ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЗДОРОВЬЕ И БОЛЕЗНИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

И. Б. БОВИНА

Излагается исследование, проведенное в русле теории социальных представлений. На основе методики П. Вержеса анализируется структура представлений о здоровье и болезни. Ключевыми элементами представления о здоровье являются спорт, красота, сила, радость, бодрость, жизнь. Ключевыми элементами представления о болезни являются боль, слабость, температура, кровать, кашель и насморк.

Ключевы е слова: теория социальных представлений, социокультурный феномен, здоровье, болезнь, ядро представления, периферическая система представления.

Проблемы здоровья и болезни традиционно рассматривались медициной, затем к ним обратилась клиническая и общая психология в связи с определением нормы, выявлением границ патологии, разработкой диагностического инструментария и изучением внутренней картины болезни [3], [8]. В последнее время эти проблемы вошли в сферу интересов социальной психологии, которая занялась исследованием механизмов, ориентирующих на здоровый образ жизни, его пропагандой, адаптацией к стрессу, изучением эффективности кампаний против табакокурения или употребления наркотиков и др. Социальная психология рассматривает вопросы, на которые невозможно дать ответ, исходя только из медицинских знаний, например, почему люди, которые заботились о сохранении своего здоровья, вдруг перестали делать это [2], [25].

Отвечая на запросы практики в области здоровья, социальные психологи столкнулись с новой задачей — важным становится не только излечение от болезни, но и ее профилактика (ибо последствия заболевания могут быть достаточно драматичными), т. е. ключевым становится Пропаганда превентивного поведения. Поиск путей изменения поведения неизбежно лежит через изучение аттитюдов и представлений, ориентирующих, оправдывающих те или иные действия, связанные со здоровьем.

Возможно проследить то, как на протяжении истории человечества изменяется содержание этого понятия, какова специфика этой динамики в той или иной культуре. На примере русского языка этот анализ неизбежно выходит в план изучения фундаментальных отношений «человек — род». В Древней Руси здоровье не воспринималось как характеристика субъекта, оно было внешним по отношению к человеку, его просили и желали другим. Здоровье требовалось больному, здоровый же и без него был крепок «как дерево» [4]. По данным последнего издания «Русского

91

Ассоциативного словаря» [7], наиболее частыми ассоциациями со словом «здоровье» являются: крепкое и хорошее.

Специфика содержания понятия «здоровье», характерного для русской культуры, прослеживается и в работах социологов [5], в которых было показано, что история России — это пример пренебрежения к жизни индивида, к его здоровью. Это, безусловно, имело свои последствия на уровне представлений о здоровье и на уровне действий субъекта в связи со здоровьем. В противоположность этому отношение к

05.10.2012


90

Здоровью в западной культуре базируется на ценностях индивидуализма, предполагает индивидуальную ответственность за здоровье.

Как ни парадоксально, но болезнь также можно рассматривать как «ценность», ибо она обнажает характер взаимоотношений индивида с обществом. Болезнь является показателем условий жизни и прав человека, она подчеркивает значимость его здоровья.

Посещение врача, обследование, переживания и физические страдания, само лечение образуют опыт болезни, имеющийся у каждого человека. Диагноз, будучи «специфическим социальным отношением» [4], позволяет человеку приспособиться к болезни. Не случайно больные предпочитают определенный (в том числе плохой) диагноз неизвестности [18]. В диагнозе телесное явление как бы моделируется социально, он не только определяет физическое состояние индивида, но и затрагивает его идентичность, определяет его положение в обществе. Болезнь — это не только симптомы, физическое явление, но несчастье, изменяющее жизнь человека, угрожающее ей. Болезнь может представать и в виде коллективного бедствия, влекущего за собой трагические последствия, будь то чума или СПИД. Через опыт болезни осуществляется связь человека с обществом. В разных культурах эта категория приобретает различное содержание, в одних культурах определенные состояния рассматриваются как патологические, а в других они попадают в рамки нормы [10], [18].

