ОСОБЕННОСТИ ПСИХОЛОГИИ ЕВАНГЕЛЬСКИХ ХРИСТИАН-БАПТИСТОВ

В. Н. ПАВЛЕНКО, К. ВАННЕР

На материале ста интервью, взятых в общинах Украины и США у евангельских христиан-баптистов, рассмотрены некоторые особенности их религиозного сознания.

Ключевые слова: психология религии, самоидентификация верующих, баптисты, ценностно-смысловая система, самооценка, регуляция поведения, локус контроля, ингрупповой фаворитизм.

Блажен, кто верует,

Тепло ему на свете.

А. С. Грибоедов

Одним из характерных процессов последнего десятилетия является процесс выраженного пробуждения, восстановления и развития религиозного сознания. Об этом говорят статистические данные роста количественного состава церквей и верующих, публикуемые представителями разных конфессий, об этом свидетельствует возросшее количество публикаций религиозной тематики в средствах массовой информации, появление новых религиозных передач на радио и телевидении. Понятны и закономерны попытки исследователей изучить и осознать это новое явление. Одной из таких работ является международный междисциплинарный проект, посвященный изучению жизни и деятельности евангельских христиан-баптистов в Украине и в эмиграции. Некоторые его результаты приводятся ниже.

Материалом исследования послужили 100 полуструктурированных интервью, взятых у евангельских христиан-баптистов в разных общинах Украины и США, а также наблюдения за различными формами их церковной и внецерковной деятельности.

Евангельские христиане-баптисты на Украине — давно сформировавшаяся и

73

Выстоявшая в период тяжких испытаний и гонений социальная группа. Ее костяк — это люди, выдержавшие тяжесть государственных репрессий, с одной стороны, и, может быть, наиболее тяжкий груз — пренебрежительно-презрительное отношение всего общества — с другой. Знакомясь с историей этого движения, беседуя с верующими, мы не переставали задавать себе вопросы: как и почему эта группа смогла выстоять, какие ценности она обретала в своей церкви, если ради них люди были готовы страдать или даже идти на смерть? Что привлекает и сейчас в их ряды множество новых членов? Сами верующие, размышляя на эту тему, просто говорили, что «все дело в вере», что «в церкви хорошо», что «вера дала душе чувство особого умиротворения и покоя», что «все это от Бога» и т. п. Но что за этим стоит с психологической точки зрения?

К сожалению, за немногими исключениями ([1][3]), в современной российской психологии почти нет работ по психологии религии, в то время как за рубежом существуют специализированные журналы, написано множество учебников и монографий, проводятся симпозиумы и конференции [4][9]. Мы исходили из того, что вера в Бога и разные формы сопровождающей ее религиозной активности кардинально

05.10.2012


72

Изменяют поведение и внутренний мир верующего человека, формируют у него определенные психологические структуры и механизмы, функционирование которых, в свою очередь, улучшает душевное состояние, помогает справляться с неизбежными в жизни проблемами и кризисными ситуациями. Попытаемся посмотреть на полученные материалы с этой точки зрения.

ОСОБЕННОСТИ КАТЕГОРИЗАЦИИ И ИДЕНТИФИКАЦИИ ВЕРУЮЩИХ

Первое, на что трудно не обратить внимания при анализе интервью, — это особенности системы идентификаций верующего человека, обеспечивающие цельность и устойчивость его личности. В чем же они выражаются применительно к евангельским христианам-баптистам?

В украинском и русском языках существуют разнообразные термины — «баптисты», «истинно верующие», «христиане», «евангельские христиане-баптисты» и т. п., — которыми пользуются для самоидентификации члены данной социальной группы и которые используют для обозначения этой группы те, кто к ней не принадлежит. Терминологически самокатегоризация и внешняя категоризация часто не совпадают: сами члены данной социальной группы редко называют себя «баптистами», предпочитая пользоваться наименованиями «верующие» или «христиане», в то время как внешнее окружение традиционно использует понятие «баптисты». Можно предположить, что это несовпадение не случайно: многие из тех, кто принадлежит сегодня к движению евангельских христиан-баптистов, сознательно или подсознательно стараются избегать наименования, вызывающего устойчивые отрицательные эмоции, связывающиеся в их сознании с пережитыми гонениями.

Более того, представители данной конфессии отходят от более узкой категории «баптисты» и начинают пользоваться более широкой — «христиане» или «верующие», что, возможно, выполняло функцию маскировки, защиты от органов власти, преследовавших баптистов на протяжении десятилетий, и от доминировавших православных религиозных структур.

Для психологического анализа особенностей идентичности евангельских христиан-баптистов важно подчеркнуть следующее: в системе их самоидентификаций идентификация с верующими занимает доминирующее положение. Эта приоритетная позиция всегда подчеркивается самими членами группы.

Самоидентификация баптистов в условиях Украины, особенно в советский

74

Период, постоянно подкреплялась внешним называнием, которое во времена СССР вообще приобретало функции клейма, использовалось как главная характеристика человека в его личном деле, во всех справках-характеристиках с места учебы, работы и т. п., сопровождая его на протяжении всей жизни. Постоянная внешняя категоризация, присутствовавшая на всех этапах жизни человека, усиливала и подкрепляла процесс самоопределения, способствовала формированию более устойчивой системы идентификаций.

Таким образом, можно предполагать, что устойчивая и высоко значимая самоидентификация членов баптистской церкви в сочетании с использованием самоназваний, с одной стороны, и постоянное тотальное навешивание ярлыков на членов данной группы внешним окружением — с другой, в итоге вели к укреплению их

05.10.2012


72

Идентичности.

Устойчивость этой системе, на наш взгляд, придавали и некоторые временные параметры: современные верующие ощущают преемственность веры, начиная с первых последователей Христа; кроме того, евангельские христиане-баптисты верят в грядущее пришествие Христа и в вечную жизнь вместе с ним всех истинно верующих людей. Это объясняет тот факт, что идентичность верующего человека во временноґм отношении обретает непрерывность и устойчивость.

