ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ЛИЧНОСТЬЮ КРИЗИСОВ СВОЕЙ ЗАНЯТОСТИ

А. Н. ДЁМИН

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ, проект № 03-06-96541.

Рассматривается специфический класс явлений в структуре жизненного пути личности — индивидуальные кризисы занятости (ИКЗ). Предлагается схема анализа и типология ИКЗ. В эмпирическом исследовании установлено, что психологические характеристики предкритической фазы, способы прохождения и эффекты непреодоления ИКЗ среди выпускников вузов, впервые выходящих на рынок труда, отличаются от аналогичных параметров ИКЗ среди взрослых работников, получивших уведомление о сокращении.

Ключевые слова: индивидуальный кризис занятости, схема анализа кризиса, способы прохождения кризиса.

Занятость — это вовлеченность человека в хозяйственную жизнь общества. В основном она реализуется через труд по найму, труд в домашнем хозяйстве, предпринимательство, благотворительный труд. Ученые указывают на резко возросшее в настоящее время разнообразие форм занятости (полная, неполная, неформальная, множественная, самозанятость и т. д.), отказ от общепринятых стандартов в режимах труда и заработной платы, устойчивую высокую безработицу, частую смену работ ([2], [9], [12] и др.).

Занятость меняется в своих внешних проявлениях и внутренней организации, качественно и количественно. Следствием происходящих изменений является то, что человек систематически оказывается в ситуациях неопределенности и выбора, его карьера и жизненный путь в целом интенсивно наполняются стрессовыми событиями и противоречиями.

Для психологического осмысления подобных явлений мы используем рабочее понятие «индивидуальный кризис занятости» (ИКЗ). Под ним понимается Разрушение, деформация, кардинальная перестройка значимых связей личности с институтом трудовой занятости, которые инициируются извне или самой личностью, сопровождаются изменениями в ее социальном, материальном и, нередко, профессиональном статусе, ухудшением психологического благополучия, что предъявляет повышенные требования к адаптационным возможностям личности, требует преодолевающих усилий с ее стороны.

Под институтом трудовой занятости понимается совокупность образцов поведения, правил, привычек, которые сложились в данной сфере и имеют соответствующие организационные формы. Такое понимание обобщает подходы экономистов, социологов, психологов к институтам ([1], [10], [16] и др.). Наличие значимых связей с институтом занятости указывает на то, что человек включен (субъективно и поведенчески) в реализацию правил и образцов поведения, и эта включенность обеспечивает удовлетворение его разнообразных потребностей и интересов. Разрушение или деформация таких связей из-за потери работы или угрозы лишиться ее, невыплаты заработной платы, разорения и других причин ведет к индивидуальному кризису занятости.

Мы используем термин «кризис», поскольку общим моментом в психологическом

05.10.2012


87

Понимании кризисов является указание на изменение привычного хода жизни в результате внешних и/или внутренних противоречий, которое сопровождается болезненными переживаниями, существенной

88

Перестройкой внутреннего мира и поведения.

Определение «индивидуальный» используется для того, чтобы зафиксировать протекание кризиса на уровне отдельного человека и избежать отождествления с кризисами на глобальном, национальном, региональном и других уровнях организации общества — ими традиционно занимаются экономисты и социологи.

Для выявления специфики ИКЗ назовем наиболее близкие ему понятия. С одной стороны, ИКЗ имеют несомненное сходство с так называемыми ролевыми переходами, переживаемыми личностью в сфере занятости. Н. Шлоссберг выделяет четыре основных перехода: первичный вход на рынок труда; перемещение между организациями, должностями; выход (временное отстранение от работы, отставка, изменение карьеры); попытки вернуться на рынок труда в случае безработицы [21]. Очевидно, что не всякий ролевой переход протекает в форме кризиса (можно указать на переходы, давно ожидаемые и желаемые личностью). Кроме того, в приведенном перечне отсутствуют внутриролевые трансформации. В качестве примера назовем многомесячные невыплаты зарплаты при сохранении работы и должности — визитная карточка российского рынка труда 1990-х — начала 2000-х гг. Многие люди, переживающие подобное искажение своей занятости и, как следствие, социально-экономическую депривацию, отличаются подавленностью, апатией, пассивностью.

