КОРРЕКЦИЯ ФОБИЙ МЕТОДОМ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОБРАЗНОЙ ТЕРАПИИ

Н. Д. ЛИНДЕ

Описываются метод эмоционально-образной терапии (ЭОТ) для психологической коррекции фобий, а также семь возможных моделей возникновения фобий по психологическим причинам и соответствующие стратегии их коррекции. Показывается, как с помощью данного метода проводится поиск исходной причины фобии, какие методы коррекции применимы в зависимости от найденной причины.

Ключевые слова: фобия, коррекция фобий, метод эмоционально-образной терапии.

Страх — это защитная эмоциональная реакция, побуждающая субъекта избегать опасности. Опасность может быть реальной или воображаемой. Когда опасность реальна, то страх выполняет важную функцию, он полезен; если бы мы ничего не боялись, то легко могли бы засунуть два пальца в электрическую розетку или выйти в окно на высоком этаже.

Однажды студентка на семинаре попросила меня помочь ей избавиться от страха перед быстро идущим транспортом. Я спросил: «Ты что хочешь, чтобы я был повинен в твоей смерти?!» Она смутилась, но ответила, что ей стыдно перед своими подругами, потому что они перебегают дорогу перед машинами, а она стоит и ждет «как дура». Я сказал, что это ее подруги поступают глупо и рискованно, она должна их останавливать, и отказался выполнять такой контракт.

В ряде случаев все-таки необходимо преодолевать свой реальный страх, если он парализует волю или мешает выполнить необходимое дело. Например, солдат должен уметь разумно рисковать своей жизнью, хотя это и страшно. Спортсмены в ряде видов спорта также нуждаются в преодолении страхов, но не в безоглядной и бесшабашной храбрости. Может быть, надо пойти на операцию, которая реально опасна. Иногда трудно решить, где грань между разумным риском и неоправданной «лихостью» и авантюризмом, но на самом деле человек сам это знает, он может все разумно взвесить. Можно помочь человеку, принявшему разумное решение о необходимости риска, преодолеть мешающий ему страх, но в данном случае его нельзя называть фобией.

Если же человек проявляет неадекватный риск и пренебрегает своей безопасностью и здоровьем без необходимости, терапевт должен обратить на это его внимание и заключить с ним контракт по поводу самозащиты. Например, кто-то живет с реально опасным человеком, который нападает на него с топором и т. д. Кто-то отправляется в поход в горы по опасному маршруту, не имея для этого никакой подготовки. Можно заподозрить, что в первом случае имеется неосознанное стремление умереть или пострадать, а во втором — подростковое желание доказать что-то своим родителям и сверстникам. Во всех таких случаях необходимо не избавлять

69

От страха, а настаивать на принятии разумного решения и обсуждении причин,

05.10.2012


68

Толкающих к неоправданному риску.

Так что реальный страх, т. е. страх, вызванный действительной опасностью, не может называться фобией. Фобиями являются страхи воображаемые, причем человек знает об этом, но боится так, как будто опасность реальна. Например, те, кто боится пауков (арахнофобия), знают, что пауки не опасны, но, придя домой, могут заглядывать под кровать, осматривать ванную, нет ли там паука. А если он все-таки есть, то у них может наступить паника, начаться дикое сердцебиение, они бегут за помощью к другим людям и не могут зайти в ванную, пока их не уверят, что паука уже нет, и т. д.

Фобия — это воображаемый страх в настоящем; предмет страха обычно присутствует, с ним возможен контакт. Тревога (или беспокойство) — это реальный или воображаемый страх относительно будущего, контакта с чем-то пугающим нет; предмет страха отсутствует, но человек обдумывает разные страшные версии того, что может случиться в будущем — ближайшем или отдаленном.

Если страхи явно не имеют под собой никаких оснований, но человек верит, что они реальны, если он придумывает бредовые причины для своего страха и не поддается разубеждению, то такое явление нельзя назвать фобией или тревогой; в этих случаях есть основание подозревать психическое заболевание (паранойю, например). Однако диагноз может поставить только соответствующий специалист.

В настоящее время известно около 600 разновидностей фобий, они отличаются друг от друга по тому предмету, которого человек боится, но они могут быть идентичны по исходным причинам, их вызывающим. Из этого списка наиболее известны клаустрофобия (страх закрытого пространства), агорафобия (страх открытого пространства, транспорта), страх полета на самолете, страх высоты, воды, пауков, птиц, темноты, солнечного света, грязи, микробов, спидофобия и т. д.

Традиционная медицинская (соматогенная) точка зрения состоит в том, что фобии происходят из-за нарушений в химическом балансе мозга, при которых одних внутренних медиаторов оказывается много, а других мало. Поэтому традиция состоит в том, что лечить их необходимо с помощью медикаментозных средств [3], [4], [12].

Однако психология также способна помогать в коррекции фобий ([1], [2], [4]), находя их психологические причины и производя их коррекцию. Чтобы найти причину фобии, нужно не только владеть методами поиска, но и хотя бы примерно представлять, что нужно искать. В этом поиске психологу помогают теоретические модели, построенные на основе прежнего опыта и объясняющие возникновение фобий. В зависимости от результатов поиска применяются те или иные психологические методы, направленные на коррекцию исходной причины. К уже опробованным и широко известным методам психологической коррекции фобий относится психоаналитическое лечение, метод десенситизации тревоги, когнитивная терапия и другие [1], [4].

