ПРОБЛЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ В МЕЖЛИЧНОСТНОМ ОБЩЕНИИ

Г. С. КОЖУХАРЬ

Предлагается авторская структурно-динамическая модель толерантности в межличностном общении. Она включает описание трехуровневой схемы процесса толерантного реагирования на партнера по общению, основного механизма, этапов и элементов толерантности в межличностном взаимодействии. В качестве одной из базовых форм проявления толерантности в межличностном общении рассматривается критический диалог.

Ключевые слова: толерантность, устойчивость, самоопределение, совладание, рефлексия, эмоционально-когнитивный диссонанс, децентрация, толерантное поведение, критический диалог.

Несмотря на достаточно острую научную и публицистическую полемику относительно объективного или заказного характера появления проблемы толерантности в научном контексте, она заняла одно из центральных мест во многих психологических дисциплинах, став не только актуальной темой теоретических размышлений, но и одной из ведущих областей практических и прикладных разработок.

В отечественной науке проблема толерантности в качестве предмета исследования изучается не так давно, хотя интерес теоретиков и практиков привлекли ее самые разнообразные аспекты. В частности, рассмотрены общефилософские и социокультурные вопросы толерантности (Ю. Бромлей, Р. Р. Валитова, В. А. Лекторский, И. Б. Гасанов, М. П. Капустина, М. Мчедлов, Л. В. Скворцова, В. В. Шалин и другие). Предложены различные теоретико-методологические подходы к созданию психологии и педагогики толерантности (А. Г. Асмолов, Д. А. Леонтьев, А. Б. Орлов, С. Л. Братченко, А. У. Хараш, В. А. Тишков и другие). Сделана попытка психолого-педагогического анализа данной темы (Д. В. Зиновьев, П. Ф. Комогоров, О. Б. Скрябина, К. Уэйн и другие). Широкий круг исследований посвящен изучению толерантности как устойчивости, т. е. неподверженности внешним воздействиям, в том числе неблагоприятным факторам (работы Ю. М. Забродина и В. В. Голубинова, В. И. Лебедева, Е. А. Милеряна, Е. Г. Луковицкой, E. Френкель-Брансвика, M. Комадена, Р. В. Брислина и многих других). В рамках этого подхода решались, например, такие конкретные задачи, как изучение устойчивости к манипуляциям и противостояние влиянию (Е. В. Сидоренко, А. Ю. Панасюк, И. Б. Шебураков и другие). Рассматривалась психологическая устойчивость в деструктивных и подавляющих ситуациях (Г. Ю. Платонов и другие), фрустрационная толерантность (Г. Ф. Заремба, Б. А. Вяткин, К. В. Судаков и другие) и стресс-толерантность (А. А. Баранов и другие).

В социальной психологии толерантность понимается прежде всего как терпимость к каким-либо отличиям — этническим, национальным, религиозным, расовым

4

И др. (Д. Бродский, А. Гербер, Л. М. Дробижева, Е. Г. Луковицкая, Н. В. Мольденгауэр, Г. У. Солдатова, В. Ф. Петренко и другие). Проблема толерантности анализируется также в контексте процессуальных аспектов общения (В. А. Лабунская, Л. И. Рюмшина и другие), в

05.10.2012


3

2


Связи с поиском фундаментальных условий толерантности (Т. П. Скрипкина и другие). Зачастую анализ данной проблемы включает изучение своей противоположности — интолерантного поведения в межгрупповых и межличностных отношениях (А. Г. Асмолов, Л. Д. Гудков, Л. М. Дробижева, В. А. Лабунская, Г. У. Солдатова, Л. А. Шайгерова, О. Д. Шарова, А. Н. Малашенко и другие).

Для практической психологии, консультирования и психотерапии проблема толерантности тоже становится все более актуальной, особенно в связи с возрастанием роли различий между людьми в самых разных сферах жизнедеятельности.