Если проследить историю изменения содержания понятия «болезнь» в русском языке, то можно обнаружить, что в домонгольской Руси слово Болезнь Отсутствовало. Распространенным было верование, согласно которому слово обладает магической силой, действует на человека. В языке существовало одно слово для обозначения несчастья и для обозначения его причины, поэтому само упоминание этого слова могло навлечь беду. Отсюда — запрет на использование слова, обозначавшего страдание.

Про больного говорили, что он болеет, подразумевая — набирается силы. По той же магии слова он должен был стать таким. Самого больного называли Боль. Корень слова «боль» отражал значение силы, т. е. здоровья. Само же понятие «болезнь» закрепилось только в конце XV в., пройдя такой путь: боль — немощь — недуг — болезнь — смерть [4]. Не случайно и в словаре В. Даля пояснения к слову Болезнь Приводятся в статье про Боль [6]. По данным последнего издания «Русского ассоциативного словаря» [7], наиболее частыми ассоциациями со словом «болезнь» являются: (Болезнь) тяжелая и (Болезнь) века.

В клинической психологии можно найти «положение о том, что болезнь как некоторая субъективная реальность и феномен культуры не сводится только к натуральным, организменным событиям, не нуждается в настоящее время в особых доказательствах. Тем не менее, несмотря на свою очевидность, оно остается декларативным, не находя реализации в конкретных научных исследованиях, и тем более в повседневной клинической практике» [11; 3]. В клинической психологии внимание в большей степени уделяется тому, как формируется представление о болезни у самого заболевшего ([8], [9], [12]), в социальной психологии интерес смещен в сторону изучения содержания представлений о здоровье и болезни в различных

92

Социальных группах, того, как эти представления связаны с поведением.

Среди социально-психологических исследований можно выделить ряд работ, посвященных изучению представлений как об отдельных болезнях, так о здоровье и болезни в целом [14], [19], [22], [25]. Наибольший интерес представляют исследования,

05.10.2012


90

Выполненные в русле теории социальных представлений С. Московиси [23], [24]. Дело в том, что проблемы из области медицины в наибольшей степени привлекательны для обыденных объяснений [16], [24]. Действительно, все мы оказываемся «экспертами» в области медицины с собственным опытом тех или иных болезней. В последнее время повысился интерес к тому, как в различных культурах конструируются понятия здоровья и болезни [21]. Анализ этого обыденного знания возможен именно в русле теории социальных представлений.

Согласно этой теории, социальные представления — это «теории», «когнитивные системы» с собственной логикой и языком, «способы мышления», которые люди вырабатывают посредством коммуникации для объяснения различных объектов или явлений [23]. С помощью социальных представлений субъекты интерпретируют явления окружающего мира, придают смысл неизвестному объекту, событию, феномену, делая его понятным, вписывая его в имеющуюся систему координат [1], [23]. Говоря словами Х. Жоффе, это защита от опасности [20]; когда нечто странное и непонятное превращается в обычное и понятное, то оно перестает быть пугающим и угрожающим. Эти современные версии здравого смысла ориентируют людей в их физическом и социальном мире, организуют их поведение. Изучение социальных представлений является своего рода наблюдением за тем, как ценности, социальные правила и культурные паттерны осмысляются субъектом и определяют его поведение.

Ж.-К. Абрик предлагает различать два элемента представления — ядро и периферию [13]. Ядро, главная, стабильная часть представления, придает смысл всему представлению и организует его. Оно сходно у различных представителей одной группы и обусловлено историческими, социальными и идеологическими условиями. Изменение элементов ядра ведет к изменению самого представления. Периферические элементы выполняют важную роль в связи с функционированием и динамикой представления, обеспечивая гибкость социального представления и выступая своего рода связующим звеном между представлением и реальностью [13].