МЕТОД ЭОТ И ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В НЕМ ПРИЕМЫ

Новые пути в коррекции фобий открывает метод эмоционально-образной терапии (ЭОТ), который я развиваю примерно с 1990 г. [10]. Он сочетает в себе возможности быстрого определения истинной причины, вызвавшей фобию, и быстрой ее коррекции. Суть его проста. Она включает следующие действия: 1) в ходе предварительной беседы выясняется, какое эмоциональное состояние является «ядром» заявленной проблемы (в данном случае это страх); 2) клиенту предлагается подробно описать, как он физически (т. е. в своем теле) переживает это чувство; 3) клиент представляет это чувство в виде воображаемого образа перед собой; 4) проводится исследование образа в контексте

05.10.2012


68

Проблемной ситуации; 5) терапевт уточняет свою гипотезу и рекомендует клиенту конкретные

70

Способы воздействия на образ, которые по своему смыслу являются решением исходной проблемы; 6) клиент применяет эти приемы, и образ, а также связанное с ним патогенное чувство трансформируются, становясь позитивными; 7) результаты трансформации проверяются и закрепляются.

Главное позитивное качество данного метода состоит в том, что результат терапии сказывается прямо здесь и теперь, в реальном времени. После удачной работы с образом страха последний исчезает сразу, что подтверждается исчезновением его психосоматических проявлений, проверкой на воображаемой проблемной ситуации, а в дальнейшем практикой обычной жизни.

Поясним, что под работой с образом мы подразумеваем как анализ его психологического смысла в контексте проблемы клиента, так и мысленные воздействия на образ, предназначенные для решения (коррекции) этой проблемы. В рамках метода накоплено значительное число разнообразных и оригинальных приемов трансформации образа, позволяющих добиваться быстрых результатов. Все приемы обязательно воздействуют на эмоции и решения клиента, поэтому, когда работа с образами происходит во внешнем плане, на глубинном уровне происходит работа с проблемой, поэтому механические преобразования образа не приводят к решению проблемы. К наиболее значимым приемам относятся:

1. Созерцание — сосредоточение внимания на том или ином отрицательном качестве образа (зрительном, слуховом или кинестетическом), приводящее к бессознательной психологической коррекции.

2. Мысленное действие; этот прием включает любые мысленные действия с образом (исключая подавляющие и вытесняющие), которые адекватно разрешают проблему индивида.

3. Диалог — разговор с образом (и от его имени), как будто он имеет возможность отвечать на вопросы, с целью выяснить психологическое содержание, им выражаемое.

4. Взаимодействие противоположностей; имеется в виду взаимодействие образов, выражающих противоборствующие или взаимно определяющие существование друг друга чувства.

5. Замена, а именно мысленная замена негативного образа на позитивный, который «должен» быть на его месте по природе вещей.

6. Передача или выражение чувства — процесс высвобождения подавленного
чувства при контроле этого процесса по соответствующим изменениям образа этого
чувства (управляемый катарсис).

7. Прослеживание судьбы образа — мысленное прослеживание истории
возникновения образа и его дальнейшей истории.

8. Свободное фантазирование — поощрение и поддержка потока свободных
фантазий клиента на тему, отраженную в образе, до спонтанного ее завершения или
инсайта.

9. Установление новых отношений между частями личности — принятие ранее
отвергавшейся части личности через ее образ и установление других необходимых
отношений с нею.

10. Выражение нового решения — заявление образу, выражающему негативное

05.10.2012


68

Жизненное решение, о своем новом позитивном решении, до его полного исчезновения.

11. Конверсия негативной энергии — мысленное возвращение позитивной энергии, затраченной ранее на создание негативных чувств.

12. Метод парадоксального разрешения — разрешение образу именно того действия или чувства (позитивного), которое он запрещает индивиду (например, если образ тюрьмы лишает индивида свободы, то необходимо дать свободу тюрьме, что на самом деле освобождает клиента).

Объем статьи не позволяет охарактеризовать все приемы (их около 30), поэтому я отсылаю читателя к соответствующей литературе [5][10].

В моей практической работе методом ЭОТ был накоплен значительный опыт

71

Выявления психологических причин фобий и их коррекции. Большой опыт был накоплен и некоторыми моими учениками, он не противоречит тому, что пишется в этой статье, но, надеюсь, будет опубликован позднее. Рассмотрим обнаруженные модели возникновения фобий и методы их коррекции с помощью ЭОТ.

СЦЕНАРИИ РАЗВИТИЯ ФОБИЙ

В практике встречается семь основных сценариев, по которым может образоваться фобия. Правильное определение истинной причины фобии (психологическая диагностика) позволяет выбрать адекватные методы ее коррекции из арсенала средств ЭОТ.

1. Модель травмы. Эта модель является частным случаем теории научения.

Самый распространенный случай происхождения фобий — психологическая травма [2], [4]. Фобии могут сильно различаться по характеру травмирующей ситуации и по степени воздействия, но основной результат травмы — позиция жертвы, которая фиксируется в подсознании субъекта. Эта позиция связана с негативными эмоциями, закрепившимися в его психике, ассоциативно связанными с особенностями первичной ситуации. В результате, встречаясь в жизни с ситуациями, чем-то ее напоминающими, субъект переживает чувство беспомощности и старается их избегать, т. е. боится их, даже если знает, что реально они не несут угрозы.