Вместе с тем, несмотря на повышенный интерес исследователей к проблеме толерантности в самых разных ее аспектах, до сих пор не существует общего понимания данной области проблематики в психологии, не сложился полноценный понятийный и концептуальный аппарат. Практически все исследователи данной темы сходятся во мнении относительно социокультурной актуальности разработок в этом направлении. Научная актуальность проблемы определяется тем, что в настоящее время отсутствует концепция толерантности в межличностном общении; многообразие трактовок термина и тенденция его редукции к близким понятиям (уважению, принятию, эмпатии и пр.) затрудняют проведение эмпирических исследований и реализацию высокоэффективных практико-ориентированных программ, особенно для взрослых людей. Отсутствие четких классификаций и их критериев, а также детального описания психологических механизмов толерантности свидетельствует о том, что данная проблематика является пока еще недостаточно разработанной темой. Поскольку термин Толерантность Является междисциплинарным, важно выделить его специфические психологические особенности: интерпретировать научное содержание категории, описать его феноменологию, что позволило бы осуществить дифференциацию от близких по смыслу понятий. В связи со сказанным представляется актуальной разработка концепции межличностной толерантности как основы для создания практико-личностно-ориентированных обучающих программ для представителей помогающих профессий (в частности, для психологов, педагогов и конфликтологов).

Подчеркнем, что толерантность в межличностном общении понимается нами, с одной стороны, как неотъемлемая характеристика (показатель) профессионализма и зрелости личности, сферой деятельности которой является взаимодействие в рамках «человек — человек», с другой стороны, как конструируемый в процессе обучения образ (идеальная модель), выполняющий системообразующую функцию. При этом феноменология толерантности, как будет показано далее, рассматривается как одно из проявлений внутреннего противоречия, способствующее саморазвитию субъекта общения.

Остановимся более подробно на Психологических условиях и факторах актуализации толерантности в межличностном общении.

Идеология перехода от парадигмы конфликта к парадигме толерантности легла в основу федеральной программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001–2005)». По мнению А. Г. Асмолова, «конфликт является лишь одним из важных механизмов развития природы, общества, государства и личности. Многие биологи, историки, социологи и психологи наряду с конфликтом начинают зорче различать многочисленные формы симбиоза, кооперации, содействия, коллективистской идентификации, сопереживания (сорадования и сострадания), эмпатии, альтруизма как движущих факторов социального взаимодействия» [1; 9]. Именно толерантность, понимаемая

05.10.2012


3

5

Им как устойчивость к конфликтам, обеспечивает ту фундаментальную основу, на которой способны произрастать разнообразные формы продуктивного взаимодействия между людьми.

Вместе с тем встает вопрос о взаимосвязи толерантности и конфликта. Попытаемся ответить на него, рассмотрев анализ условий и факторов толерантности с точки зрения философского подхода.

На уровне философского анализа проблемы толерантности подчеркиваются различные аспекты ее специфики. Многие авторы отмечают, что необходимыми условиями и факторами актуализации толерантности являются: антагонизм в межличностном взаимодействии [3], отрицание, непринятие, негативные эмоции [16], оценочность, которая также понимается как необходимый признак толерантности ([8] и др.). По мнению П. Кинга, «быть толерантным» означает терпеть, сносить, мириться с человеком, деятельностью, идеей и т. п., которого или которой в действительности не одобряешь [11]. П. Кинг понимает толерантность как отрицание нетерпимости. При этом толерантность заключается в сдерживании неприязни в сочетании или с отложенной негативной реакцией, или с заменой ее на более позитивное реагирование. Определение П. Кинга позволяет говорить о двух уровнях толерантности: первый подразумевает отсрочку негативной реакции, второй — готовность к пониманию, вступление в диалог с человеком, который вызывает негативную реакцию [11]. Для Р. Р. Валитовой толерантность с необходимостью предполагает подавление чувства непринятия [3]. И. Йовел подчеркивает диалектическое единство принятия и отрицания другого. По его мнению, две противоположности становятся скорее совместимыми, чем взаимоисключающими [16]. С. Мендус напоминает, что толерантность отличается и от свободы, и от позволения или разрешения тем, что разговор о толерантности возникает лишь тогда, когда обнаружение различий между людьми сопровождается чувством неодобрения или отвращением [12]. В. А. Лекторский подчеркивает, что толерантность возможна «как уважение к чужой позиции в сочетании с установкой на взаимное изменение позиций (и даже в некоторых случаях изменение индивидуальной и культурной идентичности) в результате критического диалога» [8; 54]. Выводы из подобных утверждений могут быть сформулированы следующим образом.

