САМОМОНИТОРИНГ В КОНТЕКСТЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА

Е. А. ПОЛЕЖАЕВА

Изучен уровень самомониторинга в зависимости от присущего группе (испытуемыми были студенты и аспиранты МГУ им. М. В. Ломоносова и лидеры и активные участники региональных молодежных политических движений демократического толка) уровня политической активности, а также его связь с основными механизмами достижения и реализации лидерства, а именно — макиавеллизмом и авторитаризмом.

Ключевые слова: Самомониторинг, стратегии и техники самопрезентации, политическая власть, лидерство, адаптивность, макиавеллизм, авторитаризм.

Власть, ее источники, предпосылки, результаты применения всегда занимали человечество: она завораживала, о ней хотели знать, ею стремились обладать.

Проблема власти интересует исследователей в основном в контексте ее проявлений в политике, поэтому исследования психологии власти тесно переплетены со сферой интересов политической психологии: часто, говоря «власть», имеют в виду политическую власть [5], поскольку именно таковая рассматривается как наивысшее воплощение власти вообще. В связи с этим представляют интерес вопросы о том, где истоки стремления к политической власти и как эти стремления проявляются в начале политической карьеры или у тех, кто по тем или иным причинам не стал политиком, но вполне мог бы им стать.

Исследователи, искавшие истоки этих стремлений в разных психологических образованиях — ценностях, мотивах, способностях, даже задатках, — к единому мнению так и не пришли. Одно из решений вопроса о зарождении власти на межличностном уровне было предложено М. Снайдером с помощью теории самомониторинга [14][16].

Самомониторинг Рассматривается как характеристика индивидуальных различий, которая определяет, во-первых, Способность Человека отслеживать через самонаблюдение и самоконтроль свое экспрессивное поведение и самопрезентацию в социальных ситуациях и, во-вторых, Реализацию этой способности В действительности. Другими словами, эта характеристика свидетельствует о наличии или отсутствии у субъекта тенденций к тактическому управлению впечатлением, которое включает конструирование и усовершенствование своего социального образа.

Самомониторинг пользуется популярностью в качестве характеристики, обладающей высокой прогностичностью и пригодной для решения самых различных практических задач, среди которых одной из наиболее актуальных является вопрос о психологических истоках политического лидерства и власти. Данное понятие используется не только в психологии личности, но и в возрастной, социальной, организационной психологии [13].

При рассмотрении проблемы лидерства возникло противостояние теории черт личности и кросс-ситуативных теорий. Одни исследователи настаивали на том, что лидерство следует рассматривать как результат проявления неких определенных устойчивых черт личности, т. е. как достаточно стабильное образование; другие считали лидерство исключительно ситуативным феноменом, зависящим от характеристик конкретной ситуации, особенностей данной конкретной группы и т. д.

91

29.09.2012


90

2


К моменту появления теории самомониторинга М. Снайдера [14] стало понятным, что отдельное рассмотрение как личностных черт, так и особенностей ситуации не позволяет достоверно предсказывать социальное поведение человека. Конструкт «самомониторинг» был предложен М. Снайдером как некоторый компромисс, позволяющий разрешить противоречия, а именно — проблему соотношения теории черт и ситуационных теорий, а также соответствия установок и реализуемого поведения.

Исследования показывали, что у одних людей поведение можно достаточно точно прогнозировать, опираясь на их личностные установки, черты и предрасположенность, у других, наоборот, поведение определяется требованиями ситуации и в минимальной степени соответствует личностным установкам и ценностям. M. Снайдер предположил, что эти индивидуальные различия обусловлены разной степенью выраженности самомониторинга (СМ), и описал особенности лиц с высоким и низким уровнем развития этого качества.

Уровень СМ, согласно M. Снайдеру, определяется тем источником информации, который индивид использует для управления своим поведением. Лица с Высоким уровнем СМ Опираются на информацию о ситуационной адекватности того или иного поведения, а лица с Низким уровнем СМ В большей степени учитывают собственное внутреннее состояние, свои установки и предрасположенность [2].

