Книги по психологии

Структурные особенности гипнопедической интонации запоминания
В - Ввод И ЗАКРЕПЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИИ В ПАМЯТИ ЧЕЛОВЕКА ВО ВРЕМЯ ЕСТЕСТВЕННОГО СНА

Успешная разработка и дальнейшее совершенствова­ние методов экспериментально-фонетического исследо­вания речевой интонации могут осуществляться лишь при совместном участии языковедов, психологов, аку­стиков и физиологов.

Само собой разумеется, что развитие эксперимен­тальных методов тесно связано с уровнем развития тех­ники. Это хорошо видно на примере экспериментально­фонетических методов, предусматривающих использова­ние звукозаписывающей, звуковоспроизводящей и рече­анализирующей аппаратуры на всем пути развития от пневмографии до радиоэлектроники.

Пневматические исследования на кимографе с при­менением писчика-рекордера лежали в основе фонетиче­ских методов вплоть до 30-х годов нашего столетия. По­степенно они стали уступать место современным мето­дам, использующим более точную аппаратуру, в част­ности электродинамическую установку — электроакусти­ческий рекордер.

Электродинамическую установку впервые широко применил В. А. Артемов в ЛЭФИПРе [89]. Использование электроакустического рекордера весьма положительно сказалось на улучшении экспериментальной работы в области фонетики, сокращении сроков, удешевлении стоимости эксперимента и получении более надежных результатов.

Электродинамический рекордер применяется в опре­деленных целях и в настоящее время.

С появлением радиоэлектронной аппаратуры возник­ла возможность разработки новых методов. Успешное решение этой задачи сможет поднять эксперименталь­ную фонетику на уровень современных требований и обеспечить условия для получения и расшифровки фи­зических характеристик интонации любой эксперимен­тальной фразы за несколько минут, а не дней и недель, как это было еще совсем недавно.

Поставленная задача уже нашла в определенной ме­ре свое решение в создании интонографа ОФХАРС [90].

Интонограф ОФХАРС очень удобен при эксперимен - тально-фонетическом исследовании речи, так как позво­ляет одновременно вычленять частоту основного тона, определять интенсивность произнесения и временную ха­рактеристику (с точностью до 20 мсек, звучания) и фик­сировать эти изменения на многошлейфовом осцилло­графе (типа Н-102).

Таким образом, в настоящее время эксперименталь­но-фонетическое изучение интонационных, особенностей коммуникативных типов предложений значительно об­легчено и ускорено.

Возникает вопрос, а как быть со старым методом — слуховым анализом интонации, оправдавшим себя на протяжении многих лет. Следует отметить, что такой анализ не устарел и не отброшен. Он просто стал вспо­могательным, но обязательным приемом при проведении эксперимента, в педагогической же работе его роль ос­тается, как и прежде, весьма важной.

Значение эксперимента в языкознании убедительно показано в трудах многих исследователей речи, в част­ности в статье Л. В. Щербы «О трояком аспекте языко­вых явлений и об эксперименте в языкознании» [91], в ра­ботах В. А. Артемова[92] и др.

В названных работах интересующийся эксперимен­тальным исследованием интонации найдет богатый и ценный материал. Останавливаемся на этих работах по­тому, что они оказались полезными и для исследования гипнопедической интонации. Мы воспользовались раз­работанным В. А. Артемовым методом структурного ана­лиза речевой интонации, который с надежной научной достоверностью обеспечил получение данных по струк­туре речевой интонации.

В связи с изложенным нами были разработаны не­которые общие исходные требования, влияющие на на­учную объективность эксперимента: к подбору материала эксперимента, подбору и работе дикторов и аудиторов, к записи дикторского материала гипнопедической прог­раммы, обработке экспериментального материала и т. д.

Остановимся на некоторых существенно важных во­просах экспериментально-фонетического исследования гипнопедической интонации.

