей но­чи вопросы вместе с правильными ответами на них пе­редавались в магнитофонной записи испытуемым с пя­тиминутными перерывами. В течение всего опыта у испытуемых снимались электроэнцефалограммы. Специ­альный отметчик указывал точную часть электроэнце - фалографической записи, во время которой испытуемым подавались вопросы и ответы на них. Утром, когда уча­ствующие в опыте проснулись, им снова были заданы те же вопросы, чтобы определить, получена ли новая ин­формация.

В результате проведенного эксперимента выяснилось, что а-ритмы свидетельствуют о бодрствовании и об уровне сознания испытуемых, а Д-ритмы — об их сне, бессознательном состоянии. Таким образом, установле­на возможность реакции запоминания и воспроизве­дения информации лишь при наличии а-ритмов во вре­мя сна.

Строго научные электроэнцефалографические данные в этом плане были получены также В. П. Зухарем, Ю. А. Максимовым, И. П. Пушкиной.

Что касается изучения языковедческой стороны гип­нопедии, то в этом отношении еще никто не делал по­пытки научно установить, в чем заключаются особен­ности гипнопедической речи, ее интонационной структу-

Ры при вводе информации в память человека во время естественного сна.

Параллельно шло практическое развитие и совер­шенствование гипнопедических методов.

Рассмотрим неполные разрозненные данные зару* бежных исследователей о методе ввода и закрепления необходимой информации во время естественного сна. Здесь же еще раз отметим, что в работах американских и французских исследователей и практиков гипнопедии методы обучения во время сна описаны очень скупо.

Так, в книге Д. Кэртиса отсутствует четкое описа­ние используемого им метода работы. Чем это вызвано, неясно. Вероятно, тем, что метод, применяемый как один из путей ускорения накопления информации человеком, представляет определенную коммерческую ценность.

Д. Кэртис утверждает, что наилучшим временем для передачи обучающимся информации через магнитофон­ную запись является начальная стадия сна (дремотное состояние) и время за час до пробуждения. В началь­ной стадии сна обучающимся рекомендуется подавать так называемую расслабляющую информацию (релак­сация), рассчитанную на подготовку подсознания к вос­приятию речи после засыпания го. Попутно заметим, что Д. Кэртис разделяет мнение ряда ученых, в том числе и Саймонза31, о том, что «бессознательное» никогда не спит, бодрствует 24 часа подряд.

Далее Кэртис замечает, что при подаче материала в первые недели занятий многие из начинающих курс обу­чения просыпаются при включении записанной програм­мы (почему? — Л. Б.) и что существует так называемый барьер в восприятии, который, однако, можно преодо­леть (как? — Л. Б.) в течение 15—30 ночей[25], после че­го наступает полное восприятие речи, подаваемой обуча­ющемуся ночью.

Вторым этапом гипнопедической работы, к которому можно приступать через несколько недель занятий, яв­ляется «переходный период», наступающий, как указы­вает Кэртис, через 3 час. 40 мин. после начала сна (что считать началом сна? — Л. Б,). Кэртис утверждает, что именно в этот период происходит самое быстрое запо­минание поданного во сне материала, однако здесь же оговаривается, что какого-либо объяснения этому явле­нию нет[26].

Кэртис утверждает, что для успешного запоминания в «переходный период» количество повторений передач гипнопедической программы по сравнению с дремотным периодом необходимо уменьшить (насколько? — Л. Б.).

Прямое отношение к методу имеет порядок програм­мирования материала. Кэртис утверждает,■ что обучаю­щиеся лучше помнят начало и конец поданной им во время сна программы, однако не объсняет этого и не приводит статистики наблюдений.

Большую роль в гипнопедическом процессе отводит Кэртис речевым формулам положительного внушения, записанным на пленку программы: «Вы запомните всю информацию, поданную вам в данной записи», «Вы хо­тите запомнить каждое слово», «Вы будете преуспе­вать» [27] и т. д.

Неоднократно подчеркивается и то, что для обучаю­щегося очень важно быть психологически подготовлен­ным к вознаграждению за труд гипнопедического обу­чения.

Кэртис уделяет внимание также тому, как начитана программа. Он утверждает, что программный материал должен быть всегда утвердительным по форме и про­изнесен спокойным, сильным, убеждающим голосом с подтекстом или подчеркиванием обещания вознагражде­ния, стимула.

Кэртис рекомендует, чтобы громкость речи при таком методе обучения была небольшой. Речь должна лишь достигать слуха обучающегося во сне.

По мнению Д. Кэртиса, обучение во время сна не всегда и не с любым контингентом обучающихся может быть проведено успешно. Неудачи, плохое усвоение предложенного материала объясняются рядом причин: отсутствием желания усваивать материал самим обучаю­щимся и уверенности в методе; перерывом в занятиях (пропуск даже одного занятия имеет отрицательные по­следствия); очень большим объемом материала, подан­ным во время ночного сеанса, высоким уровнем шумов записи и т. д. Вот, собственно говоря, все, что находим в книге Кэртиса о методике работы.