Основная задача терапевта состоит в том, чтобы помочь клиенту выйти из позиции жертвы и избавиться от так называемых застрявших эмоций.

Поясним это на примере разговорных фобий, когда человек боится выступать публично. Он может бояться произносить тосты на празднике, выступать со сцены, произносить речи, делать доклады, отвечать на уроке или семинаре и т. д. Причины этого, весьма неприятного для человека синдрома, обычно таятся в детской травме, которую ребенок получил в I–II классе школы. Ребенка могли публично высмеять или наказать, он мог сам «опозориться». Лечение происходит в воображении, когда он оказывает сопротивление обидчикам и побеждает или высмеивает их. Позже он может их простить.

Пример 1. В I классе девочка была разговорчивой и весело болтала с соседом по парте. Учительница вывела ее из класса и на весь урок оставила стоять за дверью. После урока она отвела ее к медсестре и спросила: «Что мы делаем с болтливыми девочками?» Та спокойно ответила: «Языки им отрезаем». Этого было достаточно, чтобы девочка больше не болтала на уроке; более того, она вообще утратила свою способность свободно разговаривать с другими людьми, по большей части молчала и слушала. Ей трудно было

05.10.2012


68

Отвечать на уроках, а когда она стала студенткой — выступать на семинарах, делать доклады, говорить что-то в компании.

В семье она тоже не могла поделиться ни с кем своими чувствами, поэтому все рассказывали ей о своих проблемах, но никто не слушал ее, и она стала играть роль «мусорного ведерка».

Мы случайно задели эту тему в терапевтической группе, и она отреагировала сильной психосоматической реакцией. Ее челюсти были так напряжены, что она с трудом, с каким-то мычанием рассказывала об этой проблеме, выдавливая из себя каждое слово. Однако мы выяснили истину, и я спросил: «Что бы ты сделала с этой учительницей и медсестрой, если бы могла?» Подумав, смущенно она ответила: «Языки бы им вытянула, связала их между собой и подвесила к большому вентилятору на потолке». «Сделай это прямо сейчас», — сказал я. Она подняла глаза вверх и плакала и смеялась, наблюдая эту воображаемую сцену. Через некоторое время она сказала, что полностью удовлетворена и может их отпустить, что и было сделано. Больше она их не боялась, вся область рта расслабилась, и она почувствовала способность свободно говорить, что и подтвердилось на практике.

Пример 2. На семинаре студентка обратилась с вопросом, можно ли ей помочь,

71

Она боялась произнести тост на свадьбе брата. Выяснилось, что во II классе она перевелась в другую школу; ее ответ на уроке вызвал смех новых одноклассников. С тех пор у нее был постоянный страх выступать публично, отвечать у доски и т. д. Представляя себе ситуацию на свадьбе, она чувствовала непреодолимый барьер для произнесения тоста. Я предложил ей в воображении представить себя в той ситуации и посмеяться над обидчиками, как это сделали они. Она проделала это, после чего попробовала мысленно произнести тост на свадьбе брата и почувствовала, что проблем больше не будет. Через две недели она подтвердила, что теперь все хорошо, все прошло удачно и на свадьбе, и на ее дне рождения.

Пример 3. На занятии мастер-класса студентка заявила о своем страхе входить в автобус. Этот страх был похож на рыжего усатого таракана. Я предложил ей представить еще один образ, символизирующий ту часть личности, на которую воздействовал этот таракан. Это была какая-то серебристая полусфера. Интерпретация этих образов вызывала затруднения, однако я предложил студентке давать много энергии серебристой полусфере и рассказывать мне, что происходит с образами. Она начала эту работу и сказала, что из серебристой полусферы почему-то вылез серебристый молоточек и стал гвоздить таракана. Он бил его до тех пор, пока от того не осталось мокрое место, которое девушка с брезгливостью смыла воображаемой водой.

После этого она ощутила огромное облегчение и вдруг вспомнила, что когда она была подростком и ехала в автобусе, какой-то усатый, рыжий грузин стал щупать ее коленки (она была в короткой юбке). Она тогда завизжала, и мужчины вытолкали этого грузина из автобуса. Но с тех пор каждый раз, садясь в автобус, она испытывала очень неприятные чувства и постепенно перестала на нем ездить. Еще она стала бояться темных аллей, даже когда знала, что они безопасны. Теперь смысл образов стал ясен: таракан символизировал того грузина, а серебристая полусфера — ее нежное девичество. Энергитизация полусферы привела к тому, что девушка посредством работы с образами дала отпор преследователю и избавилась от страха. Мы проверили результат на воображаемой ситуации — больше страха перед автобусом не было. Позднее девушка

05.10.2012


68

Подтвердила, что она перестала испытывать этот страх и в реальной жизни, исчезли и другие страхи. Она еще многое поняла о своих проблемах, но что именно, не рассказала.

Этот случай уникален тем, что вся работа заняла не более 5 минут и студенты, наблюдавшие ее со стороны, решили, что это какой-то фокус. Однако это вполне логически выстроенная терапия.