Как известно, подбор материала всегда является важным этапом в проведении любого эксперимента. Эк­спериментаторы сходятся на том, что от правильного подбора материала во многом зависит успешное прове­дение эксперимента. При исследовании интонации гип­нопедической речи экспериментальный материал должен представлять только такую речь. С этой целью были созданы разнообразные гипнопедические программы, ко­торые затем проверялись по полученным результатам запоминания материала во время ночного сеанса. Те из них, которые были лучше усвоены, подвергались экспе­риментально-фонетическому исследованию, чтобы опре­делить, какие физические характеристики интонации являются оптимальными для усвоения. Результаты усвое­ния новой программы вновь анализировались для составления следующей программы[93]. Иными словами, в основе наших исследований лежал отбор материала по результатам запоминания его обучающимися.

Лишь после этой предварительной работы мы смог­ли окончательно отобрать материал для исследования его на экспериментальной установке.

Начитанные диктором тексты (оригиналы) устанав­ливались на студийный магнитофон (в данном случае типа МЭЗ-28А), с которого и производилась запись эк­спериментальной фразы на интонограф ОФХАРС и вось­мишлейфовый осциллограф (типа Н-102).

В результате работы на ОФХАРСе получается инто - нограмма непосредственно на 35-миллиметровой кино­пленке: у верхнего обреза пленки отмечаются изменения в интенсивности произнесения, посредине проходит ос­циллограмма каждого гласного и сонорного звука речи, у нижнего обреза отмечается частота колебаний основ­ного тона, в самом низу обреза—отметки времени.

После статистической обработки материала на экра­норасчетной установке типа 5-ПО-1 были созданы гра­фики, на которых по оси абсцисс откладывалось время (в мсек.), по оси ординат частота основного тона ( в гц) и изменения амплитуды интенсивности (в мм).

Последним этапом в проведенном нами эксперимен­те было изучение полученных данных, что позволило оп­ределить не только интонационную структуру гипнопе - дической речи, но и ее связь с языковыми значениями и смысловым содержанием, т. е. выявить логико-синтакси­ческие отношения в том или ином предложении.

Имея в своем распоряжении цифровые показатели физических характеристик интонации гипнбпедической речи, мы смогли приступить к анализу ее структуры.

Вопрос о том, что представляет собою структурный анализ речевой интонации и что он дает эксперимента­тору, подробно рассмотрен В. А. Артемовым[94].

Во-первых, структурный анализ позволяет рассмат­ривать физические свойства речи в структурном единст­ве (частота звуковых колебаний, спектры, интенсив­ность, энергия, фазы и время как модуляций, так и сигналов языкового кода речи), которое оказывается взаимосвязанным и расчлененным в потоке речи соответ­ственно фонетической, лексической, грамматической и стилистической системам языка, а также смысловому содержанию речи.

Во-вторых, анализ структуры интонации раскрывает своеобразное соотношение физических свойств, воспри­нимаемых качеств, языковых значений и смыслового со­держания речи, а также ее коммуникативную обуслов­ленность.

В-третьих, в таком анализе учитывается связь инто­национного выражения мысли с чувствами и волей че­ловека.

В-четвертых, интонация воспринимается как целост­ная звуковая структура, имеющая ту или иную комму­никативную значимость — повествование, вопрос, прось­ба, приказ, восклицание и т, д, (в нашей работе такая коммуникативная значимость — запоминание).

В-пятых, в структуре интонации проявляется тесная взаимосвязь ее физических свойств и воспринимаемых качеств с системой фонетических, лексических, грамма­тических и стилистических значений языка.

В-шестых, структурный анализ предопределяет не описательный, а математический анализ, что создает возможность. нахождения инвариантных значений инто­нации.

Метод структурного анализа интонации гипнопеди - ческой речи был положен в основу описания результатов нашего эксперимента.

В речи, как уже говорилось, мы сталкиваемся с раз­личными коммуникативными типами предложений, каж­дый из которых имеет присущую ему функцию и выра­жает ту или иную разновидность мысли. Например, во­прос с вопросительным словом выражает запрос о новой информации от собеседника, приказ побуждает к дей­ствию и т. д.

Как известно, в английском языке движение основно­го тона на главноударном слоге ядра мысли-вопроса (без дополнительных созначений) местоименного типа нисхо­дящее. При этом ядро мысли-вопроса подвижно, а следо­вательно, подвижно фразовое ударение и временная характеристика. В вопросе без вопросительного слова функция сводится к уточнению чего-либо известного спра­шивающему. Ядро мысли-вопроса характеризует уже иное: изменение в движении основного тона на главно­ударном слоге восходящее, наблюдаются особенности в ударении, характеристике частотных интервалов и диапа­зонов (более подробно см. работу О. Ф. Пилипенко) [95].