Важным также во временном плане представляется и онтогенетический аспект: верующие-христиане — социальная группа, к которой человек может принадлежать на протяжении всей своей жизни. Уже в младенческом возрасте родители по традиции приносят новорожденного для знакомства с церковью и благословения; позже ребенок начинает посещать воскресную школу, еще позже — молодежные собрания. Члены церкви не представляют себе семейной жизни без предварительного церковного благословения и венчания, без разнообразных форм церковной жизни, участие в которых продолжается до самой смерти. Таким образом, возможность находиться в рамках одной и той же социальной группы, приветствующей рождение человека, сопровождающей на протяжении всего жизненного пути и провожающей его в последний путь, стабилизирует и укрепляет идентичность верующего.

Не менее важен и пространственный аспект. Христианство — одна из ведущих мировых религий, оно не знает национальных границ, поэтому верующие в интервью часто подчеркивают, что, приезжая в другой город или посещая баптистские общины в эмиграции, они чувствуют себя как дома. Возможность идентифицироваться с христианами прошлого и будущего, представителями всех стран и народов на протяжении всей жизни придает, на наш взгляд, дополнительную прочность идентичности евангельских христиан-баптистов.

ОСОБЕННОСТИ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СИСТЕМЫ ВЕРУЮЩИХ

С особенностями идентичности верующего человека тесно связано своеобразие его ценностно-смысловой системы. Перестройка этой системы, как и системы идентификаций, происходит во время «конверсии» — процесса обращения, для кого-то быстрого, кажущегося моментальным, для кого-то длительного и не гладкого. Не все верующие могли это изменение осознать и четко сформулировать, но те, кто был способен к этому, всегда выдвигали смысловые изменения на первый план. Из их рассказов становилось понятным, что жизнь после «конверсии» воспринималась ими как наполненная смыслом, а главным смыслообразующим мотивом в иерархии их мотивов становилось служение Богу.

«Изменилось все. Главное, появилась цель в жизни. Раньше зачем я жил? Дочь уже взрослая, семья устроена, опохмелиться — вот и вся цель. “Пей, гуляй, завтра

75

Все равно умрем” — это был мой девиз. А сейчас я, как могу, служу Богу. Теперь я ощущаю себя на своем месте». «Главным было — заполнить какую-то пустоту в душе. И это произошло. Я знаю, что Христос простил мне мои грехи. Сердце мое теперь не пусто, Христос всегда со мной. Он утешает, ободряет и радует».

Внешними маркерами перестройки ценностно-смысловой системы личности оказываются публичные акты покаяния и крещения. Важнейшей отличительной чертой

05.10.2012


72

Евангельских христиан-баптистов является то, что они принимают крещение в сознательном возрасте. Поскольку баптизм формировался в противопоставлении себя религиям, в которых крещение проводится в младенчестве, баптистам важно было подчеркнуть, что этот шаг является осознанным и ответственным жизненным выбором.

Акту крещения предшествует акт покаяния. По словам верующих: «Покаяние и крещение — это как помолвка и венчание: сначала ты очищаешься от грехов, а затем обещаешь Богу служить ему, полностью поступать, как он хочет, и объявляешь об этом людям. Это уже как официальный шаг, закрепляющий принятое ранее решение».

Таким образом, смысл покаяния — в признании человека себя греховным и просьбе, обращенной к Богу, простить его грехи. Акт покаяния до сравнительно недавнего времени не обязательно должен был носить публичный характер. Вполне достаточно было внутренне признать свою греховность, раскаяться и пережить это эмоциональное состояние внутреннего потрясения, просветления и очищения, которое по смыслу и силе духовного подъема очень напоминает катарсис. В последние годы публичный характер покаяния и крещения все более становится нормой. Очевидно, это не случайно. Публичность любого акта всегда выполняет двоякую роль: с одной стороны, публичный характер обязывает человека более взвешенно подходить к принятию решений, а с другой стороны, публичность резко снижает возможность отхода от избранного пути в дальнейшем.

В структуре покаяния можно условно выделить две фазы, которые полярны по своей эмоциональной окраске (наиболее ярко они проявляются при покаянии ранее неверующих, далеких от Бога людей).

В первой фазе человек испытывает депрессию, поскольку осознает и эмоционально переживает глубину греховной пропасти, в которой он находится, вспоминает и переживает заново свои давние и недавние «грехи»: грешные мысли, поступки, деяния. Эта фаза достигает своего апогея в момент конечного подведения итогов всей предшествующей жизни, признания своей греховности перед Богом и мольбе о прощении.

Вторая фаза — это фаза разрядки ранее все сгущавшегося эмоционального напряжения. Верующие полагают, что на их просьбу о прощении Бог незамедлительно отвечает, поэтому они чувствуют себя очищенными и просветленными, ибо все их грехи прощены. Эта фаза эмоционально сопровождается ощущением наступившего покоя, когда, казалось бы, вместе со слезами уходит все плохое и нечистое, оставляя душу в ее первозданно прекрасной чистоте.

Состояние, в котором пребывает человек в момент покаяния, сопровождается настолько сильными эмоциями, что, находясь в нем, человек часто слабо осознает происходящее, плохо контролирует свое поведение, а впоследствии не всегда может воспроизвести в деталях, что же это было. Одним из следствий этого является потеря восприятия собственного инициирования своих действий в этот момент, некоторое снижение подконтрольности и регуляции происходящего. Возможно, поэтому покаявшиеся приписывают инициацию покаяния Святому духу и считают, что именно под его руководством проходит весь этот акт. Определенную роль в инициации

76

Покаяния иногда может играть и эффект заражения, когда целые толпы людей выходят каяться. Вот как о покаянии рассказывают сами верующие:

«В 1994 году, когда мне было 15 лет, я покаялась. Никто мне не говорил, что это

05.10.2012


72

5


Нужно делать, я пришла к этому сама. Я видела отличие своих родителей от родителей других детей в школе: в отличие от тех, мои на нас не кричали, они ни разу не поссорились и т. п. Я решила, что так правильно, так лучше. Я читала Библию и осознала, что я грешница, не потому, что я кого-то убила, а по своим мыслям, гордыне и т. д. Трудно сказать, почему это случилось именно тогда, в 1994 году. Наверное, в этом возрасте я уже достаточно повзрослела и начала больше задумываться. Видно, время пришло. В тот день еще утром я не знала, что это случится, и ничего не планировала. Это было воскресенье, мы были на службе, слушали проповедь, слезы лились из моих глаз, и дух святой побудил меня. Покаяться можно по-разному. Обычно после проповеди пастор говорит: “Если Вы хотите покаяться, Вы можете выйти и сделать это”, и те, кто созрел к этому шагу, выходят и каются. Я не помню, как я вышла. Нас вышло несколько человек. Я ничего не видела, меня ничто не смущало. Я просто вслух молилась Богу. Я была счастлива. Я чувствовала, что я отдала себя Богу, что все мои грехи прощены, и Бог всегда будет в моем сердце».