С другой стороны, ИКЗ пересекаются с кризисами профессионального становления, но не могут быть отождествлены с ними. Последние определяются Э. Ф. Зеером как резкое изменение вектора профессионального развития личности, протекающее, как правило, без ярко выраженных изменений профессионального поведения [6; 213]. На любой стадии профессионального становления в качестве фактора, детерминирующего возникновение кризиса, чаще выделяется социально-профессиональная активность [6; 227]. Среди факторов, порождающих кризисы, указываются и социально-экономические условия (ликвидация предприятия, неудовлетворительная зарплата, переезд на новое место жительства и др.), однако специально они не рассматриваются. Видимо, это не случайно, поскольку такие явления, как потеря трудоспособности, вынужденная безработица, миграция, имеющие ненормативный, вероятностный и драматичный для личности характер, Э. Ф. Зеер вообще выделяет в самостоятельный тип «критических кризисов». Они не сводимы к профессиональному развитию, хотя и могут быть связаны с ним.

Примечательно, что в известных зарубежных концепциях безработица рассматривается не с точки зрения профессионального развития личности, а в более широком плане — как исключение из института оплаченной занятости, ведущее к деформации социального и материального статусов, персональной и социальной идентичности, временной структуры жизни и т. д. [16], или, наоборот, как результат включения в социальный институт безработицы с его специфическими нормативными предписаниями и формами организации жизни [14]. Преодолевая безработицу, люди реализуют особые виды поисковой активности, которые не имеют прямого отношения к профессии; они стремятся к социальной интеграции, которая не может быть сведена к профессиональной деятельности. Аналогичные проблемы вынуждены решать молодые

05.10.2012


87

Люди при первом выходе на рынок труда после окончания профессиональных учебных заведений. Если раньше существовал институт распределения выпускников, то в начале 1990-х гг. он в нашей стране исчез и молодым людям прежде, чем приступить к профессиональной деятельности, нужно обрести тот или иной статус занятости (полной, частичной и т. д.). Возьмем еще одну ситуацию — уход на пенсию. Человек не только прекращает привычную профессиональную деятельность (соответствующий кризис профессионального развития очевиден), ему приходится привыкать

89

К новому социальному статусу, изменившейся структуре повседневной активности и другим внепрофессиональным аспектам жизни. Психологическое благополучие пенсионера во многом зависит от того, найдет ли он для себя новое подходящее занятие

— в домашнем хозяйстве, общественно-политической сфере, в реализации давнего или
нового хобби и т. д.

В целом можно заключить, что понятия кризиса профессионального становления недостаточно для того, чтобы сделать предметом полноценного психологического изучения целый ряд как привычных, так и новых феноменов в трудовой жизни человека.

С нашей точки зрения, безработица занимает центральное положение среди разнообразных проявлений ИКЗ в современных экономических и культурных условиях России. Специфика центрального феномена, да и само его наличие зависят от стадии развития общества. В этой связи заметим, что зарубежных психологов и социологов в последние годы все больше интересуют частичная занятость, уязвимая работа, изменчивая и многомерная карьера. В начале 1990-х гг. Б. Берчелл полагал, что тема уязвимой, ненадежной работы (из-за угрозы потерять ее) имеет основания выделиться из психологии безработицы в самостоятельную область исследований [13], что и наблюдается сейчас в зарубежной психологии. Вероятно, это обусловлено тем, что по мере перехода к постиндустриальной модели развития общества границы безработицы размываются. Как пишет У. Бек, «то, что до сих пор, как правило, противопоставлялось

— формальный и неформальный труд, занятость и безработица, — в будущем сплавится в
совершенно новую систему гибких, множественных, изобилующих рисками форм
неполной занятости» [2; 210].

Понятие ИКЗ имеет междисциплинарный статус, поскольку находится на пересечении предметных областей психологии личности, экономической психологии, психологии труда, психологии развития. На уровне внешних междисциплинарных связей оно располагается на стыке с экономической социологией и экономикой труда. Благодаря своей междисциплинарности данное понятие, с одной стороны, позволяет корректно изучать неблагоприятные психологические эффекты тех социально-экономических процессов, которые протекают в сфере занятости, а с другой — дает возможность более дифференцированно рассмотреть структуру жизненного пути современной личности. В своей совокупности ИКЗ образуют особую линию развития личности, в которой реализуются отношения занятости, т. е. вовлечения в хозяйственные институты общества и выключения из них. Эта линия развития личности нуждается в специальном анализе.