Следует подчеркнуть, что изменение функции пред­ложения непосредственно связано с изменениями в его интонационной структуре. Такие изменения, как указы­валось выше, происходят не только в частоте основного тона, интенсивности произнесения, но и в частотных ин­тервалах, диапазонах и временной характеристике. Структурные отличия интонации характерны для всех без исключения коммуникативных типов предложений — вопросов, переспросов, обращений, приказов, утвержде­ний, побуждений и т. д. Иначе говоря, эти изменения характеризуют коммуникацию, общение говорящих. В гипнопедической работе такое общение на первый взгляд кажется своеобразным, необычным, так как один из «общающихся» говорит (запись на пленке), а другой спит, вернее, слушает. Но так кажется только на первый взгляд, потому что ничего необычного в таком общении на самом деле нет. В окружающей нас действительное* ти мы повсеместно наблюдаем подобное общение: слу­шание радио, подсказки ученика, работа суфлера с ак­тером.

Однако гипнопедическое общение заключается не только в напоминании, но и в повторении информации, независимо от того, какова сама по себе разновидность мысли — вопрос ли это, суждение, побуждение, чего не учитывает Д. Кэртис. Направленность гипнопедической речи и ее интонационного оформления — запоминание информации. Следовательно, коммуникативная функция ее — способствовать запоминанию материала. Значит, и интонация должна иметь какие-то характерные струк­турные особенности, отличные от интонационных особен­ностей других коммуникативных типов предложений.

Правда, в массовой коммуникации нет повторения ин­формации, а если и есть, то оно осуществляется с уче­том смысла высказывания, различными (каждый раз


Новыми) языковыми средствами. Подсказки ученика или работа суфлера ограничиваются ситуацией общения и нередко связаны с повторением сказанного.

В гипнопедии основой всего процесса запоминания является обязательное, многократное повторение одного и того же материала без каких-либо изменений в его последовательности.

В этом отношении в гипнопедии имеется общее с на­шей обычной практикой запоминания материала вслух. Обратим внимание на то, как мы запоминаем необхо­димую информацию в бодрствующем состоянии. Пред­положим, мы изучаем японский язык. Нам необходимо запомнить фразу Dare ga sensei desu ka? Кто учитель?, произнесенную собеседником. С целью запоминания вос­производим вслух каждое слово отдельно, в замедленном темпе, стремимся четко артикулировать каждый звук ре­чи. По мере достижения успеха мы обычно совершаем два действия: уменьшаем громкость повторения и уско­ряем темп произнесения. В дальнейшем, когда считаем, что уже запомнили материал, переходим на шепотную речь.

В рассмотренном примере примечательна интонаци­онная сторона. Вначале мы слышали этот вопрос в про­изнесении его как коммуникативный тип вопросительно­го предложения, запрашивающий о новой информации с восходящими и нисходящими изменениями в движении основного тона, выделением центра, ядра мысли-вопро­са и соответствующим распределением времени произ­несения, с изменениями в частотных интервалах и т. д. Однако для запоминания эти логические и эмоциональ­но-волевые стороны речи, отраженные в интонации фра­зы, оказываются второстепенными. Неоднократно по­вторяя фразу, мы постепенно ломаем данную интонему вопроса, ее структуру распределения первичных и вто­ричных интонационных характеристик. Наша интонация как бы уравновешивается и постепенно с каждым новым повторением становится все более однообразной. Вскоре произнесение нами данной фразы уже происходит на уровне шепота, иногда с убыстрением темпа речи. Эти интонационные преобразования сопровождаются поте­рей особого смыслового значения ядра мысли-вопроса и переносом его значения на все языковые единицы дан­ного вопроса. Количественные преобразования породили новое качество. Все элементы запоминаемого нами пред­ложения стали как бы равнозначными. Частотные ин­тервалы и диапазоны значительно сужаются, более однообразно отклоняется амплитуда интенсивности, наблюдается тенденция к какому-то среднему времени звучания слога. Иначе говоря, интонационное оформле­ние речи как бы компрессируется. Это объясняется изме­нением при механическом повторении глубины логическо­го мышления и сопутствующих ему эмоционально-волевых проявлений. В результате можно говорить о том, что в памяти человека остается только основа смыслового значения, основа структуры интонации в ее нейтральном компрессированном виде. Без такой основы, полагаем, человек не может активно пользоваться полученной ин­формацией, не может обладать определенным навыком. Это подтверждается нашим экспериментально-фонети - ческим исследованием с использованием метода ввода и закрепления в памяти человека информации во время естественного сна.

