РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ: ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

8–10 октября 2001 г. в Москве проходил организованный Институтом психологии РАН при содействии Дипломатической академии МИД России III Международный симпозиум «Рефлексивные процессы и управление». На нем обсуждались задачи интенсификации рефлексивных процессов в различных сферах жизни общества, включая политическую, экономическую, образовательную и т. д.

Председатели: основатель теории рефлексивных процессов В. А. Лефевр (США) и заведующий лабораторией рефлексивных процессов ИП РАН В. А. Лепский. Последний, открывая симпозиум, отметил, что он планировался примерно за год до трагедии 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке, приведшей к многочисленным человеческим жертвам в зданиях, где осуществлялись концентрированные рефлексивные процессы в сфере экономики и финансов. Сама жизнь ставит перед аналитиками рефлексивных процессов (в первую очередь психологами), а также и практиками управления принципиально новые задачи по модификации условий с целью обеспечения их безопасности. Отсюда необходимость рефлексивного анализа социальных процессов, выявления их глубинного психологического смысла, равно как и специальной организации рефлексивных процессов в различных сферах социальной жизни, включая сферу образования.

В. А. Лефевр Подчеркнул, что решение моральных проблем лежит вне сферы науки. Мнение ученого о том, чтО Есть добро, а чтО Есть зло, не более обосновано, чем мнение любого другого человека. Можно даже сказать, что в силу глубокой сосредоточенности на предмете собственных исследований ученый, как правило, обладает недостаточным опытом личной вовлеченности в судьбы других людей, а это делает его моральные суждения иногда излишне прямолинейными. Неспособность ученого разрешать моральные коллизии не означает, однако, что он не может, используя научный метод, понять более глубоко, чем другие люди, внутренние механизмы решений, принимаемых в условиях моральных дилемм. Знание этих пружин абсолютно необходимо любому современному политическому деятелю, от решений которого может зависеть судьба разумной жизни на нашей планете. Докладчик подчеркнул, что исследования в области рефлексии уже позволили ответить на ряд важных вопросов, которые связаны с природой человеческой морали, ориентированной на самосохранение рода человеческого.

Ю. Е. Фокин (Дипломатическая академия) подчеркнул значимость потенциала теории рефлексивных процессов для практики принятия дипломатических решений. Поэтому Дипакадемия интенсифицирует контакты с психологами для научного обеспечения инициатив, направленных на решение стратегических проблем развития России и установление доброжелательных отношений между государствами и народами. Трагические события в США и их последствия пробуждают рефлексию мирового сообщества, заставляют задуматься над тем, что мир стал заложником новых угроз и рисков. Необходим поиск новых концептуальных основ организации самой жизнедеятельности такого стратегического субъекта, как человечество на планете Земля.

В. В. Рубцов (Москва) подчеркнул, что потенциал теории рефлексивных процессов уже довольно давно задействован в педагогике.

09.10.2012


8–10 октября 2001 г

130

В первую очередь это связано с работой школы В. В. Давыдова, а затем и опыта экспериментальных площадок. Отражение этого опыта зафиксировано в государственных образовательных программах для средних и начальных школ. Но спрос на теоретические разработки рефлексивных процессов в сфере образования далеко не удовлетворен, в частности и потому, что слабо прорабатываются межпредметные связи в процессе обучения.

В. А. Петровский (Москва) предложил на обсуждение трансактную модель рефлексивного выбора, опираясь на разработки В. А. Лефевра, Т. Таран и Э. Берна. В каком случае выборы взрослого являются реалистическими? В том, если его запросы не превышают уровня запросов адаптированного ребенка и не уступают запросам естественного ребенка. При этом личность должна представляться как «единомножие субъектов», что возможно при условии ее рефлексивной самоорганизации. Данные идеи были изложены математическим языком, что позволяет моделировать некоторые ситуации отношений между взрослым (родителем) и ребенком.