Многие последующие исследования показали, что именно рассмотрение высокого уровня СМ позволяет разрешить противоречия между диспозиционным и ситуационным подходами к истокам лидерства, так как его можно рассматривать как важную Личностную диспозицию, которая обусловливает лидерство субъекта в группе за счет способности быть именно Ситуационно гибким. Эти данные согласуются с тем фактом, что лидер обязательно должен воспринимать потребности группы и нюансы ее настроений, а также строить свое поведение соответствующим образом, опираясь на эту информацию, т. е. он должен обладать высоким уровнем СМ [12], [20].

СМ может рассматриваться как важная предпосылка возникновения и эффективности лидерства, а также принятия последователями точки зрения лидера [10]. Вопрос о типах лидерства, связанных с СМ, тоже поднимался в исследованиях. Имеются данные о связи СМ с организационным типом лидерства при отсутствии cвязи с эмоциональным лидерством [12], тогда как в других, более поздних исследованиях было показано, что высокий уровень СМ связан с харизматическим (эмоциональным) лидерством, а низкий уровень СМ — с деловым (организационным, или экспертным) [17]. Последнее достаточно логично вытекает из самой теории СМ. Высокий его уровень свидетельствует о способности тонко чувствовать ситуацию и настроения людей, в ней задействованных, а также действовать исходя из этого. В то же время основной инструмент эмоционального (харизматического) лидерства — понимание окружающих людей и событий, компетентный анализ и использование эмоциональной составляющей ситуации. Кроме того, харизматическое лидерство многие исследователи связывают с инициативой изменений, тогда как высокий уровень СМ обусловливает такое свойство личности, как гибкость и адаптивность.

Поскольку политическое лидерство, связанное с процессами влияния, во многом можно соотнести с лидерством эмоциональным, обусловливающимся эмоциональной компетентностью лидера, то можно предположить прямую связь СМ с явлением политического лидерства; именно вопрос взаимосвязи политической активности и стремления к политическому лидерству с такой характеристикой личности, как СМ, в исследованиях пока не рассматривался.

29.09.2012


90

3


СМ можно считать одной из предпосылок лидерства; стили реализации лидерства часто соотносят с такими личностными

92

Характеристиками, как макиавеллизм и авторитаризм. Для исследования связи СМ и лидерских тенденций (в данном случае — тенденций политического лидерства), выявления особенностей власти и стиля ее достижения, связанных именно с СМ, нами были рассмотрены эти личностные характеристики.

Макиавеллизм — это склонность человека манипулировать другими людьми в межличностных отношениях, скрывая свои подлинные намерения и с помощью ложных отвлекающих маневров добиваясь изменения первоначальных целей партнера [4]. Макиавеллизм представляет собой количественную характеристику, т. е. люди различаются по степени выраженности способности к манипулятивному поведению [19]. Можно предположить, что стремление к власти у людей с высоким уровнем СМ будет реализовываться в том числе через стратегии манипулятивного характера, а значит, будет связано с макиавеллизмом.

Авторитаризм может рассматриваться как стиль руководства и как характеристика личности; в последнем качестве он наиболее подробно был описан Т. Адорно [1] и понимался как совокупность относительно устойчивых психологических характеристик личности. В дальнейшем Б. Альтемейер предложил другую концептуализацию феномена авторитаризма [8], сократив список основных черт авторитарной личности до трех, а именно: авторитарное подчинение (высокая степень подчиняемости властям и авторитетам), авторитарная агрессия (агрессивность по отношению к группам, неодобрение которых воспринимается как поощряемое властями), конвенционализм (устойчивая, ригидная приверженность насаждаемой в обществе системе традиционных социальных ценностей и норм поведения).