* * *

Ниже рассмотрим интонационные особенности гип - нопедической речи. На рис. 12 изображен график изме­нений частоты основного тона, интенсивности произнесе­ния и времени звучания однословной фразы Separate в

Произнесении диктора. Диктор произносил ее как Это— separate.

На протяжении всего времени звучания фразы час­тота основного тона подвергается незначительным изме-

подпись: цистосн зов
тона/гц/200
подпись: ашл инт /мм/ wjsy ¡мсек/Предложение Separóte

S

Е

А

А

Г

¡

T

$и~

150

Яо

FiO

FiO

По

4-0

Рис. 12.


Нениям (в пределах 80—120 гц). Переход от уровня 80 гц к уровню 120 гц совершается в течение 180 мсек., само же звучание на этом уровне длится всего 20 мсек.

Амплитуда интенсивности достигает максимума на главноударном слоге (5 мм), на остальных слогах она Не превышает 2 мм.

Время звучания всей фразы — 620 мсек., что говорит о несколько замедленном темпе ее произнесения.

Такое распределение■физических характеристик при произнесении фразы свидетельствует о минимальной эмоциональности речи говорящего. Судя по графику и заключению аудитора, эта фраза произнесена диктором с нейтральной интонацией, как сообщение без всяких дополнительных оттенков категоричности, решительнос­ти, проявления заинтересованности'и т. д.

Обращает на себя внимание то, что в изменении час­тоты основного тона имеются незначительные частотные интервалы (перепады частоты тона). Незначительны пе­репады и в амплитуде интенсивности (2—5 мм).

Диктор не стремился резко выделить какой-либо слог и по времени звучания. Так, первый слог длился 210 мсек., второй — 200 мсек., третий — 210 мсек.

Как доказано В. А. Артемовым, для передачи смыс­ла высказывания имеют значения и так называемые вторичные физические свойства, но в данном случае эта сторона интонации слабо выра. жена. Однако тот факт, что она неярко выражена в обычном, традиционном по­нимании (частотные интервалы, диапазоны и т. д.), за­служивает особого внимания. Анализ показывает, что все интонационные показатели стремятся к самому сла­бому своему проявлению; почти ровному движению ос­новного тона, ровным и постепенным подъемам и спа­дам амплитуды интенсивности, относительно равному времени звучания слогов, отсутствию ярко выраженных частотных диапазонов, хотя они и имеются как своего рода следы, как результат компрессии,

В общем создается представление о том, что именно такое распределение физических характеристик фразы отражает основу речевой интонации. Именно от такой нейтральной основы отталкивается говорящий, когда хо­чет высказать что-либо с чувством, проявлением воле­вых факторов и подчеркиванием логического обоснова­ния, В тех случаях, когда речь идет о передаче эмоцио­нально-волевых проявлений говорящего, о более четко выраженной функциональной направленности высказы­вания в связи с его содержанием и ситуацией общения, наблюдаем другие особенности интонационной структу­ры (см. график на рис. 13). В соответствии с ситуацией общения фраза Ну, парень, докладывай аудиторами оп­ределена как побуждение с обращением Ну, парень. Из графика видно, что частота основного тона претерпева­ет значительные изменения в диапазоне 50—400 гц. От­клонения амплитуды интенсивности больше — от 2 до


23 мм. Время произнесения слогов разное — от 90 до 338 мсек. В предложении отмечаются частотные интер­валы (50—180, 230—270, 50—390 гц) [96]. Даже самое

подпись: чеквтмп
тф)г
200
подпись: звучания
/тех/
Пред лишение Ну, тренй, докладывай

Н

У

ЛАЛ О

В и

И

Вь

2оь т

image020


image021

Рис. 13.