Цель — предложить схему анализа индивидуального кризиса занятости, основания для его типологизации и эмпирически исследовать особенности переживания личностью некоторых типов ИКЗ.

СХЕМА АНАЛИЗА И ТИПОЛОГИЯ ИКЗ

05.10.2012


87

4


При разработке схемы анализа ИКЗ мы использовали психологические идеи отечественных и зарубежных авторов о причинах возникновения, критериях, структуре, особенностях совладания с кризисами и трудными жизненными ситуациями.

1. Предпосыл Ками ИКЗ могут быть социально-экономические изменения (например,
закрытие предприятия), изменения в семье (болезнь ребенка, требующая изменения
режима или содержания труда), развитие собственных представлений о работе,
возрастные изменения и пр. В целом перечень предпосылок совпадает с детерминантами
кризисов профессионального развития, указываемых Э. Ф. Зеером [6], однако для ИКЗ
социально-экономические и другие внешние факторы играют более важную роль в
общем комплексе предпосылок. В этом — одна из специфических особенностей ИКЗ.

2. Непосредственный источник И суть кризиса — разрушение, деформация или
кардинальная перестройка значимых связей

90

Личности с институтом трудовой занятости: переходы из учебного заведения на рынок труда, из одной организации в другую, из работников в безработные и обратно, из полностью занятых — в категорию частично занятых, из наемных работников в предприниматели; вынужденное переобучение из-за невозможности трудоустроиться, невыплата зарплаты, ведущая к падению материального статуса или к вынужденной множественной занятости и т. д. Если воспользоваться функциональной моделью М. Яходы [16], то речь будет идти о нарушении финансовых, темпоральных, межличностных, социально-целевых, социально-идентификационных, социально-побудительных связей личности. Допустимы и другие модели, но главное, чтобы они фиксировали противоречие между желаниями или привычными действиями личности и изменившимися условиями и формами ее занятости. Если такое противоречие отсутствует, то нет и кризиса. Гипотетически можно представить ситуацию, когда человек теряет работу, которая не приносила ему достаточный доход, не удовлетворяла в межличностном плане и наносила ущерб социальному статусу. В этом случае мы будем иметь дело с «хорошей» безработицей (по терминологии П. Уорра [22]).

3. Психологическими симптомами Кризиса являются снижение самооценки,
удовлетворенности жизнью, оптимизма, уверенности в себе, повышение эмоциональной
напряженности, депрессивности, фрустрированности, неопределенность жизненной
перспективы, сомнения по поводу своего будущего в целом и карьеры в частности,
потеря смысла жизни и другие негативные изменения в психологическом благополучии
личности. Симптоматика ИКЗ может включать также переживания, оценки, действия
значимого социального окружения личности, прежде всего членов семьи. Перечисленные
феномены — следствие нарушенных связей личности с институтом трудовой занятости.

4. Динамика Кризиса имеет три аспекта. Во-первых, это его длительность, т. е. то как
долго длится рассогласование между желаемым и наличным. Наиболее ярко этот
параметр воплощается в процессуальных моделях безработицы (см., например, [18]). Во-
вторых, динамика включает определенные фазы развития явления. Идея Л. С. Выготского
о наличии предкритической, собственно критической и посткритической фаз в
возрастном кризисе применима и в отношении ИКЗ. Третий аспект динамики связан с
последовательностью статусных изменений и негативных психологических симптомов. В
одних случаях статусные изменения предшествуют или совпадают по времени с
негативными оценками и переживаниями, в других — они могут быть результатом

05.10.2012


87

5


Накопления соответствующих ожиданий и переживаний. В этой связи укажем на такой феномен, как ожидание увольнения или иного изменения в карьере — зарубежные специалисты обращают на него все большее внимание.

