Как навести порядок в своем «доме», Отто Крегер

Историю, приведенную выше, можно также рассмотреть с применением аналогии, которую мы называем «Дом». Насколько нам известно, ее придумал один психоаналитик юнгианского толка, и по сути своей она заключается в уподоблении человеческой личности зданию. Как и почти любой дом, личность каждого из нас состоит из целого ряда помещений, которые воплощают в себе различные аспекты нашего существования.

Например, первый этаж дома содержит в себе основное жизненное пространство: кухню, гостиную, общую комнату, спальню, столовую и ванные комнаты. Именно в этих помещениях протекает повседневная жизнь, причем некоторые из них открыты для постороннего глаза, а некоторые — по преимуществу закрыты. Этот этаж дома соответствует четырехбуквенному коду вашего типа: это та часть вашей личности, которую вы открываете для других людей и с которой они, собственно, и имеют дело. Поэтому можно описать свой тип (скажем, ENFP — «экстраверт-интуит-этик-иррационал») так: «теплый, общительный, спокойный человек, который не делает тайны из того, что он думает» — и это будет напоминать описание жилища: «угловой дом из красного кирпича, с белым забором, с тремя спальнями, витражным окном и пристроенной общей комнатой».

Однако основное жилое пространство — это еще не весь дом: существуют еще подвал и чердак. (Конечно, бывает так, что в доме есть или только чердак, или только подвал, но для простоты мы будем упоминать их вместе, поскольку они являются помещениями для хранения вещей и для хозяйственных нужд.) Подвал и чердак содержат основные устройства жизнеобеспечения — электрощит и котел отопления; там хранятся драгоценные сувениры студенческих лет, семейные реликвии и тому подобные вещи. Туда мы уходим с вполне конкретными целями: сменить предохранители, достать зимнюю одежду или просто предаться воспоминаниям. Но чердак и подвал дают приют и куда менее приятным вещам: там живут тараканы и мыши, в углах висит паутина и валяется хлам; там же мы держим вещи, о которых давно забыли или которые мы умышленно «сослали» туда, чтобы они не напоминали нам о себе.

В личности человека подвал и чердак — это те четыре буквы, которые соответствуют неприоритетным типологическим предпочтениям. Например, теплый и общительный ENFP, которого мы описали выше, в «подвале» и на «чердаке» своей личности даст приют типу ISTJ — личности, склонной к размышлениям, реалистичной, объективной и упорядоченной.

Разумеется, для самого ISTJ «подвально-чердачные» свойства типа ENFP покажутся вполне безобидными: в конце концов, он воспринимает эти типологические свойства как часть «жилого этажа» своей личности. Но для ENFP, наличие в его подвале и на чердаке свойств типа ISTJ может оказаться чем-то пугающим: управлять подобными свойствами ему трудно и их проявление вызывает у него дискомфорт. Короче говоря, быть «жилым этажом» типа ENFP они не могут. (Вы можете себе представить, как бы вы стали жить, используя исключительно содержимое своего подвала и чердака? Скорее всего если бы вы пользовались только несколькими инструментами, несколькими любовными письмами со времен колледжа, остатками пищи в морозильнике, и возможно, креслом-качалкой, которое вы хотели чем-нибудь оплести, у вас осталось бы чувство разочарования и ощущение бессмысленности происходящего.)

Какое же все это имеет отношение к этике? Сталкиваясь с этической проблемой, важнее всего в первую очередь определить, к чему имеет отношение ее суть — к главному, жилому этажу вашего дома или к его подвалу и чердаку Если проблема решается на материале «жилой площади», то судя по всему, за нее следует браться напрямую, поскольку она имеет отношение к вашему повседневному существованию (возможно также, что и к вашей компании, и к району, в котором вы живете). Если же проблема оказывается «подвально-чердачной», тогда не исключено, что ваше беспокойство обусловлено не вашей проблемой и не вашими поступками: за ним скрываются иные мотивы, которые могут оказаться гораздо более вредными для вас и для всех, кого они касаются.