Поверхностное сравнение графика на рис. 13 со всеми другими графиками, приведенными в работе, наглядно убеждает, во-первых, в отличии гипнопедической инто­нации от обычной (на материале русского и английско­го языков) и, во-вторых, в том, что гипнопедическая ин­тонация стойка, однообразна, несмотря на различные языки, возраст и пол говорящего (диктора).

Рассмотрим интонационный график гипнопедической речи, изображенный на рис. 14. И в данном случае ни в изменениях частоты основного тона, ни в отклонениях амплитуды интенсивности произнесения или времени звучания фразы I am writing нет резких перепадов. По­лоса частот основного тона—80—120 гц, причем изме­нение частоты основного тона столь незначительно, что, например, на слоге ai частотный диапазон — 80—120 гц, а на слоге ting — 80—100 гц. Такие незначительные из­менения имеют место и на других слогах.

Изменения амплитуды интенсивности на каждом слоге однородны в пределах 2—5 мм.

Распределение времени произнесения слогов говорит о замедленном темпе произнесения (нами специально вы­бран вариант самого замедленного произнесения), что связано с весьма четкой артикуляцией звуков речи.

Анализ интонации фразы I am writing позволяет отметить выраженную однородность в произнесении всех слогов фразы и констатировать отсутствие четкого выделения какими-либо интонационными средствами предиката высказывания. Все единицы предложения стремятся к равнозначности в логико-синтаксическом плане. Интонация в данном случае всей своей структу­рой выражает то, что слушающему подана информация, которая по сути не требует определения предиката суж­дения и не направлена на то, чтобы вызвать у слушате­ля (обучающегося) какие-либо эмоции.


Предложение Sam writing

Ai

17П

-------------------- =F

Част, am mrnmlml Ж m

1BQ

0

Am/!/; инт Jmm! Время звучания /мсек/


' д

1 т

Жа

Г но

Ai

T I

М и«

№о I

подпись: ps-
e;
.MQ.

Рис. 14.

Рассмотрим предложение Не has come on a short vi­sit to Moscow (рис. 15). Данное предложение в произне - сении диктора состоит из трех синтагм: Не has соше — первая синтагма, on a short visit — вторая синтагма, to Moscow — третья синтагма. Такое членение предложения


100

В

Л

І

Л

3

Бо

Звд

И>

270

А

Т

33 6

2д0

2І0

Паузо

0

П

0

10

170

720

/

3-

230

520

Рис. 15.


image023

Рис. 15 (продолжение).



image024


image025


image026


И:

1

360

160

К

Помп

Ь

/

9

108

Во

160

120

image027


Рис. Ш (продолжение).


Объясняется в первую очередь физиологическими воз­можностями говорящего. В отличие от предыдущих предложений, здесь (женский голос) изменение частоты основного тона происходит на более высоком частотном уровне (частотный диапазон предложения —80—200 гц). Однако полоса частот, в которой происходят эти изме­нения, в результате компрессии речи говорящим неболь­шая, как и в предыдущих случаях,— 120 гц.

Отклонение амплитуды интенсивности не выходит за пределы 12 мм и стремится к однородности. Время про­изнесения слогов увеличено. После каждой физиологи­ческой паузы отмечается некоторое увеличение отклоне­ния амплитуды интенсивности. В данном предложении, несмотря на небольшую полосу частоты основного тона, наблюдаются отдельные незначительные его изменения, которые надо рассматривать как проявление эмоцио­нальности диктора [97]. При этом, однако, из графика вид­но, что диктор не стремился к особому выделению пре­диката и субъекта мысли. Он сообщал информацию, «напоминал» ее слушающему.

Не менее интересно произнесение диктором (женский голос) гипнопедической фразы When do the studies at your school begin? (рис. 16).

Это вопросительное предложение в своей обычной коммуникативной функции в соответствии с ситуацией и поступком говорящего запрашивает о новой инфор­мации.

Предложение разделено диктором на четыре синтаг­мы, все паузы физиологического характера.