Более четко изложена методика в работах известно­го французского гипнопеда Ж - Женэвэ. Так, Женэвэ от­мечает, что гипнопедическая передача ведется ровным голосом без выделения тональности и подчеркивания ритма. Гипнопедическая программа рассчитана не бо­лее чем на пять минут звучания. Повторяется она в на­чале сна 10—20 раз, Исследователь считает, что в 2 час. 30 мин. ночи передача должна проводиться снова, так как этот период сна является самым благоприятным для запоминания. Третий сеанс проводится в 6 час. 30 мин. утра. Таким образом, за ночь обучающемуся повторя­ют 30—50 и даже 60 раз одну и ту же программу[28].


Ж. Женэвэ считает, что гипнопедия представляет собой важное и эффективное подспорье для классиче­ской педагогики, так как она обогащает память челове­ка. Никогда ни в коллективных, ни в индивидуальных опытах по гипнопедии,— продолжает Женэвэ,— мы не смогли превратить неуча в гения, но сумели сделать из лиц, считавшихся неучами, средних учеников, а в от­дельных случаях даже хороших.

Далее Ж. Женэвэ отмечает, что анализ проведенной им гипнопедической работы говорит в ее пользу.

Не вдаваясь в подробности скупо изложенных им «научных основ», остановимся лишь на следующем. Ж. Женэвэ оперирует известным положением о том, что слух человека поддерживает его контакт с внешним ми­ром всю ночь. Злектроэнцефалографические исследова­ния, проведенные многими, учеными, подтвердили нали­чие биоэлектрической активности в области слуха в те­чение всей ночи.

В связи с этим Ж. Женэвэ пришел к тому же выводу, что и мы: днем обилие получаемой информации рассеи­вает наше внимание, ночью это исключено. К сказан­ному считаем необходимым добавить, что ночью чело­век спит и воспринимает все происходящее вокруг как «хаотическую» информацию. Слушая ее, он тратит оп­ределенное количество энергии на поддержание этого обязательного контакта с внешним миром. Такой контакт в гипнопедической работе нами используется для того, чтобы заменить хаотическую информацию целенаправ­ленной, не изменяя количества энергии, затрачиваемой человеком в обычных условиях сна. Эти особенности гип­нопедической работы должны быть учтены при опреде­лении возможности кумуляции усталости.

Обучающийся должен ложиться спать в 22,00 час., так как период с 22—23.00 час. Ж-Женэвэ считает наи­более благоприятным для гипнопедической работы. Сле­дующий за этим период, наоборот, является неблагопри­ятным, так как в это время обучающийся накапливает силы. Затем опять наступает благоприятный период (2.30—3.00), когда, обучающийся, слушая программу, в определенных случаях может даже видеть во сне текст материала.

При обучении иностранному языку Ж. Женэвэ реко­мендует в программе сначала помещать слово на ино­странном языке, а затем на родном.

Определенный интерес представляет описание при­меняемого им гипнопедического аппарата. Этот аппарат несложен. В отличие от обычного магнитофона в нем уе-, тановлено реле времени, позволяющее включать и вы­ключать аппарат в определенное, заранее намеченное время.

Еще одним положительным моментом работ Женэвэ является таблица «классической ночи», на которой пока­зано взаимоотношение сознания и сна. Автор, к сожале­нию, не указывает, на основании каких и чьих исследо­ваний составлена эта таблица.

Ни Д. Кэртис, ни Ж. Женэвэ не рассматривали во­просы интонации гипнопедической речи, ее физические характеристики — уровни и характер изменений интен­сивности произнесения, изменения частоты основного тона и ее темпоральной характеристики, а между тем эта сторона гипнопедической речи имеет первостепенное зна­чение.

Нет в этих методиках даже малейшего намека на установление сложной связи физических характеристик речи, интонационных структур с воспринимаемыми ка­чествами, языковыми значениями и смысловым содер­жанием гипнопедической речи.

Совершенно не затрагиваются и другие вопросы гип - нопедической интонации — значение частотных интерва­лов, диапазонов, уровней, столь существенных для уста­новления логико-синтаксических связей и передачи эмо­ционально-волевой стороны речи.

В названных работах фактически не рассматривают­ся и педагогические вопросы гипнопедии, связанные с программированием информационного материала, пси­хологией обучения, контролем усвоения материала, ор­ганизацией учебно-спального места.

Не описаны также режимы звукозаписи и звуковос­произведения материала — акустическая сторона гипно - педических программ.

По сути, Ж. Женэвэ и Д. Кэртис, ограничив гипно­педию узким кругом вопросов, связанных с физиологи­ей человека и современной техникой, не показали, что это метод прикладного языкознания, своего рода прило­жение ряда наук к разработке вопросов ввода и закре­пления информации в памяти человека — метод, обус- ловленный проблемой взаимоотношения языка и мыш­ления.

