СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПРОЦЕССОВ ПРИНЯТИЯ ГРУППОВЫХ РЕШЕНИЙ

А. В. КАРПОВ

Представлен теоретический анализ современного состояния и основных проблем психологии групповых решений. Разработана и обоснована комплексная стратегия психологического исследования процессов принятия групповых решений. Ее реализация позволила получить данные, вскрывающие систему новых закономерностей структурной, функциональной и генетической организации этих процессов. Показано, что процессы принятия групповых решений организованы на основе структурно-уровневого принципа и образуют иерархию, состоящую из пяти основных уровней. Установлены и охарактеризованы основные закономерности функциональной организации процессов групповых решений, а также доказана их принадлежность к особому, качественно специфическому классу процессов группового функционирования — к интегральным групповым процессам. Выявлены генетические закономерности и основные стадии формирования и развития процессов групповых решений, а также показано влияние их генезиса на групповую динамику в целом.

Ключевые слова: процесс принятия решения, принятие групповых решений, группа, групповая динамика, структурно-уровневая организация.

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ГРУППОВЫХ РЕШЕНИЙ

Наиболее характерной особенностью современного состояния проблемы групповых решений является отсутствие целостной и завершенной общепсихологической концепции. Психология групповых решений образована сегодня множеством частных, Локальных Теоретических схем, а также огромным количеством эмпирических исследований. Однако их концептуальный синтез блокируется не только и не столько трудно обозримым объемом и разнородностью имеющихся материалов, сколько тем, что наиболее сложные и принципиальные — собственно теоретические вопросы психологии групповых решений — до сих пор остаются нерешенными. До настоящего времени психология групповых решений изучает, хотя и очень важные, но все же частные вопросы, оставляя в стороне наиболее значимые и общие, но одновременно и наиболее сложные проблемы. Это, в первую очередь, проблемы психологического Статуса Групповых решений и специфичности их процессуального Содержания, их Структурной Организации и Функциональных Закономерностей, их Генезиса, а также их деятельностных и поведенческих детерминант.

Кроме того, анализ данной проблемы свидетельствует и о том, что она в настоящее время фактически не сформулирована как Общепсихологическая Проблема, а разрабатывается в основном

127

Лишь как раздел социальной психологии (и частично — психологии управления), т. е. с позиций априорно зауженных концептуальных оснований. Современное состояние

05.10.2012


126

Проблемы определяют следующие особенности и традиции.

Во-первых, это большое Разнообразие и широта Спектра исследований в данной области и, как следствие, — огромный объем эмпирических материалов, в которых раскрыты многие важные и интересные закономерности, феномены и свойства процессов групповых решений. Однако подавляющему большинству исследований присущ отчетливый Аспектный Характер — направленность на изучение различных локальных явлений и закономерностей. В целом данная проблема исследуется, скорее, «вширь» (т. е. Экстенсивно), нежели «вглубь».

Во-вторых, это наличие множества частных концепций групповых решений, исходно ограниченных каким-либо аспектом этой общей проблемы, — теорий «среднего радиуса действия». Это, прежде всего, концепция «социального выбора» К. Эрроу [10], теория «ограниченной рациональности» Г. Саймона [17], «конфликтно-компромиссная» теория Б. Левинджера и Д. Шнайдера [14], «организационно-стилевая» теория В. Врума и Р. Йетона [18], «социотехническая концепция групповых решений» Дж. Мейстера [8], «эвристическая модель совместных административных решений У. Кора [12], группа концепций, развитых в русле «школы принятия решения» (Р. МакГриммон, Р. Тэйлор, М. Ричардс, П. Гринлоу, Ф. Шуль, Л. Камминг, Н. Куин) идр. [6], [11][13], [15], [16].

В-третьих, это объединение существующих частных концепций групповых решений в
несколько основных Направлений — организационно-деятельностное,

Феноменологическое, процессуальное, типологически-стилевое, ситуационное, нормативно-оптимизационное, дескриптивно-психологическое (это последнее занимает отнюдь не лидирующее место). Следует подчеркнуть, что уровень развития этих — относительно более обобщенных в теоретическом плане — направлений значительно уступает развитию частных (локальных) концепций.

В результате (и это — в-четвертых) проявляются такие Обобщенные характеристики Проблемы групповых решений, как отчетливый Эмпиризм, отставание теоретического Осмысления Результатов от их накопления, подчеркнутый и даже намеренно культивируемый Прагматизм Исследований, часто встречающаяся Эклектичность В обобщении полученных результатов, доминирование нормативных процедур исследования над дескриптивно-содержательными. Все это в итоге обусловливает «мозаичность» теоретических представлений, недостаточную систематизированность эмпирического базиса проблемы групповых решений. Указанные черты (эмпиризм, прагматизм, эклектизм) нельзя, однако, трактовать лишь с оценочных позиций — в качестве «ярлыков». Они должны быть поняты как особенности естественного и объективного плана, свидетельствующие о переходном, развивающемся состоянии данной проблемы.