А. Л. Журавлев И Н. А. Журавлева (Москва) выделили такие характеристики коллективного субъекта, как: а) взаимосвязанность и взаимозависимость индивидов в группе (базовое качество совместности); б) способность группы проявлять различные формы совместной активности; в) способность группы к саморефлексии. В отличие от первых двух групповая саморефлексия явно недостаточно изучена, поэтому значительно менее известна. В то же время можно выделить несколько ее основных функций. Во-первых, это формирование в группе социального чувства «Мы», т. е. переживания членами группы своей принадлежности к ней, единства (процесса единения) со своей группой, одним из механизмов которого является групповая саморефлексия. Во-вторых, это формирование представлений о своей группе, о ее когнитивных оценках, суждениях, мнениях и т. п., что также требует определенного времени. В-третьих, групповая саморефлексия настраивает членов группы на разные формы совместной активности, т. е. способствует формированию их психологической готовности к совместной активности в целом, что наиболее важно в организации совместной деятельности группы, в частности. В-четвертых, групповая саморефлексия помогает членам группы более точно ориентироваться в социальной среде, в частности, лучше адаптироваться к ней. Этому способствуют развиваемые групповой саморефлексией способности личности к более адекватным оценкам своей и чужих групп и социальному их сравнению.

А. А. Тягунов И Е. А. Евстифеева (Тверь) отметили, что поведение человека, включая экономическую составляющую, — это сложная композиция его интересов, установок, эмоциональных реакций, собственного и чужого опыта, оценок, поступков, адаптивных способностей и т. д. Способность верить в Другого предполагает веру в себя, доверие к себе. Отношение к Другому как к самому себе служит гарантом безопасности, способствует возникновению диалога, в том числе профессионального. Доверие — одно из обстоятельств эффективной работы в организациях. В условиях кооперации доверяющие обнаруживают высокую степень сотрудничества, обязательности и ответственности.

В. И. Максимов И З. К. Авдеева (Москва) в результате систематического анализа проблемных ситуаций выявили некие «типичные структуры» — познавательные когнитивные модели подобных управленческих ситуаций в обобщенно компактном виде (когнитипы). Они определяют горизонты рефлексии проблемных ситуаций, отчего зависит эффективность управления их разрешением. Если удается идентифицировать

09.10.2012


8–10 октября 2001 г

Некоторый запас когнитипов применительно к реальным жизненным ситуациям, то появляется возможность оперативно оценивать внешнюю и внутреннюю обстановку и быстро находить правильное решение.

Г. Г. Малинецкий (Москва) отметил, что возрождение интереса к рефлексивным процессам связано прежде всего с новыми технологиями манипулирования массовым сознанием, кризисными явлениями в социально-психологической сфере, со смещением акцента на человека. Можно сказать, что удельный вес «виртуальной реальности» в массовом и индивидуальном сознании растет. Пространство смыслов, ценностей, ожиданий становится основной ареной противоборства политиков на политической сцене. С этим пространством связаны и основные угрозы и основные надежды наступившего века.

Г. Л. Смолян (Москва) отметил, что главные идеи и логика рефлексивного управления

131

Были впервые описаны в середине 60-х гг. В них рефлексия выступала в функции осознания содержания собственной активности и активности Другого. Применительно к конфликту это была функция взаимного отображения замыслов и действий противоборствующих сторон; она была представлена в развернутой форме, предусматривающей фиксацию главных переменных процесса принятия решений, которыми могли манипулировать конфликтующие стороны. К таким переменным, отображенным на «экране сознания» и участвующим в имитации рассуждения, были отнесены ситуация («планшет»), цель и способ решения («доктрина»). Тем самым смысл рефлексивного управления состоял в использовании возможностей субъекта «сознательно конструировать образы себя и других» (В. А. Лефевр).