Если покаяние можно считать начальным моментом в перестройке ценностно-смысловой системы, то обряд крещения — принятие на себя «обязательств служить Богу, жить доброй совестью и по заповедям» — является ее завершением. Между покаянием и крещением всегда существует более или менее продолжительный временной период. Он предназначен для того, чтобы человек приготовился к последующему служению господу, проверил себя и удостоверился, что решение, которое он принимает, — не опрометчивое действие, а вполне осознанный и желанный для него выбор. Посильную помощь в этом ему оказывает церковь. В частности, желающий креститься посещает цикл занятий по разбору Библии и усваивает важнейшие библейские истины и положения, пытается привести свою жизнь в соответствие с основными христианскими нормами и заповедями. Иными словами, данный период — это период реальной перестройки ценностно-смысловой системы, проявляющейся в изменении всего поведения человека.

Сам обряд крещения — запоминающееся событие в жизни каждого верующего. Ранее, в период преследований и гонений, он часто проводился тайно, с минимумом присутствующих, без каких-либо сопровождающих мероприятий. В настоящее время — это большое торжество, на котором, кроме пастора и тех, кто собирается креститься, обязательно присутствуют хор, сопровождающий церемонию соответствующими гимнами и песнопениями, а также родные и близкие. Крещение символически выражается в обряде полного погружения в воду одетого в белое одеяние крестящегося при помощи и с благословения пастора.

ПРОЯВЛЕНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СИСТЕМЫ В ОБРАЗЕ ЖИЗНИ И ПОВЕДЕНИИ ВЕРУЮЩИХ

Перестройка ценностно-смысловой системы личности проявляется в трансформации ранее существовавших и возникновении новых форм деятельности человека, главным мотивом которых является идея служения Богу: «Есть триединство — слово, дело, жизнь, и все — для Бога. “Слово” означает, что мы молимся, проповедуем, поем духовные песни, свидетельствуем и т. д. “Дело” означает, что мы ходим проведывать: и кормим, и убираем, и стираем, в основном у верующих, но бывает и у неверующих, у всех, кто нуждается. Но самое главное — это наша жизнь — мы должны все заветы в ней воплощать, чтоб быть примером для других».

05.10.2012


72

77

Следует обратить внимание на то, что у верующего человека должно быть меньше внутренних конфликтов между словами, мнениями, делами и поступками. Баптизм в представлении верующих чист от идеи двойных стандартов, и это, безусловно, один из моментов, привлекающих в его ряды новых членов. Общество в советский период жило по двойной морали, когда расхождение между тем, что делали, и тем, что об этом говорили, между тем, что говорили, и что на самом деле думали, было огромным. Это же расхождение между словом и делом приписывается христианами-баптистами и православной церкви.

Каждая социальная группа по мере своего формирования и становления начинает вычленять и активно создавать набор признаков, дифференцирующих ее от всех других. Этот набор признаков выступает в роли маркеров, позволяющих и внешнему окружению, и членам группы идентифицировать любого человека как члена данной группы при наличии у него этих признаков или отнестись к нему как к «чужому» при их отсутствии. Эти же признаки, как правило, выполняют не только дифференцирующую, но и консолидирующую функцию. Таким маркером, характерным для евангельских христиан-баптистов, являются как внутренние, духовные, не видимые глазу особенности их христианского мировосприятия, так и вполне четкие, легко воспринимаемые и очевидные для людей из внешнего мира особенности их внешнего вида и поведения. Именно по этим внешним признакам окружающие, как правило, очень быстро и легко распознают членов церкви евангельских христиан-баптистов: «Я никогда не заявлял, что я баптист, но по поведению меня вычисляли быстро: не пьет, не курит, не ругается, значит, баптист».

Обратим внимание на то, какие именно особенности образа жизни акцентируют сами верующие: отрицательное отношение к алкоголю, курению, рукоприкладству, ругани и т. п. Таким образом, христианская традиция в определенной степени противопоставляла себя традиционному образу жизни большинства населения и тем самым способствовала формированию более здорового образа жизни, более здоровых установок и наклонностей, что и ранее, и сейчас выступает одной из ее наиболее притягательных сторон.

Искоренение непоощряемых форм поведения сопровождалось формированием позитивных нравственных устоев, качеств и характеристик — милосердия, щедрости, трудолюбия и т. д., примерами проявлений которых пестрят интервью:

«Там много детей бездомных... Дети все беспризорные, из детдома, все по базару ходили, кушать просили, грязные... А наши друзья, они там давно жили и были учительницами в воскресной школе, они детей этих собирали и сюда в воскресную школу приводили... Они из дома все, что было, туда сносили, борщ варили, суп варили, картошку. Детей всех сюда приведут, оденут, куртки им отдадут, из дома уже, говорят, нечего отдавать, своих детей раздевали... как в войну сейчас... Те (дети) друг другу говорят, уже знают, и сюда все... Придут вонючие, грязные, цыпки тут, вши, болячки... А здесь накушаются, одевают их, они уйдут, а через неделю придут, ничего нету... “Воспитатели, — говорят, — все забрали”. Мы говорим: “Дали бы власть, дом один купили бы верующие, именно верующие, не они, и всех детей сюда забрали бы, помыли, одели бы, тогда хватило бы. А так бесполезно...” Мы на выходные их распределяли, из детдома забирали, купали, одевали их немножко, немножко чистили, на собрание приводили. Но они опять туда идут и все сначала... А там у людей совести нету».