1. Толерантность актуализируется не во всяких ситуациях, но лишь в таких, которые связаны с наличием антагонизма в межличностных отношениях. Антагонизм как противоречие может быть зафиксирован на когнитивном, аффективном и поведенческом уровнях общающихся личностей.

2. Осознание кем-либо различий между ним/ней и другим человеком сопровождается: а) отрицанием их содержания в другом человеке, б) переживанием неодобрения, отвращения, непринятия, в) действиями в отношении другого человека, которые могут как выражаться открыто (например, посредством оскорбления, ухода и т. п.), так и подавляться или вытесняться.

Следовательно, Главная функция толерантности может быть понята как направление развития потенциально конфликтной ситуации к конструктивному разрешению. В то же время толерантность (исходя из ее разных определений), есть не что иное, как готовность к пониманию и вступлению в диалог с человеком, вызывающим негативную реакцию на основе уважения, принятия, открытости, внимания и т. п. Следовательно, именно содержание противоречия и Момент преобразования «негатива» В «позитив» Могут рассматриваться как Психологическая специфика толерантности.

05.10.2012


3

Каким же образом происходит трансформация порожденных антагонизмом феноменов оценочности, непринятия, отрицания и негативных эмоций в уважение, принятие, понимание и т. п., приводящие к диалогу с оппонентом? В качестве ответа на этот и некоторые другие вопросы

6

Мы предлагаем Структурно-динамическую модель толерантности в межличностном общении.

Исходным моментом для наших рассуждений относительно значения понятия «толерантность» послужили представления о данном феномене как устойчивости к конфликтам ([1], [4], [9]) и как «генерализованной диспозиции» [4; 5]. Кроме того, важными предпосылками структурно-динамической модели толерантности в межличностном общении явилась интеграция некоторых фундаментальных положений четырех областей психологических исследований: психологии конфликта, теории человеческих потребностей, проблемы социальной идентичности, а также теорий совладания (совладающего поведения), или копинга (Coping Behavior). Предлагаемая структурно-динамическая модель толерантности в межличностном общении включает описание:

1) трех уровней проявления толерантности;

2) схемы процесса толерантного реагирования на партнера по общению, включающей особенности восприятия другого человека в случае толерантного либо интолерантного реагирования;

3) психологических механизмов толерантности;

4) этапов и элементов толерантности в межличностном взаимодействии;

5) характеристик критического диалога как одной из форм проявления толерантности в межличностном общении.

Кратко охарактеризуем названные составляющие модели.

1. Первый Из трех основных уровней существования и проявления толерантности — Диспозиционный — это уровень фундаментальных базовых установок, сформированных на основе ценностно-смысловой системы личности, включая систему отношений с миром и другими людьми. Опираясь на классические положения анализа системы отношений в отечественной психологии (С. Л. Рубинштейн, В. Н. Мясищев Б. Ф. Ломов, В. А. Петровский, К. А. Абульханова-Славская, Б. С. Братусь и другие), мы рассматриваем ее в качестве базовой детерминанты толерантности. Конкретизируя данное положение, можно сказать, что «система отношений личности, представленная в ее интерпретационных схемах и практических способах взаимодействия с другим — чужим (т. е. в преобразовательной активности партнеров по общению), является фундаментальной детерминантой направленности, качества, силы, избирательности, ситуативности, ограниченности или безграничности проявления толерантности в межличностном общении» [6; 14]. Первый уровень, относясь к устойчивым ядерным слоям внутренней психической жизни, в то же время открыт потоку новой информации из внешней действительности.

