О ПРЕПОДАВАНИИ ПСИХОЛОГИИ В ШКОЛЕ

И. В. ДУБРОВИНА

Представлены некоторые соображения об актуальности, целях и содержании психологического образования в школе на основе апробации экспериментального курса психологии для средней общеобразовательной школы, разработанного в лаборатории научных основ детской практической психологии Психологического института РАО.

Ключевые слова: культура, образование, психологическая культура, психология как учебный предмет.

Проблема преподавания психологии в средней общеобразовательной школе не нова. Уже в XVIII в. российские просветители подчеркивали важность для молодого человека таких знаний, которые дают ему возможность познать самого себя. Так, историк и государственный деятель В. Н. Татищев в статье «Разговор о пользе наук и училищ» среди главных наук называет науку, способствующую тому, «чтобы человек мог себя познать».

На протяжении последних полутора веков эта проблема находилась в центре внимания ученых — психологов, педагогов (П. П. Блонский, К. Н. Корнилов, А. П. Нечаев, Б. М. Теплов, Г. И. Челпанов, Г. А. Фортунатов и другие) и рассматривалась ими как важное направление деятельности психологов в системе общего среднего образования. Так, Г. И. Челпанов отмечал, что психология есть предмет общеобразовательный, она нужна и юристам, и медикам, и естественникам, и другим. Он задавал резонный вопрос: «Если мы считаем необходимым, чтобы молодые люди знали природу растений, камней, то отчего же в такой же мере необходимо для них знание внутреннего мира. Отчего научное знание того, что такое память, внимание, воображение, аффекты, не столь же ценно, сколько является ценным знание внешних явлений? На это обыкновенно возражают, что в программе гимназических наук уже есть психология. Ведь литература, история и проч. разбирают и психологические вопросы; зачем же в таком случае вводить еще особую науку? Ответить на это можно очень просто: там действительно есть психология, но не научная и не систематическая. Учащиеся из этих данных не могут иметь ясного представления о том, что такое внимание, ассоциации и т. п.» [16; 376].

Проблема не только интенсивно обсуждалась в кругах ученых, но были неоднократные попытки ее практического решения. Например, в 1906–1909 гг. и в 1947– 1958 гг. психология официально преподавалась в средней общеобразовательной школе.

Несмотря на весьма длительную историю завоевания своего места в образовании, школьный предмет «психология» в настоящее время вновь является актуальным и одновременно спорным и требует как разработки своего научного содержания и методов преподавания, так и подготовки профессиональных кадров преподавателей.

Г. И. Челпанов почти сто лет тому назад писал: «Жизнь скоро предъявит свои неумолимые требования. Психология начинает приобретать слишком важное научное

47

Значение, чтобы ее отсутствие среди предметов гуманитарного образования не было замечено. Я уверен, что этот пробел очень скоро будет заполнен» [16; 384].

05.10.2012


35

С тех пор произошло существенное развитие психологии, в настоящее время она начинает занимать все более заметное место в общей культуре страны. Научная и практическая психология представлены во всех областях общественной жизни — политической, экономической, производственной, социальной, юридической, в области искусства и спорта, сохранения здоровья и обороны страны, в сфере обслуживания и т. д.

Необходимость психологического образования со школьных лет вытекает непосредственно из потребностей современной общественной жизни, отвечает интересам как всего современного общества, так и каждого из его граждан. Все провозглашаемые обществом нравственные ценности — гуманизм, демократизм, сотрудничество, толерантность, диалогичность и пр. — основаны на психологических законах общения и взаимодействия людей, на психологических особенностях их личности и индивидуальности. К сожалению, отсутствие психологической культуры в нашем обществе тормозит полноценную реализацию этих принципов в жизни. Школьное психологическое образование должно предусматривать не только психологическую грамотность выпускников, но и развитие их психологической, внутренней культуры, которой сегодня так недостает нашему обществу.

Школьные годы являются сензитивным периодом для приобщения человека к культуре вообще и к психологической культуре в особенности. Поэтому проблему воспитания детей и школьников целесообразно рассматривать в контексте развития их психологической культуры как важной составляющей общей культуры человека.

