СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МИГРАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ИНГЕРМАНЛАДСКИХ ФИННОВ)

С. Д. ГУРИЕВА, Т. А. КИНУНЕН

Рассматриваются социально-психологические особенности личности мигрантов, находящихся на различных этапах миграции: потенциальные эмигранты, непосредственно эмигранты, реэмигранты. Сравнительный анализ ценностей и доминирующих этнотенденций у мигрантов, находящихся на различных этапах миграции, показал, что существуют значимые различия в структуре ценностных предпочтений, доминирующих этнотенденций, социокультурной дистанции. Анализ полученных данных позволяет прогнозировать успешность адаптации эмигрантов к новым условиям социокультурной среды.

Ключевые слова: миграция, потенциальные эмигранты, реэмигранты, предпочитаемые ценности, отвергаемые ценности, социально-психологическая адаптация, этнотенденция, социокультурная дистанция.

ПРОБЛЕМА МИГРАЦИИ В СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Произошедшие в последние годы социальные, экономические и политические изменения привели к росту миграционной активности миллионов людей. Появление вынужденных и добровольных мигрантов определило развитие целого направления социальной психологии — психологии миграции. Круг научных работ, связанных с изучением миграционных, адаптационных процессов, непрерывно растет. Только за последние десять лет появился ряд исследований, посвященных изучению влияния социокультурной среды на процессы адаптации [3], [5], [8], [14].

В социально-психологической литературе рассматриваются различные модели адаптации и аккультурации в условиях новой социокультурной среды ([16], [20]), а также изучаются социально-психологические особенности эмигрантов. Среди них такие, как этническая идентичность, характеристики психологической адаптации, психологическое благополучие, психическое здоровье [17], [18].

В российской литературе рассматриваются такие проблемы, как наличие у эмигрантов опыта взаимодействия с представителями культуры ([14], [15]), степень сходства культур [6], социально-демографические характеристики эмигрантов [5], уровень знания языка [4], личностные особенности эмигрантов [2], особенности этнической идентичности ([9], [10], [12]) и многие другие.

Однако в указанных исследованиях основное внимание уделялось социально-психологическим проблемам адаптации эмигрантов; вопрос о психологической помощи потенциальным эмигрантам, социально-психологической коррекции личности эмигранта до возникновения адаптационных проблем в стране эмиграции практически не затрагивался. Не попали в круг научных интересов и социально-психологические особенности реэмигрантов — людей, имеющих опыт эмиграции, но по определенным причинам вернувшихся на родину.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Проведенное нами исследование было направлено на изучение социально-05.10.2012


97

Психологических особенностей мигрантов, находящихся на различных этапах миграции. В рамках данного исследования миграция рассматривалась как единый процесс, включающий несколько этапов: Принятие решения об эмиграции, ожидание эмиграции,

98

Эмиграция, реэмиграция. Графически это можно представить в виде своеобразного «миграционного круга». В рамках лонгитюдного исследования можно проследить, каким образом результаты прохождения предыдущих этапов миграции влияют на прохождение последующего, а в конечном итоге — на успешность адаптации к новой социокультурной среде.

Объектом Исследования явились 103 мигранта. Все опрошенные респонденты во втором или в третьем поколении имеют предков финнов и входят в состав национально-культурной группы «ингерманландские финны».

Группа 1 — Потенциальные эмигранты с открытой датой выезда, находящиеся на этапе принятия решения об эмиграции: 30 человек (14 мужчин и 16 женщин) в возрасте от 16 до 67 лет — слушатели трехлетних курсов финского языка при Обществе ингерманландских финнов «Inker-inliitto». В данной группе срок отъезда варьируется 2010–2012 гг. и/или точно не определен (документы еще не поданы в консульство Финляндии).

Группа 2 — Потенциальные эмигранты с фиксированной датой выезда, находящиеся на этапе ожидания эмиграции: 30 человек (14 мужчин и 16 женщин) в возрасте от 16 до 67 лет — слушатели консульских курсов финского языка. Данные курсы проходят люди, срок отъезда которых составляет несколько месяцев.

Группа 3 — Эмигранты: 25 человек (11 мужчин и 14 женщин) в возрасте от 16 до 64 лет — жители г. Лахти, стаж эмиграции которых составляет от 1 года до 10 лет.