Второй Уровень — Рефлексивный — представляет собой поле непосредственного интрапсихического реагирования на внешнюю ситуацию «здесь и сейчас». Этот уровень включает слои как бессознательных установок, когниций, стереотипов и т. п., которые опосредствуют рефлексию, так и поле осознавания, рефлексивные процессы. Именно на этом уровне осуществляется процесс социальной перцепции, представляющий, по

05.10.2012


3

5


Нашему мнению, одно из феноменальных проявлений толерантного/интолерантного восприятия партнера по общению.

На ТретьемПоведенческом — уровне осуществляются конкретные акты Толерантного реагирования В разных поведенческих формах, например, в форме критического диалога, ассертивного поведения (т. е. уверенного поведения, основывающегося на способности отстаивать свою точку зрения и добиваться цели, уважая партнера и не нарушая отношений с ним), в разнообразных видах кооперативного взаимодействия.

При ответе на вопрос о детерминантах появления негативных феноменов при восприятии другого человека, а также трансформации порожденных антагонизмом феноменов (оценочности, отрицательных эмоций) в диалогические отношения с оппонентом существенную помощь могут оказать

7

Теории социальной идентичности и когнитивного диссонанса.

2. Следует подчеркнуть, что при интерпретации термина «толерантность» в различных определениях наиболее часто встречаются противопоставления «свой — чужой, другой», «я — ты». Например, толерантность понимается как терпимость «к чужим мнениям, верованиям, поведению» [2; 1209]. Толерантность как этическую ценность связывают с существованием различий в человеческих сообществах и с проблемой уважения различий, а точнее, особенностей, инаковости. Проблема «свои — чужие» в социально-психологических исследованиях понимается как ядро проблемы социальной идентичности. При этом подчеркивается сложная диалектическая взаимосвязь и зависимость таких понятий, как «Я-концепция», «социальная идентичность» и «социальное сравнение», «категоризация». Не останавливаясь подробно на содержании многочисленных исследований социальной идентичности, отметим, что опираемся на работы Дж. Мида, Э. Эриксона, С. Московичи, Г. Тежфела, Г. М. Андреевой, Н. М. Лебедевой, В. П. Левкович, В. Ф. Петренко, Г. У. Солдатовой, Т. Г. Стефаненко и других.

В конфликтологии, а также в социальной психологии существует множество исследований, показывающих, что простой факт социальной категоризации, т. е. отнесения себя к какой-либо, в том числе и к искусственно созданной группе, порождает негативный образ «внешних других» — даже в том случае, если отсутствует реальное столкновение интересов и сколько-нибудь длительная история межгрупповых отношений. Социальная идентичность понимается в данном контексте как опосредствующее звено между психологией личности и ее социальным поведением в пределах группы и в межгрупповых интеракциях, являясь, с одной стороны, механизмом социального взаимодействия, а другой — его опосредствованным результатом. Более того, большинство современных исследователей, занятых проблемой индивидуального развития, рассматривают социальную идентичность в качестве первостепенной человеческой потребности. Получается, что толерантность необходима в тех ситуациях, которые характеризуются угрозой социальной идентичности, столкновением несовместимых интересов, потребностей, ценностей, что еще раз подчеркивает конфликтность взаимоотношений.

Таким образом, восприятие и интерпретация антагонизма с другим человеком затрагивают фундаментальную потребность в социальной идентичности: отрефлексированная информация вызывает отторжение, противостояние,

05.10.2012


3

6


Противоборство, направленное в первую очередь на сохранение прежней идентичности. Происходит отрицание, отвержение как самой этой возможности, так и включения воспринятой информации от другого человека в поле феноменального опыта и в содержание Я-концепции. В этом случае человек начинает испытывать когнитивный диссонанс: рост напряжения при осознавании несовместимости двух разнонаправленных тенденций. Разнонаправленные тенденции проявляются, во-первых, в негативной оценке, а также эмоциях и чувствах к другому человеку в ситуации «здесь и сейчас» и, во-вторых, в негативных эмоциях по отношению к себе и отрицательной самооценке, которые базируются на фундаментальных позитивных вневременных установках по отношению к другому человеку.