Известно, что культура — понятие сложное, многоаспектное и междисциплинарное. Есть множество его толкований. По мнению В. П. Зинченко, «лучшим из них остается классическое, квазиформальное определение Э. Тайлора: к<ультура> слагается в своем целом из знания, верований, искусства, нравственности, законов, обычаев и некоторых др. Способностей И Привычек, усвоенных человеком как членом общества» [3; 251]. Эту же мысль высказывает Ю. М. Лотман: «Культура всегда связана с прошлым опытом, всегда подразумевает некоторую непрерывность нравственно-интеллектуальной, духовной жизни человека, общества и человечества» [11; 350]. В этом смысле, утверждает ученый, культура — понятие духовное.

Отечественные философы, психологи, педагоги, культурологи (М. М. Бахтин, Н. А. Бердяев, Л. С. Выготский, А. Ф. Лосев, Н. О. Лосский, Ю. М. Лотман, П. Ф. Флоренский и другие) придавали решающее значение культуре как условию развития человека, утверждали, что человек становится частью человечества, постигая культуру и творя ее. При этом они подчеркивали психологический контекст данного постижения, так как духовная культура объединяет явления, которые связаны с сознанием, с интеллектуальной и эмоционально-психической деятельностью человека (это — язык, знания, мастерство, уровень интеллектуального, нравственного и эстетического развития, творчество, эмоции, отношения, способы и формы общения людей).

Психология обогащает современную культуру присущими только ей понятиями, методами, объяснительными принципами. Она вносит в общую культуру понимание уникальности, сложности и ценности человека как такового и его жизни. По мысли Е. А. Климова, одна из специфических особенностей психологической культуры состоит в том, что индивидуально неповторимое в человеке признается данностью [8]. Без исходного представления о масштабности и ранимости внутреннего мира человека нельзя полноценно объяснить никакое психическое проявление и реальное поведение людей. М. М. Бахтин считал, что каждый человек наделен своим «избытком видения», который

48

05.10.2012


35

3


Открывается только ему с его единственного места в бытии [2]. А Ю. М. Лотман замечал: «Надо уважать своеобразие, не пресекать его, начиная со школы. Ведь уже в школе люди уравниваются» [11; 283].

Развитие психологической культуры личности невозможно без минимально необходимого уровня психологической грамотности. Можно согласиться с Е. А. Климовым, который считает, что важным содержательным аспектом психологической грамотности человека является собственно научная — пусть элементарная, но истинная — осведомленность о фактах и закономерностях, характеризующих субъективный мир человека [8].

Однако одних знаний недостаточно. Применение в практике любых научных знаний тесно связано с проблемой человеческой нравственности: ради чего, во исполнение каких целей они используются? Вопрос о благе или вреде науки весьма актуален применительно к практической психологии, которая имеет дело с живым человеком, его внутренним миром, душевными переживаниями, страстями и страданиями, желаниями и надеждами.

Психологическую культуру можно определить как психологические знания, оплодотворенные общечеловеческими, гуманистическими ценностями. Реализация таких знаний в обществе осуществляется с позиций и в контексте уважения, любви, совести, ответственности, бережного отношения к чувству личного достоинства как своего, так и другого человека. Нравственные принципы, благородство чувств, которые выражаются в способности человека к тонким переживаниям, глубокому сопереживанию, в способности поступать великодушно, составляют основу психологической (внутренней) культуры личности. В. П. Зинченко замечает: «Как-то Мамардашвили спросили: с чего начался человек? Мераб ответил мгновенно: человек начался с плача по умершему! <...> То есть с сочувствия, с душевного переживания, с духовности!» [7; 2–5].

Психологическая культура не только проявляется во взаимодействии людей, но и служит регулятором этого взаимодействия. Она исключает манипулирование сознанием, чувствами, отношениями людей, с чем мы сейчас встречаемся на каждом шагу (пиар, реклама, имиджи, политика, средства массовой информации, различные предсказатели и пр.)

