НЕЙРОПСИХОЛОГИЯ ЭМОЦИЙ: ГИПОТЕЗЫ И ФАКТЫ

Е. Д. ХОМСКАЯ

Работа выполнена при поддержке РГНФ; грант № 00-06-226а.

Излагается нейропсихологический подход к изучению эмоций, основанный на концепции А. Р. Лурия о соотношении мозга и психики. Анализируется современное состояние проблемы «мозг и эмоции». Предлагается рабочая («инженерная») модель эмоционально-личностной сферы, пригодная для проведения нейропсихологических исследований мозговых основ эмоций. Выдвигается гипотеза о существовании различных «эмоциональных синдромов», связанных с поражением разных мозговых структур. Приводятся результаты экспериментальных исследований, подтверждающих эту гипотезу. Дается общая характеристика нейропсихологии эмоций как новой отрасли нейропсихологии.

Ключевые слова: А. Р. Лурия, мозговые основы эмоций, эмоциональная реактивность, эмоциональные состояния, эмоционально-личностные качества, «эмоциональные синдромы», «эмоциональные факторы», локальные поражения мозга, норма и патология эмоций.

Проблема мозговой организации эмоций — одна из самых актуальных и малоразработанных в современной нейропсихологии. Как известно, нейропсихология (и отечественная, и зарубежная) изучала главным образом мозговые механизмы когнитивных процессов и достигла больших успехов в анализе их нарушений. Эмоциональным нарушениям посвящено гораздо меньше работ, и они имеют в основном описательный характер. Нейропсихология эмоций как самостоятельная отрасль нейропсихологии, изучающая мозговые основы эмоциональных явлений преимущественно на материале локальных поражений головного мозга, еще только формируется.

Проблема мозговой организации эмоций, как известно, интересует не только нейропсихологию. Ею занимаются и другие нейронауки, среди них нейропсихиатрия, нейрофизиология, нейрофармакология. В настоящее время, несмотря на довольно большое количество эмпирических данных (клинических, нейрофизиологических и др.), общепризнанной концепции мозговой организации эмоций человека пока нет. В литературе существуют различные представления о мозговых механизмах эмоций. В качестве мозгового субстрата эмоций ранее рассматривались «эмоциональные центры» ([39], [42] и др.), «эмоциональный мозг» или «круг Пейпеца» ([38] и др.), позже — лимбическая система, в которую входят и образования «круга Пейпеца» ([5], [26], [41] и др.). В последнее время к мозговым механизмам эмоций относят также кору лобных долей мозга и ретикулярную систему ствола ([6], [24], [25] и др.).

Достаточно популярно сейчас обсуждение этих вопросов в контексте более общих проблем межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия ([7], [11], [24], [36], [41] и др.). Каждая из вышеперечисленных концепций интересна сама по себе и подкреплена фактическими данными, однако ни одна из них не отражает в достаточной мере специфики и многообразия эмоциональных явлений, характерных для человека, и поэтому не может рассматриваться как завершенная. К тому же многие факты из этой области получены на животных. Работ, посвященных анализу мозговых основ

09.10.2012


50

Эмоциональных явлений у человека, относительно мало. В этой связи могут быть полезны соображения о Нейропсихологическом подходе к изучению мозговой организации эмоций человека, основанном на представлениях

51

О соотношении мозга и психики, которые были разработаны А. Р. Лурия и его школой.

С точки зрения отечественной нейропсихологии важным недостатком существующих концепций мозговой организации эмоций является их оторванность от общепсихологических представлений об эмоциях. В психологии до сих пор, как известно, нет общепризнанного четкого определения эмоций, хотя все авторы признают огромную роль эмоций в жизни человека. В качестве таковых выступают либо сведения о феноменологии эмоциональных явлений (чувствах, эмоциях, настроениях, аффектах и др.), известные из общей психологии конца ХIХ — начала ХХ в., либо более современные идеи об информационной природе эмоций, либо (чаще всего) — популярные теперь психоаналитические представления об эмоциях как преимущественно бессознательных переживаниях и побуждениях, связанных, по мнению З. Фрейда, с возбуждением «нервных элементов» в глубинных структурах головного мозга [28]. В целом можно констатировать отсутствие в современной психологии Единой общепризнанной теоретической концепции, трактующей эмоции как особый класс психических явлений, Отличных от когнитивных. Это обстоятельство существенно затрудняет нейропсихологическое экспериментальное изучение проблемы мозговой организации эмоций, поскольку недостаточно четко определена та психическая реальность, которая должна сопоставляться с мозгом.

Как известно, успехи отечественной нейропсихологии в изучении мозговых механизмов психических процессов обусловлены прежде всего успехами отечественной психологии в создании общепсихологической концепции высших психических функций, понимаемых как особые, характерные для человека психологические системы. Теоретическая и экспериментальная работа, проводившаяся Л. С. Выготским и его школой, дала основания сформулировать общие положения о структуре и основных свойствах высших психических функций (их системном строении, культурно-историческом генезе, прижизненном формировании, осознанности, произвольном управлении и др.). Именно эта общепсихологическая концепция (модель) высших психических функций позволила Л. С. Выготскому и А. Р. Лурия выйти на новые рубежи в решении проблемы «мозг и психика» и разработать новую и весьма эвристичную теорию их системной динамической локализации (мозговой организации). Эта теория создавалась, как известно, на материале нарушений когнитивных процессов (речи, памяти, восприятия, мышления и др.), а также произвольных движений и действий.