05.10.2012


72

Можно предполагать, что столь высокая степень расхождения взглядов и поведения, более того — культивирование и подчеркивание этой непохожести является еще одним механизмом, способствующим дифференциации данной

78

Социальной группы от других, внутренней консолидации членов группы, а значит, механизмом, способствующим устойчивости и стабильности группы.

РАЗНЫЕ ИПОСТАСИ БОГА И ОСОБЕННОСТИ РЕГУЛЯЦИИ ПОВЕДЕНИЯ

ВЕРУЮЩИХ

Важнейшим психологическим изменением, ярко проявляющимся у всех верующих, является персонификация образа Всевышнего: они беседуют с Богом, советуются с ним, просят его помощи, если не могут самостоятельно справиться с собой или с ситуацией, рассказывают ему о своих достижениях и т. п. С другой стороны, после таких обращений к Богу они воспринимают и интерпретируют все происходящее в их жизни как ответ, помощь или подсказку Господа. Вот один из характерных примеров:

«Раньше я красилась, даже когда в церковь ходить начала. От губной помады как-то быстро отказалась, а глаза подкрашивала еще долго. Был у меня маленький карандашик для глаз, и я себе сказала: “Вот он закончится, тогда и брошу”. А он все не заканчивался. Тогда я подумала: “Боже, если тебе это не угодно, сделай так, чтоб карандашика не стало” — и в этот же день карандаш падает в отверстие в умывальнике. Я вначале хотела его как-то достать, а потом решила — все, раз Бог сам явил свою волю, значит, хватит краситься».

Существенно также то, что для разных людей Бог может выступать в своих разных ипостасях: в зависимости от конфессии, ситуации и личных потребностей самого верующего в персонифицированном образе Бог выступает как судья, как всемогущий повелитель, как любящий отец, как всепрощающий мудрец и т. п.

Одним из наиболее значимых и личностно важных аспектов такого персонифицированного отношения к Всевышнему, характерных для всех верующих по сравнению с мирянами, является то, что Иисус Христос начинает выступать в качестве морально-этического образца, нравственного идеала, с которым верующие пытаются соотносить свою жизнь и свои поступки, формируя тем самым основы саморегуляции собственного поведения. При этом с возрастом образ Бога как регулятора поведения несколько изменяется. В младшем возрасте Бог выступает скорее как образ строгого судьи, способного призвать к ответу, наказать и покарать за неправедные поступки. Поэтому, рассказывая о своем детстве, верующие из баптистских семей часто говорят о том, что регулятором их поведения был «страх Божий»: «С детства я воспитывался в вере, ходил в церковь, молился, у меня был божий страх, поэтому грехов у меня было немного: не пил, не курил, не ругался и т. п.».

В старшем подростковом возрасте происходит изменение в восприятии образа Бога и соответствующая смена форм саморегуляции поведения. Образ Иисуса Христа становится тем морально-этическим образцом, персонифицированным примером для подражания, с которым верующие начинают соотносить свое поведение и на которого стремятся походить.

«Курить я никогда не курил, а выпивать, конечно, перестал. Но главное, не только в этом, а и во всем другом я подчинил свою жизнь нормам Библии. Причем, если я и раньше

05.10.2012


72

Жил по тем же нормам, то изменились основания для этого. То есть, например, если я был честным из страха наказания за нечестный поступок, то теперь я вел честную жизнь из принципа, потому что так должно быть по заповедям Божьим».

«Когда я училась в школе, я еще не была осознанно верующей, поэтому я мало отличалась от других учеников, могла и уроки прогулять, и красилась и т. д. Но кое-чем я все-таки отличалась. Так, я не играла в карты, не ходила на дискотеки. Я раз попробовала, и мне не понравилось. Я люблю танцы, но там часто напиваются, дерутся, что в этом хорошего?

79

Я всегда спрашивала себя: “А ходил (или делал бы это) Иисус?” — Если нет, то и мне не надо».

Человек начинает вести себя хорошо и правильно не потому, что в противном случае его накажут, а потому, что он хочет походить на Иисуса Христа, так как это способ проявить свою любовь к Богу. Совершение аморального поступка или греховное поведение начинает восприниматься как оскорбление Бога и членов церкви, как попрание их веры в человека и надежд, на него возлагаемых.

«Я понимала, что если я сделаю аборт, я уже не вернусь в церковь, потому что не смогу посмотреть в глаза своим друзьям и пастору. А в “мире” что меня ждет? Опять в загул идти? Куда я буду катиться? Друзья верующие уже знали, что я беременна (у меня был сильный токсикоз), и я понимала, что сделать аборт — это обидеть Бога и друзей».

ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИИ КОНТРОЛЯ У ВЕРУЮЩИХ

Важнейшее внутреннее изменение, которое наблюдается у обращенных евангельских христиан-баптистов, можно условно назвать переходом или устойчивым закреплением у верующих Божественного локуса контроля над собственной жизнью. Известно, что понятие локуса контроля очень популярно в психологии. Считается, что всех людей можно условно разделить на две категории: тех, кто считает, что они сами контролируют свою жизнь, все, что происходит в их жизни, происходит благодаря им самим — их желаниям, стремлениям, усилиям, труду (такой локус контроля называют интернальным, т. е. внутренним), и на тех, кто считает, что их жизнь управляется и регулируется какими-то внешними по отношению к ним силами — родителями, ближайшим окружением, везением, судьбой и т. п. (такой локус контроля называют экстернальным).

Одним из вариантов формирования устойчивого экстернального локуса контроля, четко прослеживающегося у преобладающего большинства евангельских христиан-баптистов, можно считать позицию передачи жизни и ответственности за нее в руки Всевышнего. В этом случае сами верующие начинают воспринимать себя не как активную личность, а как орудие в руках Господа. Эта позиция — не единичное отклонение, а устойчивый мировоззренческий признак. Он проявляется, например, в ответах на вопрос интервьюера: «Почему Вы решили стать баптистом?»