Среди работ по проблемам болезни и здоровья, выполненных в русле теории социальных представлений, особое место занимает исследование, проведенное К. Эрзлиш во Франции еще в 1960-е гг. [18]. Она показала, что в представлениях респондентов болезнь и здоровье — это результат борьбы, противостояния между индивидом и обществом, где именно общество негативно влияет на здоровье. Индивид от природы обладает здоровьем, которое нарушается из-за проживания в городах, стресса и прочих факторов. Болезнь категоризуется респондентами с точки зрения не анатомических и физиологических аспектов, но социальных. Она ассоциируется в первую очередь с неактивностью, а не с болью, здоровье же, наоборот, — с активностью. Активность — это потенциал для того, чтобы быть включенным в общество, работать, нарушение активности — это признак болезни. Активность является центральным элементом представления, вокруг которого кристаллизуются остальные понятия, связанные с переживанием здоровья. Аналогично, не-активность — ключевой элемент представления о болезни. Болезнь видится как естественное проявление, без которого невозможно представить жизнь. Однако такими были представления о здоровье и болезни в 1960-е гг., а в настоящее время ответ на вопрос о том, возможно ли представить мир без болезни, вероятно, окажется положительным, что связывается с прогрессом в области медицины.

93

В другой работе, также выполненной в русле теории социальных представлений,

05.10.2012


90

Было показано, что для девятилетних итальянских детей центральными элементами представления о здоровье также являются активность и движение, представления о болезни — неподвижность. Здоровье ассоциируется, с одной стороны, с благополучием, питанием, телом, счастьем, с другой — с болезнями и лекарствами [14]. Наиболее частыми ассоциациями со словом «болезнь» были: Жар, кровать, лекарства, врач, язвы, больница, простуда, шприц и грусть. Аттитюды детей в отношении здоровья и болезни полярны: позитивны в случае здоровья и негативны — в случае болезни. «Здоровье в основном представлено через идею поведения, движений, психофизического благополучия, в то время как болезнь — через неподвижность и терапевтические инструменты»; болезнь рассматривается больше как «болезнь стиля жизни», чем «болезнь человека» [14; 12].

В работе российских исследователей, посвященной изучению представления о здоровье и здоровом человеке в различных профессиональных и половозрастных группах, было выделено три составляющие представления о здоровье [4]: 1) адаптация, приспособленность (включающая понятия Норма, адекватность, работоспособность , внешняя привлекательность И др.); 2) внутренняя согласованность (Гармония, уверенность, спокойствие, здравый смысл И др.), 3) самореализация (Активность, целеустремленность, творчество И др.). Активность здесь также оказывается одним из элементов представления о здоровье. Любопытно, что в качестве «образца» здоровья часто указывались социально успешные люди: В. В. Довгань, А. Б. Пугачева, С. Кириенко, Ю. М. Лужков.

Заметим, что в представлениях о здоровье и болезни наряду с физическими параметрами и эмоциональными переживаниями присутствует социальный контекст. Активность выступает ключевым компонентом представлений о здоровье, равно как неактивность — представлений о болезни, независимо от возраста и национальной принадлежности респондентов.

Проведенное нами исследование также базируется на теории социальных представлений. Его целью было выявление, описание и анализ структуры представлений о здоровье и болезни в молодежной среде. Объектом исследования были студенты московских вузов, обучающиеся различным специальностям: 172 человека (137 женщин и 35 мужчин) в возрасте от 18 до 35 лет (Мвозраста=21,7 лет, SD=5,6). Предметом исследования явились представления о здоровье и болезни.

Предполагалось проверить в исследовании следующие Гипотезы:

1) ключевыми элементами представления о здоровье являются характеристики поведения, связанного с поддержанием здоровья, позитивных эмоциональных проявлений и физического благополучия;

2) ключевыми элементами представления о болезни являются характеристики социальных отношений, негативных эмоциональных проявлений, физического неблагополучия.