Группа 4 — Реэмигранты: 18 человек (3 мужчины и 15 женщин) в возрасте от 16 до 50 лет, реэмигрировавшие из Финляндии в Россию. К данной группе принадлежат люди с нерешенными проблемами в личной и профессиональной жизни:

• женщины, вынужденные вернуться в Россию после развода (33 %);

• молодые люди, эмигрировавшие в Финляндию вместе со своими матерями, вышедшими замуж за финнов, а затем вернувшиеся после развода матери (33 %);

• молодые люди, эмигрировавшие в Финляндию вместе со своими матерями, вышедшими замуж за финнов, а затем вернувшиеся в Россию, несмотря на то, что матери остались в Финляндии (17 %);

• молодые люди, уезжавшие на учебу в Финляндию, изначально планировавшие остаться там навсегда, а затем вернувшиеся в Россию (17 %).

В исследовании были использованы следующие методики: «Изучение ценностей» (Ш. Шварц) [19], шкала социальной дистанции (Э. Богардус) ([7], [8]), методика «Ассоциации» (С. Г. Тер-Минасова) [13], проективная методика «Создай планету» (идея Т. Г. Стефаненко [11], вариант С. Д. Гуриевой, обработка Т. А. Кинунен). Данный вариант методики направлен на изучение Этнотенденции, проявляющейся в этноцентризме, этнорелятивизме, этнодоминантности или этноконформизме.

Под Этнотенденцией Понимается глобальное изменение отношения общества к представителям различных культурных, национальных и этнических групп [1; 81]. Методика была адаптирована в 2005 г. Она обладает содержательной и эмпирической (0,60) валидностью. Дважды (с интервалом в один месяц) респондентам (259 человек в возрасте от 20 до 45 лет) предлагалось ответить на вопросы методики. Коэффициент

05.10.2012


97

3


Ретестовой надежности методики составил 0,75 (p≤0,01).

Респондентам предлагалось нарисовать планету в виде круга. Давалась следующая инструкция: «Перед Вами планета. “Расселите” (нарисуйте) на ней восемь национальностей, включая собственную. Подпишите национальности».

Полученные результаты говорят о следующем.

A. Если в центре изображения планеты располагаются представители
национальности респондента, это свидетельствует об Этноцентризме (стратегия
восприятия норм, ценностей собственной группы как образца, эталона, относительно
которых оцениваются другие культуры).

Б. Если все национальности распределены равномерно, планета поделена на

99

Равные сектора, это свидетельствует об Этнорелятивизме (осознание того, что все культуры равны, но все разные).

B. Если в верхней части планеты располагается национальность, к которой
респондент относит себя, а остальные национальности располагаются ниже, это
свидетельствует о тенденции Этнодоминантности (тенденция к подчинению,
подавлению представителей других культур).

Г. Если национальность респондента расположена в нижней части планеты, это свидетельствует о тенденции Этноконформизма (готовность подчиниться большинству, принять нормы другой культуры).

Интерпретация результатов представлена на рис. 1.

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МИГРАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ИНГЕРМАНЛАДСКИХ ФИННОВ)

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

1. Анализ иерархии ценностей. Методика «Изучение ценностей» Ш. Шварца позволила выявить значимые различия в структуре ценностей у различных групп респондентов. Анализ иерархии ценностей показал, что существуют наиболее предпочитаемые и отвергаемые ценности, общие для всех групп респондентов. Так, например, в список наиболее предпочитаемых вошли следующие: Защита семьи, здоровье, мир на Земле, социальный порядок, национальная безопасность, внутренняя гармония.

Анализ иерархии ценностей позволяет выделить отвергаемые ценности, общие для всех опрошенных групп: Власть, авторитетность, благочестие, довольство своим местом в жизни, творчество, скромность.

Анализ различий в структуре ценностей (по t-критерию Стьюдента) для независимых выборок показал, что в целом структуры ценностей у респондентов групп 1, 2, 3 значимо

05.10.2012


97

Различаются по трем параметрам — Интеллект, свобода и верность.

Так, например, для потенциальных эмигрантов с фиксированной датой выезда (группа 2), по сравнению с потенциальными эмигрантами с открытой датой выезда (группа 1), более значима ценность Верность (p<0,05), менее значима ценность Интеллект (p<0,05), а для эмигрантов (группа 3), по сравнению с респондентами из группы с фиксированной датой, более значимы ценности Свобода (p<0,05) и Интеллект (p<0,001).