«Это неправильный вопрос. Не я решила стать баптисткой, а Господь меня привел к Себе. Это не мои заслуги. Меня употребил Господь для проявления себя. Знаете, как в Библии рассказ о слепом. Жил был слепой, а Христос его исцелил. И с помощью этого исцеления Христос явил себя людям. Так и я ощущаю себя часто орудием в руках Господа».

05.10.2012


72

Степень этой передачи может варьировать от полного «Упования» и ощущения себя орудием в руках Бога до частичного, что выражается, например, в постоянных обращениях верующих с просьбой к Богу о Благословении Тех видов деятельности, которые им предстоят. Без этого верующие не приступают к чему-либо: не садятся есть без соответствующей молитвы-просьбы о благословении, не начинают служение, ею предварялись часто даже наши беседы и интервью.

Закрепление Божественного локуса контроля достаточно благотворно сказывается на психологическом состоянии верующих. Это понятно: они убеждены в том, что их жизнь в руках того, кто, во-первых, лучше, чем кто бы то ни было, знает о том, что и как нужно делать; во-вторых, больше, чем кто бы то ни было, любит тебя, а значит, хочет максимально помогать и облегчать тебе жизнь; в-третьих, в руках того всемогущего, который не только знает и хочет, но к тому же и реально может провести

80

Тебя по жизни так, как надо. Поскольку процесс закрепления данного локуса контроля сопровождается полной или частичной передачей ответственности Всевышнему, то у верующих не только формируются более спокойное отношение ко всем превратностям жизненного пути и вера в то, что Господь их не оставит, какой бы сложной ситуация ни была, но они испытывают и облегчение от избавления от груза ответственности за свою жизнь и жизнь своих близких.

«Я была тревожна и импульсивна. Когда дети переехали, и мы остались без них, я с ума сходила. Сейчас я спокойна. Я верю в Бога, я отдала ему все заботы обо мне и знаю, что он меня не оставит, он всегда поможет. Надо отдать все заботы Богу и уповать на него. Я не жалуюсь, не обращаюсь к людям за помощью, только к Богу, и знаю, что он мне поможет через людей. Это, как у Мюллера, который открыл детский приют и жил с детьми. Но однажды кончились продукты, и он сказал детям: «Дети, на завтра у нас нет даже хлеба. Но вы не беспокойтесь, уповайте на Бога. Давайте помолимся и ляжем спать». Так они и сделали. А наутро один из бывших выпускников приюта прислал им машину с хлебом. Он сказал, что он почему-то ночью вспомнил о приюте и подумал, что нужно чем-то помочь. Это его Бог надоумил, и проблема была решена».

Одним из следствий закрепления данного локуса контроля является твердая убежденность в том, что сам человек не должен планировать свою жизнь, потому что все, что случается в жизни, все равно осуществляется по Божьему плану, знать который заранее тоже нельзя:

«Я никогда ничего не планирую, особенно на отдаленное будущее. В Библии сказано: “Не заботьтесь о завтрашнем дне. Довольно на каждый день своей заботы”. Так я и живу по этому принципу, все будет, как будет угодно Богу. Человек не должен планировать и не должен знать свое будущее».

Понятно, что раз нет планов, меньше и разочарований от их потенциально возможной нереализованности, что в конечном итоге также психологически облегчает жизнь верующего человека.

ГРУППОВОЕ САМОСОЗНАНИЕ. ОСОБЕННОСТИ САМООЦЕНКИ ЕВАНГЕЛЬСКИХ ХРИСТИАН-БАПТИСТОВ

Любая социальная группа не только ведет себя таким образом, чтобы поведение ее членов отличалось от поведения окружающих, но и формирует понятие «мы», т. е.

05.10.2012


72

Представление о тех, кто принадлежит к данной группе. Согласно Б. Ф.Поршневу, понятие «мы» является вторичным формированием по сравнению с понятием «они», т. е. по сравнению с представлением о тех, кто к данной группе не относится. Более того, в зависимости от того, кто же и в каких своих ипостасях выступает в роли «они», уточняется и детализируется представление о «мы». Попытаемся разобраться, кто же для социальной группы евангельских христиан-баптистов выступает в роли «они».

Образ «они» зримо или незримо постоянно присутствует в высказываниях евангельских христиан-баптистов. Для них «они» — это прежде всего все окружающие, не придерживающиеся их религиозных взглядов. В рассказах евангельских христиан-баптистов это люди, подверженные разнообразным порокам, ведущие традиционно порочный образ жизни: пьющие, курящие, дерущиеся, ругающиеся, прелюбодействующие, объедающиеся и т. п., и к тому же люди, у которых не сформированы нравственные устои. Например:

«Я всегда видел, что жизнь моего деда и отца, а они тоже баптисты, отличается от окружающих — то алкоголиков, то завистливых».

Одно из следствий такого отношения к неверующим проявляется во взглядах евангельских христиан-баптистов на то, почему они должны жениться или выходить

81

Замуж только за верующих. Характерны используемые ими образы и метафоры при обосновании, почему это для них важно:

«Это очень важно. Это все равно, что два стакана воды, в одном чистая вода, а в другом грязная. Если их смешать, разве вода будет чистой?»

Понятно, что под стаканом с чистой водой верующие подразумевают себя, т. е. верующих, а грязная вода символизирует неверующих.

Еще одна сторона противопоставления, отчетливо проявляющаяся в интервью: для членов баптистской церкви «мы» — это люди, которые живут и существуют «здесь», «тут». «Они» же — всегда вовне, вне группы, «там». Для этого «там» у евангельских христиан-баптистов, как и у всех христиан, существует специальная категория «мир», поэтому не случайно для тех, кто покинул группу, существует специальное выражение «ушел в мир». В советских баптистских кругах эта категория обретала особую значимость ввиду того, что «мир» не только существенно отличался от окружения единоверцев, но и был настроен к последнему крайне враждебно.

Очень важно для евангельских христиан-баптистов также то, что не только они сами высоко оценивают свои нравственные устои, но и что определенную дань уважения их высоконравственной жизненной позиции отдают хорошо известные или значимые люди из их внешнего окружения.