В моей практике наберется более десятка случаев избавления клиентов от фобии, возникшей в результате травмы. Мои ученики тоже успешно решают подобные задачи. Это самый простой для терапии случай, и успех достигается за один сеанс, иногда за 20 минут прямо на семинаре. Но встречаются случаи, которые могут поставить в тупик.

Пример 4. Прямо на семинаре студентка попросила избавить ее от фобии высоты. Она боялась забираться на стул, на стол, особенно на стремянку, однако подниматься на верхние этажи высокого здания она почему-то не боялась. Я напрямую спросил, не было ли в ее детстве какой-то травмы? Она тут же рассказала, что ее отец любил такую игру: он бросал девочку на диван (он был высокий и сильный мужчина), она подскакивала, смеялась и бросалась ему на шею, и так повторялось много раз. Но однажды он промахнулся (ей было лет 6), она ударилась спиной об пол, было очень больно. Мама набросилась на отца с криком, а девочке даже хотелось защитить его, но больше он никогда так не играл с ней. С тех пор она и стала бояться высоты.

Надо бы по логике прежних работ дать отпор обидчику, но кто в данном случае обидчик? Кроме того, она любит отца! Тогда я выбрал другой путь.

73

Я предложил ей вспомнить, какие чувства она испытала, когда ударилась спиной об пол. Она рассказала, что это был страх, боль, переживание за отца. Я попросил рассказать, в каком месте тела концентрируются эти чувства, она сказала, что в области спины, в месте удара. Следующий вопрос: каким звуком могли бы быть выражены эти чувства? Она сказала, что это жуткий визг на таких нотах и такой силы, что это невозможно произнести. Тогда я предложил ей мысленно «включить» этот звук на полную мощность и пусть с ним вылетают из ее тела все эти переживания, пока не уйдут полностью. Несколько минут она сосредоточенно работала, потом сказала, что все застрявшие чувства вышли.

Следующее предложение: представь, что ты снова играешь с отцом, как в детстве. Воображаемая игра идет плохо, нет радости, преобладает напряженность. На мой вопрос «Какие чувства мешают этому, и где они сконцентрированы?» она дает ответ: «В горле тоже остались какие-то чувства». Повторяем процедуру выражения чувств с помощью воображаемого звука. Чувства почему-то выпрыгнули из горла в виде куриного яйца. Девушка вспомнила, что в деревне ее кормили яйцами, а ей это очень не нравилось, там же могут быть цыплята! После этого игра с отцом восстановилась, в своих фантазиях девушка вновь весело прыгала ему на шею и т. д.

Теперь я попросил ее влезть на стул, а потом на стол. Она сделала это, она стояла на столе с сияющей улыбкой, глубоко дыша. Она больше не боялась, она наслаждалась этой победой и простояла так несколько минут, смеясь от радости. Дома она влезла на стремянку и не испытала никакого страха. Через год, на другом семинаре, я спросил ее, испытывает ли она страх высоты. «Нет, — ответила она, — я не понимаю, почему, но я больше совершенно не боюсь».

Из этого примера понятно, что в коррекции травматических фобий можно продвигаться через избавление от застрявших эмоций, а не через борьбу с противником.

05.10.2012


68

2. Модель В. Франкла. Не все фобии образуются из-за психологической травмы. Многие случаи подтверждают кольцеобразную модель В. Франкла [11]. Согласно этой модели, когда человек испытывает неприятное ощущение, вызванное неким симптомом (например, удушье в застрявшем лифте), то он может испугаться, а страх усиливает симптом, это в свою очередь усиливает приступ страха и т. д. — вплоть до развития паники (рис.). После этого страх будет возникать уже при любой угрозе повторения первичной ситуации (например, человек уже больше никогда не войдет в лифт, заранее представляя возникновение симптома и страха).

КОРРЕКЦИЯ ФОБИЙ МЕТОДОМ ЭМОЦИОНАЛЬНО-ОБРАЗНОЙ ТЕРАПИИ

Для лечения таких фобий В. Франкл предложил метод парадоксальной интенции. Суть его в том, что человек должен захотеть испытать то, чего он так боится. Если он будет стремиться к страху, то страх не сможет вызывать симптом, и, соответственно, симптом не сможет усиливать страх. Человек должен пойти против «течения», против движения по кольцу взаимного «раскручивания» пары «симптом — страх». Порочный круг будет разорван, и фобия пройдет.

В. Франкл вырабатывал вместе с клиентом парадоксальные фразы, которые тот должен был самому себе говорить, стремясь испытать страх. Фразы обязательно формулировались юмористически. Например, дама, которая боялась задохнуться в лифте, говорила себе: «Сейчас я точно задохнусь, чтоб мне лопнуть!» Она избавилась от давней фобии за пару дней. В. Франкл подтверждает свой метод

74

И другими многочисленными примерами [11].

Единственная трудность — убедить клиента следовать этой схеме. Обычно он никак не хочет идти навстречу тому, чего боится, и отказывается работать над «волшебной» фразой. Но если он соглашается, то успех приходит сразу.