Вот пример двух коллег — Дженнифер (ESFP) и Норин (ISTJ). Они вместе работают в небольшом офисе, и едва ли не с того самого дня, когда там появилась Дженнифер, между ними начались разногласия. Норин постоянно расстраивалась из-за привычного для Дженнифер поведения на работе и не колеблясь сообщала их общему начальнику о последних выходках Дженнифер — о ее опозданиях на работу, междугородних звонках друзьям за счет компании, ее плохой работе и склонности жаловаться по поводу своих дел — короче говоря, о ее недобросовестном отношении к работе и безразличии к компании. Спустя некоторое время Норин так основательно (возможно, даже чрезмерно) погрузилась в дела Дженнифер, что это отозвалось на ее собственном времени и производительности. Очевидно, что ISTJ больше склонен заботиться об эффективности работы коллеги, чем о своей собственной — эта ловушка поджидает любого нормального логика-рационала.

Особенность отрасли, в которой работали женщины, заключалась в том, что некоторые проекты следовало завершить в сжатые сроки. Начальник Дженнифер и Норин, он же владелец компании, не слишком переживал из-за того, что его служащие делают с девяти до пяти: его больше беспокоило, будет ли проект выполнен качественно и в срок. Если кто-то обнаруживал наивысшую работоспособность в период с одиннадцати вечера до семи утра или даже в выходные дни, он с этим мирился. Несмотря на то что от поведения Дженнифер босс был не в восторге, его устраивало то, что она по крайней мере справлялась со своей работой. Сама Дженнифер считала, что подобный стиль работы вполне согласуется с ее стилем жизни сенсорного иррационала: «живи настоящим моментом».

Однако столь нетрадиционные методы работы были неприемлемы для Норин, которая уделяла все больше внимания каждому шагу Дженнифер. Та же, в свою очередь, стала питать к ней недоверие, и делать те или иные вещи исключительно для того, чтобы ее позлить. Производительность труда у обеих упала, зато они непрерывно обстреливали друг друга обвинениями в некрасивом поведении и пренебрежениями правилами компании.

Столкнувшись с этой проблемой, мы в первую очередь решили выяснить, до каких пределов простираются собственно этические проблемы и где следует говорить уже о личных проблемах участниц конфликта. Иными словами, мы попытались отделить «проблемы жилых помещений» от «проблем подвала и чердака». Например, мы пришли к выводы, что в значительной степени недовольство Норин поведением Дженнифер было обусловлено ее собственной убежденностью в том, что на работу всем обязательно следует приходить в указанное время, а правила компании соблюдать с буквальной точностью. Дженнифер же едва ли вела себя подобным образом. Очевидно, что здесь индивидуальные различия сотрудниц переводились на язык этических понятий, что создавало этические проблемы.

Как выяснилось, Норин успела поработать в нескольких компаниях, где требовалось жесткое и неукоснительное соблюдение правил и даже за малейшие прегрешения полагались наказания. У нее складывалось впечатление, что подобные меры внесли свою лепту в формирование ее характера и, следовательно, что она могла с полным правом прилагать подобные меры по отношению к другим. Несмотря на все благородство побуждений Норин, к данной ситуации это вовсе не имело отношения.

У нас сложилось впечатление, что корень проблем Норин следовало искать не в «жилых помещениях» ее повседневной работы, а в «подвале» и на «чердаке» ее личности.

Нельзя сказать, что Дженнифер не в чем было упрекнуть. Некоторые из ее поступков, в частности, междугородные звонки за счет компании или обманы начальника, не знавшего, что она не выходит на работу в его отсутствие, безусловно, являлись злоупотреблениями доверием и требовали дисциплинарных мер. Иным словами, это были проблемы «жилого этажа», которые причиняли ущерб компании и требовали решения.

Отделив подлинные проблемы от проблем скрытых и личных, мы получили возможность заняться проблемами Дженнифер и решить их. Но попытайся мы взяться за проблемы Норин, нас скорее всего ожидало бы разочарование. Дженнифер вполне могла бы возразить, что раз она справляется с работой, то это вполне оправдывает ее поведение в служебное время, и это возражение было бы вполне резонным. Вместе с тем это затушевало бы такую реальную проблему, как нечестность и обманы Дженнифер.

Как мы уже говорили, восприятие этики определяется типом личности. Как показывает аналогия под названием «Дом», большая часть того, что кажется нам чужой неэтичностью, куда теснее связана с нашими собственными этическими проблемами. В этой связи важным шагом для разрешения любого этического затруднения является проведение границ между реальными проблемами организации и личными этическими вопросами, не имеющими отношения к делу.