Анализ интонации данной гипнопедической фразы указывает ка следующие ее особенности:

Отклонения амплитуды интенсивности однородны на словах when, studies, your, school, begin (максималь­ная амплитуда — 21 мм, минимальная — 18 мм); частот­ный диапазон всей фразы — в пределах 60— 190 гц;

Изменения в движении основного тона не имеют рез­ких перепадов; отдельные частотные интервалы незначи­тельны (максимальный интервал 80—130 гц) и являются прежде всего результатом эмоциональности диктора;

Полоса частот, в которой происходят изменения то­на, также небольшая, как и в предыдущих случаях,— 130 гц;

При анализе фразы на слух, а также при изучении фи­зических характеристик ее интонации не представляет­ся возможным выделить ядро мысли-вопроса; все эле­менты предложения равнозначны;

Такое распределение физических характеристик ин­тонации указывает почти на отсутствие выраженных ло­гико-синтаксических отношений в данном “предложении, что отвечает целям механического запоминания инфор­мации.

Сравнение рассматриваемой фразы с обычной речью человека в бодрствующем состоянии позволяет заметить, что интонация гипнопедической речи только в самой ми­нимальной степени связана с логикой речи и эмоцио­нально-волевыми проявлениями высказывания.

Интонация гипнопедической речи, таким образом, приближается к базисной, нейтральной интонации запо­минания информации.

Проведенные нами экспериментально-фонетические исследования интонации гипнопедической речи дают воз­можность обобщить некоторые ее интонационные осо­бенности.

Достаточно сравнить распределение физических ха­рактеристик интонации гипнопедической речи (рис. 12, 14, 15) и обычной (рис. 13) [98], чтобы убедиться в том, что изменения частоты основного тона, интенсивности и вре­мени звучания гипнопедической речи и интонации обыч­ной речи резко отличаются друг от друга.

Так, частота основного тона гипнопедической речи изменяется незначительно, в обычной же речи изменения частоты основного тона выражены ярко.

В гипнопедической интонации вторичные характерис­тики выражены слабо, в обычной же речи частотные ин­тервалы, диапазоны ярко выражены и неизменно участ­вуют в передаче смысла высказывания, сопутствующих его созначений и отражают богатство языка, вырази­тельность его в коммуникации.

Обращает на себя внимание и то, что частотный диа­пазон гипнопедической речи узкий, тогда как в обычной речи, даже мало эмоциональной, он значительно шире. Интонация гипнопедической речи характеризуется опре­деленной полосой частот в пределах 120—150 гц, как для мужского, так и для женского голоса (независимо от частотного уровня).

В обычной речи изменения частоты основного тона в большинстве случаев участвуют в выделении преди­ката суждения, ядра мысли-вопроса или ядра мысли-по­буждения, в то время как в интонации гипнопедической речи наблюдается стремление говорящего придать рав­ный смысловой вес всем элемен? ам предложения. Часто­та основного тона гипнопедической речи на протяжении всего времени звучания слога, слова, синтагмы, предло - жения, абзаца проявляет стремление к однородности.

Сказанное, однако, не означает, что отсутствие ярко выраженных изменений основного тона свидетельствует о невыразительности гипнопедической интонации. На­оборот, именно в этом и проявляется ее выразительность соответственно присущей ей функции запоминания.

Изменения в движении основного тона тесно связа ны с показателями энергии произнесения. Сопоставление в этом плане интонации гипнопедической и обычной речи позволяет подчеркнуть, что даже без учета индивиду­альной манеры говорения или натренированности дик-' тора отклонения амплитуды интенсивности на протяже­нии всего периода звучания фразы для каждого дикто­ра в отдельности однообразны, не имеют значительных перепадов, что, наоборот, характерно для интонации обычной речи.

Значительное различие в двух интонациях наблюда­ется и при сопоставлении временных характеристик. В гипнопедической интонации отсутствуют резкие за­медления или убыстрения темпа произнесения, что имеет существенное значение для передачи значения, со­держания высказывания в обычной, даже малоэмоцио­нальной речи. Но не только это характеризует времен­ной показатель гипнопедической речи, сама по себе аб­солютная длительность звучания слога, а следовательно, слова и предложения несколько увеличена.