5. Факторы и способы преодоления ИКЗ характеризуют содержательную сторону его
прохождения (динамики). Потеря работы, дохода, переход в другую организацию и пр.
ставят личность перед необходимостью выстраивать новые жизненные отношения и
преобразовывать неблагоприятные социальные условия и/или самого себя. Эти вопросы
изучаются в контексте проблем саморегуляции, совладающего поведения,
самоорганизации, социальной адаптации личности. Определение психологического
механизма преодоления кризисных ситуаций на рынке труда — актуальный вопрос для
исследователей. В настоящее время при его решении стремятся использовать
комплексные понятия, одно из которых — «способность к занятости». М. Фьюгейт, А.
Киницки и Б. Эшфорт полагают, что эта способность заключается в обнаружении и
реализации карьерных возможностей и представляет собой согласованную комбинацию
карьерной идентичности, личностной адаптивности, социального и человеческого
капитала (он включает социальную сеть, образование и профессиональный опыт
личности) [15].

91

6. Критерии преодоления ИКЗ в целом соответствуют критериям успешного
преодоления жизненных трудностей. Традиционно к ним относят восстановление или
улучшение социального статуса, разрешение конфликтной ситуации, приемлемость
поведения для ближайшего окружения, его соответствие социальным нормам,
поддержание позитивной самооценки, уменьшение уровня стресса, сохранение
физического и психического здоровья и другие показатели [23]. В случае с ИКЗ критерии
преодоления целесообразно объединить в три группы: 1) достигнутые статусы
(социальный, материальный, профессионально-квалификационный); 2) уровень
психологического благополучия; 3) состояние физического здоровья. Соотнесение
критериев с реальными результатами позволяет говорить о конструктивном или
деструктивном преодолении ИКЗ. К ним можно добавить нейтральные, промежуточные и
т. п. формы. Оптимальный вариант преодоления предполагает достижение приемлемых
для личности характеристик по всем трем критериям одновременно. В реальности это
случается редко.

7. Обстоятельства, усугубляющие протекание Кризиса. К ним относятся
характеристики рынка труда (дефицит рабочих мест и др.), финансовое положение
предприятий, сложившиеся в обществе стереотипы (расовые, гендерные, возрастные),
социально-демографические и психологические характеристики человека и т. д.
Например, в Европе в период экономического спада 1970–1980-х гг., приведшего к
существенному росту безработицы, специалисты выделяли следующие группы риска
среди безработных: мужчины среднего возраста (особенно если им 45–55 лет и они
являются главными кормильцами в семьях); одинокие молодые женщины, а также
женщины среднего возраста с несовершеннолетними детьми; одинокие мужчины и
женщины, у которых нет социальной сети из приятелей или друзей; подростки и
низкоквалифицированная безработная молодежь; безработные с плохим здоровьем или
испытывающие сильное психическое и физическое напряжение от работы как таковой;
пожилые люди и лица с утраченной дееспособностью [19; 43].

8. Цена преодоления Кризиса — это вопрос издержек для личности, ее ближайшего

05.10.2012


87

Окружения и более широких социальных структур, возникающих в связи с предпринимаемыми усилиями. Специалисты, изучавшие преодоление такого кризиса занятости, как безработица, отмечают, что поиск работы и переезд могут иметь негативные последствия для психического здоровья и удовлетворенности жизнью в краткосрочной перспективе, поскольку безработным нередко приходится преодолевать побочные результаты адаптации на новом месте [8]. В последние годы в литературе активно обсуждаются вопросы, связанные с формированием цинизма у ранее сокращенных работников по отношению к новым работодателям. Цинизм, падение доверия и пр. влияют на лояльность к организации и профессиональную отдачу [20]. Такие психологические издержки, как рост неудовлетворенности и депрессии, потеря смысла жизни могут обусловливаться противоречием между необходимостью вхождения в новую социально-профессиональную среду и личностными ценностями. По своей сути издержки преодоления относятся к негативным новообразованиям, которые продолжают участвовать в «подземном развитии» личности — воспользуемся метким выражением Л. С. Выготского [3; 254] — после завершения ИКЗ.