Вступая в противоречие друг с другом, эти тенденции порождают стремление снизить напряжение, сохранить самооценку и прежнюю идентичность, побуждают личность к выбору, Самоопределению: проявить толерантность или нет. Противоречие актуализирует потребность в избавлении от негативных эмоций и оценок, что и «запускает» «толерантную деятельность». Потенциально конфликтное общение реализует атрибутивное свойство субъекта: уникальность и активность. Связь между субъектами становится, по словам М. С. Кагана, свободным взаимодействием

8

Уникальных партнеров, каждый из которых выбирает другого и соотносит себя с другим человеком именно в своей и его особенности, единственности и неповторимости [5]. Другими словами, личность оказывается перед выбором: проявить толерантность и стать субъектом диалогического общения в результате преодоления внутреннего дискомфорта или быть интолерантной, поддавшись своему состоянию.

Таким образом, момент категоризации, сравнения, оценки и переживания негативных эмоций по отношению к партнеру по общению, являясь точкой бифуркации, представляет собой когнитивно-эмоциональную основу для Самоопределения Индивида. Толерантность как устойчивое свойство присуще зрелой личности, которую, помимо многих важных качеств, характеризует высокий уровень рефлексии и развитая способность к самоопределению. Толерантность обеспечивает успех адаптации к социальному окружению благодаря тому, что общающийся человек убежден: другие, как и он(а), могут иметь свою позицию, обладают способностью видеть факты по-своему, учитывая разные обстоятельства.

3. Каковы же Психологические механизмы, которые определяют проявление толерантности в межличностном общении?

В качестве объяснительной модели того, что же обеспечивает момент трансформации «негатива» на «позитив», мы используем идеи теорий совладания. Основной Механизм толерантности может быть понят как совладающая психическая и психологическая реакция на субъективно неблагоприятную ситуацию (или таким образом интерпретируемую). В случае интолерантного реагирования субъект демонстрирует спонтанную поведенческую реакцию, главная функция которой — удовлетворение чаще неосознаваемых фрустрированных потребностей (как правило, связанных с бессознательным внутриличностным конфликтом). Толерантное реагирование основывается на интрапсихической совладающей реакции. Коротко остановимся на положениях, которые можно считать базовыми в наших рассуждениях о природе и сущности совладающей реакции или совладающего механизма актуализации толерантности в межличностном общении.

05.10.2012


3

7


В современной зарубежной и отечественной психологии (Р. Лазарус и С. Фолкман, С. Д. Спилберг, Д. Терри, С. Тейлор и соавт., Л. И. Анцыферова, E. Либина и А. Либин, К. Муздыбаев, С. К. Нартова-Бочавер, В. М. Ялтонский и другие) активно исследуется так называемое Совладание — поведение преодоления, или Копинг. Это понятие используется для описания характерных способов поведения человека в различных ситуациях и прежде всего в ситуации стресса. В данном контексте ситуация антагонистических отношений, потенциально конфликтная ситуация (или конфликт) понимаются как стрессогенные. Совладание предстает в качестве стабилизирующего фактора, обеспечивающего психосоциальную адаптацию в стрессовой ситуации. В настоящее время наиболее популярным является подход, рассматривающий совладание как динамический процесс, специфика которого определяется не только ситуацией, но и степенью активности личности, направленной на решение возникших проблем при столкновении со стрессовым событием. Как подчеркивает И. Б. Лебедев, к наиболее типичным личностно-средовым адаптивным ресурсам (копинг-ресурсам) относят уровень когнитивного развития, Я-концепцию, локус контроля, эмпатию, аффилиацию, способность оказывать и воспринимать социальную поддержку, наличие социально-поддерживающей сети и ее эффективность, а также психологические особенности личности, обеспечивающие стрессоустойчивость [7].