Не претендуя на завершенность исследования данно­го вопроса, уже сейчас можно говорить об увеличенном времени звучания гипнопедического предложения по сравнению с обычным предложением (на 10—15%) [99]. Замедление произнесения вызвано необходимостью бо­лее четкой артикуляции звуков гипнопедической речи,

Что в свою очередь влияет на ассимиляцию и другие из­менения звуков речи. Так как во время естественного сна восприятие речевого сигнала, по-видимому, несколько замедленно по сравнению с состоянием бодрствования человека, то такое темпоральное качество гипнопедиче - ской интонации, на наш взгляд, должно способствовать запоминанию информации человеком.

Любопытно заметить, что в гипнопедической речи от­мечаются более часто физиологические паузы.

Отсутствие перепадов в частоте. основного тона, ин­тенсивности произнесения и времени звучания способ­ствует непробуждению человека во время подачи ему информации в естественном сне. Здесь уместно напом­нить правильные соображения В. Всеволодского-Герн - гросса о том, что интонация вообще явление звуковое, что она служит чисто физическим фактором воздейст­вия, но когда к тому же она выражает душевное состо­яние и движение, а подчас понятие и представление, то является уже фактором психологического воздействия [100].

Данное положение В. Всеволодского-Гернгросса мо­жет быть отнесено и к гипнопедической интонации с уче­том того, что гипнопедическая речь в самой минималь­ной степени побуждает спящего выражать душевное состояние и движение, а закрепляет в его памяти понятия и представления, полученные в бодрствующем состоя­нии. Одновременно интонация «не перестает быть фак­тором физическим и мы воспринимать ее можем только физиологически». В связи с этим В. Всеволодский-Герн - гросс и поднимает вопрос о необходимости изучения воздействия на человека тех или иных звуковых явле­ний. Видя в интонации специфический колебательный


Раздражитель, В. Всеволодский-Гернгросс правильно подметил, что крутизна волны раздражения, ее внезап­ность, непостоянство—все это возбуждающие фак­торы [101].

Раскрывая затем изложенное в применении к звуку речи, к интонации, В. Всеволодский-Гернгросс отмеча­ет, что монотонная мелодия, однообразная интонация, которую наблюдаем, например, в колыбельной песне, в чтении вслух, в тиканье часов и мерном стуке колес ва­гонов, действуют усыпляюще[102]. Приведенные примеры В. Всеволодского-Гернгросса взяты из реальной дейст­вительности, с ними мы встречаемся повседневно и, ра­зумеется, относятся они к обычной, а не к гипнотической обстановке.

При составлении программ гипнопедических сеансов обязательно предполагается разумное сочетание работы в бодрствующем состоянии и во время естественного сна. В соответствии с методом предусматривается сведе­ние до минимума в речевой интонации элементов более сильного раздражения. Непробуждение человека при подаче ему речевого материала во время сна, полагаем, прежде всего связано с уменьшением количества высо­кочастотных раздражителей в интонации.

В этом плане напомним некоторые вопросы физиоло­гической фонетики в трактовке В. Всеволодского-Герн- гросса. Прерывистые, перемежающиеся звуки вначале действуют крайне возбуждающе, и к тому же неприят­но. Такие звуки утомительнее одинаковых и продолжи­тельных звуков. По той же причине громкий звук, т. е.

Колебание с большей амплитудой, и более высокий звук, т. е. колебание более частое, являются более сильными раздражителями. Поэтому утомительны звуки слишком громкие, очень продолжительные. Возбуждающе дейст­вует всякая резкая перемена звука от сильного к сла­бому, и наоборот, от низкого к высокому. При этом автор отмечает, что высокий звук — более сильный раздражитель вследствие большего числа колебаний, воз­буждающе действует всякая перемена высоты тона, сле­довательно, восходящий интервал является дважды воз­буждающим. Нисходящий интервал, по сравнению с вос­ходящим, успокаивающий. По нашим наблюдениям, не пробуждает обучающегося и успокаивающе на него действует также ровный частотный уровень и другие особенности интонации, изложенные выше.

Эти соображения учтены нами при разработке мето­да ввода и закрепления информации в памяти человека во время естественного сна.