Эмоциональными явлениями — как специальной проблемой нейропсихологии — Л. С. Выготский и А. Р. Лурия не занимались. Однако их идеи о генезе, функционировании и распаде высших психических функций безусловно должны быть использованы при создании рабочей гипотезы (модели) о структуре и свойствах эмоций как особом классе психических явлений, пригодной для проведения конкретных нейропсихологических исследований. Речь идет, конечно, лишь о достаточно общей рабочей («инженерной») гипотезе. Для ее построения, по-видимому, целесообразно на основании литературных

Данных провести сопоставление эмоциональных и когнитивных процессов и определить,

1 В чем именно состоят их основные различия.

Основные различия эмоциональных и когнитивных процессов можно

09.10.2012


50

3


Сформулировать следующим образом.

1. Высшие когнитивные психические функции — по определению — это различные
виды психической деятельности, направленные на решение тех или иных
психологических задач, т. е. на получение определенного результата. Соответственно, в
их структуру входят мотив, программа реализации и контроль. Эмоциональные явления
инициируют и сопровождают различные поведенческие акты (в том числе и решение
когнитивных задач), отражая успешность/неуспешность их осуществления по отношению
к той или другой потребности. Они имеют иную психологическую

52

Структуру. Их «назначение» — регуляция и оценка наших действий и ситуаций, а не решение какой-либо познавательной задачи.

2. Высшие когнитивные психические функции — преимущественно прижизненные образования, формирующиеся под влиянием социальной среды, опосредствованные (речью и другими знаковыми системами), в значительной степени осознанные и подчиняющиеся наиболее совершенной форме управления — произвольному контролю (особенно их начальные и конечные фазы). Эмоциональные явления меньше подвержены влиянию социальных факторов, в большей степени связаны с врожденными механизмами. Они в меньшей степени опосредствованны, менее осознанны, более спонтанны, хуже управляемы, чем когнитивные.

3. Эмоциональные явления характеризуются не только знаком (положительной и отрицательной оценкой), но и качеством (модальностью). Радость, страх, гнев, печаль и другие базальные эмоции — качественно различные эмоциональные состояния, причем каждая из базальных эмоций характеризуется рядом параметров (силой, интенсивностью, длительностью и пр.). Для когнитивной сферы качественно специфичны другие явления, например, ощущения цветов спектра. Это также говорит о специфичности эмоциональных явлений и о несводимости их к когнитивным.

4. Эмоциональные явления тесно связаны с потребностно-мотивационными процессами. Они непосредственно зависят от самых различных потребностей (и элементарных, и сложных), становятся как бы их «внутренним зеркалом». Когнитивные процессы в меньшей степени определяются потребностями (если не считать собственно гностические потребности), являясь, прежде всего, «механизмами познания».

5. Эмоциональные явления тесно связаны с различными физиологическими процессами и состояниями (вегетативными, гормональными и др.). Это обстоятельство привело, как известно, к появлению «физиологической теории» эмоций, трактующей физиологические реакции как первичные по отношению к эмоциональным. Когнитивные процессы в меньшей степени и иным образом взаимодействуют с работой различных физиологических систем.

6. Эмоциональные явления входят как обязательный компонент в структуру личности. Более того, их можно рассматривать в качестве основных («ядерных») образований личности. Эмоциональные нарушения ведут, как правило, к различным личностным расстройствам. Поэтому правильнее говорить не только об эмоциях, но и об эмоционально-личностной сфере, объединяющей в единое целое различные по характеру и сложности эмоциональные явления. Когнитивные процессы в меньшей степени определяют структуру личности: их нарушения (например, частные когнитивные расстройства) совместимы с сохранностью личности как таковой.

Эти и ряд других различий эмоциональных и когнитивных процессов

09.10.2012


50

Свидетельствуют о том, что Эмоции, или эмоционально-личностная сфера, составляют особый класс психических явлений, обладающих особыми характеристиками.

Говоря о различиях эмоционально-личностных и когнитивных процессов, следует, конечно, помнить о связи «аффекта с интеллектом» (по выражению Л. С. Выготского), о том, что и те и другие — как всякие психические явления — выполняют две основные функции (отражения внешнего и внутреннего мира и регуляции поведения), что и те и другие — продукт культурно-исторического развития, что они имеют сложную системную и иерархическую организацию, что они динамичны, изменяются с возрастом под влиянием как внешних (социальных), так и внутренних (биологических) факторов (в том числе — и в связи с изменением потребностей). Однако эти и ряд других общих черт, объединяющих эмоциональные и когнитивные явления, не дают тем не менее оснований считать их тождественными, психологически идентичными.

Существуют специфические психологические особенности этих классов явлений и, следовательно, — необходимость изучения их специфики. Все эти соображения, несмотря на очевидность (и может быть, даже банальность), как правило, четко

53

Не формулируются. Однако они должны быть эксплицированы для выдвижения рабочей гипотезы об общепсихологической структуре (модели) эмоционально-личностной сферы, пригодной для проведения экспериментальных нейропсихологических исследований, которые направлены на изучение мозговой организации эмоций.

Исходя из приведенных выше соображений, можно предложить общую рабочую Гипотезу О психологическом строении эмоционально-личностной сферы.

К Основным характеристикам эмоционально-личностной сферы человека Относятся, очевидно, следующие.

1. Эмоционально-личностная сфера — сложное системное образование (система систем, или метасистема), включающее две основные подсистемы — положительного и отрицательного эмоционального реагирования. В каждую из них входят более частные системы положительных и отрицательных базальных эмоций. Положительная и отрицательная эмоциональные системы относительно автономны, т. е. функционируют сравнительно независимо (следовательно, могут и нарушаться независимо).

2. Все эмоциональные системы многокомпонентны, т. е. включают сенсорные, моторные, гуморальные и другие компоненты (звенья). Компонентный состав относительно элементарных и высших эмоций различен. Последние включают в себя «субъективное звено» (оценку своего эмоционального состояния) и различные когнитивные звенья (обеспечивающие вероятностную оценку ситуации и др.).