Высокий уровень СМ характеризуется высокой гибкостью и, по данным некоторых исследований, высокой мотивацией доминирования [6]. Именно такие аспекты авторитаризма, как подчинение и ригидность, заставляют предположить, что авторитаризм как стиль достижения власти имеет отрицательную корреляцию с СМ, причем в группе политически активных лиц такая зависимость окажется более выраженной.

Таким образом, исходя из литературных данных, мы предположили (1) существование различий в уровне СМ в зависимости от присущего группе уровня политической активности и политического лидерства, а также (2) различную связь с основными механизмами достижения и реализации лидерства, а именно — макиавеллизмом и авторитаризмом.

В развитие этих положений нами были выдвинуты следующие частные Гипотезы:

• такие личностные характеристики, как СМ, макиавеллизм и авторитаризм, значимо различаются у лидеров региональных молодежных политических движений и студентов и аспирантов МГУ;

• корреляция между СМ и макиавеллизмом носит положительный, а между СМ и авторитаризмом — отрицательный характер в обеих группах;

• связь СМ с обеими указанными личностными характеристиками более выражена в группе лидеров региональных молодежных политических движений по сравнению с группой студентов и аспирантов МГУ.

29.09.2012


90 4

ИСПЫТУЕМЫЕ И МЕТОДИКИ

В исследовании приняли участие представители двух групп: 1 — лидеры и активные участники региональных молодежных политических движений демократического толка (72 человека — 43 юноши и 29 девушек, средний возраст — 23 года) и 2 — студенты и аспиранты биологического и физического факультетов МГУ им. М. В. Ломоносова (80 человек — 42 юноши и 38 девушек, средний возраст — 21 год).

Использовались следующие методики:

1. Адаптированный вариант опросника М. Снайдера, состоящий из 25 утверждений,
каждое из которых оценивалось по

93

Пятибалльной шкале (от «абсолютно согласен» до «абсолютно не согласен») [7].

Факторная структура, полученная в зарубежных исследованиях [11], была сохранена, однако в полученных факторах произошло некоторое смещение содержательного акцента.

Фактор 1 описывает определенное сочетание тенденций к быстрой адаптации в социальных ситуациях и демонстративности (наибольшую нагрузку имели пункты «Мне

Трудно изменить свое поведение, чтобы приспособиться к разным людям и различным

1 Ситуациям» и «В группе людей я редко являюсь центром внимания» ). Этот фактор

Получил название «активно-демонстративная адаптивность».

Содержание фактора 2 по нашим и зарубежным данным почти совпадает, и он

Сохраняет название «направленность на других». Основное содержание этого фактора —

Стремление адаптироваться к социальной ситуации, но это достигается не через яркую

Актерскую игру (как в случае фактора 1), а через приспособление к другим без

Целенаправленного привлечения внимания к себе и самому факту приспособления.

2. Русскоязычный вариант Мак-шкалы в адаптации В. В. Знакова, состоящий из 20
утверждений, каждое из которых оценивалось по пятибалльной шкале (от «абсолютно
согласен» до «абсолютно не согласен») [4].

3. Адаптированный вариант опросника Б. Альтемейера, состоящий из 30
утверждений, каждое из которых оценивалось по пятибалльной шкале (от «абсолютно
согласен» до «абсолютно не согласен») [3].

Данные обрабатывались при помощи сравнения средних по Т-критерию, факторного и корреляционного анализа с использованием пакета SPSS 11.0.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Для проверки первой гипотезы мы провели сравнение средних для каждой из рассматриваемых личностных переменных с использованием Т-критерия. Результаты представлены в табл. 1.