Для реэмигрантов более предпочитаемыми являются такие ценности, как Духовная жизнь, верность, честность, защита окружающей среды (значимость на уровне p<0,01); а также такие ценности, как Смысл жизни, настоящая дружба, умение прощать, единство с природой, независимость (значимость p<0,05).

Здесь мы находим еще одно доказательство и/или подтверждение известного факта, что людям, находящимся в эмиграции, часто не хватает теплых, доверительных, дружеских отношений с окружающими. Таким образом, для группы реэмигрантов значимыми являются ценности, связанные с взаимоотношениями с людьми и отражающие те потребности, которые подверглись депривации за время пребывания в стране с другой культурой. Как в эмиграции, так и при возвращении

100

На Родину появляется экзистенциальная фрустрация, связанная с поиском и/или продолжением поиска смысла жизни. Ради кого, во имя чего мы совершаем те или иные действия?

По возвращении на родину реэмигранты вынуждены доказывать окружающим и прежде всего самим себе, что неудача в эмиграции — это случайность, временное явление. Происходит осознание того, что многого можно достигнуть и на родине, но жизнь вносит свои коррективы, ставит реэмигрантов перед необходимостью пройти до конца свой путь в стремлении начать жизнь заново: искать соответствующую работу, приличное жилье, устраивать личную жизнь, налаживать социальные связи, которые были потеряны за время эмиграции. Этим и объясняется, на наш взгляд, значимость для реэмигранта ценностей, отражающих Направленность на достижения.

Происходит трансформация структуры ценностей реэмигрантов, которая проявляется в измененном, новом Отношении к природе, окружающей среде. В период проживания в Финляндии эмигранты сталкивались с необходимостью бережного отношения к окружающей среде, природе. Такое отношение в той или иной степени становится нормой жизни, которая не только закреплена финским законодательством, но является неотъемлемым элементом финской культуры. В то же время у реэмигрантов, некоторое время проживавших в Финляндии, общавшихся с финнами, для которых ценность Защита окружающей среды Крайне важна, по возвращении в Россию происходит трансформация этих ценностей. В русской культуре нет свойственного финской культуре бережного отношения к природе.

2. Образ типичного финна в представлении мигрантов. Опрошенные респонденты во всех группах выделили в образе типичного финна такие ценности, как Здоровье, национальная безопасность, защита семьи, уважение традиций, чистоплотность, защита окружающей среды.

Отвергаемыми для типичного финна, по мнению всех групп респондентов, являются такие ценности, как Творчество, разнообразие жизни, чувство принадлежности, влияние, отвага, власть.

05.10.2012


97

Перечисленные наиболее предпочитаемые и отвергаемые ценности финнов непосредственно связаны со стереотипным в русской культуре представлением о качествах типичного финна. Сформировавшееся до эмиграции, закрепленное во время эмиграции стереотипное представление о типичных качествах финнов сохраняется и у реэмигрантов. При вопросе: «Каким вы представляете себе типичного финна?» в полученных ответах обязательно будут присутствовать такие характеристики, как консерватизм, аккуратность, чистоплотность, внимание, замкнутость, бережное отношение к природе и т. д.

Однако существуют значимые различия в Структуре ценностей финнов В представлении мигрантов, находящихся на разных этапах «миграционного круга». Выявить эти различия позволяет использование t-критерия Стьюдента для независимых выборок. Так, например, при сопоставлении Финских ценностей В представлениях респондентов — потенциальных эмигрантов, находящихся на разных этапах подготовки к эмиграции (группы 1 и 2), были получены значимые различия по шести параметрам: Интересная жизнь, уважение традиций, широта взглядов (p<0,01), Творчество, разнообразие жизни, честолюбие (p<0,05).

У респондентов, стоящих на пороге эмиграции (группа 2), формируется собственное представление о типичном образе финна. В их преставлении финны в чем-то немного похожи на русских: творческие, честолюбивые, склонные к приключениям, авантюрам и новым впечатлениям, и, конечно, финны — толерантные люди, которые терпимо относятся к другим (в том числе и к эмигрантам). Такой отличный от стереотипного представления образ типичного финна у людей, стоящих на пороге эмиграции, идущий в разрез с существующими стереотипами,

101

На наш взгляд, можно объяснить действием психологического механизма защиты в ответ на ситуацию неопределенности, страха, неуверенности, ожидания неизвестного. У эмигрантов формируется и сохраняется надежда на то, что в стране, куда они собираются переехать, их будут рады принять гостеприимные, радушные и открытые хозяева.