Пример 1. Это было в Волгограде, девушка каждое утро переезжала Волгу через мост на трамвае. Каждый раз она испытывала иррациональный страх, что трамвай упадет в реку, хотя понимала нелепость этих фантазий. Ее руки судорожно вцеплялись в подлокотники, ладони становились мокрыми, а сердце учащенно билось. Мы договорились, что каждый раз, переезжая реку, она будет говорить себе: «Как сейчас

05.10.2012


68

Чебурахнусь вместе с трамваем в реку! Вот брызги-то пойдут!» На следующее утро она приехала на мой семинар и рассказала, что впервые проехала через реку спокойно, всю дорогу повторяя заветную фразу.

В эмоционально-образной терапии этот прием применяется весьма часто. Но клиенту предлагается не говорить себе какую-то фразу, а мысленно прикоснуться к образу страха или проявить к нему добрые чувства. Такая же схема применяется к навязчивым мыслям, которых человек боится, их следует к себе усиленно приглашать.

Пример 2. Часто страх принимает образ паутины. Как-то мне пришлось минут 10 уговаривать девушку, которая реально тряслась от страха, чтобы она в своем воображении прикоснулась к этой паутине: «Ну хоть мизинчиком, ведь паутина воображаемая, тебе ничего не грозит. Ну хоть палочкой...» Как только это было сделано, паутина тут же исчезла, превратившись в серебристый шарик, который можно было принять как часть личности, и страх тут же прошел. Девушка была поражена, что ее почему-то перестало трясти прямо сейчас, так сказать, моментально. Она уже привыкла принимать лекарство и ждать, пока оно подействует. В нашем методе мы получаем результат сразу же, если этого не происходит, то завтра тоже ничего не изменится.

Случаи, подобные предыдущему, встречаются в практике очень часто, но все они похожи между собой, поэтому мы их не приводим.

Предупреждение. Однако если причиной фобии была травма, то данный метод не принесет успеха, он может даже повредить. Один психолог рассказывал историю, как в одном классе для детишек провели тренинг под названием «Пожмите руку своему страху». Дети представляли то, чего боятся, и пожимали ему руку. Не следует делать этого коллективно, да и не надо всех избавлять от страхов, избавлять надо от фобий (см. выше).

Так вот, все ученики успешно справились с заданием, но один забился в припадке, и его увезли на «скорой», у него даже синяки выступили на руке, которой он пожал руку страху. Почему так произошло? Возможно, что он подвергся ужасному нападению, несшему угрозу жизни, возможно, его кто-то регулярно избивал и унижал. Примирение в таком случае означало повторение травмы и окончательное смирение перед агрессором. Психика мальчика этого не выдержала.

Как же отличить один случай от другого? Страх, образованный по В. Франклу, представляется в статичных образах (паутина и пр.), они не нападают на субъекта, не являются активной угрозой, продуцируемой третьими лицами, но явно создаются самим субъектом и от него зависят. В первом же случае это явно независимые от субъекта сущности, нападающие на него. Если случай неясен, надо просто расспросить клиента о предыстории возникновения фобии, все станет понятно. Поэтому коллективная работа такого рода невозможна, у каждого своя история.

3. Модель родительских предписаний. Некоторые фобии образуются совершенно по другим причинам, их порождают родительские назидания (в трансактном анализе Э. Берна они называются предписаниями). Родители могут запугивать ребенка чем-то или внушать ему чувство слабости и беззащитности: «Куда ты полез на третью ступеньку лестницы, ты можешь

75

Упасть!», «Ты такой слабенький, болезненный, смотри, не простудись!» Предписания могут даваться и без слов. Есть мамы, которые меряют температуру здоровой дочери три раза в день, а потом она боится выходить из дома. Наоборот, ребенка могут бросить в

05.10.2012


68

Воду на глубоком месте, чтобы он научился плавать, и у него может возникнуть страх воды, если он понял это как акт пренебрежения родителей к его жизни.

Пример 1. Студентка пожаловалась, что у нее есть совершенно непонятный, панический страх перед мотыльками. Образ страха почему-то был похож на иголки, которые кололи ее. Они «говорили» ей, что она плохая девочка и мучает мотыльков. Я спросил, не говорил ли ей кто-нибудь такое в детстве. Она вспомнила, что в трехлетнем возрасте ловила мотыльков и насаживала их на иголки, так поступали многие дети. Но бабушка ее ругала и говорила, что мотыльки ей отомстят за ее жестокость. Она перестала их ловить, а позднее проявился страх.

Я предложил студентке представить свою бабушку и мысленно сказать ей, что она хорошая девочка и не хотела причинить кому-то зло, она поступала так же, как другие, и видела в этом только игру, это естественное поведение для ребенка. Когда она сделала это, то увидела, что бабушка ее простила, и иголки перестали ее колоть.

Однако страх не прошел окончательно, теперь он был похож на огромного мотылька с зубами, который мог ее покусать. Я спросил, что она хотела бы сделать с этим мотыльком. Она ответила, что чувствует свою вину перед ним и хочет попросить прощения. Она сделала это, и мотылек уменьшился и улетел, теперь ее страх прошел полностью, что мы проверили в мысленном эксперименте. Тогда стояла зима и мотыльков не было, но летом ее сокурсники передали мне привет от нее и благодарность: мотыльки появились, но страха больше не было.