Таблица 1

Средние в двух группах испытуемых

29.09.2012


90

5


Из табл. 1 следует, что:

1) группы являются сопоставимыми, так как демонстрируют приблизительно равный разброс по каждой из переменных. Наибольшие различия в разбросе получены по переменной «макиавеллизм»;

2) различия по всем рассматриваемым характеристикам значимы;

3) наиболее значимые различия получены для фактора «активно-демонстративная
адаптивность» и для переменной «авторитаризм»;

94

4) средние значения для фактора «активно-демонстративная адаптивность» и
переменной «макиавеллизм» значимо Выше, а средние значения для фактора
«направленность на других» и переменной «авторитаризм» значимо Ниже В группе 1 по
сравнению с группой 2;

5) средние в двух рассматриваемых группах по всем переменным, кроме фактора
«Направленность на других», имеют разный знак: группа 1 имеет положительные средние
по СМ, фактору «активнодемонстративная адаптивность» и макиавеллизму и
отрицательное среднее — по авторитаризму, тогда как в группе 2 наблюдается обратная
картина.

Результаты проверки гипотез о корреляции личностных переменных в группах 1 и 2 представлены в табл. 2 и 3 соответственно.

Таблица 2

Корреляции между личностными характеристиками в группе 1


Корреляции между личностными характеристиками в группе 2

Таблица 3


29.09.2012


90

6


Из табл. 2 и 3 следует, что:

1) в обеих группах СМ значимо положительно связан с фактором «Активно-
демонстративная адаптивность», фактором «направленность на других» и
макиавеллизмом, причем с обоими факторами СМ связан сильнее в группе 1;

2) СМ связан с авторитаризмом в обеих группах отрицательно, однако значимой эта
связь является только в группе 2;

3) в группе 1 макиавеллизм связан (на уровне тенденции) только с фактором
«Активно-демонстративная адаптивность», а в группе 2 — с обоими факторами;

4) в группе 1 связи с макиавеллизмом и авторитаризмом в целом слабее, нежели в
группе 2.

Для получения дополнительных данных о структуре связей переменных и более полной интерпретации полученных результатов мы использовали факторный анализ. Результаты представлены в табл. 4 и 5.

Из табл. 4 и 5 следует:

1) По данным для обеих групп переменные сгруппировались в два фактора, имеющих приблизительно равное соотношение процента объясненной дисперсии (фактор А — около 45%, фактор Б — около 21%), однако содержание факторов различно.

Для группы 1 фактор А вобрал в себя все переменные, связанные с СМ. Кроме того, высокую нагрузку на этот фактор

95


Результаты факторизации личностных переменных в группе 1


Таблица 4



Результаты факторизации личностных переменных в группе 2


Таблица 5


Имеет макиавеллизм. Фактор Б условно можно назвать «авторитаризм с элементами

29.09.2012


90

Макиавеллизма» в связи с очень высокой нагрузкой авторитаризма на данный фактор и достаточно высокой нагрузкой макиавеллизма, хотя макиавеллизм имеет высокие нагрузки на оба фактора.

2) В группе 2 факторная картина выглядит иначе. Фактор А представлен СМ, фактором «активно-демонстративная адаптивность» и макиавеллизмом. Фактор Б почти тождествен фактору «направленность на других». Кроме того, достаточно большую отрицательную нагрузку на фактор Б имеет фактор «активно-демонстративная адаптивность». Авторитаризм имеет низкие отрицательные нагрузки на оба фактора, но на фактор А — чуть выше.

ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Для испытуемых, различающихся по параметрам политической активности и лидерства, были получены различия по таким показателям, как СМ и личностные диспозиции, связанные с проявлением феномена власти в межличностных отношениях — макиавеллизмом и авторитаризмом, причем наиболее значимые различия получены по фактору «активно-демонстративная адаптивность» и по авторитаризму. Можно заключить, что стремление к политическому лидерству и реализация этого стремления связаны с определенными личностными характеристиками, а их наличие у человека может выступать индикатором его успеха в сфере политической власти и лидерства.