Имеющиеся в литературе подходы и предварительный анализ специфики ИКЗ позволяют выделить основания, наиболее важные для их типологизации: нормативность, локализация предпосылок, длительность протекания, результативность, величина психологических издержек, социальная приемлемость. Иными словами, ИКЗ могут быть нормативными и ненормативными (относительно неожиданными для человека), социально и личностно обусловленными, краткосрочными и долгосрочными

92

(включающими длительную подготовительную фазу или длительное восстановление социального статуса, психологического благополучия), конструктивными и деструктивными по своим результатам, психологически высокозатратными и низкозатратными; одни из них попадают в разряд социально приемлемых жизненных ситуаций, другие могут быть отнесены к социально порицаемым ситуациям (например, вынужденное попадание в число тех представителей социального дна, которые не имеют определенных занятий кроме воровства).

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ НОРМАТИВНОГО И

НЕНОРМАТИВНОГО ИКЗ

В эмпирическом исследовании, организованном по методу продольных срезов, мы сравнили две социальные группы, представители которых переживают разные типы ИКЗ. В первую группу вошли студенты V курса двух государственных и двух негосударственных вузов (всего 184 человека), обучающиеся по специальностям «менеджмент», «мировая экономика», «рекламное дело», «инженерное дело в медико-биологической практике». Опрос проводился за один-два месяца до выпуска. Повторный опрос был проведен через шесть месяцев после получения диплома. Из 184 выпускников оказались доступны 116 человек, среди которых 94 трудоустроились, 22 не работали; средний возраст респондентов — 22 года. Во вторую группу (57 человек) вошли работники, получившие уведомление о сокращении. Опрос проводился на территории двух предприятий Краснодара, а также среди клиентов одного кадрового агентства, которые на момент обследования работали, но ожидали сокращения. Через шесть месяцев респонденты были опрошены повторно. Из 57 человек удалось опросить 49, из

05.10.2012


87

Них 25 человек трудоустроились, а 24 человека оставались безработными; средний возраст респондентов — 38 лет.

Представители первой группы (выпускники вуза), оказываясь на свободном рынке труда и решая проблему своего трудоустройства, переживают нормативный ИКЗ, поскольку эта ситуация объективно задана в их жизни. Представители же второй группы переживают ненормативный ИКЗ, поскольку увольнение в связи с реорганизацией предприятия имеет статус случайного и неожиданного события в их жизни. Наша Гипотеза Заключалась с том, что содержательные стороны динамики нормативного и ненормативного ИКЗ будут разными. В частности, это должно проявиться в психологической симптоматике предкритических фаз, способах прохождения и психологических эффектах преодоления/непреодоления кризисов. При проверке гипотезы использовались данные только тех лиц, которые опрашивались дважды.

Психологические симптомы предкритической фазы и психологические эффекты преодоления/непреодоления ИКЗ измерялись с помощью модифицированной шкалы общей удовлетворенности жизнью Е. И. Головахи [4] и шкалы общей самоэффективности Р. Шварцера и М. Ерусалема [11].

Способы прохождения кризиса измерялись с помощью нового опросника «Самоорганизация в ситуации безработицы» (ССБ). В данной методике реализованы авторские представления о наличии в структуре самоорганизации мотивационного, рефлексивного, социально-сетевого аспектов, с одной стороны, и направленности активности безработного на восстановление занятости, взаимодействие с организациями-посредниками на рынке труда или отказ от статуса наемного работника (домашнее хозяйствование, общественная активность и т. п.) — с другой. Психометрические испытания опросника позволили выделить в его составе четыре шкалы: 1) продуманный поиск работы (шесть пунктов, например: «строю конкретные планы и пытаюсь их реализовывать», «стараюсь найти новые сферы приложения своих сил на рынке труда», «делаю выводы из своих промахов и неудач с поиском работы»); 2) расширение социальных

93

Связей (три пункта: «ищу единомышленников, людей, близких мне по духу и образу мышления», «пытаюсь восстановить прежние связи и знакомства», «ищу новые знакомства и связи»); 3) ориентация на получение пособия (четыре пункта: «прихожу к мысли, что пособие по безработице — единственная надежда для меня», «занимаюсь домашними делами, воспитанием детей», «использую время для того, чтобы поправить здоровье», «стараюсь получить от государственных учреждений максимально возможное в данной ситуации»); 4) ориентация на самозанятость и общественную деятельность, или альтернативная активность (три пункта: «продаю другим продукцию собственного изготовления (выращенную на даче, сделанную своими руками)», «занимаюсь общественной или политической деятельностью», «занимаюсь организацией собственного дела»). В опросник дополнительно были включены еще два показателя: а) хаотичный поиск работы («думаю о том, что нужно зарабатывать любым способом, чтобы иметь хоть какой-то доход и быть занятым») и б) доступность помощи со стороны родственников («получаю помощь и услуги со стороны родственников в таком объеме, что они позволяют справляться с проблемами»). При заполнении опросника респондентов просили ответить, как часто в данный период жизни у них бывают (или были) те или иные мысли, состояния, способы поведения (использовалась