«Я Вам приведу пример. Когда-то пришла гуманитарная помощь, не целевым назначением на церковь, а вообще, в город. И надо было ее куда-то деть. Так, наш бывший мэр Кушнарев сказал: “Отдайте баптистам — честнее, чем они, никто этого не сделает”. Вот вам свидетельство со стороны».

Нравственные устои и облагороженный внутренний мир, по мнению наших респондентов, отражается и на внешнем облике членов церкви, который также определенным образом характеризует сформированный образ «мы». Вот один из характерных примеров:

«Жена время от времени приглашала меня на собрания, но я не ходил по принципу: “Ты сама ходи, а меня не трогай. Не надо мне навязывать свое”. Но потом когда-то все-05.10.2012


72

Таки выбрался и поехал с ней посмотреть и послушать. И что меня больше всего там поразило — это лица людей. На улицах все такие задерганные, злые, раздраженные, усталые, а там все какие-то спокойные, добрые и просветленные».

Понятие «мы» дополняется у членов церкви евангельских христиан-баптистов через соотнесение с более конкретизированными «они», с иными религиозными и конфессиональными группами. Все эти сравнения также сознательно или бессознательно рассматриваются верующими как свидетельство превосходства баптистского мировосприятия и образа жизни. Большинство сравнений своей социальной группы безусловно проходит через сопоставление с православной церковью. С точки зрения баптистов: «Православие это тоже неплохо, но оно относится к баптизму как детский сад к университету. Оно только как начальная ступень на пути к Господу».

Таким образом, в представлениях баптистов и в их интервью мир предстает максимально поляризованным. В социальной психологии такое подчеркнуто положительное отношение к своей группе, как известно, называется ингрупповым фаворитизмом. Как было показано выше, ингрупповой фаворитизм у евангельских христиан-баптистов проявляется очень ярко. В этой черно-белой картине редко встречается признание высокой порядочности, нравственности, духовности людей, которые не относятся к данной конфессии, не говоря уже о тех, которые в принципе не исповедуют христианства. Впрочем, можно предполагать, что отсутствие полутонов в восприятии других людей, максимальная поляризация образа мира и выраженный ингрупповой фаворитизм — один из

82

Механизмов, позволяющий социальной группе выстоять в трудных условиях и сохраниться.

На индивидуальном уровне ингрупповой фаворитизм способствует формированию и поддержанию позитивной идентичности и высокой самооценки. Вместе с тем высокая самооценка верующих формируется не только как результат ингруппового фаворитизма. Одним из поддерживающих ее механизмов является идея равенства всех людей перед Богом. Приобщиться к религии может любой — вне зависимости от расы, национальности, пола, класса, социального статуса. У евангельских христиан-баптистов в отличие от некоторых других религиозных течений самооценка не травмируется и в силу более демократичных форм отношений, принятых в церкви (имеется в виду, например, то, что пресвитеры воспринимаются как равные, им не целуют руки). Как и в других протестантских конфессиях, последнее является результатом веры в то, что все могут обращаться к Богу и общаться с ним непосредственно, а не только через привилегированных служителей или священников. Не меньшее значение в этом плане имеет и более широкая, по сравнению с другими конфессиями, вовлеченность членов церкви в разнообразные формы церковной жизни (начиная от общего собрания верующих, которое решает все основные вопросы жизни общины, и кончая индивидуальными молитвами, исполнением христианских песен, стихов и т. п., включенных в ход богослужения).

В качестве одной из особенностей самооценки баптистов хотелось бы отметить взгляд на свою жизнь не только как на жизнь для себя, но и как на пример для окружающих:

«Когда в темное время где-то горит лампочка, все идут и летят на свет. Так и верующий должен быть светом, к которому будут тянуться и вокруг которого будут

05.10.2012


72

Собираться».

Обратим внимание на присущий евангельским христианам способ психологической защиты. Если верующий в чем-то оступился и «согрешил», то религия предлагает максимально щадящие формы совладания с этой проблемой: не последнюю роль в этом играет идея Сатаны и идея искушения. Какой бы неприглядный поступок ты ни совершил, всегда остается психотерапевтическая возможность сказать себе, что это случилось не потому, что ты сам плох, недобросовестен, нечестен и т. д., а потому, что ты подвергся влиянию Сатаны или какой-либо иной внешней по отношению к тебе силы. Другими словами, экстернальный локус контроля продолжает действовать, что менее травматично для самооценки.

«На самом деле я знаю теперь точно, уверен, и каждый может это сказать, кто пришел от наркомании, что наркотики — это средство, которое Сатана использует для того, чтобы полностью руководить человеком, как куклой...»

Не менее важным представляется то, что религия предлагает и ритуализированные формы «очищения», искупления грехов. Согрешивший и даже отлученный член церкви всегда может покаяться и вернуться в общину. В этом смысле ритуализированные формы восстановления общественного признания и самоуважения безусловно играют позитивную роль.

СОЦИАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА

В отличие от многих других религиозных направлений, религиозная жизнь евангельских христиан-баптистов построена не на принципе прихода, а на принципе членства, т. е. закрепления верующего за определенной церковью. Это закрепление официально фиксируется в документах церкви, где всегда существует список всех ее членов. Такая форма организации способствует тому, что члены одной церкви, постоянно встречаясь и участвуя в совместных видах деятельности, не только хорошо знают друг друга, но и начинают жить в каком-то

83

Смысле общей жизнью. Община для верующего — это его референтная группа, т. е. группа, разделяющая те же ценности, что и верующий, ставящая перед собой те же цели и задачи и придерживающаяся в своей жизнедеятельности тех же правил и норм.

«Община существует для того, чтобы поддерживать друг друга. Верующий как свечка. Если горит одна свечка, она может быстро догореть и потухнуть. А если свечек много, то огонь будет неугасим».

Община для члена церкви — это гарантированная моральная и материальная поддержка, как в случае каких-то повседневных проблем, так и в старости:

«Община мне помогает в первую очередь в духовном плане, но не только. Надо помочь выкопать картошку, я говорю, и братья помогают. Я потом могу мешок картошки сюда принести в благодарность. Крышу надо перекрыть, пожалуйста. Я могу и сам, но это дольше, а так несколько человек собрались и за день сделали. Это своего рода и евангелизация. Потому что соседи видят, что баптисты умеют не только о Боге говорить, но и работать. Пригласили крышу перекрывать неверующих, они запили, неделю делали и сделали абы как, а тут — один день и высочайшее качество».