3. Эмоционально-личностная сфера объединяет различные эмоциональные явления,
которые можно разделить на три основные категории:

· эмоциональная реактивность (кратковременные реакции на эмоциональные
стимулы);

· эмоциональные состояния (более длительные изменения в работе эмоциональных
систем);

· эмоционально-личностные особенности (постоянные присущие человеку
эмоциональные качества, определяющие его поведение).

Эти категории эмоциональных явлений можно рассматривать как разные по организации уровни эмоционально-личностной сферы. Они обладают определенной автономностью и независимостью. В то же время они тесно взаимодействуют друг с

09.10.2012


50

5


Другом, составляя единое целое. Подобная категоризация эмоциональных явлений соответствует и общепсихологическим описаниям эмоций, и клиническим наблюдениям.

4. Эмоциональную реактивность и эмоциональные состояния можно рассматривать
как собственно эмоции, которые проявляются в виде общей эмоциональности (низкой,
высокой), в общем эмоциональном фоне (позитивном, негативном), в общей
эмоциональной устойчивости (подвижности) эмоциональных состояний и др. Их основой
являются базальные эмоции, число которых невелико (6–10 по данным разных авторов).
Они протекают либо кратковременно (эмоциональные реакции), либо длительно
(эмоциональные состояния). Базальные эмоции в значительной степени связаны с
генетическими механизмами и относительно мало подвержены социальному тренингу.

Эмоционально-личностные качества, к которым относятся такие особенности личности, как эмпатия, доброта, альтруизм, смелость, жестокость, трусость и др., — социально детерминированы в существенно большей мере, чем собственно эмоции. Социальная среда «задает» определенные морально-этические нормы, усвоение которых воздействует на эмоционально-личностные качества. Однако они также связаны с базальными эмоциями, хотя и более сложным опосредствованным образом, и входят в единую эмоционально-личностную сферу.

5. Эмоциональные явления различаются не только по сложности (в соответствии с
потребностями) и отношению к врожденным и социальным механизмам, но и по степени
осознанности и характеру управления. Собственно эмоции более непосредственны, хуже
осознаются и менее произвольно управляемы, чем эмоционально-личностные качества,
проявляющиеся на поведенческом уровне. Различные компоненты эмоциональных
явлений

54

Также имеют разное отношение к осознанию и управлению. Лучше других осознаются и управляются моторные компоненты эмоций.

6. Все категории эмоциональных явлений доступны для точного
экспериментального анализа. Иначе говоря, эмоции и их параметры могут быть
определены не только качественно, но и количественно. Методы изучения разных
эмоциональных явлений различны. Эмоциональная реактивность может оцениваться
преимущественно с помощью методов, направленных на изучение временных
показателей эмоций (тахистоскопия и др.); эмоциональные состояния — с помощью
методов, отражающих доминирование одной эмоциональной системы над другой
(проективные методы и др.); эмоционально-личностные качества — с помощью прямых и
косвенных методов оценки и самооценки (разного рода опросники и др.). Весьма
продуктивны, как известно, также и различные психофизиологические методы
исследования эмоциональных процессов (особенно — протекающих на бессознательном
уровне).

7. Сопоставление результатов исследования основных категорий эмоциональных
явлений позволяет оценить состояние эмоционально-личностной сферы в целом, т. е. дать
общий «эмоциональный портрет» испытуемого. По отношению к эмоционально-
личностной сфере применимо понятие «норма». Как и когнитивные функции,
«эмоциональная норма» характеризуется набором показателей, позволяющих
дифференцировать, с одной стороны, норму и патологию, а с другой — различные формы
патологии. Иными словами, существуют границы, отделяющие норму эмоций от
патологии (а также варианты нормы), которые могут быть экспериментально

09.10.2012


50

Установлены. Поэтому, несмотря на всю сложность и вариативность эмоциональных

Явлений, могут быть созданы и типология эмоциональных явлений, и классификация

2 Эмоциональных нарушений.

Данная гипотеза (модель) «устройства» эмоционально-личностной сферы, конечно, весьма приблизительна, однако она может служить основой для проведения конкретных нейропсихологических исследований.

Нейропсихологический подход к изучению эмоционально-личностной сферы, или стратегия нейропсихологических исследований помимо гипотезы должна опираться также на основные принципы изучения проблемы «мозг и психика», предложенные А. Р. Лурия, из которых важнейшим является Принцип синдромного анализа, т. е. поиск закономерных сочетаний нарушений функций и синдромообразующих факторов, которые их обусловливают. Речь идет об изучении особых «Эмоциональных синдромов» и соответствующих им «Эмоциональных факторов», которые связаны с поражением тех или иных мозговых структур.

В целом, в соответствии с нейропсихологическим подходом при описании эмоциональных синдромов необходимо ответить на ряд вопросов:

· какая из категорий эмоциональных явлений нарушена в первую очередь:
эмоциональная реактивность, эмоциональные состояния или эмоционально-личностные
качества;

· имеется ли у больного преимущественная патология одной из эмоциональных
систем (положительной, отрицательной) или обеих сразу;

· какова форма (характер) этой патологии: выпадение, ослабление, усиление,
извращение эмоционального реагирования;

· какая из основных базальных эмоций (положительных, отрицательных) пострадала
в большей степени;

· в какой мере затронуты патологическим процессом бессознательный и
сознательный уровни эмоциональных явлений;

· как соотносится патология эмоционально-личностной сферы с нарушениями
других психических процессов (т. е. как соотносятся «эмоциональные» и другие
нейропсихологические симптомы). Это, в свою очередь, требует сопоставления
эмоциональных нарушений с общим клиническим состоянием больного (т. е. с
неврологическими и психиатрическими симптомами).

