7.1 Имманентность личности деятельности

Личность имманентна деятельности как ее внутренний момент, как субъект деятельности. В этом своем качестве личность предстает перед нами как последовательно разворачивающаяся связь с миром. Подобное внутридеятельностное понимание личности позволяет нам ухватить такие крайне важные стороны бытия личности, как: 1) присвоение субъектом окружающей социальной действительности; 2) формирование субъекта как продукта деятельности; 3) трансформация субъекта в деятельности; 4) осуществление личности в деятельности и т. д.

В той мере, в какой представление о личности как о субъекте деятельности кажется убедительным, когда оно осмысливается в качестве последовательно разворачивающейся связи человека с миром, которая устанавливается в действовании, а не абстрактно, изолированно или в духовном плане (объяснение, которое первоначально с успехом было применено для анализа личности как присваивающей формы социальной жизни), в той же мере оно теряет свою убедительность, когда берется в качестве психологического основания "многомерной" личности, существующей в пространстве иерархий связей. Ведь если довести до логического завершения высказанный постулат о личности-субъекте, то из него следует, что личность должна быть имманентна каждой деятельности, в которой она формируется, трансформируется, осуществляется; и, далее, что субъектов существует столько, сколько у человека имеется дея-тельностей: многообразию деятельностей соответствует многообразие субъектов. Между тем, на уровне личности это многообразие деятельностей не может сходиться в виде пучка в одном субъекте. Добавим: не может сходиться ни многообразие связей, ни многообразие отношений, ни многообразие мотивов.

Таким образом, анализ, основанный на этой "субъектной" платформе, точнее, без выхода за ее пределы, не в силах ухватить целостность личности. Ведь личность предстает в данном случае либо как фрагментированная, разорванная структура личности-полипа, либо как монодеятельная личность Акакия Акакиевича, либо в виде личности-монады, или нарцистической личности, либо, наконец, как расщепленные личности героев Ф. М.Достоевского, никак не могущие объединиться в одной целостности. Личность, лишенная самой себя как соглашательной структуры, самосвязующей силы, лишенная способности выходить за свои пределы, продолжая быть в то же самое время самой собой, истощает себя в многообразии опустошающих ее Я-подобий - отдельных субъектов или одномерных личностей, не сформировавших или утративших свою многомерность. Бытие одномерной личности не пробивается через оболочку одномерной связи или монодеятельности.

Трансцендентность личности деятельности

Положение о том, что личность трансцендентна деятельности, является вторым важным аспектом выдвинутого нами общего положения; оно задает исходный момент решения вопроса о становлении самоидентичности личности. Будучи трансцендентной, личность выходит за пределы деятельности, в которой она приобрела свою определенность. Куда же выходит личность, ищущая преодоления одномерности и своего монодеятельного существования? Что представляет собой та трансцендентная область, куда личность стремится? Личность выходит из деятельности в пространство деятельностей и их связей. Трансцендентность личности деятельности открывается нам как трансценденция личности: личность возвышается над самой собой как субъектом деятельности, трансформируясь в многомерность Я-кристаллизации.

Личность как самоидентичность, как человеческое Я образуется в ходе связывания связей, их иерархизации, т. е. "завязывания узлов", как говорил А. Н. Леонтьев. Вот почему бытие личности в собственном значении высшего единства мы охарактеризовали через понятие бытия связывания. Таким образом, через связывание воедино личностных проявлений мы объясняем единство личности как иерархию многообразных связей. Бытие личности как субъекта деятельности разворачивается в плоскости деятельности и во всевозможных трансформациях последней. Именно на этом уровне анализа личности можно говорить о "производстве" личности в деятельности, о личности как о продукте деятельности и т. д. Другая же форма бытия личности разворачивается в пространстве "единиц" деятельностей, т. е. в пространстве "между"-деятельностями. Движение личности из деятельности в "между"-деятельностное существование, в "меж-ДУ"-субъектное бытие приводит к преодолению личностью качеств субъекта деятельности. Однако "между"-существование личности не есть присутствие в пустоте, "падение в пропасть", "застревание в стыках бытия" или "творение себя из ничего". В действительности трансценденция личности есть преодоление одномерности путем приобретения многомерности. Личность обретает объемность, полноту, целостность, перестав быть плоской и однобокой. Самоидентичность, Я-кристаллизация24 не кочует из одной деятельности в другую, а существует в многообразии связей, деятельностей, отношений. Теперь добавим ко всему сказанному следующий ключевой момент: "вовне"-деятельностное (т. е. внутри-деятельностное и внедеятельностное) бытие личности есть существование в работе, а именно, в работе личности. Другая сторона Самотрансценденции личности - это самотрансценденция деятельности: Деятельность трансформируется в работу. Личность не является субъектом или объектом работы - личность работает, решая проблему бытия

Давайте оглянемся на пройденный путь. В ходе психологического анализа личности у нас возникла проблема: оказалось необходимым сохранить понятие личности как субъекта деятельности и одновременно ввести понятие личности как высшего единства человека, не рискуя при этом впасть в противоречие. Было очевидно, что успех, достигнутый на пути двухуровневого понимания личности, помог бы лучше отразить полноту бытия личности. Если это так, то личность как субъект деятельности устанавливает связи в своей деятельности, а личность как самоидентичность, как Я связывает эти связи в личностную иерархию, что собственно, и соответствует работе личности. Однако ни понятие творческой деятельности, ни понятие самодеятельности (являющиеся по своей сути монодеятельностями) не позволяют ухватить бытие личности в пространстве "между" как работы личности. Чтобы снять данное противоречие, мы более пристально присмотрелись не только к процессу связывания деятельностей, мотивов, отношений, но и к связыванию многообразия субъектов, каждый из которых имманентен определенной деятельности, осуществляющей определенное жизненное отношение человека к миру. За деятельностью, отношениями открывается не только мотив, но и субъект, который данную деятельность осуществляет.

Идея объединения многообразия субъектов в пределах определенной целостности уже до этого вставала в рамках проводимого нами психологического анализа: сначала как трансформационная связь между эндоличностью и экзоличностью, потом как действие принципа связывания. Ни структурное, ни функциональное определение, данное связыванию, не смогли окончательно разъяснить становление личности, и поэтому был сделан третий кардинальный шаг, позволивший ухватить существование фундаментального процесса работы личности. Тем самым, мы создали концептуальную схему, объясняющую становление личности в процессе реальной жизни: личность не есть покоящаяся сущность, личность существует в работе личности, т. е. онтологически. Таким образом, психологию личности мы стали строить на работе личности, т. е. на онтологическом, а не на чисто онтическом основании. В результате, мы не отказались от сущностных качеств личности, а включили их в ее бытие и стали считать, что сущностные качества личности не существуют вне бытия личности как работы связывания.

Дальнейшее направление анализа работы личности будет состоять в конкретизации выдвинутых общих положений, выявлении специфических закономерностей работы личности в концептуальной плоскости становления начальных иерархических связей, а материалом психологического анализа личности послужит известный феномен "горькой конфеты" (Леонтьев, 1983, т. П).

24 Я-кристаллизация отсылает нас к идее ядерной иерархической структуры, которую образно можно обозначить кристаллической структурой личности.