В ряде исследований выделен такой вид Совладания, который направлен на внутренние преобразования для мобилизации личностных ресурсов, изменение собственных установок в отношении ситуации и поддержание внутренней интеграции под воздействием стресса (см., например, [7], [13], [14]). Кроме того, совладание понимается

9

[ Са^О&Осприятиа J


ПРОБЛЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ В МЕЖЛИЧНОСТНОМ ОБЩЕНИИ



' I интраленхмчоская

1^ реакция J

Толйрантж»

Поведение


Восприятие ] партнера J

Рис.1. Схема процесса толерантного реагирования на партнера по общению

Как Процесс управления ресурсами, в результате которого осуществляется мобилизация личностно-средовых ресурсов и дальнейшее адекватное их использование [15]. Следовательно, совладающая интрапсихическая реакция как механизм толерантности включает Преобразование, проявляющееся в интеграции фундаментальных позитивных

05.10.2012


38

Вневременных установок по отношению к другому человеку (диспозиционный уровень) и негативных установок в ситуации «здесь и сейчас». Далее процесс управления ресурсами приводит к Мобилизации Системы отношений и ценностно-смысловых образований, что обеспечивает Децентрацию С себя (ориентации на собственные фрустрированные потребности и их удовлетворение) на партнера как полноправного и полноценного партнера в диалогических отношениях.

Обобщая сказанное, подчеркнем еще раз, что фундаментальным ресурсом в акте толерантного реагирования являются ценностно-смысловые образования личности и система отношений к людям и миру. В итоге схема процесса толерантного реагирования при восприятии другого человека может выглядеть следующим образом (рис. 1).

Психологическое содержание противоречия Фрустрирует актуальные потребности (например, в позитивной самоидентичности, в познании и понимании другого человека как отличного от меня и др.), что вызывает появление негативных эмоций по отношению к самому себе, негативной самооценки. Возникает внутреннее противоречие между произведенной категоризацией, а также отрицанием партнера, и негативной самооценкой и самоотношением. Проявившееся противоречие снимается совладающей интрапсихической реакцией, которая снижает (или снимает) фрустрационное напряжение. Совладание преобразует установки, обеспечивает внутреннюю интеграцию посредством управления ресурсами: ценностно-смысловым и мотивационно-потребностным «слоями» толерантности, а также системой отношений с людьми в процессе межличностного общения.

Следовательно, Психологическая сущность толерантности Субъекта межличностного общения понимается нами как Готовность воспринимать другого человека и вступать с ним в отношения посредством критического диалога как с собеседником в результате преодоления эмоционально-когнитивного диссонанса.

10

ПРОБЛЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ В МЕЖЛИЧНОСТНОМ ОБЩЕНИИ

Отвечая на вопрос о необходимых условиях для актуализации и укрепления толерантности в межличностных отношениях, мы опираемся прежде всего на сделанное К. Роджерсом [10] различение ценностной структуры и ценностного процесса. Ценностная структура представляет собой устоявшиеся, в каком-то смысле «застывшие», ценности. Ценностный процесс является живым, текучим, непрерывным становлением ценностей, их оформлением в переживаемом и осознаваемом жизненном опыте. В этом

05.10.2012


3

Процессе личность избирательно относится и «абсорбирует» те ценности, которые в большей степени соответствуют уже существующим психологическим установкам, эмоциям, чувствам и т. п. Оптимальное протекание ценностного процесса, результатом которого станет проявление толерантного отношения к партнеру по общению как ценности, как данности, возможно в процессе переживания некоего конкретно-чувственного опыта в определенной ситуации, его осознания и осмысления, соотнесение собственных ценностей (ценностно-смысловых установок) с заданными извне универсалиями и осуществление самоопределения как эмоционально-рационального выбора.