55

Применение данного подхода дает возможность не только констатировать наличие эмоциональной патологии, но и определенным образом ее квалифицировать.

Само название «эмоциональный синдром» требует уточнения. А. Р. Лурия и его школа связывают термин «синдром» с определенной локализацией поражения мозга (отсюда и названия синдромов — «премоторный», «височный», «префронтальный» и др.). Термин «эмоциональный синдром» означает наличие у больного выраженных эмоциональных нарушений (подобно тому, как принято иногда говорить об афазических синдромах, о синдромах агнозии, амнезии и т. д.). Однако эмоциональные нарушения обычно не проявляются изолированно, а бывают «сплетены» с другими нейропсихологическими симптомами (нарушениями восприятия, памяти, мышления и др.). Более того, иногда эмоциональные нарушения почти не имеют клинических (поведенческих) проявлений (субклиническая форма); тогда они проявляются только через другие психические процессы (когнитивные, сенсорные, моторные и др.). Поэтому

09.10.2012


50

Каждый «эмоциональный синдром» — часть более общего нейропсихологического синдрома. Тем не менее выделение эмоциональных синдромов в самостоятельную категорию представляется целесообразным для более четкого описания эмоциональной патологии и соотнесения ее с мозговыми структурами, иными словами — для изучения мозговой организации эмоций.

Решение этой задачи — дело будущего. В настоящее время можно говорить лишь о первой попытке применения нейропсихологического подхода к изучению эмоциональных нарушений и о первых итогах этой работы.

В целом исследования больных с локальными поражениями головного мозга (опухолями, травмами, сосудистыми заболеваниями), выполненные по приведенной выше схеме, позволили получить подтверждение гипотезы о существовании различных эмоциональных синдромов, связанных с поражениями разных мозговых структур (факторов).

В работах коллектива авторов ([2], [3], [14], [15], [17], [20], [22], [23], [31], [32], [34] И др.) использовались различные методы: первичный анализ эмоционального статуса
больного (жалобы, отношение к своему заболеванию и др.), различные вербальные и
невербальные когнитивные тесты (запоминание слов, оценка лиц, классификация,
ассоциативные методы, пиктограмма, метод семантического дифференциала и др.);
разного типа опросники (Александровой, Ольшанниковой–Рабинович,

Спилбергера–Ханина и др.). В некоторых исследованиях помимо клинических применялись аппаратурные методы, а именно: методы определения скорости опознания базальных эмоций (тахистоскопический и компьютерный варианты), метод регистрации опережающих движений глаз в ответ на эмоциональные стимулы, «обонятельный» метод и др. Проводилась объективизация и количественная оценка различных параметров эмоциональных явлений: знака, качества («модальности»), интенсивности, временныґх характеристик, степени осознанности и др. Сопоставлялись результаты исследования неосознаваемого и осознаваемого уровней эмоциональных явлений. В качестве контрольной группы были взяты здоровые испытуемые того же возраста и пола.

Показано, что у больных с локальными поражениями мозга — в соответствии с приведенными выше критериями — можно выделить несколько Типов эмоциональных синдромов, связанных с поражением лобных долей мозга (правосторонние, левосторонние, двусторонние); височных областей мозга (правосторонние. левосторонние); диэнцефальных, диэнцефально-лимбических структур; срединных и стволовых структур мозга (нижних и верхних отделов ствола).

Указанные синдромы характеризуются следующими особенностями.

При «лобных» эмоциональных синдромах Наблюдается нарушение всех категорий эмоциональных явлений (эмоциональной реактивности, эмоциональных состояний, эмоционально-личностных качеств). При этом четко различаются правополушарные и левополушарные синдромы по целому ряду параметров: знаку, интенсивности, временным параметрам, осознанности и др.

56

При Правополушарных Поражениях, как правило, наблюдается выраженное угнетение отрицательной эмоциональной системы и патологическое усиление работы положительной. При Левополушарных Очагах чаще отмечается противоположная картина. Это проявляется в характере ошибок при выполнении разных когнитивных задач.

В невербальных тестах больные успешнее выполняют задания с эмоциональными

09.10.2012


50

8


Стимулами одного знака, игнорируя (или неправильно оценивая) стимулы другого знака. В вербальных заданиях патология одной эмоциональной системы проявляется в большей продуктивности и адекватности выполнения заданий с эмоциональными словами соответствующего знака (например, в тестах на заданные ассоциации и др.). Нарушения в работе отрицательной или положительной эмоциональной системы, как правило, имеют генеральный характер. Для таких больных характерны не только ошибочное выполнение заданий с эмоциональными стимулами, но и неадекватная самооценка результатов выполнения заданий, а также своего эмоционального состояния и своих эмоционально-личностных качеств. Более грубые нарушения эмоционально-личностной сферы наблюдаются у больных с поражением правой лобной доли. По сравнению с левополушарными больными они совершают большее количество ошибок, и те носят более грубый характер.

Двусторонние лобные очаги поражения Мозга приводят, как правило, к другому эмоциональному синдрому, а именно: полной эмоциональной ареактивности, к грубым нарушениям в работе обеих эмоциональных систем, к невозможности различения эмоциональных и неэмоциональных стимулов, к полной неадекватности оценки своего состояния. У таких больных возможно патологическое усиление элементарных эмоций, связанных с элементарными потребностями.

При лобных очагах эмоциональные нарушения носят стабильный характер и, как правило, являются доминирующими в общем нейропсихологическом «лобном» синдроме.