05.10.2012


87 8

Четырехбалльная шкала). Насколько нам известно, опросник ССБ не имеет аналогов в российской психологии, а среди зарубежных методик ему наиболее близки «Шкалы совладания с потерей работы» (CWJLS) А. Киницки и Д. Лэтэк [17]. Нами получены данные о внутренней и ретестовой надежности, конструктной и критериальной валидности ССБ [5].

Предкритическая фаза нормативного ИКЗ соответствует предвыпускной ситуации в вузе, аналогичная фаза ненормативного ИКЗ соответствует ситуации ожидания увольнения. Способы прохождения ИКЗ могут быть соотнесены с собственно критической фазой, а эффекты преодоления — с посткритической фазой кризиса. В качестве критерия преодоления ИКЗ берется трудоустройство.

При статистической обработке собранных данных применялись t-критерий Стьюдента для средних — если распределение значений в сопоставляемых выборках имело нормальный характер (это определялось с помощью критерия Шапиро — Уилка), и непараметрический критерий Уилкоксона — Манна — Уитни — если распределение значений отклонялось от нормального с вероятностью ошибки p>0,05.

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ЛИЧНОСТЬЮ КРИЗИСОВ СВОЕЙ ЗАНЯТОСТИ

Как следует из табл. 1, предкритические фазы нормативного и ненормативного ИКЗ отличаются по параметру общей удовлетворенности жизнью — у студентов она значительно выше. Показатели общей самоэффективности в обеих группах опрошенных имеют приблизительно одинаковый уровень и при этом существенно отличаются от нормативных показателей (см. [11]) — для выпускников с вероятностью ошибки p=0,00001, для взрослых работников с вероятностью ошибки p=0,0001. По-видимому, близкое окончание вуза и

94

Отсутствие определенности с трудоустройством негативно влияют на чувство уверенности студентов в своих силах. У работающих предстоящее сокращение закономерно сопровождается повышением тревоги и эмоциональной напряженности и является для них своеобразным испытанием «на прочность».

Интерпретируя отличие предкритических фаз нормативного и ненормативного ИКЗ, следует говорить о разном отношении студентов, завершающих обучение в вузе, и работников, ожидающих увольнения, к разрушению текущей социальной ситуации занятости. Для студентов это — закономерный итог очередной стадии их развития, открытие новых возможностей, поэтому сомнения и тревоги переплетаются с общей удовлетворенностью жизнью. У уже работающих отношение иное: увольнение не рассматривается в качестве закономерного итога их деятельности на данном предприятии. При ответе на вопрос, является ли предстоящее увольнение оправданным,

05.10.2012


87 9

55 % посчитали его «в целом неоправданным», 39 % затруднились с оценкой и только 6 % посчитали «в целом оправданным». Как показали беседы и наблюдение за ситуацией на предприятиях, лица, получившие уведомление о сокращении, реализуют открытые и «партизанские» формы сопротивления работодателям [7]. Это может быть объяснено нарушением так называемого психологического контракта между ними и работодателями. Напротив, психологический контракт между студентами, получающими диплом и выходящими на свободный рынок труда, и администрацией вуза не нарушается, а, наоборот, выполняется.

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ЛИЧНОСТЬЮ КРИЗИСОВ СВОЕЙ ЗАНЯТОСТИ

Сравнение способов прохождения нормативного и ненормативного ИКЗ осуществлялось только для тех респондентов, которые остались безработными на момент второго опроса (табл. 2). Анализ показал, что безработные выпускники и взрослые безработные не отличаются друг от друга по параметрам альтернативной активности и ориентации на пособие. В то же время выпускники имеют достоверно более высокие показатели продуманного поиска работы и более низкие (на уровне тенденции) показатели хаотичного поиска. Одно из объяснений может быть связано с тем, что над многими из них еще не довлеет ответственность за собственные семьи и они могут более спокойно относиться к своей жизненной ситуации и поиску выхода из нее. Здесь же следует учесть общее свойство молодежи — открытость новому опыту, поэтому она больше ориентирована на поиск возможностей в трудной ситуации. Открытость новому, скорее всего, влияет и на достоверно более высокий показатель выпускников по шкале «расширение социальных связей».