В качестве основного способа выявления представлений о болезни и здоровье был выбран метод свободных ассоциаций [17]. Испытуемых просили назвать по пять ассоциаций со словами «здоровье» и «болезнь». Чтобы избежать эффекта предъявления для одной половины испытуемых последовательность слов-стимулов была «здоровье» — «болезнь», а для другой — наоборот. Все полученные ассоциации были проанализированы двумя независимыми экспертами, что позволило получить лист наиболее часто встречающихся ассоциаций. Для описания структуры представлений использовалась методика, предложенная П. Вержесом [26], согласно которой ядро представления образуют те понятия, которые ассоциируются в первую очередь со

05.10.2012


90 5

Словом-стимулом, причем у большого числа респондентов (другими словами — высокочастотные и низкоранговые ассоциации). Границы этой группы понятий определяются на основе вычисления среднего ранга и медианы для

94

Частоты встречаемости. Анализу подвергаются только те понятия, которые встречаются не менее десяти раз [26].

Но в силу того, что такие параметры могут характеризовать не только элементы ядра представления, но и активированные элементы его периферической системы, требуется дальнейшее исследование по уточнению структуры представления [17], [26]. В цели данной работы входило лишь выявление и описание этой структуры.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

В результате анализа ассоциаций по указанному критерию для каждого понятия была выявлена и описана структура представления. Всего респонденты предложили 840 ассоциаций со словом «здоровье» (M=4,88, SD=0,24) и 846 — со словом «болезнь» (M=4,92; SD=0,24). В случае представления о здоровье был составлен словарь, включающий 258 понятий, а в случае представления о болезни — словарь, включающий 263 понятия.

Представления о здоровье

В соответствии с критериями П. Вержеса [26], в число элементов, среди которых присутствуют составляющие ядро представления, попадают: Спорт, красота, сила, радость, бодрость, жизнь (табл. 1). Периферическую систему образуют понятия: Улыбка, Хорошее настроение, болезнь, хорошее самочувствие, счастье, правильное питание, веселье, уверенность в себе, витамины, энергия, активность, свежий воздух. Все эти понятия составляют 52 % от всех высказанных ассоциаций.

05.10.2012



ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЗДОРОВЬЕ И БОЛЕЗНИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

Анализ был бы неполным без учета информации остальных 48 % ассоциаций. Наши дальнейшие шаги, в соответствии с методикой П. Вержеса, предполагают анализ категорий, которые можно выделить, исходя из имеющегося эмпирического материала. Группообразующими категориями являются в первую очередь элементы, составляющие ядро представления. Открывается возможность уточнить элементы ядра представления, ибо именно оно выполняет функцию организации представления.

В результате этого переструктурирования эмпирического материала с учетом ранга

1 Категорий получаем следующие группы категорий : сила (сила, крепость, мощь и др.) —

5,4 % от общего количества ассоциаций со словом «здоровье»; Образ жизни как способ

Поддержания здоровья (спорт, правильное питание, бег, зарядка, физкультура и др.) —

22,2 %; Позитивные эмоциональные проявления (радость, хорошее настроение, весело и

Др.) — 15,6 %; Физические характеристики здорового человека (красота, румянец,

Свежесть и др.) — 8,5 %; Физическое благополучие и активность здорового человека

(бодрость, хорошее самочувствие, активность и др.) — 9,2 %.

95

Заметим, что среди менее частотных ассоциаций встречаются понятия, связанные с Болезнью и ее лечением (болезнь, лекарства и др.) — 6,5 %, а также Характеристики, приписываемые субъекту (уверенность в себе, успех, независимость и др.) — 10,1 %. Первая категория отражает связь понятий «здоровье» и «болезнь», а вторая свидетельствует о том, что здоровье субъектно, оно связывается с его носителем. Любопытно, что среди ассоциаций часто встречаются характеристики успеха, уверенности, эффективности деятельности. Здоровье оказывается необходимой составляющей успешности человека. Все перечисленные выше категории включают 76,9 % ассоциаций со словом «здоровье».

05.10.2012


90 7

Полученные результаты позволяют нам принять первую гипотезу, в соответствии которой ключевыми элементами представления являются характеристики поведения, связанного с поддержанием здоровья, позитивных эмоциональных проявлений и физического благополучия.