£ Ф Ф

Вклад советских ученых в развитие научного отно­шения к гипнопедии значительный и связан в первую очередь с именами А. М. Свядоща, В. П, Зухаря, И. П. Пушкиной, Ю. А. Максимова, Ю. А. Петрова, В. Н. Куликова, А. Е. Хильченко и др.

Особенно ценной для создания метода ввода закре­пляемой информации в память человека во время есте­ственного сна является попытка А. М. Свядоща выяс­нить ряд физиологических и медицинских сторон воп­роса [29].

Как уже излагалось, ученый установил, что сон во время восприятия речи является частичным сном со «сторожевым пунктом». По мнению А. М. Свядоща, во время глубокого сна восприятие речи невозможно. Он делает заключение о том, что сон, во время которого происходит восприятие речи, в определенной степени обеспечивает отдых обучающегося, хотя и менее пол­ный, чем при глубоком сне.

Мы не останавливаемся подробно на многих интерес­ных наблюдениях А. М. Свядоща, так как названная работа уже широко известна и должным образом оце­нена. Подчеркнем лишь, что А. М. Свядощ в гипнопеди - ческой работе производил отбор лиц по принципу повы­шенной внушаемости и практиковал аутогенную трени­ровку испытуемых для выработки у них способности воспринимать речь во время естественного сна.

Н. Н. Тимофеев полагает, что такой подход к отбо­ру лиц, подлежащих обучению во время естественного сна, не совсем удачен. «В одних условиях,— пишет Н. Н, Тимофеев,— повышенная внушаемость облегча­ет достижение цели, в других — она может привести к прямо противоположному результату» [30]. Он также вы­ражает сомнение, не возникнет ли при длительном ве­дении подобных занятий (в течение двух семестров) кумуляция усталости. В связи с этим правильно отмеча­ется необходимость психогигиенической оценки гипно­педии.

В. П. Зухарь и И. П. Пушкина [31] считают, что опре­деленная «установка», «настройка» в отдельных случа­


Ях, наконец самовнушение играют немаловажную роль в успехе гипнопедии. На основании эксперимента ими бы­ло установлено, что гипнопедический сеанс, как прави­ло, вызывал у испытуемых активацию а-ритма. Это да­ло возможность прийти к заключению о том, что при по­даче слов во время гипнопедического сеанса в коре голов­ного мозга начинается ассоциативная деятельность, про­исходит возбуждение определенных корковых систем, связанных с восприятием. Особенно активизируется кор­ковая деятельность в стадии поверхностного сна и сна средней глубины.

Экспериментальное изучение гипнопедического воз­действия на физиологические реакции организма (дыха­ние, пульс, кровяное давление) и на биоэлектрическую активность головного мозга впервые в Советском Союзе было проведено В. П. Зухарем, Ю, А. Максимовым и И. П. Пушкиной. Анализ электроэнцефалограмм позво­лил им выделить пять стадий сна (дремота, поверхно­стный сон, сон средней глубины, глубокий сон и очень глубокий сон). По мере развития сна изменялся харак­тер биопотенциалов головного мозга. Если для бодрст­вующего состояния были характерны высокочастотные колебания, (наличие на электроэнцефалограмме выра­женного а-ритма), то с развитием сонного состояния на­чинают преобладать низкочастотные колебания (4- и 0-ритмы) (рис. 1).

Для характеристики сна при гипнопедическом обуче­нии авторами было изучено воздействие информации, подаваемой с различным уровнем громкости (слабый и сильный звук), на биоэлектрическую активность коры головного мозга.

Характер ответных реакций на словесную информа­цию имел свои особенности в каждой стадии разви­тия сна.

На рис. 2 показана электроэнцефалограмма I стадии сна (засыпание, дремота) при гипнопедическом воздейст­вии различной интенсивности.

Во время засыпания в ответ на подачу словесной ин­формации с различным уровнем громкости возникает адекватная активация а-ритма, физиологические функ­ции изменяются в соответствии с изменением силы раз­дражителя, т. е. подчиняются закону силовых отно­шений.

На рис. 3 представлена электроэнцефалограмма II стадии сна (поверхностный сон) во время гипнопедиче - ского сеанса.

В стадии поверхностного сна информация, пбданная с различным уровнем громкости, вызывает н одинаковой мере активацию а-ритма, т. е. имеет место уравнитель­ная фаза коркового торможения.

Активация а-ритма на I и II стадиях сна свидетель­ствует о том, что во время подачи гипнопедической информации в коре головного мозга начинается ассо­циативная деятельность, происходит возбуждение определенных корковых систем, связанных с восприя­тием звукового сигнала.

На рис. 4 помещена электроэнцефалограмма III стадии сна (неглубокий сон, сон средней глубины) во время гипнопедического сеанса.