Эмоциональные нарушения, связанные с поражениями Височных отделов мозга, — иные. Они также имеют четкие латеральные различия, которые обусловлены, прежде всего, наличием/отсутствием речевой симптоматики и, следовательно, входят в различные нейропсихологические «височные» синдромы. Однако независимо от наличия или отсутствия речевых расстройств эмоциональная патологическая симптоматика у «височных» больных выражена в меньшей степени, и она носит иной характер по сравнению с «лобными» больными. При височных поражениях эмоциональная патология проявляется преимущественно в виде нарушений эмоциональной реактивности и эмоциональных состояний. Более адекватны эмоционально-личностные характеристики (оценка своего состояния, критичность и др.).

Знак и степень выраженности эмоциональных нарушений связаны, прежде всего, со Стороной поражения мозга. У правополушарных височных больных наблюдаются более грубые эмоциональные расстройства, чем у Левополушарных (чаще в виде патологии отрицательной эмоциональной системы). Форма этих нарушений зависит от характера патологического процесса. При эпилептической симптоматике, свидетельствующей о раздражении эпилептогенных зон мозга, возникают симптомы усиления отрицательных эмоций (страха, ужаса и др.), обычно предшествующие эпилептическим припадкам. При других височных поражениях (без эпилептической картины) наблюдается ослабление отрицательных эмоциональных реакций и усиление положительных. У левополушарных «височных» больных — на фоне речевых расстройств (и без эпилептической симптоматики) —обычно отмечаются нарушения в работе положительной эмоциональной системы (в виде симптомов ее ослабления) при большей сохранности отрицательной эмоциональной системы. Особенностью «височных» эмоциональных синдромов является и то, что в ряде случаев наряду со стабильными эмоциональными расстройствами наблюдаются и пароксизмальные, часто предшествующие эпилептическому припадку. Характерно, что в

09.10.2012


50

57

Этих случаях больные достаточно адекватно относятся к своим эмоциональным параксизмам, что говорит об общей сохранности у них эмоционально-личностных качеств.

Эмоциональные нарушения, обусловленные поражениями Диэнцефальных отделов мозга (зона гипофиза и др.), нередко протекают на субклиническом уровне. Однако экспериментальные исследования обнаруживают у таких больных характерные эмоциональные синдромы, которые проявляются в нарушении работы одной из эмоциональных систем (чаще — отрицательной) в виде ее угнетения. Гипоактивность отрицательной эмоциональной системы сочетается с гиперактивностью положительной (реже встречается гиперактивность отрицательной эмоциональной системы). В отличие от правостороннего «лобного» синдрома, который также сопровождается гиперактивностью положительной эмоциональной системы, у таких больных эмоциональные нарушения выражены значительно мягче и протекают на фоне относительной сохранности эмоционально-личностных качеств больного (поведения, самооценки). При гиперактивности отрицательной эмоциональной системы наблюдается повышенный уровень личностной тревожности. Диэнцефальные эмоциональные нарушения протекают стабильно, без приступов, в составе диэнцефального нейропсихологического синдрома, в котором центральное место занимают мнестические дефекты. Клиническая симптоматика поражения диэнцефальных отделов мозга характеризуется, как известно, и рядом типичных неврологических симптомов.

Эмоциональные синдромы, возникающие при поражениях Стволовых структур Мозга (чаще всего при травмах разной тяжести) проявляются в двух формах, которые связаны с поражением преимущественно либо каудальных (нижних) отделов ствола, либо оральных (верхних) его отделов. Объединяют эти варианты синдромов сохранность эмоционально-личностного уровня (адекватность поведения, самооценки и др.) и наличие выраженных динамических изменений (колебаний) в эмоциональной реактивности и состояниях, что связано с периодом заболевания. В остром периоде (первые две недели после травмы) эмоциональная реактивность у обеих групп больных выше нормы. В «холодном» — признаки повышенной эмоциональной реактивности уменьшаются. Как в «остром», так и в «холодном» периодах нарушаются механизмы управления эмоциональными состояниями, при этом возможна как гипоактивность, так и гиперактивность одной из эмоциональных систем. По характеру изменения эмоционально-личностной сферы больные с поражением Нижних отделов ствола Чаще характеризуются признаками Левополушарной Эмоциональной патологии (снижением активности положительной и повышением активности отрицательной эмоциональной системы), а больные с поражением Верхних отделов ствола Обнаруживают «Правополушарный» эмоциональный синдром (снижение активности отрицательной и повышение активности положительной эмоциональной системы). У обеих групп больных патологические изменения, как правило, не распространяются на эмоционально-личностный уровень. Таким образом, поражение стволовых неспецифических структур мозга приводит к особым эмоциональным синдромам, в которых преобладает динамическая составляющая (ирритация или угнетение в работе эмоциональных систем, изменчивость синдромов по ходу заболевания).

Существуют различные варианты каждого из перечисленных типов эмоциональных синдромов, которые определяются рядом факторов: преморбидом (пол, возраст, тип межполушарной организации мозга и т. д.) и характером заболевания (опухоль,

09.10.2012


50

Сосудистое поражение, травма и др.). Помимо перечисленных выше «чистых» эмоциональных синдромов при локальных поражениях мозга встречаются и «смешанные»: лобно-височные, диэнцефально-лобные и др., в которых комбинируются симптомы соответствующих синдромов.