Община может выступать также в качестве источника информации, обеспечивать помощь в трудоустройстве и т. п.:

05.10.2012


72

«Мы просто с друзьями соберемся у кого-нибудь и начинаем рассуждать. Тот слышал от своего знакомого, что где-то там за Киевом картошка дешевле. Хорошо. Поедем? Поедем. Все, собираемся мы, 3–4 машины, и едем. Верующие между собой все общаются и все знают: куда кто ездил, что купил, где».

Очевидно, именно ввиду огромного значения общины для каждого верующего ситуация отлучения или исключения из общины воспринимается как одно из самых серьезных наказаний. Оно назначается за самые серьезные прегрешения и воспринимается верующими как трагедия.

ОСОБЕННОСТИ ОТНОШЕНИЙ ВЕРУЮЩИХ С ОБЩЕСТВОМ

И ДРУГИМИ ЛЮДЬМИ

Отношение общества к баптистам как социальной группе в советские времена было стойко негативным. Их не стеснялись в глаза и за глаза называть «сектантами», «плохими» или «темными» людьми, «врагами народа» и т. п. Такие определения звучали в устной речи, мелькали в газетных статьях, звучали по радио или в специальных фильмах, снятых в целях атеистической пропаганды. Это клеймо жестко определяло не только отношение, но и конкретное поведение в отношении баптистов во всех сферах и во все периоды их жизни. Вот высказывания, характеризующие отношение детей в школе к детям-баптистам:

«В школе были такие, что били меня за то, что я не носила пионерский галстук. Они говорили, что я этим позорю наш класс и школу. А как я могла быть пионеркой или комсомолкой, если это несовместимо с моей верой и в уставе записано, что пионер и комсомолец не должен верить в Бога. Однажды даже в ящик для одежды меня затолкали и закрыли. Но были и нормальные дети, с которыми я общалась».

Отрицательное отношение к баптистскому движению в советский период достигало своего апогея в практике репрессий служителей церкви и в отношении общества к семьям репрессированных:

«Я из семьи верующих. Когда я родился (мне было всего 2 недели) отца арестовали за то, что он был верующим, и по 58 статье посадили на 10 лет. В эту ночь из нашей церкви забрали 12 человек, и никто из них больше не вернулся. Мы остались одни — мать и нас 7 человек, где мне всего 2 недели, а самой старшей сестре 16 лет. Жили в одной комнате и с клеймом “дети врага народа”».

Что же помогало верующим стойко сносить эту ситуацию тотального отвержения, гонений и преследований вплоть до физического насилия или уничтожения

84

И не покидать своей группы? Можно предполагать, что в условиях резко негативного отношения всего общества к этой социальной группе в баптистской среде должно было выработаться определенное эмоционально-ценностное отношение к данной ситуации, которое позволяло облегчить морально-психологический прессинг и сохранить группу. Представляется, что суть его сводилась к тому, что все тяготы, с которыми сталкивался каждый член группы, все проявления негативизма воспринимались ими как испытание силы их веры. Апофеозом такого отношения являлось восприятие страданий и даже смерти за веру как наивысшей чести:

«Дядю моего расстреляли в 1937 году за веру. Маму по пьянке убил сосед, когда она ему рассказывала о Боге, пытаясь его урезонить, чтоб он не бегал по дому с ножом. Ей

05.10.2012


72

Было тогда 82 года. Но если Бог это допустил, значит так надо, значит, она нужна была ему там. Это большая честь, когда здесь за веру убивают».

Можно было бы предполагать, что в ситуации столь стойкого негативного отношения общества к евангельским христианам-баптистам данная социальная группа должна была бы сформировать агрессивную ответную позицию или сделать церковь закрытой и тем самым дистанцироваться от отвергающего ее общества. Однако такого не произошло. Более того, в ответ на все притеснения верующие старались не только простить окружающих, которые «не ведают, что творят», и не только защитить свои убеждения, но и активно влиять на окружающих, пытаясь приобщить их к своей вере. Сознательно или бессознательно, но они заняли конструктивную позицию, потому что не столько тратили силы на разрушение негативного отношения со стороны общества, сколько пытались создать «новое» — навести мосты между своей социальной группой и обществом, сделать свои ценности и образ жизни максимально притягательными и постепенно трансформировать окружение из враждебного в дружески настроенное:

«Если люди не готовы принимать Бога в сердце, то навязываться не стоит. А вот если готовы, я с удовольствием всегда поговорю о баптизме. Как свечу зажигают и ставят на стол, а не под стол, так и с верой — ее надо не прятать, а нести к другим. Как в Библии говорится: “И проповедано будет Евангелие по всему миру Земли”».

ВЛИЯНИЕ НА ВЕРУЮЩИХ НЕКОТОРЫХ РЕЛИГИОЗНЫХ РИТУАЛОВ

Постоянное общение с Богом реализуется в повседневной жизни верующих через разные формы молитв и изучение слова Божьего — Библии. В среде христиан-баптистов нормой является хорошее знание Библии и использование ее как путеводной нити. Верующие неоднократно упоминали о том, что общение с Богом несет мир и покой их душе, помогает справиться с любыми ситуациями. Как же можно объяснить психотерапевтический эффект молитв и Библии?

Первое и самое простое объяснение — это актуализация механизма переключения внимания. Понятно, что в любой кризисной ситуации переключение внимания с психотравмирующей ситуации на что-либо иное всегда даст положительный, пусть и кратковременный, эффект.

Кроме того, обращение к молитве или Библии отодвигает непосредственную импульсивную реакцию на психотравмирующую ситуацию, предоставляя время хотя бы для относительного успокоения и более взвешенного разрешения проблемы.

Обращение к Богу с просьбой о совете или помощи помогает верующему вербализовать, а значит и лучше осознать ситуацию и свои чувства, переживания, мысли, потребности, что не может не способствовать и лучшему выходу из нее. В этом смысле то, что самими верующими часто воспринимается как ответ Бога на их вопросы, просьбы

85

Или предложения, очевидно, можно интерпретировать как лучше осознанные собственные идеи и стремления.