Рассмотрим ценности финнов в представлениях респондентов — потенциальных эмигрантов с фиксированной датой выезда (группа 2) и эмигрантов (группа 3). По указанным группам было выявлено наибольшее количество значимых различий (по 14 параметрам): Умелость (p<0,001), Творчество, достижение успеха (p<0,01), Интересная и Разнообразная жизнь, мудрость, честолюбие, уважение старших, благочестие, чистоплотность И др. (p<0,05).

Заметим, что, по мнению респондентов — эмигрантов, проживающих в стране с другой культурой, для финнов не значимы такие ценности, как Интересная жизнь, творчество, разнообразие жизни. Оказывается, что в реальной жизни финны не похожи на русских. У эмигрантов постепенно происходит восстановление искаженного представления о типичных представителях финской культуры. В представлении о типичном финне появляются такие характеристики, как консерватизм, замкнутость, склонность к достижению своих целей за счет других (не исключено, что эмигрантов), стремление к безопасности. Подавляющее большинство опрошенных эмигрантов (78 %) отмечали языковые трудности (недостаточное знание финского языка), которые осложнялись коммуникативными проблемами (незнание того, как себя следует вести в той или иной ситуации).

3. Образ страны эмиграции. На различных этапах миграции меняется не только образ

05.10.2012


97

6


Типичного финна, но и образ страны эмиграции — Финляндии. В результате применения методики «Ассоциации» были получены характеристики Финляндии, которые с помощью контент-анализа удалось сгруппировать. Наиболее интересным представляется анализ соотношения положительных и отрицательных характеристик Финляндии в различных группах респондентов (рис. 2).

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МИГРАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ИНГЕРМАНЛАДСКИХ ФИННОВ)

На этапе принятия решения об эмиграции (группа 1) положительные характеристики страны иммиграции преобладают над отрицательными. Подобное соотношение сохраняется и непосредственно перед эмиграцией (группа 2), при этом увеличивается почти в два раза количество положительных характеристик. В ситуации эмиграции (группа 3) происходит уменьшение различий между отрицательными и положительными характеристиками страны иммиграции с преобладанием положительных характеристик над отрицательными (2:1). У реэмигрантов (группа 4) отрицательные

102

Ассоциации со словом «Финляндия» преобладают над положительными (3:1).

Таким образом, при подготовке к эмиграции происходит приписывание положительных характеристик как типичному образу финна, так и стране иммиграции, «приукрашивание», психологическое приближение другой культуры. В ситуации же реэмиграции происходит обратный процесс: стране, в которой не удалось адаптироваться, приписываются отрицательные характеристики. По законам каузальной атрибуции, необходимо сформулировать объяснительные концепции причины возвращения обратно, на родину, и поверить в их существование. По мнению реэмигрантов, невозможно было адаптироваться к жизни в Финляндии, возникшие трудности и проблемы (предполагаемые и реальные) оказались непреодолимыми.

4. Социокультурная дистанция мигрантов. Языковые, коммуникативные, психологические трудности повлияли на формирование социокультурной дистанции эмигрантов. Предполагалось, что наибольшая социокультурная дистанция должна быть у потенциальных эмигрантов, а не у реальных эмигрантов. Именно у последних, а не у потенциальных эмигрантов, обладающих меньшим количеством информации, при непосредственном реальном взаимодействии с финнами, знакомстве с особенностями их культуры, на наш взгляд, должно было произойти сокращение психологической

05.10.2012


97 7

Дистанции с ними. Оказалось, что и в данной ситуации жизнь вносит свои коррективы. Результаты исследования показали, что социокультурная дистанция реально воспринимается значимо больше эмигрантами (среднеквадратичное отклонение 2,35), чем потенциальными эмигрантами (соответственно 1,03).

При углубленном знакомстве с финской культурой эмигранты, проживая в Финляндии, увидели те различия между собственной культурой и культурой страны иммиграции, которые потенциальные эмигранты не могли видеть. Таким образом, реальные, а не предполагаемые и ожидаемые ситуации взаимодействия с другой культурой увеличивают, а не сокращают социокультурную дистанцию.