Пример 2. Молодой человек рассказал мне, что страдал раньше фобией высоты. Он нарочно залезал на высокие башни, чтобы преодолеть свой страх, и теперь не боится, однако когда он видит, что внизу не земля, а асфальт, страх снова почему-то возникает. В этом случае ему приходят мысли о том, что асфальт очень твердый, об него можно больно ушибиться. Хотя он понимает, что нет разницы в том, на что падать с высоты, но все равно боится. Я спросил его, а не говорил ли ему кто-то в детстве про асфальт, что на него больно падать? Сначала он отрицал и вдруг вспомнил, что лет в шесть, когда он выходил на балкон, родители всегда его предупреждали: «Смотри, внизу асфальт, он такой твердый, об него можно больно разбиться!» И тут он все понял! «Что же делать?» — спросил он. «Надо представить своих родителей и сказать им: “Дорогие родители, спасибо, что предупредили, но я большой мальчик и не собираюсь падать с балкона, поэтому можете за меня не беспокоиться, я ни за что не упаду, асфальт ли там или просто земля”». Молодой человек мысленно высказал им это контрпредписание несколько раз и почувствовал, что страх совсем оставил его. Он добавил, что многое еще дополнительно понял.

4. Модель несчастного «внутреннего ребенка» или скрытого суицида. Часть фобий образуется как результат несчастного детства, когда ребенка не любили, пренебрегали им, или были еще некоторые обстоятельства жизни, в результате которых он начал мечтать о смерти. Ребенок не умер, и у него могла сложиться вполне благополучная жизнь, он стал взрослым человеком, не помышляющим о самоубийстве, но внутри него сохраняется в скрытом виде детское намерение и живет несчастный ребенок. Когда такой человек попадает в ситуацию, провоцирующую мысли о возможной гибели, он чувствует в себе некоторую силу, толкающую к ужасному исходу. Тогда он пугается и начинает избегать этих ситуаций, в результате формируется фобия. Примером провоцирующей ситуации может служить поездка в метро. Когда поезд выходит из тоннеля

76

05.10.2012


68

10


Приближается к платформе, любой человек может прогнозировать страшные последствия падения на рельсы. Для большинства людей это просто актуальная опасность, которой следует избегать, и это легко сделать, соблюдая правила осторожности. Однако у человека, имеющего некоторое скрытое влечение к смерти, она приобретает качество чего-то почти неизбежного, он ощущает силу, которая толкает его к страшному концу. Он панически этого пугается.

В подобных случаях следует работать с «внутренним ребенком» и суицидальным намерением, а не с актуальной ситуацией в метро. Основная задача состоит в том, чтобы клиент смог обеспечить комфорт и безопасность своему «внутреннему ребенку», опираясь на свои собственные ресурсы, и отменил свое раннее суицидальное желание.

Пример 1. Молодой женщине, испытывавшей страх перед метро, было предложено представить себя стоящей на перроне, когда поезд приближается. Она испытывала страх в этой ситуации и чувствовала, что ее саму «тянет» под поезд. Тяга кинуться под поезд, как выяснилось, была связана с тяжелыми отношениями с мачехой в семилетнем возрасте. Тогда было предложено взять на себя заботу об этом ребенке (т. е. о себе самой в этом возрасте), что клиентка приняла с радостью. Когда она представила себя стоящей на платформе и прижимающей к себе саму себя маленькую, то бессознательное влечение к смерти и страх перед поездом исчезли.

Однако у нее осталось опасение, что некоторый неуправляемый человек может неожиданно столкнуть ее. Я попросил представить этого человека. Тут совершенно неожиданно для самой себя она вспомнила, что до четырех лет жила с матерью, которая была алкоголичкой и не заботилась о ней. Например, мать могла попросить девочку выйти на улицу, чтобы набрать снега и потом смотреть, как он тает под струей горячей воды, но когда дверь захлопывалась, мать, будучи пьяной, не могла ее открыть, и девочка мерзла на улице в одном платьице... С тех пор клиентка боялась неуправляемых людей.

Здесь был использован тот же прием. Поскольку клиентка была полна жалости к маленькому ребенку и явно любила его, я предложил взять на себя заботу и об этой маленькой девочке, обязав защищать этого ребенка. После этого ее страх перед поездом и неуправляемыми людьми полностью прошел. Она заявила, что уверенно стоит на платформе, и никто ни при каких условиях не сможет столкнуть ее под поезд, что она сама этого не допустит. С тех пор она уверенно ездит в метро и получает от этого удовольствие.

Пример 2. Аналогичная модель возникновения фобии встретилась в работе с другой девушкой, но в этом случае был проведен не один сеанс, прежде чем мы добрались до истинной причины. Итоговый результат был таков: девушка считала себя виновной в разводе родителей, поэтому у нее было скрытое суицидальное желание (впрочем, не такое уж скрытое: в свое время она немножко надрезáла себе бритвой руку около запястья). Мы нашли образ, который обвинял ее и был очень агрессивен по отношению к ней. Это был какой-то коричневый темный шар, с неровной поверхностью. Когда по моему предложению она объявила этому шару, что он ни в чем не виноват, что она больше не будет его обвинять и наказывать, то он растворился, и девушка почувствовала такое счастье, эйфорию, что боялась «сойти с ума». Постепенно это чувство пришло к нормальному состоянию, а страх перед метро прошел, хотя я не уверен в устойчивости этого результата.