Приведенные выше эмоциональные синдромы, исследованные по относительно стандартной схеме, конечно, не исчерпывают весь перечень синдромов,

58

Встречающихся в клинике локальных поражений головного мозга. Они составляют лишь часть подобных синдромов. Существуют и другие эмоциональные синдромы, описанные в клинической литературе (нейропсихиатрической, нейропсихологической) на феноменологическом уровне. К ним относятся Общие полушарные патологические эмоциональные синдромы (правый, левый), возникающие, например, при унилатеральной шоковой терапии ([1], [11] и др.); эмоциональные синдромы, связанные с поражениями Гипофизарно-гипоталамических образований ([12], [13] и др.), Базальных (или медиобазальных) отделов лобных долей Мозга ([4], [18], [19] и др.), Глубинных подкорковых с труктур, Входящих в экстрапирамидную систему ([5], [9], [10], [26] и др.), а также других Подкорковых образований, входящих в лимбическую систему [8], [37], [44]; описаны также эмоциональные нарушения, сопровождающие «Синдром расщепленного мозга» ([35], [38] и др.) и ряд других.

Сведения об этих эмоциональных синдромах пока неполны и ограничиваются лишь описанием отдельных патологических эмоциональных феноменов, доступных для клинического наблюдения. Однако общая сумма знаний об эмоциональных нарушениях, которые могут быть соотнесены с патологическим состоянием определенных мозговых структур, полученных как при экспериментальных исследованиях, так и при клинических наблюдениях, позволяют сделать два основных вывода. Во-первых, существует большое число эмоциональных синдромов, различных по составу симптомов, которые пока не расклассифицированы (так как не выделены критерии классификации). Во-вторых, тип синдрома (т. е. набор эмоциональных нарушений) определенным образом зависит от локализации поражения мозга. Следовательно, можно говорить о несостоятельности концепций одного (и более) эмоционального центра или одного только типа мозговых структур (лимбических и др.) в качестве мозгового субстрата эмоций. Факты свидетельствуют в пользу концепции множественного «представительства» эмоциональных явлений в мозге человека в различных мозговых структурах.

В целом, на данном начальном этапе изучения проблемы нейропсихологические представления о мозговой организации эмоций можно сформулировать следующим образом.

Эмоционально-личностная сфера, объединяющая эмоциональные явления разного качества и сложности, обеспечивается Особыми функциональными системами, состоящими из множества афферентных и эфферентных звеньев: эти системы отличны от тех, которые лежат в основе когнитивных процессов. Различие заключается, во-первых, в составе звеньев (наличие в них гуморальных, биохимических и других механизмов, связанных с потребностно-мотивационными процессами) и, во-вторых, в том, что выделяются два их типа (обслуживающих положительное и отрицательное эмоциональное реагирование).

Все эмоциональные функциональные системы характеризуются и анатомической, и нейрохимической специфичностью. Правополушарные эмоциональные функциональные

09.10.2012


50

Системы доминируют над левополушарными, поэтому при поражении правополушарных мозговых структур эмоциональные нарушения возникают чаще и протекают в более грубой форме, чем при левополушарных патологических очагах. Таким образом, можно говорить об Эмоциональной асимметрии мозга С преобладанием правополушарных механизмов над левополушарными (у правшей).

В левом и правом полушариях мозга положительная и отрицательная эмоциональные системы не равноценны: в левом полушарии преобладает система положительного эмоционального реагирования, в правом — отрицательного, хотя механизмы обоих знаков имеются в каждом полушарии. Поэтому при поражении правого полушария страдает в первую очередь отрицательная эмоциональная система, а при левосторонних патологических очагах — положительная (в форме гипо - или гиперактивности в зависимости от характера поражения).

Передние отделы больших полушарий, особенно префронтальные области лобных долей мозга, имеют преимущественное отношение к мозговой организации

59

Эмоционально-личностной сферы. Поражение лобных долей (особенно правой) всегда сопровождается выраженными эмоциональными дефектами, при этом нарушаются как собственно эмоции (эмоциональная реактивность и эмоциональные состояния), так и эмоционально-личностные качества. Страдают как неосознаваемые, так и осознаваемые уровни эмоциональных явлений. Задние отделы больших полушарий участвуют в мозговой организации эмоций иным образом: они «обслуживают» когнитивные звенья эмоциональных явлений.

Каждая эмоциональная функциональная система (положительная, отрицательная и входящие в них более частные системы базальных эмоций) представлена на нескольких уровнях ЦНС — начиная от ствола мозга и кончая корой больших полушарий. Иными словами, синдромообразующими эмоциональными факторами являются и Подкорковые, и Корковые мозговые структуры. К подкорковым эмоциональным факторам относятся неспецифические структуры ствола мозга (нижние и верхние его отделы), образования лимбической системы (поясная извилина, гиппокамп, септум, миндалевидное ядро и др.), базальные ядра (хвостатое ядро и др.), а также структуры, объединяющие левое и правое полушария (мозолистое тело, передняя комиссура и др.). К корковым эмоциональным факторам принадлежит, прежде всего, древняя поясная кора и новая кора медиобазальных и конвекситальных отделов лобных и височных отделов мозга. Эти две категории факторов «ответственны» за две основные категории эмоциональных синдромов — преимущественно подкорковые и корковые — различающиеся как по характеру и сложности нарушений эмоциональных явлений, так и по их отношению к осознанию и произвольному контролю эмоций.

Эти достаточно общие нейропсихологические представления о мозговой организации эмоционально-личностной сферы нуждаются, конечно, в дальнейшем развитии и уточнении. Однако уже сейчас можно говорить о принципиальной возможности использования луриевского подхода к изучению проблемы «мозг и эмоции», т. е. луриевских стратегии нейропсихологического исследования и интерпретации полученных данных.

Экспериментальный и клинический материал о нарушениях эмоционально-личностной сферы, возникающих вследствие локальных поражений головного мозга, свидетельствует о справедливости основных постулатов концепции А. Р. Лурия о

09.10.2012


50

Соотношении мозга и психики.