В-пятых, для исследований групповых решений характерен и своего рода «предметоцентризм», когда последние рассматриваются в основном «сами по себе» — в их качественной определенности, а не как реальный компонент более широкой целостности, метасистемы (группового функционирования, совместной деятельности). Этим вызвана несоединимость представлений о групповых решениях с психологической теорией деятельности. Ее мощный эвристический потенциал остается поэтому недостаточно востребованным психологией групповых решений. Тем самым обнаруживается и главная, на наш взгляд, особенность современного состояния данной проблемы — Аналитический, т. е. преимущественно внедеятельностный подход к ее разработке.

128

05.10.2012


126

3


Наконец, в-шестых, фактически даже не сформулирован и один из наиболее общих вопросов — вопрос о Психологическом статусе Процессов принятия групповых решений, о содержании и границах данного понятия. Оно используется сейчас как Собирательный Термин для обозначения многообразных форм группового поведения в ситуациях выбора, а не как термин, обозначающий унитарный и качественно специфический процесс, имеющий, по всей вероятности, свои обобщенные, инвариантные закономерности. Нерешенность вопроса о статусе процессов принятия групповых решений (ПГР) не позволяет определить их место в существующей понятийной системе психологии.

Все отмеченные выше особенности отчетливо свидетельствуют о том, что господствующей в настоящее время является «предметоцентрическая парадигма» Разработки проблемы групповых решений. Она, будучи оправданной и, более того, — необходимой на определенных стадиях развития данной проблемы, должна быть, однако, дополнена, а затем и заменена иным способом исследования. Последний требует синтеза полученных на аналитическом этапе результатов и попытки разработки Обобщающих Концептуальных представлений. Но главное — он требует преобразования исходной парадигмы изучения — «предметоцентрической» на «системоцентрическую», что в теоретическом отношении равнозначно замене аналитического подхода к ее изучению системным; переходу от дотеоретического этапа ее развития к собственно теоретическому. Это предполагает исследование предмета (процессов ПГР) в контексте той реальной целостности (метасистемы), в которую он объективно включен и в которой содержатся онтологические основания его существования. Лишь в ней представлен весь комплекс его истинных характеристик, которые раскрывают уже не только его качественную определенность, но и качественную специфичность, что составляет основу для его существенно более полного и адекватного познания. Такой способ требует реального, а не декларативного исследования процессов ПГР в той метасистеме, В И Для Которой они формируются и функционируют. В ней процессы ПГР раскрываются в их основной Регулятивной функции, в их естественном, многомерном виде — в качестве процессов, объективно необходимых для организации и регуляции деятельности и поведения, т. е. наиболее полно и методологически корректно.

Сформулированные выше выводы вскрывают необходимость достаточно существенного переосмысления и других — базовых положений психологии групповых решений. Так, на наш взгляд, сегодня необходима достаточно радикальная трансформация методологических основ современной психологии групповых решений — переход от доминирующей сейчас Коммуникативно-аналитической Парадигмы к новой — Регулятивно-синтетической Познавательной установке. Вся история психологии групп характеризуется явным доминированием исследований, хотя и важнейшего, но все же лишь Одного Из классов процессов группового функционирования — коммуникативного. Сегодня, однако, как никогда ранее, все более актуальными становятся исследования принципиально иных — более комплексных и синтетических процессов группового функционирования, направленных на его организацию и регуляцию в целом; их мы обозначаем понятием Интегральных процессов [2], [3], [5].

Далее, столь же принципиальным изменениям должны быть подвергнуты, по нашему мнению, и традиционно сложившиеся представления о Предмете Психологии групповых решений. В качестве такового сегодня рассматриваются, в основном, Паритетные Групповые решения, моделируемые, как правило, в определенных—

129

05.10.2012


126

4


Лабораторных — условиях (с целью обеспечения необходимой строгости экспериментального контроля за процедурой исследования). Другой, значительно более важный класс групповых решений — Иерархические — изучен несопоставимо слабее, так как для этого необходимы исследования в Реальных Условиях профессиональной деятельности, прежде всего управленческой и организационной. Другими словами, Экспериментально-паритетная Экспликация предмета должна быть дополнена Естественно-иерархической, обладающей всеми атрибутами экологической валидности как необходимого условия развития конструктивной теории.

Преодоление «предметоцентризма» с помощью «первого шага» системного исследования (изучения ПГР как компонента определенной метасистемы) логически ведет к необходимости сделать и следующие, также предписываемые принципом системности, шаги. Действительно, после того как предмет раскрыт в его качественной определенности («сам по себе» — на аналитическом этапе его познания) и охарактеризован в плане его качественной специфичности (как компонент метасистемы), он должен быть изучен в плане Основных категорий Его собственных Закономерностей

— структурных, функциональных, генетических, а также в плане его обобщенных свойств

— системных качеств. Раскрытие предмета во всех этих аспектах, а также последующий синтез полученных результатов являются достаточными основаниями для его обобщенного — собственно концептуального описания и объяснения. В этом случае логика и структура теории изоморфны логике и структуре ее предмета, чем обеспечивается релевантность теории ее предмету.