Толерантность проявляется в стремлении личности достичь взаимного понимания и согласования мотивов, установок, ориентаций, не прибегая к насилию, подавлению достоинства другого человека, но используя гуманитарные возможности: диалог, разъяснение, сотрудничество. В связи с этим особый статус в проблемном поле исследований толерантности приобретает тема диалога, диалогического мышления и взаимодействия. Как уже отмечалось, по мнению В. А. Лекторского, толерантность возможна благодаря установке участников общения на взаимное изменение позиций в результате критического диалога [8]. Поэтому в контексте развития личности толерантность приобретает функцию расширения опыта через «критический диалог при полифоническом плюрализме» [8; 54]. Толерантность заключает в себе признание равенства или уважения другого, отказ от доминирования и насилия, «отказ от привилегии первого лица» [8; 6]. При этом критический диалог предстает как один из ведущих способов реализации толерантной позиции в процессе межличностного общения. Толерантность в рамках критического диалога становится свойством открытости свободного мышления. Диалог и диалогическое мышление выступают одним из сущностных механизмов формирования и развития подлинной толерантности, а диалогизм превращается в принцип толерантного мышления.

4–5. Все сказанное можно представить в виде поэтапной схемы, которая

11

Отражает процессуальную логику актуализации толерантности в конфликтном межличностном взаимодействии (рис. 2).

I Этап условно назван «Активизация» И включает следующие элементы: (1) проявление Антагонизма В межличностном взаимодействии; (2) осуществление Категоризации И оценки партнера, сопровождающееся рассогласованием между эталоном и воспринимаемой реальностью; (3) переживание негативных эмоций (которые могут быть рационализированы как непринятие, неодобрение, отвращение и т. п.) по отношению к партнеру по общению — Аффектацию.

При этом следует отметить, что пункты (2) и (3) не связаны причинно-следственными отношениями — эти характеристики находятся в состоянии слияния, т. е. проявляются одновременно и неразрывно.

I этап — общий по своей сути как для случаев проявления толерантности, так и для
случаев демонстрации интолерантных отношений.

II Этап предполагает внутреннюю Рефлексию Антагонизма (восприятие антагонизма
как осуществленной категоризации и негативных эмоций в связи с проделанной
оценкой). Он включает: (4) Диссонанс — переживание противоречия между имеющейся у
индивида как зрелой личности системы отношений и ценностно-смысловых установок к
другим людям и осуществленной «эмоционально-оценочной» категоризацией другого

05.10.2012


3

Человека или информации, поступившей от него, и как результат появление негативных эмоций по отношению к самому себе; (5) Актуализацию Потребности в положительной идентичности; (6) главный элемент этапа — Самоопределение Как самодетерминацию, т. е. выбор активной осознанной позиции (К. А. Абульханова-Славская, А. В. Брушлинский, С. Л. Рубинштейн, В. Ф. Сафин и другие).

III Этап — «Совладание», составляют следующие элементы: (7) «Преобразование», представляющее собой интрапсихическую совладающую реакцию, суть которой заключается в преобразовании и управлении внутренними и внешними ресурсами; (8) Мобилизация Преобразованных ресурсов; (9) Децентрация С себя на партнера по общению.

IV Этап — «Толерантное реагирование» — осуществляется, в частности, в форме (10) Критического диалога, представляющего собой единство аффективных и когнитивных элементов, которые включают ряд специфических особенностей.

(11) Аффективное содержание критического диалога Составляют такие наиболее важные признаки, как внимание к переживаниям участников взаимодействия и выделение их в качестве предмета анализа, принятие и осознание собственных эмоций и чувств в их многообразии и дифференцированности, принятие и осознание переживаний партнера во всей их сложности и разнообразии, умение адекватно отреагировать собственные чувства, способность фасилитировать предъявление своих переживаний партнером.

(12) Когнитивное содержание критического диалога Проявляется в следующих значимых характеристиках: осознание личностью того, что оценивается в информации, поступающей от партнера, осознание эталонного образа и его составляющих, с которыми сопоставляется полученная информация, рефлексия реакции партнера на предъявляемые оценку и переживания, рефлексия того, что может быть приписано на основании предъявляемого поведения (когниции, чувства, поведение), выражение в корректной форме критического диалога своей истинной оценки, отношения, переживаний, вербальные и невербальные действия, направленные на вовлечение партнера в критический диалог на основе обращения к его оценкам, отношениям, переживаниям.