Ю. М. Лотман, рассматривая культуру как своеобразную экологию человеческого общества, как ту атмосферу, которую создает вокруг себя само человечество для того, чтобы существовать дальше, говорил о некой душевной психологической причастности к этой экологии духа [11]. Он выделял такое присущее человеку психологическое свойство, как интеллигентность. Свойство интеллигентности, которое является определенным культурным достижением человечества, принадлежит человечеству в целом. Личностными качествами интеллигентного человека являются привязанность к своей культуре, к своему народу, развитое чувство справедливости, чувство независимости, способность отстаивать социально независимую позицию.

Интеллигентный человек — это человек внутренне свободный, бесспорно уважающий себя. Но «...уважение к себе есть уважение к другому. Оно не включает рабского подавления своей личности, рабского смирения, но не включает и рабской агрессивности, потому что подавление чужой личности и отсутствие уважения к своей — это, по сути, две стороны одной медали», — утверждает Ю. М. Лотман [11; 475].

В представлении А. Ф. Лосева, психологическое свойство интеллигентности проявляется в тысяче мелочей: в умении уважительно спорить, в умении незаметно помочь другому. Иными словами, интеллигентность — это способность к пониманию, к восприятию, это человеческое отношение к миру и людям [10]. А Д. С. Лихачев

05.10.2012


35

Высказывал даже мысль о том, что учебное заведение теряет право на существование, если не воспитывает в своих учениках интеллигентность [13; 7].

49

Очевидно, в русле этих представлений все яснее проявляется одна из ведущих тенденций современного образования — его гуманитаризация и она не сводится к расширенному преподаванию цикла традиционных гуманитарных наук. «Гуманитарность должна пронизывать всю систему дисциплин, раскрывая сложность, системность и универсальность мира человека, утверждая духовное измерение бытия... Сущностью гуманитаризации является ориентация образования на развитие личности молодого человека. Процесс усвоения знаний при этом рассматривается как средство “вхождения” молодого человека в культуру, ориентированную на развитие созидательных начал в человеке и обществе» [5; 305, 395].

Для Ю. М. Лотмана процесс обучения вообще является «воздухом культуры», естественной формой духовной жизни. Он задавал вопрос: чему же учатся люди? И отвечал: «Люди учатся Знанию, люди учатся Памяти, люди учатся Совести». Он подчеркивал, что «как совесть без развитого интеллекта слепа, но не опасна, так опасен интеллект без совести» [11; 167].

Все знают, сколь велика роль школьного образования в судьбе отдельного человека. Именно оно помогает ему войти в мир культуры (во всяком случае, должно помогать). В. П. Зинченко подчеркивает: «Ценность образования тем выше, чем дальше и глубже оно вводит человека все в новые и новые культурные миры: мир знания, мир сознания и самосознания, мир деятельности, мир чувств, мир собственной личности...» [6; 14].

Овладение культурой начинается с момента рождения человека. В. П. Зинченко справедливо замечает, что каждый человек учится быть человеком. И это научение происходит в контексте культуры и образования.

Любая образовательная программа в школе включает в себя много разных учебных предметов — литературу, математику, историю, физику, биологию и др. Каждый учебный предмет представляет собой область определенной науки и дает возможность ученику соприкоснуться с этой наукой как с частью общей культуры. «Ингредиенты, составляющие содержание в учебном процессе, — не что иное, как базовые ценности культуры, <...> как совокупность откристаллизованных человеческих смыслов, приобретших характер ценностей. <...> Открывающиеся ребенку смыслы человеческого бытия и есть не что иное, как становление в нем системы ценностей...» [1; 212]. Иными словами, содержание любого учебного предмета вводит ребенка на доступном для него уровне в пространство своих культурных смыслов, значений, ценностей, расширяет тем самым мировоззренческий горизонт ребенка, создает условия для его развития, предоставляет ему возможность самостоятельного и осознанного выбора своего места в жизни.

Однако психология как наука о человеке в этом поликультурном образовательном пространстве сейчас не представлена. Поэтому среди базовых ценностей культуры, которые вносят в это пространство различные науки, сам человек как ценность отсутствует. А между тем психология — это наука, которая может помочь человеку многое понять как в себе самом, так и в окружающих людях. Психологию можно рассматривать «как фактор конструирования личностного пространства учащихся» [1; 118].