При неглубоком сне гипнопедическое воздействие позволяет обнаружить парадоксальные фазы коркового торможения, когда слабый звук вызывает большую ак­тивность а-ритма, в то время как сильный звук не вы­зывает увеличения амплитуды а-ритма. Испытуемые спят и воспринимают информацию на самом тихом уров­не ее звучания. Как показали наблюдения, эта фаза на­ступает в среднем от 15—20 до 40—45 мин. после нача­ла засыпания.


image003


Слабый звук Сильный звук

 

Рис. 2.

 
image004



Иррщщ

image005


14 . -

image006


image007


Слабый звук


Сильный звук




image008

И 1*^*7 Ль»«“||*|1^ггН|>~Г>'|,‘"


9

Таг

подпись: ?3 слабый звук^^-JA-J*U^JлJAJAJлJлJ^_iдJAJл—1«_1*^*Лл—1л-1хЛ<_Х|-^1к-[^Цл^ Аа—1л—1д, Ь - Ь 1| 1л.¡1 I. 1- J

Сильный звук Рис. 4.

FV'/^Л/V^/vл^v/\ДДл^^'''ч-Л/'-"лДД/\/^У/'л'^\Л/^^

(у стадия сна

image010


Ж

ЧшАш» ■>«■■ I* И Ч,11 ■* *+ ^ И—!>■ К \'шЛ ■ И >ч

ГЛ-^Сг\У*Ли'

13 Слабый звук Сильный звук

Рис. 5.


image011


На рис. 5 и 6 даны электроэнцефалограммы глубо­кого и очень глубокого сна (IV и V стадии) во время гипнопедического сеанса.

На стадиях глубокого и очень глубокого сна гипно - педическая информация, поданная с различным уровнем звучания, не вызывает активности а-рнтма. Чаще на этих стадиях сна преобладают ритмы низких частот {Д1( Дг, 0) и наблюдается наркотическая фаза корко­вого торможения. В результате у испытуемых возника­ет торможение зоны «изолированного» рапорта, за счет которого происходит ввод информации.

Таким образом, анализ полученных данных дал воз­можность установить характерные изменения физиологи­ческих реакций и биопотенциалов человеческого мозга при различной глубине естественного сна.

Сопоставление данных восприятия и запоминания подаваемой словесной информации с физиологическими закономерностями, наблюдаемыми на различных стади­ях сна, позволили В. П. Зухарю, Ю, ¡А. Максимову, И. П. Пушкиной сделать вывод о том, что наиболее эф­фективным периодом гипнопедического обучения явля­ются первые три стадии сна (дремота, поверхностный, неглубокий сон), наступающие в среднем через 5—

10 мин. и продолжающиеся 40—45 мин. после начала засыпания[32]. Исследования показали возможность стро­го научного подхода к выбору правильной фазы сна для гипнопедических сеансов и подтвердили некоторые наши предварительные наблюдения.

Гипнопедии посвящена статья В. Н. Куликова[33], в которой описывается проведенная им работа в трех на­правлениях: без какой-либо подготовки испытуемых к восприятию и запоминанию текстов, с использованием внушения во время естественного сна и бодрствующего состояния (контрольные опыты).

. Сравнение основного и контрольного экспериментов подтвердило предположение А. М. Свядоща о том, что способность к восприятию и запоминанию во сне и в бодрствующем состоянии по своей эффективности почти одинакова. Автор приходит к выводу, что для обучения во сне необходимо предварительно установить контакт с испытуемым, создать путем внушения (как и Д. Кэртис) у испытуемого «установку» на восприятие текста.

В опыте, когда не было такого внушения, результаты оказались очень низкими: только один испытуемый вос­произвел 46,2% единиц текста. Там же, где был уста­новлен контакт с обучающимися через внушение, сред­ний процент воспроизведения материала оказался рав­ным 63% текста.

Особого внимания заслуживает правильное замеча­ние автора о том, что опыты указывают на ряд требо­ваний, предъявляемых к речи. При этом речь экспери­ментатора,— пишет автор,— должна состоять из корот­ких предложений с сильными глаголами. Голос, ее произносящий, должен быть сильным, уверенным, прика­зывающим, но спокойным.

Не будем повторять наше отношение к голосу гип - нопеда при вводе и закреплении информации в памяти человека во время естественного сна. И все же подчерк­нем целесообразность дифференцировать голос челове­ка, с одной стороны, и передачу смыслового содержания речи, соответствующим образом интонационно оформ­ленной,— с другой.


5 Далее статья отмечает, что при обучении во сне воз­действию подвергается и подсознание испытуемых; сле­довательно, надо заботиться о том, чтобы речь была эмоциональной. Как полагает автор, этому помогают, в частности, паузы, выражения, воздействующие на чув­ства, и т. п. Мы не разделяем изложенных соображений

В. Н. Куликова по этому вопросу. Наши многочислен­ные эксперименты показали, что вмешательство в эмо­циональную сферу человека при обучении во время естественного физиологического сна приводит к пробуж­дению обучающихся. И это естественно, так как «выра - •* жения, воздействующие на чувства», могут быть произ­несены только с перепадами частоты основного тона, интенсивности или времени звучания речи. Однако дан­ное замечание ни в коей мере не означает недооценки нами необходимости дальнейшего изучения проблемы сна человека и эмоций.