5. Модель «обратного желания». В психоанализе говорится о том, что когда у человека есть неприемлемое с точки зрения морали желание, он может сформировать страх для избегания тех ситуаций, которые о нем напоминают. Например, человек может

05.10.2012


68

Хотеть убежать из дома по тем или иным причинам, но поскольку это почему-то невозможно, он формирует агорафобию.

77

Пример. В психологический центр пришел кавказец в сопровождении двух родственников. У него был сильный страх сердечного приступа в транспорте, поэтому он мог приехать только в сопровождении родственников. У него все было запутано, поэтому только дома я смог ясно понять, в чем дело, но второй раз он не пришел на консультацию. На Кавказе ему сказали, что его заколдовали, поэтому освободить его может только сильный русский колдун. А на самом деле причина была в том, что до своей болезни он жил с одной девушкой, у нее на Украине. Он ее очень любил, но не мог на ней жениться. У нее были мужчины до него, а это противоречило морали его рода. С матерью девушки у него тоже были сложные отношения. В результате он наступил на свое сердце, отказался от девушки и вернулся жить на Кавказ к своей родне. С тех пор, если он ехал в поезде, у него начиналось паническое ожидание сердечного приступа, но если рядом были родственники, то страха не было. Понятно, что его сердце хотело вернуться к своей любимой, но он держал себя рядом со своим родом с помощью страха.

З. Фрейд приводил пример, когда молодая женщина, бывшая женой старого полкового командира, «заболела» агорафобией. Как выяснилось, она боялась выходить на улицу, потому что там можно было встретить много молодых офицеров, которые вызывали страх. Достаточно понятно, почему у нее развился этот страх.

6. Истерические фобии. Такого рода фобии лечатся с особым трудом, потому что
подлинным мотивом тут является стремление произвести впечатление, получить льготы,
манипулировать кем-то, протестовать против кого-то или чего-то. Фобии выступают
только в качестве способа добиться своих скрытых целей. Но основной мотив —
демонстрация своей беспомощности в надежде получить поддержку. Например,
студентка использовала фобию метро, чтобы не ходить на занятия, она вовсе не хотела
учиться. Другая женщина призналась в ходе работы с ней, что использует фобии для того,
чтобы получать помощь от подруг и мужчин. В силу того, что такие фобии нужны
клиенту, он сильно сопротивляется исцелению.

Пример. Могу привести только один пример, когда фобия самолета могла быть отнесена к данной категории и была исцелена за один сеанс. В ходе сеанса клиентка осознала, что ее страх был основан на глубинном недоверии мужчинам и протесте против них. Самолетом же управляют мужчины! Как же можно себя спокойно чувствовать, это же бывшие мальчишки, которые могли неожиданно снежком попасть в лицо, и т. д.! У нее было еще много причин не доверять мужчинам. Мы устранили это недоверие не только через осознание, но и через парадоксальное разрешение мужчинам быть сильными и надежными. Фобия прошла, что было подтверждено в нескольких длительных перелетах.

7. Модель родительской тревоги (зависимости). Часть фобий образуется как
результат тревоги за своих детей (может быть и других людей). По сути, под маской
фобии скрывается тревога, происходящая из-за эмоциональной зависимости от кого-то,
но «на поверхности» она проявляется как типичная фобия.

Пример 1. На обучающем семинаре женщина-психолог попросила помочь ей избавиться от клаустрофобии: «Она не такая уж и сильная, но все двери в моем доме сняты». Эта проблема возникла после рождения ребенка, который в течение года сильно болел.

05.10.2012


68

12


Я предложил ей представить себя закрытой в некотором замкнутом пространстве, например комнате, и рассказать о своих чувствах. Она ответила, что даже сейчас, представляя это, она сильно волнуется, у нее дрожат руки и сильно бьется сердце, это состояние трудно выдержать. Тогда я предложил ей представить образ этого чувства прямо перед собой. Недолго думая, она сказала, что это почему-то похоже на маленького ежика, который барабанит деревянными палочками в барабан. На первый взгляд, нелепый образ —

78

Как это клаустрофобия может быть маленьким ежиком с барабаном? Однако ежик — это всегда мужчина, а маленький ежик — мальчик. Я спросил: «А у вас мальчик?»

И получил утвердительный ответ. Тогда окончательно стало понятно, что материнская тревога за болезненного ребенка вызывала страх закрытых пространств, где она не могла контролировать, что с ним происходит. Барабан — это материнское сердце, которое тревожится за ежика.

Я предложил: «Скажите мысленно ежику, что вы разрешаете ему быть здоровым и самостоятельным и не нуждаться в вашей поддержке». Она мысленно повторила это несколько раз, чувствуя все большее облегчение. Довольно скоро она увидела, что ежик бросил барабанные палочки, ушел в другую комнату и играет там в игрушки... Сердце ее полностью успокоилось, руки перестали дрожать. Проверка представлением себя в закрытом помещении показала полное спокойствие, клаустрофобия прошла. На следующий день она подтвердила этот результат.

Пример 2. Аналогичный случай с фобией самолета. Женщина, которой необходимо было часто совершать длительные полеты за границу, проводила все время перелета в состоянии невыносимого страха. Истинной причиной ее волнений были мысли о том, что случится с ее уже взрослой дочерью, если самолет разобьется и она погибнет. Нам удалось устранить эту зависимость сходным с предыдущим примером методом. Она подтвердила отсутствие страха перед перелетами и через год после сеанса.