Молодежь существенно отличается от взрослых по параметру получения помощи от родственников. По-видимому, молодые специалисты в индивидуальном кризисе занятости в большей мере опекаются

95

Своим ближайшим окружением. На это влияют их возраст (полного отсоединения от родительской семьи еще не произошло) и нормативный характер самого кризиса, когда оказание помощи рассматривается окружающими в качестве не только личной, но и социальной нормы.

На завершающей стадии анализа мы сравнили показатели психологического благополучия у трудоустроившихся выпускников (преодоление нормативного ИКЗ) и трудоустроившихся «сокращенных» работников (преодоление ненормативного ИКЗ), а

05.10.2012


87

10


Также у безработных выпускников и «сокращенных» работников, которые не смогли трудоустроиться (табл. 3).

ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ЛИЧНОСТЬЮ КРИЗИСОВ СВОЕЙ ЗАНЯТОСТИ

Оказалось, что преодоление ИКЗ не сопровождается какими-либо отличиями в психологическом благополучии молодых и зрелых людей. Если же произошло застревание в кризисе, то для взрослых этот результат — психологически более затратный, особенно по критерию общей самоэффективности. Иными словами, по истечении 6 мес после увольнения «сокращенные» безработные оказываются психологически более уязвимыми, чем безработные молодые специалисты. Частично выявленные отличия объясняются особенностями прохождения ИКЗ — взрослые меньше продумывают свой поиск, более хаотичны и, следовательно, в меньшей степени осуществляют субъективный контроль над ситуацией, меньше уверены в своей способности справляться с проблемами. Сюда же следует добавить разницу в ожиданиях окружающих — членов семьи, знакомых, которые, скорее всего, неодинаково оценивают пребывание без работы молодых специалистов и взрослых людей и тем самым влияют на их психологическое самочувствие (косвенно эта разница в оценках окружающих подтверждается отличием по такому параметру прохождения кризиса, как доступность помощи со стороны родственников).

Таким образом, наша гипотеза о том, что содержательные стороны динамики нормативного и ненормативного ИКЗ будут разными, получила подтверждение.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Понятие «индивидуальный кризис занятости» может оказаться полезным инструментом для анализа и сопоставления в единой теоретической рамке таких явлений, как безработица, затрудненный первый выход на рынок труда, социально-экономическая депривация из-за невыплаты заработной платы, переход в другую организацию, если он сопровождается серьезными адаптационными проблемами, преждевременная отставка и др. Понятие ИКЗ создает возможность для психологического анализа исторической динамики сферы занятости, например, перехода от эпохи безработицы к эпохе уязвимых карьер и гибкой занятости.

ИКЗ описывается с помощью аналитической схемы, которая включает следующие элементы: 1) предпосылки кризиса; 2) непосредственный источник; 3) психологические симптомы; 4) динамика; 5) факторы и способы преодоления (прохождения) кризиса; 6) критерии преодоления;

96

05.10.2012


87

7) обстоятельства, усугубляющие протекание кризиса; 8) цена преодоления. ИКЗ могут быть нормативными и ненормативными, социально и личностно обусловленными, краткосрочными и долгосрочными, конструктивными и деструктивными, психологически высокозатратными и низкозатратными для личности и ее окружения.

В проведенном нами эмпирическом исследовании установлено, что предкритические фазы нормативного и ненормативного ИКЗ имеют сходство по параметру общей самоэффективности, но отличаются по параметру общей удовлетворенности жизнью. Способы прохождения кризиса среди безработных выпускников вузов и уволенных работников, не сумевших трудоустроиться, имеют существенную разницу по параметрам продуманного поиска работы, расширения социальных связей, доступности помощи со стороны родственников. Также выявлено, что для уволенных работников застревание в ИКЗ — психологически более затратный процесс, чем для выпускников вузов.