В. Н. Куликов подтверждает возможность широкого использования метода обучения во сне.

В этом плане заслуживает внимания точка зрения

Н. Н. Тимофеева, считающего, что гипнопедия являет­ся «дополнительным приемом обучения, облегчающим автоматизацию запоминания и приобретения новых на­выков» [34].

Проведенные группой советских ученых В. П. Зуха - рем, Е. Я. Капланом, Ю. А. Максимовым и И. П. Пуш­киной электроэнцефалографические исследования на 57 испытуемых еще раз подтвердили правильность из­бранных нами стадий сна для гипнопедических сеансов[35]. Поданный испытуемым материал запоминался и воспро-

Изводился опытной группой в два-три раза лучше, чем контрольной группой, значительно лучше воспринима­лись и воспроизводились отдельные слова, а не связный текст, способность усваивать материал повышалась у лиц, которым перед гипнопедическим сеансом были даны установки на восприятие словесной информации.

Как уже указывалось, ввод закрепляемой информа­ции в память человека во время естественного сна — проблема не новая. Автор столкнулся с этой проблемой фактически еще в 30-годах.

Практическая реализация ввода и закрепления ин­формации в памяти человека во время сна, создание метода стали возможными лишь после предварительной апробации метода (в том числе и на авторе) и изучения его безвредности для здоровья человека, на что имеются ссылки в ряде работ. В этой связи ценным является вы­сказанное предположение А. М. Свядоща о том, что «утомляемость при усвоении речи во время естественно­го сна окажется меньшей, чем при усвоении в состоянии бодрствования» [36].

Нами учтено также и мнение Ж. Женэвэ, считающе­го, что защитные свойства человеческого организма обе­спечивают «моральные гарантии от неправильного ис­пользования гипнопедии»[37].

По мнению Д. Кэртиса, «практика снообучения не вызывает каких-либо вредных последствий»[38], малове­роятна, даже возможность их возникновения.

В. Зухарь и И, Пушкина на основании обследования :воих испытуемых установили, что повторные гипнопе - дические сеансы не вызывают у них утомления или сни­жения работоспособности[39]. Правда, в данном случае речь идет о краткосрочном обучении, длящемся всего несколько дней.

И все же, несмотря на эти положительные высказы­вания, мы не были окончательно убеждены в безвред­ности гипнопедии. Вот почему все проведенные нами гип- нопедические эксперименты предусматривали медицин­ское наблюдение в течение всего срока обучения (от одного до четырех месяцев, при скоростной подготовке — пять сеансов в неделю). Согласно заключению медиков, систематически проводивших эти наблюдения (пульс, дыхание, давление крови, субъективная оценка, дневни­ки обучающихся), каких-либо отклонений от норм не обнаружено.

Таким образом, для дальнейшего развития гипнопе - дических методов иоценки разработанного нами скоро­стного метода закрепления информации в памяти чело­века во время естественного сна исключительно боль­шое значение имеет мнение медиков. Не менее важными для судеб гипнопедии являются и заключения физиоло­гов, позволяющие установить, не вызывает ли обучение во сне каких-либо нарушений в функциональном со­стоянии коры головного мозга.

Группа научных сотрудников Института физиологии АН УССР С. И. Молдавская, Н. В. Кольченко, Г. Н. Шев - ко под руководством заведующего Лабораторией выс­шей нервной деятельности института проф. А. Е. Хиль - ченко обследовала контингент обучающихся по нашему методу.'

Обследованию подверглись две группы людей: обу­чающиеся в дневное время методом гипнопедии (23 чел.) и обучающиеся в дневное время обычным способом (15 чел,). Все испытуемые были в возрасте от 19 до 24 лет, имели полное среднее образование, жили в оди­наковых условиях. Обучение с использованием метода гипнопедии длилось более двух месяцев, ночные занятия проводились пять раз в неделю.

Исследование функционального состояния коры го­ловного мозга проводилось при помощи методики, раз­работанной А. Е. Хильченко (1958) [40] в Институте физи­ологии им. А. А. Богомольца АН УССР.

Методика А. Е. Хильченко дает возможность полу­чить количественные характеристики основных свойств нервной системы, а именно подвижности нервных про­цессов и работоспособности коры головного мозга как в первой, так и во второй сигнальных системах.

Исследования проводились: в начале обучения мето­дом гипнопедии (дневные занятия плюс гипнопедия); после окончания обучения, длившегося более двух ме­сяцев; через полтора месяца после окончания обучения.

Контрольная группа обследовалась также трижды: во время учебы (перед экзаменами); после окончания эк­заменационной сессии; после полуторамесячного отдыха.

Авторы приводят большой экспериментальный мате­риал и приходят к следующим выводам [41].

1. Обучение методом гипнопедии[42] вызывает изме­нения функционального состояния коры головного моз­


Га человека, выражающиеся в снижении подвижности основных нервных процессов, работоспособности корко­вых клеток, особенно во второй сигнальной системе, и укорочении латентного периода двигательных условных рефлексов.