А. Н. Райков (Москва) изложил (совместные с В. Е. Лепским) соображения относительно стратегического управления. Это управление в наиболее сконцентрированном виде, когда явно выделяются цели, формируются пути их достижения и создается механизм обеспечения их реализации. Цели могут иметь достаточно сложную многоуровневую структуру — от очень далеких, абстрактных, труднодостижимых до конкретных. А механизм включает как психологически-мотивационные моменты, так и информационно-технологические. Стратегическое управление носит рефлексивный характер, поскольку чаще всего оно используется для того, чтобы разобраться в сегодняшнем дне, взглянув на него из гипотетического будущего. Рефлексия позволяет оценить сегодняшний день с позиции завтрашнего, она помогает руководству и сотрудникам некоторой организации (орган власти, фирма и др.) увидеть сегодняшнего себя в зеркале завтрашнего дня. Планирование и прогнозирование будущего является хорошим способом для решения насущных задач, если его использовать рефлексивно.

Л. В. Матвеева (Москва) в выступлении о роли рефлексивных процессов в средствах массовой информации отметила, что в развитии содержания электронных СМИ все отчетливее проявляется «феномен Нерона». По данным американской исследовательницы П. Шумейкер, людей в новостях больше всего интересует два главных события — «девиации» и «эксидент», т. е. отклонения от нормы в разных областях (от социальной, биологической, медицинской, психологической и т. д. нормы) и несчастные случаи. Соответственно телевизионные передачи различного жанра имеют тенденцию превращаться по режиссерскому решению в шоу-программу, т. е. мистерию с особым

09.10.2012


8–10 октября 2001 г

Интересом к неожиданным событиям рождения и смерти, к табуированной информации об отклонениях от нормы в широком смысле, к вульгаризированным вариантам сакральных знаний. Можно предположить, что мы готовы «сжечь» свой мир, чтобы насладиться зрелищем, как это сделал Нерон, сжегший свой родной город Рим, что лицезрение чужих страданий превращает подрастающее поколение либо в садистов, либо в мазохистов, повышает агрессивность у детей, молодежи.

Л. Л. Ефимова (Москва) подчеркнула, что теория социального научения рассматривает агрессию как социальное поведение, включающее в себя действия, за которыми стоят сложные навыки. Например, чтобы осуществить агрессивные действия, нужно знать, как обращаться с оружием, какие движения при физическом контакте будут болезненными для жертвы, нужно также понимать, какие именно слова или действия причиняют страдания объектам агрессии. Такие знания не даются при рождении, люди должны научиться вести себя агрессивно. Важную роль в обучении агрессивному поведению играют кино, телевидение и реклама. Иллюстрацией этому служат драматические и часто трагические примеры, когда вслед за сообщениями в средствах массовой информации о необычных формах насилия похожие события происходят очень далеко от тех мест, где они были первоначально зафиксированы. Эти примеры показывают, что защита здоровья и нравственности детей и подростков является важным элементом систем правового регулирования вещания стран Европы и США. Так, французский закон 1986 г. требует, чтобы государственный орган лицензирования и контроля за вещанием — Высший аудиовизуальный совет Франции — следил за обеспечением защиты чувств детей и подростков в транслируемых программах. И в условиях России осуществление законодательного регулирования защиты детей от негативного воздействия СМИ вполне конституционно и соответствует мировой практике.

132

Н. А. Лепская (Москва) осветила проблему развития рефлексивных способностей в художественном образовании, особо подчеркнув роль метода «рефлексивно-образных проекций» и ступенчатости художественного восприятия.

И. А. Савенкова (Орел) отметила значение рефлексивных механизмов для профессионального самоопределения студентов-психологов.

А. Ю. Сидорова и Ю. А. Репецкий (Москва) изложили перспективу личностного самоопределения с опорой на рефлексивно-инновационные тренинги.

В заключение В. Е. Лепский Отметил, что симпозиум продемонстрировал глубокую востребованность операционального знания в области рефлексивных процессов.

И. Е. Задорожнюк

Москва

09.10.2012


93

1


93