Возникает серьезное противоречие: современное образование ставит задачу

05.10.2012


35

Полноценного развития ребенка, но при этом весьма существенно ограничивает возможность позитивного решения данной задачи. Это происходит потому, что оно не предусматривает предоставления ребенку знаний о самом себе как представителе рода человеческого, обладающего всеми данными для развития, несущего в себе потенциал творчества и отвечающего за реализацию или нереализацию этого потенциала наряду со взрослыми, которые помогают ему войти в культуру современного общества.

Всякая культура содержит ряд приемлемых моделей или способов для удовлетворения

50

Биологических и социальных потребностей человека, его отношений, решения им жизненных проблем, его поведения в тех или иных ситуациях. Л. С. Выготский доказал, что психическое развитие ребенка есть процесс его культурного развития, который включает не только овладение ребенком культурно заданных средств действий с предметами и отношений с другими людьми, но и овладение, присвоение им культурно заданных средств владения собой, своей психической деятельностью, своим поведением. Только в результате всего этого развиваются собственно человеческие, высшие психические функции и формируется личность, происходят постепенные ее социализация и индивидуализация.

Но чтобы чем-то овладеть, что-то присвоить, нужно с этим хотя бы познакомиться. Как можно владеть своей психической деятельностью, если ты о ней ничего не знаешь?

И. Лангмейер и З. Матейчик, обсуждая вопрос об источниках психологической депривации в детском возрасте, отмечали, что ребенок, проживающий в изоляции от культуры современного общества, подвергается опасности, что у него не возникает потребности жить культурно, т. е. потребности в приобретении тех ценностей, которые признаются обществом [9].

Культурное развитие ребенка предполагает его общение с культурными людьми, которые ввели бы его в психологическую культуру личности и человеческих отношений. «Следует задуматься, — замечает В. П. Зинченко, — не является ли то, что Выготский называл социокультурным контекстом развития, духовным укладом, который начинает усваиваться в раннем детстве» [6; 419].

Низкая психологическая культура общества приводит к тому, что нередко ребенок очень рано попадает в «зону риска» — риска не стать человеком.

К сожалению, сейчас много детей-сирот, детей, лишенных попечения родителей, ставших в силу обстоятельств безнадзорными, детей из неблагополучных семей с низким уровнем культуры, экономической обеспеченности, с аморальной и криминальной атмосферой и пр. Дети нередко живут в ситуации насилия. Не случайно проблеме насилия сейчас уделяется много внимания в социально-психологической науке и практике. По В. Далю, насилие — это принуждение, неволя, действие стеснительное, обидное, незаконное. По сути дела, оно прямо отождествляется со злом вообще (это все формы физического, психологического, экономического подавления и соответствующие им душевные качества — ложь, ненависть, лицемерие и пр.). Цель насилия — господство и контроль путем оскорбления, запугивания, манипулирования и т. д. Здесь полностью отсутствует «любовь как явление культуры, как тип отношений между людьми» [17; 67].

Отсутствие культуры отношений в том жизненном пространстве, в котором живут многие дети, приводит к развитию таких психологических свойств личности, как хамство (грубость, хулиганство, неумение вести себя, неуважение и оскорбление другого

05.10.2012


35

Человека) и лакейство (подхалимство, раболепие). Ю. М. Лотман рассматривал эти свойства как симптомы социально-психологической болезни: «За этими симптомами — психология человека, которого унижали, который поэтому сам себя не уважает и стремится компенсировать свое внутреннее неуважение унижением других людей или рабским подчинением другому» [11; 475].

У многих детей и подростков даже как будто из благополучных семей — глубокая неудовлетворенность потребности в личностном общении со взрослыми, они нередко не чувствуют себя любимыми, нужными ни в семье, ни в школе. Это ведет к развитию повышенной тревожности, чувства неуверенности в себе, к неустойчивой самооценке, к сложностям в личностном развитии.