2. Усиленная учебная нагрузка в дневное время (контрольная группа) вызывает в функциональном со­стоянии коры головного мозга изменения, аналогичные изменениям, возникающим у обучающихся с помощью метода гипнопедии.

3. Изменения, наблюдаемые как при обучении мето­дом гипнопедии, так и при обучении обычным способом, имеют обратимый характер. Функциональное состояние корьг головного мозга после отдыха восстанавливается.

4. Обучение методом гипнопедии в течение двух ме­сяцев не оказывает какого-либо вредного воздействия на функциональное состояние коры головного мозга чело­века.

Одновременно исследовалась психофизиологическая характеристика лиц, обучавшихся по нашему методу. Эта работа проводилась под руководством проф. Н. К. Витте, В. В. Крижановской (Институт геронтоло­гии АМН СССР) совместно с врачами А. Ф. Утеевым и А. Ф. Савченко.

Всесторонний анализ результатов позволил прийти к заключению, что занятия по методу гипнопедии на ве­гетативную нервную систему (тонус, реактивность) отри­цательным образом не сказались.

Исследования, проводимые в Лаборатории экспери­ментальной фонетики и психологии речи 1-го МГПИИЯ под руководством проф. В. А. Артемова [43], в Лаборато­рии экспериментальной фонетики Института языкозна­ния АН УССР под руководством автора [44] и в ряде дру­гих лабораторий страны, дали возможность, в частности, найти интонацию гипнопедической речи — оптималь­ное распределение ее физических характеристик. Такая интонация способствует не только восприятию речевого сигнала, несущего в себе языковое значение и смысло­вое содержание, запоминанию его, но и непробуждению человека при подаче ему информации во время естест­венного сна.

Немаловажное значение для развития гипнопедии имеют успехи в области создания звукозаписывающей и звуковоспроизводящей аппаратуры, сводящей искаже­ние записанной речи человека до минимума и обеспечи­вающей тем самым возможность качественной передачи программ ночных сеансов в многократном повторении с магнитофонной пленки.

Таковы основные условия, которые обеспечили воз­можность создания метода и ведения практической ра­боты по вводу — закреплению информации в памяти че­ловека во время естественного сна.

Первая попытка создания гипнопедического метода была осуществлена автором при обучении английскому языку Г. Пустогаровой [45], никогда не изучавшей англий­ского языка ранее, Г. Пустогарова, врач-физиолог, обу­чалась без отрыва от производства. Автор ежедневно, за исключением субботы и воскресенья, проводил занятия с обучающейся в утренние часы (50—60 мин.), затем составлял и начитывал на магнитофонную пленку про-


Грамму на ночь и во. время ночной подачи материала устанавливал режим воспроизведения. Эксперимент был поставлен довольно примитивно и далеко не соответство­вал основным научным требованиям. Результаты все же оказались до некоторой степени обнадеживающими, и это дало основание продолжить изучение вопроса. Ко­миссия специалистов по английскому языку Киевского университета в составе доц. 3. К. Тростянской, ст. пре­подавателя А. А. Дзюбы и преподавателя И, И, Бори­сенко в акте проверки дала положительную оценку по­лученным знаниям.

Позже было проведено обучение студентов С., Л., Д. и К. Последние трое по различным причинам значитель­но отставали в изучении английского языка. Проведен­ные с ними 18 гипнопедических сеансов были направле­ны на закрепление в их памяти двух. больших разговор­ных тем «Моя семья» и «Моя учеба». В результате проведенных занятий с использованием гипнопедии С. и остальные учащиеся на девятнадцатый день успешно "сдали экзамен, получив при этом высокие оценки[46].

Участвовавшие в эксперименте — молодые люди (20—24 года), физически здоровые, во время ночного обучения и после него чувствовали себя отлично, ника­кой усталости ни в процессе обучения, ни после не чув­ствовали. В результате проведенного медицинского об­следования каких-либо изменений в давлении крови, пульсе, частоте дыхания их не обнаружено.

Работа с этой группой показала, что после выключе­ния света в 23.00 все испытуемые засыпали в течение 7—20 мин.

Количество передач материала в среднем не превы­шало 25 раз за ночь. Длительность одной передачи (од­ного цикла) составляла 6—8 мин.[47]

Несмотря на положительные результаты, метод все же был недостаточно отработан. Оставалось неясным, почему испытуемые иногда просыпались во время пере­дач, почему иногда они жаловались на то, что переда­ча либо слишком громкая, либо слишком тихая. Не было установлено, в какое время сна целесообразнее по­давать программу (материал подавался в начале, в се­редине сна и утром), как программировать материал и какое интонационное оформление должна иметь гипно - педическая речь по полосе частот, интенсивности и темпу, а также по ее вторичным характеристикам — частотным интервалам, диапазонам и т. д.