5. Неосознаваемые этнотенденции мигрантов. Помимо анализа ценностей, у
эмигрантов, находящихся на различных этапах, с помощью проективной методики
«Создай планету» удалось проследить изменение в соотношении демонстрируемых
этнотенденций.

Было выявлено, что на различных этапах миграции происходит смена демонстрируемых неосознаваемых этнотенденций. На этапе принятия решения об эмиграции собственная культура воспринимается как доминирующая, а непосредственно перед эмиграцией часть респондентов демонстрируют готовность подчиниться культуре страны иммиграции. В ситуации эмиграции происходит переход от агрессивных этнотенденций в начале эмиграции к конструктивным после шести лет эмиграции (рис. 3).

Тот факт, что у 20 % потенциальных эмигрантов, находящихся на пороге эмиграции (группа 2), на этнической картине мира отсутствуют Финляндия и финны, вынуждает еще раз сформулировать вопрос о необходимости и целесообразности эмиграции для данной группы респондентов. Не исключено, что именно эти потенциальные эмигранты и будут впоследствии составлять группу с низким уровнем адаптации (неуспешная адаптация).

6. Факторы успешной адаптации. Прогноз успешности адаптации. Рассмотрим
факторы успешной адаптации, которые были выявлены в проведенном нами
исследовании. В социально-психологической литературе по проблемам адаптации
перечисляются объективные критерии успешности: уровень знания языка, наличие
работы, круга общения (друзья, родственники, знакомые и др.), уровень материального
достатка. Под успешностью адаптации понимается субъективная удовлетворенность
эмигранта основными сферами своей жизни в новой социокультурной среде. В
исследовании использовался субъективный критерий оценки успешности адаптации —

103

05.10.2012


97

8


СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ МИГРАЦИОННОГО ПОВЕДЕНИЯ (НА ПРИМЕРЕ ИНГЕРМАНЛАДСКИХ ФИННОВ)

Ассоциации мигрантов на слово «Финляндия». Так, например, для некоторых эмигрантов успешность адаптации никак не была связана с владением финским языком, возможностью работать по специальности и т. д. Знание языка и престижная работа не гарантируют ощущения счастья и удовлетворенности жизнью.

Анализ средних величин, факторный и дискриминантный анализ показали следующее.

A. Наиболее значимыми факторами субъективной успешности социально-
психологической адаптации эмигрантов являются Собственные ценности
самовозвышения и представления о важности для финнов ценностей, выражающих
интересы группы
.

Б. Было выделено три подгруппы эмигрантов с различным уровнем адаптации (успешная адаптация, неуспешная адаптация, средний уровень адаптации). Эмигранты, успешно адаптирующиеся К новой социокультурной среде (субъективно удовлетворены всеми сферами жизни), уважают и принимают ценности, нормы, традиции как финской культуры, так и собственной и при этом не ставят собственную культуру выше другой культуры. Эмигранты со средним уровнем адаптации Отвергают как собственную культуру, так и культуру страны иммиграции. Эмигранты с низким уровнем адаптации (субъективно неудовлетворенные жизнью в стране эмиграции) отвергают культуру страны иммиграции, при этом во всем ориентированы исключительно на культуру родной страны.

B. Результаты проведенного дискриминантного анализа позволяют с вероятностью,
равной 72 %, предположить, что из числа потенциальных эмигрантов 50 % скорее всего
успешно адаптируются к новой социокультурной среде; 7 % примерно с равной
вероятностью могут попасть в группы с успешной адаптацией или средним уровнем
успешности адаптации; 17 % попадут в группу со средним уровнем адаптации; 23 %
могут попасть как в группу со средним уровнем адаптации, так и с низким уровнем
(неуспешная адаптация); 3 %, вероятно, не смогут успешно адаптироваться.

ВЫВОДЫ

Проведенное исследование позволяет проследить трансформацию ценностей (отвергаемых и предпочитаемых), представлений о ценностях типичного финна и образа страны иммиграции у различных групп мигрантов, находящихся на различных этапах

05.10.2012


97

9


Миграции. Наиболее важными факторами успешной адаптации к новой социокультурной среде являются собственные ценности самовозвышения и представления о финских ценностях, отражающих интересы группы.