Школьники имеют слабые представления о человеке вообще и о себе в частности, о своих возможностях, способностях, о богатстве человеческих чувств, о своем характере, темпераменте, о своих волевых

51

Особенностях, о сложности и красоте человеческих отношений. Они туманно представляют себе содержание внутреннего мира как своего, так и другого человека.

Подросток, достигнув определенного возраста, познает себя в физическом отношении. Признаки физиологической зрелости во многом самоочевидны. А самосознание, психологическое узнавание и понимание себя — процесс сложный. Учащиеся разного возраста пытаются как-то разобраться в самих себе. Но их интерес к самопознанию превышает их возможности. Отсюда неадекватные способы познания себя и других, неудовлетворенность этим познанием, неопределенность в оценках и самооценках, намерениях, поступках и т. п. Неумение понять личностные проблемы, отсутствие представлений о возможных способах их разрешения нарушают положительное отношение школьников к себе и другим, деформируют образ жизни в целом, толкают детей к социально не одобряемым формам поведения.

Все это ведет к тому, что ученик может испытывать трудности в присвоении и объективизации высших общественных ценностей, норм. У него «не образуется для этого внутренних предпосылок: тонкого социального мышления, живого и чуткого нравственного сознания, рефлексивной способности, художественного воображения. Но именно они делают возможным перевод идеальных моделей воспитания в реальность жизненных отношений и в план самовоспитания личности. Такой перевод — конечная цель педагогики гуманизма» [15; 15].

Обратим внимание еще на один важный момент необходимости психологического образования. Ю. М. Лотман очень точно замечает: «Мы часто делим детей на талантливых и неспособных и при этом не думаем, что так называемые неспособные дети — это дети, подлинное направление таланта которых мы не сумели вовремя отгадать, обнаружить. “Неспособный” ребенок, а потом с неизбежностью неспособный человек — это часто совсем не жертва природы, а жертва неумелости, нечуткости и просто некультурности того или иного учителя, который привык оперировать со средними цифрами успеваемости и проглядел живую, яркую душу ребенка. <...> А сколько личных трагедий возникает из-за неумения молодого человека определить, а его учителей подсказать ему направление его собственного дарования!» [11; 163].

Действительно, ребенка одинаково легко убедить как в его неполноценности, так и в собственной гениальности. И то и другое крайне вредно для развития личности, он должен научиться сам понимать свои сильные и слабые стороны. Иначе это негативно

05.10.2012


35

Сказывается на формировании важнейшего личностного образования — психологической готовности к самоопределению. Уроки психологии могут не только помочь школьнику в решении его проблем, но вооружить его знаниями о причинах их возникновения и культурных способах их преодоления.

Среди важных задач, которые стоят перед современным образованием, можно считать такие, как формирование критичности, самостоятельности мышления, устойчивости школьников к информационным воздействиям; развитие их способности свободно ориентироваться в непростых жизненных ситуациях. Дети должны быть подготовлены к пониманию того, как вести себя в обществе, как разбираться в том, что происходит в этом обществе, и пр. Но главная «задача школьной подготовки должна состоять в том, чтобы обеспечить каждому человеку минимум доступных средств индивидуального развития, которые составили бы базу для освоения необходимых ему культурных ценностей» [12; 301].

Образование должно быть конкурентоспособным в деле приобщения учащихся к культуре, формирования их нравственной и гражданской личностной направленности, гуманистического мировоззрения. В связи с этим изучение психологии в школе приобретает особую значимость.

52

Познание бесконечных потенциальных возможностей, заложенных в человеке природой и социумом, может побудить ребенка надеяться и опираться прежде всего на самого себя, а не только ждать постоянной помощи и требовать чего-то от других. В. П. Зинченко, размышляя о философии педагогики Г. Г. Шпета, пишет: «Ее основные задачи он видел в том, чтобы “очищать” личные пути жизни от обязательных правил, заповедей, авторитетов, от убеждения, что здесь кто-то что-то знает и может за нас разрешить наши волнения, словом от “лени властвовать над собой”» [6; 418].