Обработка материала и дальнейшее изучение вопро­са позволили составить более четкое представление о


Путях разработки метода. Новая группа обучающихся была укомплектована представителями различных про­фессий: X.— математик, И. — радиофизик, В.— химик, С.*— учащийся; одного добровольца пришлось отчислить за нарушение условий проведения эксперимента. Занятия с группой проводились в течение двадцати двух ночных“ сеансов. Группа обучалась, как и все предыдущие и по­следующие группы, без отрыва от основной работы. В ее составе были два человека, не изучавшие английского языка ни в школе, ни в вузе. Задача, поставленная перед группой, сводилась к самообучению — никаких занятий с преподавателем не проводилось. В основу работы был положен учебник «Учитесь говорить по-английски» С. С. Толстого и Е. И. Хакиной.

В течение 15 мин. до выключения света обучающим­ся подавались две-три передачи программы, за которой они могли следить по учебнику, одновременно слышать ее через динамик и повторять вслед за диктором в спе­циально отведенные для этой цели интервалы. Програм­мы строились с учетом нарастания трудностей и вклю­чали в себя лексические единицы и базисные модели английского языка. К концу курса в течение одного ноч­ного сеанса обучающиеся усваивали до 50 слов и выра­жений. За двадцать две ночи они запомнили почти 700 слов и выражений и научились пользоваться гла­гольными формами простых времен.

Обучающиеся таким способом приобрели хорошее произношение и удовлетворительную беглость речи. Они могли рассказать свою биографию, расспросить о био­графии собеседника, рассказать о своей работе, отды­хе и т - д.[48].

Эксперимент позволил выяснить степень восприятия информации испытуемыми в первые часы сна и за один час до пробуждения, тем самым были проверены неко­торые положения метода Д. Кэртиса и Ж. Женэвэ. Ко­личество передач программ не превышало двадцати трех

image012

---- тобильное напряжение

---- линии бещямия,

Рис. 7.

У—силовой щит; 2 — стабилизатор; 3 — микрофонный усилитель;

4 — пульт управления; 5 — магнитофон; 6 — кровать; 7 — микрофон;

8 — динамик.


За ночь. .Этот эксперимент подчеркнул неотложную не­обходимость дальнейшего изучения гипнопедическон интонации, ее физических характеристик и физиологи­ческих реакций человека на речевую информацию, по­данную во время естественного сна. Выяснилось, что следует более тщательно методически разрабатывать ночные программы, изучать режим питания обучающих­ся и т. д.

Следующий эксперимент был поставлен автором с целью выяснения возможности сокращения срока обу­чения радиотелеграфистов. Никакого специального отбора обучающихся не производилось, но все были подвергну­ты медицинскому освидетельствованию и в дальнейшем находились под постоянным медицинским наблюдением. Один раз в 10 дней у обучающихся снимались показа­ния давления крови, пульса, дыхания и т. д.

В основу работы с радиотелеграфистами было поло­жено разумное сочетание занятий в бодрствующем со­стоянии (классные занятия под руководством препода­вателя) с закреплением материала во время естествен­ного сна.

Обучающиеся были помещены в специальный спаль­ный класс, оборудованный динамиками (рис. 7) и об­ратной микрофонной связью с аппаратной. На кроватях были установлены кронштейны с прикрепленными к ним телеграфными ключами. Дневные занятия проходили в обычном классе под руководством опытного преподава­теля В. М. Лисиченко [49].

Занятия по радиотелеграфному делу проводились 2 часа в день, затем за 15 мин. до выключения света обучающиеся ложились в кровать и с 22.45 до 23.00 час. слушали подготовленную ночную передачу, рассчитан­ную на закрепление материала, пройденного днем. В программу включалось по 5 знаков телеграфной аз­буки, каждый из которых повторялся в звучании 15— 20 раз. Обучающиеся слышали не «олько название зна­ка телеграфной азбуки, произнесенного диктором с гип - нопедической интонацией, но н телеграфное звучание сигнала, вслед за чем, в оставленное для этой цели вре­


Мя, они сами воспроизводили этот знак на ключе. После выключения света в 23.00 передача программы продол­жалась по методу, изложенному ниже, но работа на ключах уже не велась.

При наращивании скорости до 6—8, 9—И и 12— 14 групп в минуту знак телеграфной азбуки повторялся обучающимся «по следу», а затем «в полутакт» И «в такт» со слышимой через динамик программой.

В результате применения гипнопедического метода изучение телеграфной азбуки (прием и передача) было осуществлено за 47 час., наращивание скорости до 6— 8 групп за 20 час., до 9—11 групп — за 20 час. и до 12— 14—за 41 час (рис. 8—11).

Таким образом, программа была выполнена за 128 час., т. е. в 1,8 раза быстрее, чем в контрольной группе^

Анализ результатов работы показал возможность дальнейшего сокращения сроков разучивания телеграф­ной азбуки и времени, затрачиваемого на наращивание скорости приема и передачи до 12—14 групп.