Представление о болезни

Аналогичным образом была описана и проанализирована структура представления о болезни. Среди элементов, образующих ядро представления, оказались понятия: Боль, слабость, температура, кровать, кашель и насморк. Остальные элементы: Страх, плохое самочувствие, лекарства, врач, больница, смерть, таблетки, усталость, грусть Попали в периферическую систему представления (табл. 2). В целом, эти понятия составляют 42 % от всех высказанных ассоциаций. Более низкий процент ассоциаций, образующих ядро и периферию, по сравнению с представлением о здоровье может объясняться отсутствием прототипической болезни при наличии ряда признаков, характеризующих состояние болезни.

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О ЗДОРОВЬЕ И БОЛЕЗНИ В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ

Как и в случае представления о здоровье, мы переструктурировали эмпирический материал, ориентируясь на элементы, составляющие ядро представления. Рассмотрим полученные категории: Боль (боль, головная боль, боль в горле) — 6,7 %; Слабость (слабость, плохое самочувствие, усталость и др.) — 13,8 %; Кровать (кровать, постель, постельный режим и др.) — 3,3 %; Температура (температура, жар и др.) — 4,3 %; Насморк, кашель (насморк, кашель, простуда) — 3,2 %. Дополнительно также были выделены категории: Страх (тревога и др.) — 2,1 %; Различные болезни (грипп, рак, туберкулез, СПИД и др.) — 4,1 %; Негативные эмоциональные проявления (грусть, плохое настроение, уныние и др.) — 13 %; Медицинская тематика (лекарства, врач, больница и др.) — 22 %; Взаимоотношение с обществом (одиночество, зависимость, вызывает жалость и др.) — 5 %. Все перечисленные выше категории включают 80 % ассоциаций со словом «болезнь».

Социальный контекст присутствует в представлении о болезни, ведь болезнь вносит

05.10.2012


90

Ограничения в жизнь человека, связывается с не-активностью. Именно таким образом социальный контекст присутствует в категории, образующей ядро этого представления. В число ключевых элементов представления не попадают медицинская тематика и негативные эмоциональные проявления, которые являются

96

Высокочастотными и высокоранговыми ассоциациями, т. е. высказываются большим числом респондентов, но не в первую очередь.

Полученные результаты не позволяют нам принять нашу вторую гипотезу, согласно которой ключевыми составляющими представления о болезни являются характеристики социальных отношений, негативных эмоциональных проявлений, физического неблагополучия. Основные компоненты представления о болезни связаны с физическим неблагополучием, ограничением активности (не-активностью, обездвиженностью, ограничением социальных отношений).

ВЫВОДЫ

Результаты исследования представлений о здоровье и болезни, основанных на идеях теории социальных отношений, позволяют сделать следующие выводы: во-первых, ключевые элементы представления о здоровье включают: характеристики физического благополучия (внешние характеристики, приписываемые здоровым людям, и физические ощущения здоровья), позитивные эмоциональные проявления (переживания счастья, радости, хорошее настроение) и поведение (образ жизни). Здоровье имеет свои внешне читаемые черты, оно связано с позитивными эмоциями и содержит элемент активности, действий. Оно представляется как принадлежащее субъекту и связывается с успехом и эффективностью его деятельности.

Во-вторых, ключевые элементы представления о болезни включают физическое неблагополучие (признаки болезни) и признаки снижения активности, ограничения социальных отношений. Медицинская тематика и негативные эмоциональные проявления также присутствуют в представлении о болезни, но не являются его ключевыми компонентами. В представлении о болезни отсутствует прототипическая болезнь, но есть ряд признаков, ассоциирующихся с болезнью.

В-третьих, представления о здоровье и болезни связаны друг с другом, но, насколько позволяют судить результаты, скорее здоровье ассоциируется с болезнью, а не наоборот.