Представляется, что психология как учебный предмет может в какой-то степени рассматриваться как зона ближайшего развития личности школьника. Именно это учитывалось в первую очередь при разработке и реализации программы учебного курса. Зону ближайшего развития личности создает учитель, постепенно вводя ребенка (в соответствии с возрастом) в мир все более усложняющихся человеческих и социальных отношений, в мир человеческих чувств, переживаний, размышлений, знаний, психологической культуры и др.

Все вышесказанное и, конечно, многое другое делает весьма актуальной проблему психологического образования как обязательной составной части общего среднего образования. Целью этого образования можно считать овладение школьниками элементарной психологической культурой. Эта цель предполагает развитие психологической готовности молодого человека к полноценному и позитивному взаимодействию с миром природы, миром людей, миром культуры, с собственным внутренним миром. Специальная задача на профессиональную ориентацию не ставится. Психологическая культура нужна каждому человеку, какую бы профессию он ни выбрал, — профессию врача, учителя, продавца, милиционера, банкира, юриста, ученого. А если кто-то из школьников серьезно заинтересуется психологией, его выбор профессии психолога будет более осознанным, нежели это происходит в настоящее время.

Одним из спорных является вопрос о том, с какого возраста начинать преподавание психологии в школе. Многие психологи считают, что это следует делать в старших классах, и большинство учебников по психологии для школьников адресовано им.

05.10.2012


35

Представляется, что это не совсем верно и что наиболее благоприятным возрастом для включения учащихся в область научного познания психологии является возраст 9–10 лет (III–IV классы). Именно здесь берет начало складывающееся мировоззрение ребенка, которое должно включать в себя понимание человека, его жизни как высшей ценности реального мира.

Понятно, что главными при разработке школьного курса психологии являются вопросы о том, какой материал из науки отобрать как необходимый и каким образом его распределить по возрастам.

На сложность этих вопросов указывал еще Г. И. Челпанов: «...говорят, что психология неточная наука, что в ней нет устойчивых положений, — различные авторы различно определяют одни и те же понятия. Если психология представляет учения сбивчивые, разноречивые, ей не место в средней школе. Против этого можно сделать следующее замечание. По отношению к современной психологии это мнение неправильно. Следует признать, что в современной психологии борются между собою различные психологические направления, но между тем в психологии есть положения, принятые всеми направлениями. <...> Эти бесспорные вопросы должны входить в состав гимназической науки; спорным теориям и гипотезам, конечно, не место в гимназии. Если бы руководиться этим требованием точности, то многие гимназические науки должны были бы подвергнуться проскрипции. Наука нигде не закончена: везде возможны различные взгляды и различные теории» [16; 377].

В разработанной нами программе [14] психология представлена, прежде всего,

53

В контексте ее научного осмысления такими крупнейшими отечественными психологами, получившими всемирное признание, как Б. Г. Ананьев, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, А. В.Запорожец, А. Н. Леонтьев, А. Р. Лурия, И. П. Павлов, В. Н. Мясищев, С. Л. Рубинштейн, А. А. Смирнов, Г. И. Челпанов, Д. Б. Эльконин и другие, их последователями и учениками. В программу включены на доступном для понимания учащихся уровне материалы по общей, социальной психологии, психологии личности, деятельности, развития.

Г. И. Челпанов отмечал важность разработки программы преподавания психологии в школе: «Весьма существенным мне представляется составление строго определенной программы, которой обязательно могли бы придерживаться преподаватели, потому что в противном случае выбор вопросов для изучения будет носить случайный и произвольный характер. Это для меня представляется вопросом весьма важным по той причине, что неоднократно высказывался взгляд, что психологию нужно изучать без какой-либо программы, без учебников. В противоположность этому я нахожу, что для правильной постановки преподавания психологии необходимо составление строго определенной минимальной программы. Необходимо выяснить, что именно в психологии следует считать важным для общего образования. Мне представляется также важным, чтобы ученики по возможности проходили полный курс психологии. Подробное прохождение одного отдела в ущерб другим может быть делом университетского курса, а отнюдь не гимназического» [16; 320].