Любопытно, что на экзаменах четырнадцать человек получили оценку «отлично», три человека — «хорошо», три — «удовлетворительно» и только четыре человека — «неудовлетворительно». Это очень высокие показатели успеваемости, особенно если учесть, что никакого отбо­ра обучающихся не было[50].

Небезынтересен и следующий опыт. Группа техниче­ских специалистов численностью десять человек присту­пила к изучению английского языка с использованием гипнопедического метода. Одни из них хотели подгото-


image013


Ит/щеше^^

1

2

3

*

5

6

7

3

9

10

11

!2

13

2¡t

23

22

21

20

19

18

П

\

16

\

/

15

\

/

%

\

1

13

/

12

1

11

\

/

10

\

/

9

/

S

\

1

1

6

5

¡г

3

2

1

Рис. Э,


image014



image015


Виться к кандидатскому экзамену, другие — углубить свои знания по языку для облегчения работы с литера­турой на английском языке[51].

В - результате сорока четырех ночных сеансов и 42 час. занятий с преподавателем несколько человек, один из которых никогда не изучал иностранного языка ни в школе, ни в вузе, успешно сдали кандидатский экзамен. На изучение иностранного языка аспиранту в высших учебных заведениях страны, как известно, отводится 140 час* при этом также надо иметь в виду, что в аспи­рантуре обычно продолжают изучать тот язык, который изучался в вузе и, возможно, даже в школе.

В другой группе инженерно-технического состава бы­ло проведено сорок девять сеансов. Было подано 920 слов и 178 выражений — всего 1098 единиц. Так на­зываемые выражения содержали иногда по 5—6 слов: I have only a mather, my father died two years ago или My laboratory is not far from the center of the city. Спе­цифика работы, однако, не позволила некоторым обу­чающимся регулярно посещать ночные занятия — спать в ночных классах. Некоторые обучающиеся пропустили до трети всех сеансов. Через 10 дней после окончания курса была проведена выборочная проверка запомина­ния материала обучающимися. Проверка показала, что средний процент усвоения слов английского языка высо­кий—-84,5%, а средний процент усвоения'базисных мо­делей и выражений английского языка - еще выше — 97,11% (табл. 1).

Положительные результаты были получены и при проведении под руководством автора эксперимента сов^

Крови, пульс и т. д. Всей этой работой руководил врач А■ Ф - Сав­ченко. Были также введены дневники обучающихся, в которых фик­сировались их субъективные показатели. Надо полагать, что в бли­жайшее время эти интересные материалы А. Ф. Савченко н

А. Ф. Утеева будут опубликованы. Медицинские наблюдения пока­зали, что отклонений от норм в организме обучающихся не обна­ружено.


Результаты усвоения английских слов и выражений студентами, изучавшими язык с использованием метода гипнопедии (через 10 дней после окончания курса)

V

Я

■и

И

О

Всего пода­но единиц

Усвоено

Усвоение, %

V

О со М О

*

££

1

Р-

А

О.

С - ай

И

5

Аз

V

К

Я

О

ІШ

Я

Я

X

£

АЗ

£

Ш

К '

Щ

*

СС

О

£

О

00

Ж

В Я

О

(■>

О.

3

0>

О

Н

5

О

Ч

И

£-

Г

СО

О

Н

О

5

О.

3

Я

О

Н

5

И.

24

40

689

168

857

594(95)

152(16)*

746(111)

89,12

90,47

87,05

С.

26

49

920

178

1098

917(3)

178(—)

1095(3)

99,67

100

99,73

П.

32

49

920

178

1098

840(80)

178(—)

1018(80)

91,3

100

92,72

Д.

32

24

369

88

457

244(125)

81(7)

325(132)

66,12

92,04

71,12

М.

33

48

893

178

1071

636(257)

171(7)

807(264)

7!,22

96,06

90,37

Н.

40

48

901

174

1075

541(360)

169(5)

710(365)

60

97,12

66,04

1 1 1 1 1 1 1

| 79,55

97,1.'

84,5


* В скобках указано количество неусвоенных слов и выражений.


Местно с преподавателем 1-го МГПИИЯ Б. А. Жебеле - вым, который участвовал в составлении гипнопедических программ и вел дневные занятия.

За 36 час. дневных занятий и 36 гипнопедических сеансов обучающимся (тридцать два человека) было дано свыше 700 слов и выражений. Многие из них ни­когда ранее не изучали английского языка, но по окон­чанию обучения приобрели соответствующий навык и


Сейчас могут вести простой двусторонний разговор на изучаемом языке в объеме изученной лексики и грамма­тики.

Опыт работы по вводу закрепляемой информации в память человека во время естественного сна, изложен­ный нами выше,— это лишь первые успешные шаги, сде­ланные учеными СССР в развитии гипнопедии.

Надо полагать, что дальнейшее. усовершенствование метода на основании решения ряда актуальных теоре­тических вопросов гипнопедии позволит получить еще лучшие результаты.

Ниже излагаем один из основных теоретических воп­росов звукового ввода закрепляемой информации в па­мять человека во время естественного сна — основы ин­тонации гипнопедической речи.