Политическая власть — власть публичная, она предполагает демонстративность и актерские способности, она оказывает влияние, реализуемое на всех уровнях — от межличностного до государственного, от отдельного человека до толпы, и требует особой гибкости в поиске и реализации инструментов влияния. С другой стороны, СМ, личностные характеристики, которые обусловливают высокую социальную чуткость и гибкость, а также артистизм представляют собой параметры, связанные с мотивацией власти [6]. Заметим, что наиболее значимые различия получены по фактору «активно-демонстративная адаптивность», т. е. для политически активных людей, занимающих лидерскую позицию в группе, характерна именно активная адаптация через выстраивание своего образа, самопрезентацию с опорой на особенности ситуации. Фактор «направленность на других», характеризующийся отслеживанием и приспособлением, имеет наименьшую различительную силу для этих двух групп. Этот факт может характеризовать феномен политического лидерства скорее как воплощение активной самостоятельной позиции, нежели попытку угадать и угодить.

Стиль реализации политической власти вполне объяснимо связан с макиавеллизмом и авторитаризмом. Манипулятивные техники, используемые людьми с высокими показателями по макиавеллизму, широко применяются и эффективны

96

В сфере политтехнологий. Не таким очевидным явился результат, связанный со значимо более низким уровнем авторитаризма в группе лидеров политических движений. Сам этот термин традиционно ассоциируется с сильной властью, однако в силу специфики данной личностной характеристики (как ее описал Б. Альтемейер [8]) мы предполагаем, что реализация авторитаризма в период достижения политической власти и вообще лидерства в группе не способствует успеху, так как связана с ригидностью в общественной позиции и межличностных отношениях.

Интересен факт различия в знаке средних рассматриваемых характеристик. Группа

29.09.2012


90

Лидеров политических движений имеет положительные средние по СМ, фактору «Активно-демонстративная адаптивность» И макиавеллизму и отрицательное среднее — по авторитаризму, тогда как в группе студентов наблюдается обратная картина, т. е. в одной группе присутствуют некоторые качества, а в другой они не просто отсутствуют, но и выражены с обратным знаком. Если несколько утрировать получившуюся картину, то можно сказать, что группа 1 — это люди с высоким СМ, воплощающие активную адаптивную позицию через демонстративное поведение, использующие манипулятивные техники достижения своих целей, социально гибкие, склонные к независимости, тогда как группа 2 — люди с низким СМ, не склонные активно использовать актерские и манипулятивные техники, презентируют себя «как оно есть», достаточно ригидные и консервативные в социальных вопросах, уважают власть и готовы подчиняться.

Что касается взаимосвязи между личностными характеристиками в группе лидеров региональных молодежных политических движений и в группе студентов МГУ, то картина этих взаимосвязей в двух группах схожа.

Вне зависимости от фактора политической активности и лидерства наблюдается положительная корреляция СМ с обоими своими факторами и макиавеллизмом. Однако в группе лидеров политических движений коэффициент корреляции СМ с фактором «активно-демонстративная адаптивность» почти равен 1, тогда как в группе студентов эта связь выражена гораздо меньше. Таким образом, СМ у политических лидеров проявляется в основном в виде своей активной составляющей (активное выстраивание образа, самопрезентации по собственному сценарию), тогда как в группе, отличающейся политической индифферентностью, феномен СМ выражается в сочетании активной и наблюдательной адаптивности.

Отметим также, что в группе политических лидеров картина переменных, описывающих феномен СМ, выглядит гораздо более согласованной, нежели в группе студентов. Связи между факторами СМ в обеих группах незначимы, однако в группе 1 имеется слабая положительная корреляция, и при факторизации переменные СМ попали в один фактор (фактор А), тогда как в группе 2 корреляция между факторами СМ отрицательна и при факторизации фактор «направленность на других» отделился от других переменных и образовал фактор Б. Таким образом, в группе, участникам которой присущ особый признак — стремление к политическому лидерству, — СМ проявляется в единстве своих факторов, т. е. техники самопрезентации неразрывно связаны как с активной подачей выбранного образа Я, так и с непрерывным отслеживанием требований окружающей ситуации. В среднестатистической группе высокий уровень СМ скорее предполагает выбор одного из двух путей адаптации к социальной ситуации — активное выстраивание (возможно, даже без учета всех параметров ситуации) или приспособление. Другими словами, затруднено гибкое варьирование и сочетание двух вариантов реализации социальной адаптации. Таким образом, параметр политического лидерства связан с большей компетентностью и