Существует ряд перспектив дальнейшего изучения представлений о здоровье и болезни. В первую очередь продолжением данного исследования станет работа по уточнению структуры представлений о здоровье и болезни. Затем, развивая данную тему, мы планируем исследование того, как представления о здоровье и болезни определяют здоровое поведение, как они связаны с образом жизни. Частным случаем этой перспективы является изучение соотношения представлений о здоровье и здоровом образе жизни, с одной стороны, и реального поведения — с другой, в группах курильщиков и некурящих.

1. Андреева Г. М. Психология социального познания. М.: Аспект Пресс, 1997.

2. Бовина И. Б. Социальное значение здоровья и болезни: от представления к поведению //

Социальная психология в современном мире / Под ред. Г. М. Андреевой, А. И. Донцова. М.: Аспект Пресс, 2002.

3. Братусь Б. С. Аномалии личности. М.: Мысль, 1988.

05.10.2012


90 9

4. Васильева О. С., Филатов Ф. Р. Психология здоровья человека. М.: Academia, 2001.

5. Гордон Л. и др. Социология быта, здоровья и образа жизни населения // Социология в России

/ Под ред. В. А. Ядова. М.: Ин-т социологии РАН, 1999.

6. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М.: Универс, 1994.

7. Караулов Ю. А. и др. Русский ассоциативный словарь. М.: АСТ, 2002.

8. Лурия Р. A. Внутренняя картина болезни и ятрогенные заболевания. М.: Мир, 1977.

9. Николаева В. В. Личность в условиях хронического соматического заболевания // Соколова

Е. Т., Николаева В. В. Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях. М.: Аргус, 1995.

10. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология. М.: Аспект Пресс, 2003.

11. Тхостов А. Ш. Болезнь как семиотическая система // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1993. № 1. С. 3–16.

12. Тхостов А. Ш. Психология телесности. М.: Смысл, 2002.

97

13. Abric J.-C. Central system, peripheral system: Their functions and roles in the dynamic of social representations // Papers on Soc. Representations. 1993. V. 2. P. 75–78.

14. Galli I., Fasanelli R. Health and illness: A contribution to the research in the field of social representations // Papers on Soc. Representations. 1995. V. 4. N 1. P. 1–13.

15. Goodwin R. et al. Values and sexual behavior in Central and Eastern Europe // J. Health Psychol. 2002. V. 7. P. 45–56

16. Epstein S. Impure science: AIDS, activism and politics of knowledge. Berkley: Univ. of California Press, 1996.

17. Flament С., Rouquette M.-L. Anatomie des idиes ordinaires. P.: Armand Colin, 2003.

18. Herzlich C. Health and illness: A social psychological analysis. N. Y.: Acad. Press, 1973.

19. Herzlich C., Pierret J. Illness and self in society. Baltimore: John Hopkins Univ. Press, 1987.

20. Joffe H. The shock of the new: A psychodynamic extension of the social representational theory // J. Theory Soc. Behav. 1996. V. 26. N 2. P. 197–219.

21. Jovchelovitch S., Gervais M.-C. Social representations of health and illness: The case of the Chinese community in England // J. Community and Applied Psychol. 1999. N 9. P. 247–260.

22. Markova I., Wilkie P. Concepts, representations and social change: The phenomenon of AIDS // J. Theory Soc. Behav. 1987. V. 17. P. 398–409.

23. Moscovici S. La psychanalyse son image et son public. P.: Presses Univ. de France, 1961.

24. Moscovici S. The phenomena of social representations // Farr R. M., Moscovici S. (eds). Social representations. Cambridge, 1984. P. 3–69.

25. Salovey P., Rothman A., Rodin J. Health behavior // The handbook of social psychology / Gilbert D., Fiske S., Lindzey G. (eds). 1998. V. 2. P. 633–683.

26. Vergиs P. L’Evocation de l’argent: Une methode pour la definition du noyau central d’une representation // Bull. Psychol. 1992. V. XLV. N 405. P. 203–209.

Поступила в редакцию 6.XI 2003 г.

1 Категории приводятся в зависимости от того, как часто составляющие категории имели

Первый ранг, а не в зависимости от объема категории.

05.10.2012


97

97