ПЕРЕЧЕНЬ ПРИЕМОВ, ПРИМЕНЯЕМЫХ В ЭОТ ПРИ КОРРЕКЦИИ ФОБИЙ

1. Клиенту предлагается дать отпор нападавшему, если было нападение, унижение и
т. д. (травматическая фобия). Отпор можно дать как образу реального противника, так и
его символическому образу (черному шару, капкану и т. д.). Клиенту, который считает
себя слишком слабым, чтобы дать отпор, предлагается представить, что он бы сделал,
если бы мог. Можно придать силы образу самого себя, который дает отпор: «Представь,
что ты могучая, непобедимая...»

Лучше всего, если в результате данного отпора нападавший становится смешным. Тем самым его значимость девальвируется, он перестает быть угрожающим, а клиент высвобождает подавленную агрессию и перестает быть жертвой. Он может посмеяться над преследователем и, следовательно, больше не бояться его.

2. Другой прием для преодоления травматических фобий — высвобождение
«застрявших» эмоций (см. пример с фобией из-за падения). Высвобождение эмоций
наилучшим образом осуществляется с помощью воображаемого звука, который в
представлении клиента выходит из того места в теле, где хранится память о болезненном
переживании.

3. Для фобий, образованных по модели В. Франкла, наилучшим методом коррекции

05.10.2012


68

13


Является его же метод парадоксальной интенции. Но в ЭОТ он применяется по отношению к образам страха или пугающего симптома, а не в реальной ситуации, что создает возможность проводить коррекцию фобии непосредственно в кабинете терапевта.

4. Для фобий, которые образовались по принципу формирования симптома,
позволяющего избегать исполнения запретных влечений, необходимо способствовать
осознанию этих влечений и отсоединению от недостижимой цели. Обе эти задачи также
достаточно эффективно решаются с помощью ЭОТ.

5. Для коррекции фобий, причиной которых являются родительские предписания,
следует использовать прием контрпредписания, направленного к образу «внутреннего
родителя» или к образам реальных родителей.

6. При коррекции фобий, образовавшихся в результате несчастного детства,
необходимо помочь клиенту стать родителем самому себе. То есть принять на себя заботу
о самом себе маленьком.

7. При истерических фобиях основную роль играют анализ и осознание, а затем

79

Осознанный отказ от чувства беспомощности или протеста против кого-то.

8. При фобиях, являющихся на самом деле формой тревоги за ребенка или другое
лицо, следует работать над психологическим отсоединением от этого субъекта через
разрешение ему быть самостоятельным и не нуждаться в постоянной заботе со стороны
клиента.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Образование фобий может происходить в соответствии с несколькими теоретическими моделями; это:

1) модель научения (травматические фобии);

2) модель В. Франкла;

3) психоаналитические модели (формирование симптома, истерическая фобия, фобия как маска тревоги);

4) модели, исходящие из теории Э. Берна (родительские предписания, несчастный внутренний ребенок).

Эти фобии могут быть диагностированы и скорректированы посредством действий с образами эмоциональных состояний. Легкость достижения результата связана с тем, что индивид работает как бы не с собой, а с образом, экспериментирует, а не перевоспитывает себя, работает с коренной причиной, а не с симптомами. У него нет причин сопротивляться, а получение результата прямо здесь и теперь вдохновляет его на то, чтобы сохранять результаты и не возвращаться к прежним формам поведения.

1. Гринберг Д. Управление стрессом. СПб.: Питер, 2004.

2. Гулдинг М., Гулдинг Р. Психотерапия нового решения. М.: Класс, 1997.

3. Колюцкая Е. В. Интервью в статье «Я не трус, но я боюсь» // Здоровье. 2005. № 4. С. 7–13.

4. Комер Р. Патопсихология поведения. Нарушения и патологии психики. СПб.: Прайм-

Еврознак; М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005.

5. Линде Н. Д. Медитативная психотерапия. М.: Ин-т молодежи, 1994.

6. Линде Н. Д. Как избавиться от головной и сердечной боли за 5 минут. (Брошюра). М.: Сам -

Издат, 1999.

7. Линде Н. Д. Методика изменения эмоционального состояния через трансформацию образа //

05.10.2012


68

14


Вестн. психосоц. и коррекционно-реабилитационной работы; «Консорциум “Социальное здоровье России”». 1997. № 1. С. 33–41.

8. Линде Н. Д. Основы современной психотерапии. М.: Академия, 2002.

9. Линде Н. Д. Телесность в эмоционально-образной терапии // Междисциплинарные проблемы

Психологии телесности: Материалы межведомственной научно-практ. конф. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2004. С. 486–492.

10. Линде Н. Д. Эмоционально-образная терапия. Теория и практика. М.: Изд-во Моск. гуманит. ун-та, 2004.

11. Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс, 1990.

12. Хэзлем М. Т. Психиатрия. Львов: Инициатива, 1998.

Поступила в редакцию 23.IX 2005 г.

05.10.2012


60

60 ТЕМАТИЧЕСКИЕ СООБЩЕНИЯ