VII
Д - ДИНАМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Для научного описания типа в принципе достаточно одного экземпляра. Для до­казательства правильности описания того или иного типа было бы бесполезным привлекать различных представителей этого типа, ибо «такого рода тип» определя­ется исключительно «своеобразием» соответствующих образований. Поэтому выска­Зывание «другой представитель того же самого типа обладает такими же свойства­ми» является тавтологией.

Несколько иначе обстоит дело в том случае, когда поднимается вопрос о том, все­гда ли тип А обладает свойством Ь, Или же бывают случаи, когда тип А не имеет того или иного свойства Ь. В этом случае под термином «тип А» реально имеется в виду не «однозначно определенный» тип («конечный вид»18), но более общий Класс Типов, каждому из которых присущи определенные признаки типа А, и вопрос стоит о том, имеются ли внутри этого общего класса подтипы, обладающие признаками с и не об­ладающие признаками Ь. (При этом термин «имеется» является типичным понятием «систематического» родства, то есть он относится к наличию типа или к отношениям типов между собой, а не к существованию их отдельных представителей. Кроме того, для ответа на этот вопрос нужен не поиск возможно большего числа представителей одного и того же типа, но лишь поиск представителей Различных Конкретных типов, причем опять-таки единственного представителя каждого конкретного типа вполне достаточно для ответа на вопрос. Ср. ниже.)

15 Характерно, что систематика, использующая понятие типа, называлась «идеалистической»
Морфологией, и речь шла о «вневременных» типах (NaefA. Idealistische Morphologie und Phylogenetik.
Jena: Gustav Fischer, 1919; SchaxelJ. Grundzuge der Theoriebildung in der Biologie. Jena: Gustav Fischer,
1922; Meyer A. Logik der Morphologie im Rahmen einer Logik der gesamten Biologie. Berlin: Springer,
1926), несмотря на то, что реально обсуждались, разумеется, не понятия феноменологической логи­
ки, а эмпирические типы.

16 См. Frankl. <Имеются в виду работы историка искусств Пауля Франкла. — Ред.>

17 См., в частности, спор по поводу понятия «капитализм».

'* Ср. HusserlE. Idcen zu ciner reincn Phanomcnologic und phanomcnologischcn Philosophic Erstes Buch. Hallc/Saalc: Nicmeyer, 1913.Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. М.: Лабириит, 1994.>


34

Методология науки


Здесь следует тщательно различать по меньшей мере Три различных значения Термина «общий» («Allgemein»):

1. «Общезначимость» («Allgemeingtiltigkeit») Положения, которая должна означать то же самое, что Истинность Или правильность. Такая всеобщность может относиться как к положениям, содержащим высказывания об отдельных индивидуальных обра­зованиях, так и к высказываниям о типах.

2. «Всеобщность» («Allgemeinheit»), Относящаяся к «типу» в отличие от отдельного «индивидуального образования». Она выражается, например, в том, что типы химичес­ких образований (например, золото) не обладают никакими определенными истори-ко-географическими пространственно-временными характеристиками, они являются всеобщими в этом смысле — в отличие от историко-географической привязанности от­дельного индивидуального образования или множества таких образований.

3. «Общий» («Generell»). Среди типов Можно различать «конечный вид» И «общие Классы». У «конечного вида», несмотря на отсутствие историко-географических про­странственно-временных характеристик, нет никаких неопределенных свойств. Про­ще всего его можно определить, если указать на определенный пример (допустим, на определенную кошку) и от этого примера подняться к типу «такого рода Обра­зования» (такого рода кошки). Такое восхождение к типу не содержит никакого обобщения. Напротив, основывающиеся на обобщении типы «более высокого по­рядка»19, например: млекопитающие, всегда включают в себя целый круг «конкрет­ных типов». Таким образом, типы той или иной степени общности являются типа­ми с частично Переменными свойствами™.