97

Гибкостью в выстраивании своего образа, самопрезентации. Однако необходимо отметить, что подобные характеристики имеет не просто политическое лидерство, а лидерство в структурах демократической направленности.

Кроме того, в обеих группах связь СМ с макиавеллизмом гораздо сильнее, нежели с авторитаризмом, т. е. стиль воплощения стратегий самопрезентации людей с разным уровнем СМ скорее связан с манипулятивностью, нежели с авторитарными или

29.09.2012


90

Антиавторитарными методами. Антиавторитарность в стиле реализации своей самопрезентации для людей с высоким уровнем СМ значима только в группе 2. В группе лидеров политических движений нет такого единства, возможно, в связи с большей гибкостью в выборе спектра инструментов воздействия (в котором присутствуют и элементы авторитарных техник) при самопрезентации. Этот вопрос проясняют результаты факторизации переменных в двух группах. В группе политических лидеров авторитаризм выделился в отдельный фактор, а значит, может рассматриваться как фактор вариации переменных фактора А, в данном случае включившего переменные СМ и макиавеллизм.

В группе студентов во второй Ортогональный фактор (фактор Б) выделился фактор «направленность на других», т. е. для студенческой группы важным механизмом, поясняющим проявление комплекса переменных фактора А, является именно параметр внимательного отслеживания реакций и ожиданий окружающих, умелое приспособление к окружению, т. е. пассивная адаптивность. Фактор А в этой группе представляет собой комплекс переменных: СМ, фактора «активно-демонстративная адаптивность», макиавеллизма и авторитаризма (с обратным знаком). Таким образом, в студенческой группе переменная СМ непосредственно связана с макиавеллизмом и антиавторитаризмом (в меньшей степени), и репертуар самопрезентации у людей с высоким уровнем СМ в этой группе всегда связан с манипулятивными техниками и демонстрацией свободной гибкой позиции в общественных взглядах. Фактор «направленность на других» является неким добавочным компонентом в этой группе, и от того, используется он субъектом или нет, зависит, какая из двух разных стратегий поведения для каждого из уровней СМ используется, что подтверждает результат нашей более ранней работы [6].

ВЫВОДЫ

1. СМ связан с явлением политического лидерства, и людям, занимающим лидерские позиции в сфере политики, свойствен значимо более высокий уровень СМ. Кроме того, две другие характеристики из области феноменологии власти (макиавеллизм и авторитаризм) также связаны с политическим лидерством.

2. Фактор «активно-демонстративная адаптивность» является ключевым в реализации стратегии самопрезентации в группе лидеров политических движений, однако активная стратегия гармонично сочетается с использованием и второй грани СМ — «направленность на других», которая в данной группе является поддерживающей основную стратегию функцией. Таким образом, лидеры политических движений применяют активные демонстративные техники выстраивания своего образа в публичных ситуациях, не упуская из вида особенности ситуации и окружения. В студенческой группе активные техники не всегда сочетаются с пассивными (подстраивание под других), а иногда даже идут вразрез друг с другом (активность, например, может реализовываться способом, противоположным требованиям ситуации).

