Советские психологические школы
Е - Естествознание, философия и науки о человеческом по­ведении в Советском Союзе

В 70-х и 80-х годах психологические исследования в Советском Союзе осуществлялись потрем различным направлениям. (1) Проводимые ста­рой марксистской школой Выготского—Лурии—Леонтьева, подчерки­вающей значение социального окружения для формирования поведе­ния человека; эта школа по-прежнему доминирует в советской психоло­гии, но существенно ослабла со смертью своих выдающихся лидеров. Одним из наиболее активных направлений исследований в рамках этой школы является сегодня «инженерная психология», изучением которой занимается директор Института психологии АН СССР Б. Ф. Ломов [355]. Усилия исследователей, занимающихся инженерной психологией, на­правлены на совершенствование продуктивности труда советских рабочих посредством использования психотехнологии. И хотя прежняя цель — воспитание «нового советского человека» — все еще является централь­ной для представителей этой школы, ее новые лидеры все чаще начинают обращаться к западным идеям относительно психотехнологии. (2) Осу­ществляемые представителями новой школы, возродившей споры по проблеме «природа—воспитание» и противопоставившей взглядам пред­ставителей первой школы подчеркивание значения генетических факто­ров в формировании поведения человека. (3) Ведущиеся в рамках ново­го для Советского Союза движения за раскрытие потенциальных воз­можностей человека. Последние из названных направлений (2, 3) являют­ся, безусловно, достаточно непривычными для сталинистов и идеологи­ческих консерваторов, однако они имеют зачастую поддержку в самых высоких советских сферах.

Взгляды представителей первого из названных направлений уже обсуждались в этой главе. Как показывают материалы «круглого стола» на тему «Философские проблемы деятельности», организованного журна­лом «Вопросы философии»[356], несмотря на критику, эти взгляды по-преж­нему располагают широкой поддержкой со стороны психологов и фило­


Софов. Взгляды представителей второго направления будут рассмотре­ны в последующих двух главах. Здесь же я кратко остановлюсь на описа­нии взглядов, характерных для третьего из названных направлений. Я выражаю признательность Шейле Коул — американской исследова­тельнице советской психологии, которая во время пребывания в Совет­ском Союзе побывала в нескольких «семейных клубах» и привлекла мое внимание к движению за раскрытие потенциальных возможностей че­ловека, существующему в этой стране

Следует отметить, что возникновение названного движения является, пожалуй, самым удивительным событием в развитии советской психо­логии последних лет. При этом также необходимо сказать и о том, что в своей основе оно имеет множество черт, роднящих его с аналогичными тенденциями, существующими на Западе. Представители официальной советской психологической науки поначалу отрицательно отнеслись к этому движению, оценив его как «ненаучное». В конце 70 — начале 80-х годов это движение набрало такую силу, что, несмотря на то что официаль­ные психологи по-прежнему сохраняют достаточно негативное отноше­ние к нему, даже среди них начинает возникать более благосклонное отношение к идеям, лежащим в основе этого движения. Однако основ­ную поддержку этому движению в Советском Союзе оказывают образо­ванные и имеющие политическое влияние люди, не принадлежащие к числу представителей профессиональной академической психологии.

Наиболее известными представителями названного движения в Со­ветском Союзе являются супруги Никитины — Борис Павлович и Елена Алексеевна. Написанные ими книги, посвященные проблемам воспитания детей, расходятся миллионными тиражами 2. Сам Борис Никитин явля­ется инженером по образованию, и многие из его последователей также являются представителями советской технической интеллигенции — людьми, испытывающими недостаток в личных и семейных связях, пол­ноценных человеческих контактах, которые они не могут установить, работая в различного рода бюрократических учреждениях. Никитин призывает к созданию так называемых «семейных клубов», которые могли бы способствовать удовлетворению потребности людей в более тесных социальных связях и отношениях. Члены этих клубов в основном концент­рируют свое внимание на задачах, связанных с воспитанием детей в более свободной обстановке, нежели это рекомендуется официальной совет­ской педагогикой. В основе рекомендаций Никитина лежит убеждение в том, что каждый ребенок обладает такими потенциальными возмож­ностями своего развития, которые способны раскрыться при наличии соответствующих условий окружения. В связи с этим задача заключается в «освобождении природных потенций человека». Эти потенциальные возможности по-разному проявляются у детей в различные периоды их развития; если в определенный момент этого развития не будут созданы правильные условия для раскрытия этих возможностей, то последние могут быть утрачены ребенком навсегда.