Полностью применимы к изучению проблемы «мозг и эмоции» все общие положения луриевской концепции, а именно: положения о неравноценности вклада правого и левого полушарий в реализацию психических функций, о многоуровневой мозговой организации любого психического явления, об участии в его осуществлении не только корковых, но и подкорковых структур мозга. Как известно, долгое время в качестве основного мозгового субстрата психических функций рассматривалась кора больших полушарий, а подкорковым структурам приписывалась лишь энергетическая роль. А. Р. Лурия на большом материале показал, что синдромообразующими являются не только корковые, но и подкорковые структуры мозга.

Таким образом, идеи А. Р. Лурия о синдромообразующей факторной основе нарушений психических функций (состоящей как из корковых, так и подкорковых структур) являются продуктивными и в нейро-психологии эмоций. Использование этих идей позволило выделить различные эмоциональные синдромы, связанные с патологией различных синдромообразующих структур (факторов). Соответственно, совокупности таких структур могут рассматриваться в качестве особых эмоциональных функциональных систем. Как известно, положение о функциональных системах как непосредственной морфофизиологической основе реализации высших психических функций является важнейшим в концепции А. Р. Лурия о мозговой организации психических процессов.

Новые возможности в изучении проблемы «мозг и эмоции» открывает основополагающее положение луриевской концепции о сложном системном строении любого психического явления (т. е. о его

60

Сложной, многозвенной, многокомпонентной структуре) и, следовательно, о сложном, системном, множественном его «представительстве» в мозге человека. Согласно А. Р. Лурия, с мозговыми структурами следует сопоставлять не целостное психическое явление, а его отдельные звенья, компоненты, параметры. Экспериментальные и клинические данные свидетельствуют, что различные параметры эмоций, такие, как знак, качество («модальность»), интенсивность, длительность, устойчивость, осознанность, произвольное (непроизвольное) управление связаны с работой разных мозговых структур, что справедливо и по отношению к когнитивным процессам.

Согласно А. Р. Лурия, локализация (мозговая организация) психических явлений имеет динамический характер, т. е. изменяется в процессе онтогенеза и под влиянием социального опыта. Совершенно очевидно, что и это положение полностью применимо к изучению мозговой организации эмоций: эмоциональные явления с возрастом претерпевают явные изменения (они становятся более опосредствованными, управляемыми и т. д.); одновременно, как известно, происходит постнатальное развитие мозга (особенно его передних отделов), что находит экспериментальное подтверждение и в анатомических, и в физиологических, и в психологических исследованиях.

Таким образом, уже на данном начальном этапе нейропсихологического изучения проблемы мозговой организации эмоций очевидна справедливость всех основных постулатов луриевской концепции и в этой новой для нейропсихологии области знания. Следует отметить, что (как и при изучении мозговой организации когнитивных процессов) нейропсихология эмоций направлена на анализ Способов реализации эмоциональных явлений, а не их конкретного содержания (определяемого

09.10.2012


50

Индивидуальным опытом).

В настоящее время нейропсихология эмоций только формируется. По сравнению с другими разделами нейропсихологии (нейропсихологией речи, внимания, памяти и др.) она не имеет «классического наследия». К сожалению, сам А. Р. Лурия (как и Л. С. Выготский) эмоциональные нарушения при локальных поражениях мозга не изучал и выделял их лишь в контексте описания нейропсихологических синдромов (главным образом «лобных»). Это означает, что для создания нейропсихологии эмоций потребуется пройти тот же путь, который был пройден при создании «классической» нейропсихологии когнитивных процессов.

Отечественная нейропсихология, разработанная А. Р. Лурия, как составная часть мировой нейропсихологической науки обладает уникальным, не имеющим аналогов понятийным аппаратом (концепцией системной динамической локализации психических функций), уникальным (синдромным или факторным) методическим подходом, уникальной системой диагностических тестов, направленных на изучение отдельных звеньев (параметров) психических явлений, а также уникальным опытом анализа фактического материала с естественнонаучных позиций.

Все это дает основание считать, что нейропсихология эмоций, основанная на луриевской идеологии, сможет внести новый и существенный вклад в изучение одной из самых сложных проблем современного естествознания — проблемы мозговой организации эмоций человека.

1. Балонов Л. Я., Деглин В. Л. Слух и речь доминантного и недоминантного полушарий. Л.: Наука, 1979.

2. Батова Н. Я. Нарушения эмоций при поражении лобных долей мозга: Канд. дис. М., 1985.

3. Баулина С. В. Нейропсихологический анализ особенностей эмоционально-личностной сферы у участников ликвидации последствий аварии на ЧАЭС: Диплом. работа. М., 1998.

4. Белы й Б. И. Психические нарушения при опухолях лобных долей мозга. М.: Медицина, 1987.

5. Бехтерева Н. П., Смирнов В. М. Мозговая организация эмоций человека // Вестн. АМН СССР. 1975. № 8. С. 8–19.

6. Блум Ф., Лейзерсон А., Хофстедтер Л. Мозг, разум и поведение. М.: Мир, 1988.

7. Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А. Функциональные асимметрии человека. М.:
Медицина, 1981.

8. Буклина С. Б. Клинико-нейропсихологические синдромы артериовенозных
мальформаций глубинных структур головного мозга: Автореф. докт. дис. М., 2001.

61

9. Букли на С. Б. Клинико-нейропсихологические синдромы поражения поясной извилины
человека // Журн. неврологии и психиатрии. 1997. Т. 97. № 10. С. 11–16.

10. Буклина С. Б. Нейропсихологические синдромы артериовенозных мальформаций
поясной извилины и гиппокампа // Журн. неврологии и психиатрии. 2000. № 4. С. 10–15.

11. Деглин В. Л. Лекции о функциональной асимметрии мозга человека. Амстердам; Киев,
1996.