1. Аберкромби Н., Хилл С., Тернер Б. С. Социологический словарь. Казань: Изд-во Казан. ун-та,

1997.

2. Бек У. Общество риска. На пути к другому модерну. М.: Прогресс-Традиция, 2000.

3. Выготский Л. С. Вопросы детской (возрастной) психологии // Собр. соч.: В 6 т. Т. 4. М.:

Педагогика, 1984.

4. Головаха Е. И. Жизненная перспектива и профессиональное самоопределение молодежи.

Киев: Наукова думка, 1988.

5. Дёмин А. Н. Личность в кризисе занятости: стратегии и механизмы преодоления кризиса.

Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2004.

6. Зеер Э. Ф. Психология профессий: Учеб. пособие для студентов вузов. М.: Акад. проект;

Екатеринбург: Деловая книга, 2003.

7. Кожевникова Е. Ю. Социально-психологические эффекты смены собственника на
предприятии // Личность и бытие: субъектный подход: Материалы II Всерос. научно-практ.
конф. / Под ред. З. И. Рябикиной, В. В. Знакова. Краснодар, 2004.

8. Леана К., Фельдман Д. Как справиться с потерей работы. М.: Нива России, 1995.

9. Хижный Э. К. Новая модель занятости и становление глобального рынка труда //

Нестандартные формы занятости в промышленно развитых странах: Проблемно-темат. сб. М.: ИНИОН, 1999. С. 8–60.

10. Шаститко А. Е. Неоинституциональная экономическая теория. 2-е изд., перераб. и доп. М.:

Эконом. ф-т, ТУИС, 1999.

11. Шварцер Р., Ерусалем М., Ромек В. Русская версия шкалы общей самоэффективности Р. Шварцера и М. Ерусалема // Иностр. психология. 1996. № 7. C. 71–76.

12. Arthur M. B. The boundaryless career: A new perspective for organizational inquiry // J. Organizat.

Behav. 1994. V. 15. P. 295–306.

13. Burchell B. The effect of labour market position, job insecurity and unemployment on psychological health // Gallie D., Marsh C., Vogler C. (eds). Social change and the experience of unemployment. N. Y.: Oxford Univ. Press, 1994. P. 88–212.

14. Fryer D. Psychological or material deprivation: Why does unemployment have mental health consequences? // McLaughlin E. (ed.). Understanding unemployment: New perspectives on active labour market policies. L.: Routledge, 1992. P. 103–125.

15. Fugate M., Kini cki A. J., Ashf ord B. E. Employability: A psychosocial construct, its dimensions and

Applications // J. Vocat. Behav. 2004. V. 65. N 1. P. 14–38.

16. Jahoda M. Work, employment and unemployment: Values, theories and approaches in social research // Am. Psychologist. 1981. V. 36. N 2. P. 184–191.

17. Kinicki A. J., Latack J. C. Explication of the construct of coping with involuntary job loss // J. Vocat.

Behav. 1990. V. 36. N 3. P. 339–360.

18. Latack J. C., Kinicki A. J., Prussia G. E. An integrative process model of coping with job loss // Acad. of Management Rev. 1995. V. 20. N 2. P. 311–342.

19. The psychological and social consequences of unemployment: Report prepared by the study group

05.10.2012


87

12


Of the 1984/1985 coordinated research programme. Strasbourg, 1987.

20. Pugh S. D., Skarlicki D., Passell B. S. After the fall: Layoff victims’ trust and cynicism in
reemployment // J. Occupat. and Organizat. Psychol. 2003. V. 76. N 2. P. 201–212.

21. Shlossberg N. K. A model of worklife transitions // Feller R., Walz G. (eds). Career transitions in

Turbulent times. Exploring work, learning and careers. Greensboro, NC: ERIC/CASS, 1997.

22. Warr P. Work, unemployment and mental health. Oxford: Oxford Univ. Press, 1987.

23. Zeidner M., Saklofske D. Adaptive and maladaptive coping // Zeidner M., Endler N. S. (eds). Handbook of coping: Theory, research, applications. N. Y.: John Wiley & Sons, 1996. P. 505–531.

Поступила в редакцию 27.IX 2004 г.

05.10.2012


89

89