Названные семейные клубы различаются по интересам и конкретным формам их деятельности. Члены этих клубов, как правило, часто встреча­ются между собой, участвуют в совместной работе по устройству пло­щадок для детских игр, которые оборудуются в соответствии с рекомен - дацияами, предложенными Никитиными. К числу наиболее популярных видов деятельности этих клубов можно отнести также восстановление старых крестьянских домов, расположенных в сельской местности. Не­которые из членов этих клубов являются вегетарианцами, другие воз­держиваются от употребления всех видов алкогольных напитков, что можно охарактеризовать как достаточно необычное явление для Совет­ского Союза. Как уже отмечалось, интересы членов этих клубов могут быть различными, но все они носят «неофициальный» характер: здесь и стремление рожать в домашних условиях, увлечение лечением трава­ми, биологической обратной связью, йогой, иглоукалыванием, заговора­ми, восточной медициной, медитацией, различного рода массажами, гип­нозом, встречами по интересам и даже шаманством.

Существуют связи между советским движением за раскрытие по­тенциальных возможностей человека и аналогичными движениями в США, которые осуществляются, в частности, через посредничество Иса - ленского института в Калифорнии. Советский гражданин Иосиф Гольдин стал одним из членов правления этого института. Институтом разрабо­тана программа советско-американского сотрудничества в этой облас­ти, связанная с обменом, представителей этого движения. Возглавляет эту программу Джеймс Хиккман, который неоднократно посещал в связи с этим Советский Союз и организовал целый ряд встреч, посвященных проблемам биологической обратной связи; некоторые из них состоялись в резиденции посла США в Советском Союзе1. В свою очередь некото­рые известные советские официальные представители посетили Кали­форнию с целью обсуждения аналогичных проблем. Поддержку этим инициативам оказывает советское посольство в Вашингтоне, позитив­ные оценки их высказывались также и на страницах советских газет, особенно «Комсомольской правды».

Шейла Коул задает вопрос, который должен возникнуть у всякого знающего ситуацию в Советском Союзе человека: «Почему советское руководство проявляет интерес к тем американцам, которые известны в США как люди, придерживающиеся крайних взглядов в этой области?»

С точки зрения официальной советской идеологии движение за рас­крытие потенциальных возможностей человека имеет как положитель­ные, так и отрицательные аспекты. К отрицательным моментам относят­ся следующие: движение не имеет ясно выраженных марксистских теоре­тических оснований; оно существует как самостоятельное и независимое (в социальном и интеллектуальном отношениях) явление, что всегда вы­зывает подозрение у советских властей; более того, в рамках этого дви­жения существуют ненаучные и антиавторитарные подходы, которые традиционно получают негативную оценку советских властей.

Однако, несмотря на эти недостатки, с точки зрения советских влас­тей, это движение имеет и свои положительные стороны. К ним прежде всего относятся такие моменты, как повышение производительности труда у членов этого движения, воспитание положительных чувств по отно­шению к работе, стремление к многодетности (что особенно важно, учи­тывая демографическую ситуацию в стране), упрочение семейных уз, в то время как наблюдается увеличение количества разводов, и т. п.

Уже одно то, что это движение может способствовать росту произ­водительности труда, может являться оправданием его существования в глазах советских официальных властей. Любой, кто читал советские газеты, знает, что наиболее популярным выражением в них является по­нятие «скрытые резервы», что подразумевает возможность повышения производительности труда в случае их использования. Сторонники этого движения на Западе говорят о возможности «трансформировать чело­веческую личность путем самообразования и самовоспитания». Как ви­дим, эта цель созвучна традиционному стремлению советских властей «воспитать нового советского человека» путем социальных преобразо­ваний. Таким образом, можно говорить о том, что представители назван­ного движения на Западе и члены советских семейных клубов разделяют убеждение в том, что индивидуальные инициативы могут быть реализо­ваны в действиях, не направленных против существующих политических и экономических структур, а в основном в деятельности по индивидуаль­ному самосовершенствованию. Это стремление устроит любую из суще­ствующих структур власти.