Хотелось бы обратить внимание также на психотерапевтическое воздействие так называемых молитв-благодарений. Смысл их заключается в том, что, несмотря на все минусы стрессовой ситуации, в которую попал человек, он пытается видеть все не в черном цвете, пытается взглянуть на эту ситуацию под таким углом зрения, который высветил бы и какие-либо позитивные ее стороны. Такой тип реагирования

05.10.2012


72

Действительно выполняет защитную функцию и предохраняет психику человека от многих потрясений. В нашей культуре нет социальных институтов, которые занимались бы формированием этого умения, однако представляется, что в рамках обыденной религиозной практики у верующих (и не только у баптистов) этот навык формируется. Поэтому любую ситуацию, даже самую стрессовую, верующие пытаются видеть так, чтобы понять, за что в ней можно быть благодарным Богу, что положительное может извлечь из нее человек, сейчас или на будущее:

«Я многое начал иначе воспринимать. Недавно у меня была авария: я начал ремонтировать кран, а тут как раз дали горячую воду, и всю квартиру залило водой, даже к соседям протекло. Но я себе говорю: “Боже, благодарю тебя. Ты дал мне урок. Ты показал, что мне нужно было заниматься другим: вместо того, чтобы заниматься ремонтом, мне надо было почитать Библию, подготовиться к встрече по курсу 'Практическое познание Библии'. Я все понял. Прости меня и помоги, чтобы было меньше ущерба”».

Хотелось бы также упомянуть о том, что многие библейские идеи и постулаты по сути своей очень психотерапевтичны. Например, идея грядущей вечной жизни: человек, проникшийся этой идеей, будет воспринимать все невзгоды земного существования не так остро. Если все познается в сравнении, что значат текущие невзгоды по сравнению с вечностью? Полезен и призыв довольствоваться малым: если у человека нет высоких запросов, то и вероятность разочарований явно снижается.

Посещение и наблюдение богослужений и форм внецерковной активности евангельских христиан-баптистов позволяют предположить, что они тоже вносят свою лепту в создание комфортного самочувствия верующих. Можно предполагать, что в тех формах, которые существуют на сегодняшний день, интуитивно нащупаны некоторые эффективные психотерапевтические приемы. Так, во время службы ничто не подавляет, заставляя почувствовать собственную ничтожность, и не отвлекает от главного — духовного содержания службы.

Важной особенностью представляется размещение присутствующих: дело в том, что пастор (проповедник) вовсе не обязательно находится перед или над паствой, он всегда в поле зрения, но без претензий на доминирование. Еще более важно, на наш взгляд, то, что все присутствующие в церкви образуют как бы замкнутую окружность. В наибольшей степени этот эффект достигается за счет того, что хор, как правило, расположен перед сидящими верующими, лицом к ним. В психотерапии давно известен этот «эффект круга», создающий ощущение равноправия и максимальной безопасности.

Характерной чертой службы у христиан-баптистов является относительно большее распределение ролей во время ее проведения. Так, для российской традиционной службы характерно не пасторское, а проповедническое служение, т. е. вместо единого монолога пастора во время службы звучат сменяющие друг друга краткие выступления проповедников. Более того, в службе гораздо более активно участвуют члены церкви: они включаются в ход службы со своими свидетельствами, молитвами, чтением стихов и т. п. Такая большая включенность в службу разных участников церемонии,

86

С одной стороны, предотвращает ощущение скуки, делает само богослужение более разнообразным и интересным, а с другой стороны, вызывает более доверительное отношение к происходящему, особенно когда выступают сами верующие, рассказывающие или молящиеся своими словами, на основе своего жизненного опыта.

05.10.2012


72 16

Здесь задействован опять-таки хорошо известный в психологии эффект: не случайно для рекламы какого-либо товара или метода лечения в рекламе приводятся выступления людей, испробовавших на себе рекламируемый способ или изделие. Известно, что знакомство с отзывами конкретных людей резко повышает доверие к рекламе и ее эффективность. Очевидно, аналогичные механизмы срабатывают и здесь.

Важным организационным моментом представляется и то, что верующие посещают не только общие собрания, но разбиты и на локальные небольшие группы, в которых они собираются для совместного изучения Библии, совместных молитв и просто для неформального общения. Само наличие таких малых групп, равно как и их размер — 8–12 человек, это опять-таки известный в психологии прием создания наиболее уютной и психотерапевтической атмосферы.

Анализ некоторых аспектов религиозного сознания евангельских христиан-баптистов отражает тот интерес к данной тематике, который характерен в последние годы для разных направлений в науке, что в значительной мере связано с тенденцией «религиозного ренессанса» на постсоветском пространстве.

1. Братусь Б. С. Двойное бытие души и возможность христианской психологии // Вопр. психол.

1998. № 4. С. 71–79.

2. Гассин Э. А. Психология прощения // Вопр. психол. 1999. № 4. С. 93–104.

3. Знаков В. В. Духовность человека в зеркале психологического знания и религиозной веры //

Вопр. психол. 1998. № 3. С. 104–114.

4. Hood R. et al. The psychology of religion: An empirical approach. 2nd ed. N. Y.: Guilford Press,

1996.

5. Loewenthal K. M. The psychology of religion: A short introduction. Oxford: Oneworld, 2000.

6. Paloutzian R. F. Invitation to the psychology of religion. 2nd ed. Boston: Allyn & Bacon, 1996.

7. Pargament K. I. The psychology of religion and coping. N. Y.: Guilford Press, 1997.

8. Pingl eton J. P. The role and function of forgiveness in the psychotherapeutic process // J. Psychol.

And Theol. 1989. V. 17. P. 27–35.

9. Simon S. B., Simon S. Forgiveness: How to make peace with your past and get on with your life.

N. Y.: Basic Books, 1990.

Поступила в редакцию 20.I 2003 г.

05.10.2012


Логотерапия и экзистенциальный анализ исходят из того, что жизнь, наполненная смыслом, непременно связана с нахождением и прож 1

3 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