3. Вне зависимости от параметра политической активности респондентов СМ в
большей степени связан с такой характеристикой из области феноменологии власти, как
макиавеллизм, и в меньшей степени — с авторитаризмом, причем

98

Связь с авторитаризмом носит обратный характер. Другими словами, манипулятивные

29.09.2012


90 10

Техники занимают значительное место в реализации стратегии самопрезентации людей с высоким СМ, авторитарные техники им не свойственны, а антиавторитарные используются, но в меньшей степени. Кроме того, по полученным результатам, политическое лидерство связано с большей свободой выбора техник самопрезентации при реализации той или иной стратегии.

1. Адорно Т. и др. Исследование авторитарной личности. М.: Академия исследований культуры,

2001. С. 10—21.

2. Гулевич О. А., Безменова И. К. Аттитюды и их взаимодействие с поведением. М.: РПО, 1999.

С. 19—25.

3. Дьяконова Н. А., Юртайкин В. В. Авторитарная личность в России и США: ценностные

Ориентации и локус контроля // Вопр. психол. 2000. № 4 . С. 51—60.

4. Знаков В. В. Психология понимания: проблемы и перспективы. М.: ИП РАН, 2005.

5. Конфисахор А. Г. Психология власти. СПб.: Питер, 2004.

6. Полежаева Е. А. Самомониторинг в системе функционирования личности: мотивационные и

Рефлексивные аспекты: Материалы Всероссийской конференции «Психология индивидуальности». М., 2006. С. 436—438.

7. Полежаева Е. А. Шкала самомониторинга и ее применение в отечественных исследованиях //

Психол. диагностика. 2006. № 1. С. 3—32.

8. Altemeyer В. Enemies of freedom: Understanding right-wing authoritarianism. San Francisco:

Jossey-Bass Inc., 1988.

9. Awamleh R., Gardner W. L. Perceptions of leader charisma and effectiveness: The effects of vision

Content, delivery, and organizational performance // The Leadership Quarterly. 1999. V. 10. P. 345—373.

10. Bedeian A. G., Day D. V. Can chameleons lead? // The Leadership Quarterly. 2004. V. 15. P. 687—

718.

11. Briggs S., Cheek J. On the nature of self-monitoring: Problems with assessment, problems with validity // J. Pers. and Soc. Psychol. 1988. V. 54. P. 663—678.

12. Ellis R. J. Self-monitoring and leadership emergence in groups // Pers. and Soc. Psychol. Bull. 1988. V. 1. P. 681—693.

13. Gangestad S., Snyder M. Self-monitoring: Appraisal and reappraisal // Psychol. Bull. 2000. V. 126.

N 4. Р. 530—555.

14. Snyder M. Self-monitoring of expressive behavior // J. Pers. and Soc. Psychol. 1974. V. 30. Р.
526— 537.

15. Snyder M. Self-monitoring processes // Berkowitz L. (ed.). Advances in experimental social psychology. N. Y.: Academic Press, 1979. V. 12. P. 85—128.

16. Snyder M., Gangestad S. Choosing social situations: Two investigations of self-monitoring processes // J. Pers. and Soc. Psychol. 1982. V. 43. P. 123—135.

17. Sosi k J., Dinger S. Relationships between leadership style and vision content: The moderating role

Of need for social approval, self-monitoring, and need for social power // The Leadership Quarterly. 2007. V. 18. P. 134—153.

18. Turnl ey W., Bolino M. Achieving desired images while avoiding undesired images: Exploring the

Role of self-monitoring in impression management // J. Appl. Psychol. 2001. V. 86(2). Р.

351—360. 19.Wil son D., Near D., Miller R. Machiavellianism: A synthesis of the evolutionary and psychological

Literatures // Psychol. Bull. 1996. V. 119(2). P. 285—299. 20. Zacarro S., Foti R., Kenny D. Self-monitoring and trait-based variance in leadership: An

Investigation of leader flexibility across multiple group situations // J. Appl. Psychol. 1991. V. 76.

N 2. P. 308—315.

Поступила в редакцию 30.I 2008 г.

29.09.2012


90 11

1 Пункты с обратным ключом.

29.09.2012


92

1


92