12. Доброхотова Т. А. Эмоциональная патология при очаговом поражении головного мозга. М.: Медицина, 1974.

13. Доброхотова Т. А., Брагина Н. Н. Функциональная асимметрия и психопатология очаговых поражений мозга. М.: Медицина, 1977.

14. Квасовец С. В. Нарушения субъективной оценки эмоций у больных с локальными поражениями мозга // А. Р. Лурия и современная психология / Под ред. Е. Д. Хомской, Л. С.

09.10.2012


50

Цветковой, Б. В. Зейгарник. М.: Изд-во МГУ, 1982.

15. Квасовец С. В. Пространственная синхронизация биопотенциалов при эмоциях в норме и у больных с локальными поражениями мозга: Канд. дис. М., 1980.

16. Коваленко Е. А. Нейропсихологический анализ эмоционально-личностной сферы у больных с поражениями височных долей мозга: Диплом. работа. М., 2001.

17. Костромина Т. А. Особенности эмоционально-личностной сферы у лиц,
участвовавших в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС в 1986–1987 гг.: Диплом. работа.
М., 1995.

18. Лурия А. Р. Высшие корковые функции и их нарушения при локальных поражениях
мозга. М.: Изд-во МГУ, 1962.

19. Лурия А. Р. Основы нейропсихологии. М.: Изд-во МГУ,
1973.

20. Моносова А. Ж. Анализ особенностей эмоциональной сферы в норме и при аффективных расстройствах методом обонятельной стимуляции: Канд. дис. М., 1994.

21. Моносова А. Ж., Хомская Е. Д. Изучение эмоциональной сферы методом оценки запахов // Вопр. психол. 1993. № 2. С. 100–105.

22. Привалова Н. Н. Нейропсихологический анализ нарушений ВПФ у больных с сотрясением головного мозга: Канд. дис. Харьков, 1991.

23. Привалова Н. Н., Хомская Е. Д. Нейропсихологический анализ нарушений
эмоционально-личностной сферы у больных с легкой черепно-мозговой травмой //
Нейропсихология сегодня / Под ред. Е. Д. Хомской. М.: Изд-во МГУ, 1995.

24. Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М.: Наука, 1981.

25. Симонов П. В., Ершов П. М. Темперамент, характер, личность. М.: Наука, 1984.

26. Смирнов В. М. Стереотаксическая неврология. Л.: Наука, 1976.

27. Тюбекина М. В. Опознание базальных эмоций испытуемыми с разными типами
латеральной организации мозга в норме и при аффективных расстройствах: Диплом. работа.
М., 1997.

28. Фрейд З. Психология бессознательного. М.: Просвещение, 1989.

29. Хомская Е. Д., Батова Н. Я. Мозг и эмоции. М.: Изд-во МГУ, 1992.

30. Хомская Е. Д. и др. Нейропсихология индивидуальных различий. М.: Рос. пед. агенство, 1997.

31. Хомская Е. Д., Каекина М. А. Экспериментальное исследование эмоций методом оценки запахов у лиц с различным профилем латеральной организации мозга // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1993. № 3. С. 34–41.

32. Хомская, Е. Д., Удачина Е. Г., Квасовец С. В. Связь профиля полушарной асимметрии с
показателями опережающих движений глаз // Нейропсихология и психофизиология
индивидуальных различий / Под ред. Е. Д. Хомской, В. А. Москвина. М.; Оренбург: Изд-во ОГУ,
2000.

33. Шафиева Э. И. Восприятие эмоционально-экспрессивных лиц у больных с
локальными поражениями головного мозга: Канд. дис. М., 1990.

34. Шафиева Э. И., Хомская Е. Д. Изучение эмоциональной сферы методом оценки
времени опознания эмоционально-экспрессивных лиц в клинике локальных поражений мозга //
Новые методы нейропсихологического исследования / Под ред. Е. Д. Хомской. М., 1989.

35. Bogen Y. E. The callosal syndroms // Clinical neuropsychology. 2 ed. N. Y.; Oxford, 1985.

36. Davidson R. Y., Fox N. A. Asymmetrical brain activity discriminates between positive versus negative affective stimuli in human infants // Science. 1982. V. 218. P. 1235–1237.

37. Devinsky O., Morrell M. I., Vogt B. A. Contribution of anterior cingulate cortex to behavior // Brain. 1995. V. 118. P. 279–306.

38. Gazzaniga M. S. The bisected brain. N. Y., 1970.

39. Hess W. S. Diencephalon: Automatic and extra-pyramidal functions. N. Y., 1954.

40. Kluver H., Bucy P. Preliminary analysis of the temporal lobe functions in monkeys // Arch. Neurology and Psychiat. 1939. N 47. P.

41. Macchi G. Anatomical substrate of emotional reactions // Squire L., Gainotti G. (eds.). Hand-book of neuropsychology. Sec. 5, 6 . N. Y., 1991.

09.10.2012


50 15

42. Olds J. Higher function of the nervous system. L., 1958.

62

43. Papez J. W. A proposed mechanism of emotion // Arch. Neurology and Psychiat. (Chicago). 1937. N 38. P. 725–743.

44. Paradiso S., Robinso R. G., Andreasen N. C. Emotional activation of limbic circuitry in elderly normal subjects in PETstady // Am. J. Psychiat. 1997. V. 154. P. 384–389.

Поступила в редакцию 6.III 2002 г.

1 В данной публикации мы не приводим обзор общепсихологических работ по проблеме
эмоций.

2 Нейропсихологический подход к типологии эмоциональной нормы описан в работе Е. Д.
Хомской и соавт. [30].

09.10.2012


ВОПРОСЫ ПСИХОЛОГИИ № 023

1


52