Не может быть никаких сомнений в праве Делать общезначимые высказывания о каком-либо конкретном типе (в смысле пункта 2) на основе одного-единственного здесь и теперь наличного индивидуального представителя этого типа.

Впрочем, в столь простой форме это верно лишь для чисто «описательных ти­пов», то есть тогда, когда при характеристике типа ограничиваются лишь доступными непосредственному восприятию — так называемыми Феноменальными, — Свойствами этого образования. Несколько менее прозрачной оказывается ситуация при обращении к свойствам, определяемым как «поведение образования в ответ на определенные воз­действия», — к Кондиционалъно-генетическим свойствам. Ибо образования, которые с кондиционально-генетической точки зрения относятся к одному и тому же типу, при различии общей ситуации или предыстории могут выступать в весьма различном фе­номенальном облачении. Химические вещества, которые в определенных ситуациях феноменально почти одинаковы, могут совершенно по-разному реагировать на опре­деленные воздействия, и наоборот, «генотипически» идентичные химические (а так­же биологические) образования могут в разных условиях выступать в «фенотипически» весьма отличающемся друг от друга виде. Не иначе обстоит дело и в случае психичес­ких образований21.

Таким образом, для научного определения кондиционально-генетического типа недостаточно основываться на рассмотрении одного экземпляра В одной-

19 Husserl Е. Idccn zu eincr rcincn Phanomcnologie und phanomcnologischen Philosophic. Erstcs Buch. Halle/Saalc: Nicmcycr, 1913.Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. М.: Лабиринт, 1994.>

2(1 Однако, как подчеркивал Кассирер, в случае классов более высокого порядка неопределенные свойства не пропускаются, а делаются вариативными.

21 Примеры этого можно найти в кн.: Левин К. Намерение, воля и потребность. <Наст. изд., с. 94-164.>


Закон и эксперимент в психологии

35


Единственной ситуации. Напротив, следует изучить целый спектр ситуаций и опре­делить тот или иной кондиционально-генетический тип как такой тип Т, который в условиях А проявляется в виде фенотипа а, в условиях В — в виде фенотипа Ь, и т. д. При этом на поверхностный взгляд могло бы показаться, что при определении кондиционально-генетического типа происходит отказ от принципа опоры на один-единственный экземпляр. И фактически именно здесь может лежать основной источник заблуждений по поводу необходимости «повторения» экспериментов. Однако в действительности и при научном описании такого рода кондициональ­но-генетического типа исследователь вовсе не переходит к пониманию типа как множества и к исследованию возможно большего числа членов этого множества для того, чтобы потом иметь возможность перенести результаты на остальные чле­ны множества. Напротив, и здесь в принципе достаточно исследовать Единствен­Ный пример соответствующего кондиционально-генетического типа в каждой из при­нимаемых в расчет ситуаций; Отличие лишь в том, что здесь необходимо пройти через больший спектр ситуаций.

При определении кондиционально-генетического типа исследователь охотно стремит­ся использовать в качестве примера, насколько это возможно, одного и того же индиви­дуального представителя типа. Однако не всегда оказывается возможным пройти с одним представителем типа через все необходимые ситуации — причем не всегда по техничес­ким причинам, но временами и по содержательным. Ибо поведение типа в ситуации А может состоять в полностью или частично Необратимом Процессе, который будет созда­вать видоизмененную основу для реакций в следующих подлежащих исследованию ситуа­циях В, С и т. д. Особенно часто это происходит в случае с живыми существами, и, преж­де всего, в психологии. В этом случае на одном и том же образовании можно испробовать лишь относительно небольшую часть подлежащих исследованию ситуаций, что существен­но усложняет выбор индивидуальных исследуемых образований, ибо необходима гаран­тия, что все выбранные для научного изучения представители данного типа действитель­но принадлежат к одному и тому же кондиционально-генетическому типу (один лишь внешний вид этих образований такой гарантии дать не может22).