При определении конкретного содержания курса мы ориентировались на основные принципы отбора научного материала, сформулированные П. Ф. Каптеревым по отношению к любому учебному предмету. Согласно этим принципам, внимание должно быть уделено как самой науке психологии, так и школьнику, который будет эту науку

05.10.2012


35

Изучать, усваивать, и которая может помочь ему в его собственном психическом и личностном развитии. Поэтому при разработке курса опирались как на общие научные знания в области психологии, так и на знания основных закономерностей психического и личностного развития учащихся на этапах школьного детства, отрочества, ранней юности. Важно, чтобы у школьников не образовалась смысловая пропасть между психологическим знанием о человеке вообще и о себе как человеке.

В связи с этим при определении содержательной последовательности научных знаний нами во внимание принимался прежде всего возраст учащихся и сензитивность этого возраста к развитию основных психологических новообразований определенного этапа онтогенеза, которые служат опорой, базой, стартовым плацдармом для последующего развития.

Программа экспериментального учебного курса по психологии для средней общеобразовательной школы включает тематический и поурочный планы на каждый год обучения с III класса по XI. Весь цикл обучения обеспечен учебно-методическими материалами. Каждый учебник посвящен одной проблеме психологического знания, которая отражена в его названии, соответствует тематическому плану и предназначена для изучения в течение всего учебного года. Тексты учебников содержат не только научные знания, но и обращенные к личному опыту школьника, его переживаниям, воспоминаниям, суждениям, что делает для него «осязаемыми», более понятными и личностно значимыми те сложные психологические явления, с которыми он знакомится на уроках.

Программа и учебные пособия в течение нескольких лет проходят апробацию в Москве (экспериментальные площадки Московского комитета образования: школа № 799 Восточного округа; около 20 школ Южного округа; ряд школ в Центральном и Юго-Западном округах), Омске (экспериментальная площадка РАО — 18 школ) и в отдельных школах других регионов. Мы благодарны всем руководителям образовательных учреждений и психологам,

54

Которые вместе с нами осваивают новый учебный предмет, признавая, что преподавание психологии в школе может содействовать прогрессивному становлению активной и культурной личности, развитию индивидуальности современного молодого человека.

Очень хотелось бы услышать мнение психологов по затронутым в данной публикации вопросам.

1. Абакумова И. В. Обучение и смысл: смыслообразование в учебном процессе. Ростов-н/Д: Изд-

Во Ростов. ун-та, 2003.

2. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М.: Искусство, 1979.

3. Большой психологический словарь / Под ред. Б. Г. Мещерякова, В. П. Зинченко. СПб.; М.:

Прайм-ЕВРОЗНАК, 2003.

4. Выготский Л. С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 4. М.: Педагогика, 1984.

5. Запесоцкий А. Образование: философия, культурология, политика. М.: Наука, 2002.

6. Зинченко В. П. Психологические основы педагогики. М.: Гардарики, 2003.

7. Зинченко В. П. Страсть стать человеком // Семья и школа. 2002. № 4. С. 3–5.

8. Климов Е. А. Введение в психологию труда. М.: Культура и спорт, 1998.

9. Лангмейер И., Матейчик З. Психическая депривация в детском возрасте. Прага, 1984.

10. Лосев А. Ф. Дерзание духа. М.: Изд-во полит. литер., 1989.

11. Лотман Ю. М. Воспитание души. СПб.: Искусство — СПБ, 2003.

12. Малышевский А. Ф. Философия образования. СПб.: Иван Федоров, 2001.

05.10.2012


35

10


13. Мир гуманистической культуры академика Д. С. Лихачева // Междунар. Лихачевские науч. чтения. СПб.: СПбГУП, 2001.

14. Преподавание психологии в школе: Учебно-метод. пособие / Под ред. И. В. Дубровиной. М.; Воронеж: НПО «MOДЭК», 2004.

15. Старовойтенко Е. Б. Жизненные отношения личности. Киев: Лыбидь, 1992.

16. Челпанов Г. И. Психология. Философия. Образование. М.; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1999.

17. Чубайс И. Б. Любовь, история, свобода // Вопр. филос. 2003. № 8. С. 64–72.

Поступила в редакцию 15.IX 2005 г.

05.10.2012


35

1