104

На основании результатов исследования можно сказать, что 50 % опрошенных потенциальных эмигрантов смогут успешно адаптироваться к новой социокультурной среде; 26 % потенциальных эмигрантов попадут в зону риска, и, скорее всего, именно у них возникнут сложности в процессе адаптации.

На пороге эмиграции появляется возможность прогнозировать с высокой точностью успешность адаптации к новым условиям социокультурной среды.

Проведенное исследование также показало, что мигранты, находящиеся на разных этапах «миграционного круга», значительно отличаются друг от друга. Так, например, у потенциальных эмигрантов происходит приближение образа финна к собственному и приукрашивание Финляндии. Выявленный социально-психологический феномен трансформации образа финна и Финляндии оказывает значительное негативное влияние на процесс адаптации.

1. Гуриева С. Д. Case-study как метод изучения межнациональных отношений // Материалы

Первой междунар. научно-практ. конф. «Психология образования: проблемы и перспективы» (Москва, 16–18 декабря 2004 г.). М.: Смысл, 2004. С. 81–82.

2. Зборовский Г. Е., Широкова Е. А. Ностальгия российских эмигрантов: пробный опрос в

Финляндии // СОЦИС. 2003. № 8. С. 75–79.

3. Лебедева Н. М. Введение в этническую и кросскультурную психологию: Учеб. пособие. М.:

Ключ-С, 1999.

4. Маховская О. И., Бургос М. Пути социализации детей российских эмигрантов во Франции

Сквозь призму «историй жизни» // Психол. журн. 2001. Т. 22. № 4. С. 60–69.

5. Михалюк О. С. Особенности смысложизненных ориентаций у различных групп мигрантов //

Психологические проблемы самореализации личности. Вып. 7 / Под ред. Л. А. Коростылевой. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2003. С. 188–201.

6. Мулдашева А. Б. Роль этнопсихологической двойственности в межнациональных отношениях:

Автореф. канд. дис. М., 1991.

7. Платонов Ю. П. Этническая психология. СПб.: Речь, 2001.

8. Почебут Л. Г. Психология социальных общностей: толпа, социум, этнос. СПб.: Изд-во

СПбГУ, 2002.

9. Психологическая помощь мигрантам: травма, смена культуры, кризис идентичности / Под

Ред. Г. У. Солдатовой. М.: Смысл, 2002.

10. Солдатова Г. У., Шайгерова Л. А. Социокультурная адаптация и психологическое здоровье

Вынужденных мигрантов // Психологическая помощь мигрантам в России: исследования и практика / Под ред. Г. У. Солдатовой и др. М.: Изд-во МГУ, 2003. С. 14–53.

11. Стефаненко Т. Г. Этнопсихология: Учебник для вузов. М.: Аспект Пресс, 2003.

12. Татарко А. Н. Взаимосвязь этнической идентичности и психологических стратегий
межкультурного взаимодействия: Автореф. канд. дис. М., 2004.

13. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация. М.: Слово/Slovo, 2000.

14. Фрейкман-Хрусталева Н. С., Новиков А. П. Эмиграция и эмигранты. История и психология.

СПб., 1995.

15. Хармз В. Психологическая адаптация эмигрантов (на материале исследования иракских эмигрантов в Швеции). СПб.: Речь, 2002.

16. Cross-cultural psychology: Research and applications / Berry J. W. et al. (eds). Cambridge: Cambr.

Univ. Press, 2003.


97

10


17. Jasinskaja-Lahti I., Liebkind K. Acculturation and psychological well-being among immigrant adolescents in Finland: A comparative study of adolescents from different cultural backgrounds // J. Adolescent Research. 2000. V. 15. N 4. P. 446–469.

18. Jasinskaja-Lahti I., Liebkind K. Perceived discrimination and psychological adjustment among Russian-speaking immigrant adolescents in Fin-land // Inter. J. Psychol. 2001. N 36(3). P. 174–185.

19. Schwartz S. H., Prince-Gibson E. Value priorities and gender // Soc. Psychol. Quart. 1998. V. 61. N

1. P. 49–67.

20. Soo-Kyung L., Sobal J., Frongillo E. Comparison of models of acculturation. The case of Korean

Americans // J. Cross-Cultural Psychol. 2003. V. 34. N 3. P. 282–296.

Поступила в редакцию 25.X 2005 г.

05.10.2012


XIII ЕВРОПЕЙСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ЛИЧНОСТИ

185 НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