Только пристальное внимание к взаимоотношениям, диалогу, беседе, децентрация с себя на другого человека обеспечивают истинную толерантность, способствующую совместному развитию участников общения.

12

На основании предложенной структурно-динамической модели толерантности в межличностном общении разработаны и внедрены четыре программы социально-психологического тренинга (в рамках подпрограммы «Личность» (государственный контрольный № 1722 от 04.10.2002) федеральной целевой программы «Формирование установок толерантного сознания и профилактики экстремизма в российском обществе на 2001–2005 годы»). Программы рассчитаны на контингент представителей помогающих профессий и внедрены в практику работы Центра толерантности в Ростове-на-Дону и в процесс обучения на специализации по толерантности в Педагогической академии последипломного образования Москвы.

1. Асмолов А. Г. Практическая психология и проектирование вариативного образования в

России: от парадигмы конфликта — к парадигме толерантности. Психология образования: проблемы и перспективы // Материалы Первой междунар. научно-практ. конф. Москва, 16– 18 декабря 2004 г. М.: Смысл, 2004. С. 6–10.

2. Большой энциклопедический словарь. М.: Большая Рос. энциклопедия; СПб.: Норинт, 1997.

3. Валитова Р. Р. Толерантность: порок или добродетель? // Вестн. МГУ. Сер. 7. Философия.

05.10.2012


3 11

1996. № 1. С. 33–37.

4. Дневник двух событий: научная конференция «Толерантность — норма жизни в мире

Разнообразия» и студенческая школа «Толерантность против ксенофобии?» // Век толерантности: Научно-публ. вестн. 2001. № 3–4. С. 1–17.

5. Каган М. С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. М.: Политиздат, 1988.

6. Лабунская В. А. Социально-психологические презентации толерантного — интолерантного

Межличностного общения: Научно-метод. пособие. Ростов н/Д: Изд-во РГУ, 2002.

7. Лебедев И. Б. Психологические механизмы стресс-преодолевающего поведения (копинг-

Поведения) специалистов экстремального профиля: Докт. дис. М., 2002.

8. Лекторский В. А. О толерантности, плюрализме и критицизме // Вопр. филос. 1997. № 11. С.

46–54.

9. На пути к толерантному сознанию / Отв. ред. А. Г. Асмолов. М.: Смысл, 2000.

10. Роджерс К., Фрейберг Д. Свобода учиться. М.: Смысл, 2002.

11. King P. The problem of tolerance: Government and opposition. The London school of economics

And political science. L.: Univ. of London, 1971. Р. 172–207.

12. Mendus S. Toleration and the limits of liberalism. Basingstoke. Hampshire: Macmillan Educ. Ltd.,

1989.

13. Murphy L. B., Moriarty A. E. Vulnerability, coping and growth: From infancy to аdolescence. New

Haven; L.: Yale Univ. Press, 1976.

14. Mitchell C. Necessitous’ man and conflict resolution: More basic questions about basic human needs theory // Burton J. (ed.). Conflict: Human needs theory. N. Y.: St. Martin’s Press, 1990. Conflict Ser. V. 2. P. 149–176.

15. Snyder C. R., Ford C. E., Harris R. N. The role of theoretical perspective in the analysis of coping

With negative life events // Snyder C. R., Ford C. E. (eds). Coping with negative life events: Clinical and social psychological perspectives. N. Y.: Plenum Press, 1987. Р. 3–13.

16. Yovel Y. Tolerance as grace and as right // La tolйrance aujourd’hui: Analyses philosophiques /
Textes rйunis et prйs. R.-P. Droit. P.: UNESCO, 1993. P. 113–125.

Поступила в редакцию 3.X 2005 г.

05.10.2012


63

1


63