Данное заключение представляется важным в плане, прежде всего, разработки концептуальных основ психологии групповых решений. Дело в том, что объективно главным (и достаточным) условием перехода психологии групповых решений на собственно теоретический уровень развития является представленность в ней Общего гносеологического инварианта Основных планов исследования, который выступает императивом любой собственно концептуальной, теоретической системы. Этот инвариант, отражающий базовую структуру научных теорий, изоморфен основным аспектам системного исследования и требует раскрытия предмета теории в Онтологическом, Структурном, Ф ункциональном И Генетическом Аспектах [7], [9]. Он и составил основу для реализованной нами в [3][5] Общей стратегии Разработки собственно теоретических представлений о процессах ПГР. В данной статье описаны и

Обобщены результаты исследования процессов ПГР в трех важнейших, базовых аспектах

1

— онтологическом, структурном и функциональном.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС ПРОЦЕССОВ ПГР

Первый базовый аспект — Онтологический, — как отмечалось выше, требует определения той метасистемы, в которую включен предмет исследования и в которой он представлен не как познавательный конструкт, а как объективная реальность. Иначе говоря, он предполагает смену «предметоцентрического» уровня изучения «системоцентрическим». Вопреки этимологии словосочетания «групповые решения» Группа как таковая не является метасистемой. Дело в том, что, будучи исходно и атрибутивно Регулятивными Процессами и реализуя свою онтологически Главную функцию — регулятивную, процессы принятия решения любого вида объективно могут проявлять себя (вообще — существовать) лишь в условиях функционирования той или иной системы. Они

05.10.2012


126

5


130

Никогда не являются самоцелью для нее. Напротив, они всегда выполняются «для чего-то еще» — для организации поведения, деятельности, функционирования системы в целом.

В силу этого онтологической метасистемой групповых решений является именно

2 Групповое функционирование , а не группа как таковая.

Дело в том, что процессы ПГР могут реализовывать свою (повторяем, главную) регулятивную функцию по организации поведения и деятельности группы не автономно, а лишь в системе иных — также специфически регулятивных — функций и процессов. Групповое функционирование объективно предполагает групповое Целеобразование, коллективную Антиципацию, процессы Групповых решений, совместное Планирование И Программирование, внутригрупповой Контроль, межличностную Коррекцию И др. — все, что образует класс Интегральных процессов Группового функционирования. Они выступают важными и объективно необходимыми формами синтезирования всех иных — более Локальных Групповых Процессов Для обеспечения собственно регулятивных функций. Интегральные процессы, как показали проведенные нами исследования, Принципиально несводимы Ни к одному из известных в настоящее время процессов группового функционирования, ни к их аддитивной совокупности, ни даже к какому-либо их классу (например, к классам инструментальных или экспрессивных процессов) [2], [3]. Все они атрибутивно Гетерогенны По составу, Системны По механизмам, Регулятивны По направленности и Метапроцессуальны По статусу.

Вместе с тем в этой несводимости, в существовании у процессов ПГР специфического — нового процессуального содержания нет, разумеется, ничего необычного. Дело в том, что, согласно системной методологии, любой компонент (в нашем случае — любой локальный групповой процесс) обладает своей собственной качественной Определенностью [7], [9]. Однако при его включении в некоторую более общую целостность, систему (в нашем случае — в процесс ПГР) он, наряду с сохранением этой определенности, приобретает и качественную Специфичность. Последняя обусловлена особенностями той системы, в которую он включается и компонентом которой он начинает выступать. Иными словами, при этом имеет место широко известное явление «удвоения качеств». Например, один из наиболее общих и широко изученных групповых процессов — процесс Убеждения, включаясь в процессы ПГР и выступая при этом одним из основных средств их реализации, «не перестает быть собой» и вместе с тем в ходе группового выбора обретает уж е не абстрактную, а вполне конкретную форму — форму механизма «рационализации аргументов» [13].

Другими словами, на уровне целого (системы) имеет место некоторая «прибавка» качественных характеристик. Механизмом ее формирования выступают синергетические — организационные, т. е. специфически системные эффекты и прежде всего Эффекты супераддитивности.

Таким образом, все основные процессы группового функционирования выступают «реализаторами» процессов ПГР. Они являются той «онтологической функциональной базой», на основе которой развертывается групповой выбор. Включаясь в процессы ПГР, они не утрачивают своей качественной определенности, но приобретают дополнительные особенности — свою качественную специфичность. Совокупность этих трансформаций проявляется в значимых изменениях основных феноменов, эффектов, явлений группового функционирования. Данная совокупность представляет

05.10.2012


126

131

Собой, однако, не их «механическое соединение» в каждой конкретной форме ПГР, а их закономерное сочетание друг с другом, образуя своего рода симптомокомплекс.

Итак, в структуре интегральных процессов в целом и процесса ПГР в частности достигается определенная организация иных — более локальных процессов функционирования группы. К числу последних относятся, как известно, многочисленные и подробно изученные процессы как инструментального плана (кооперация, совместная активность, деятельностная и ролевая дифференциация, согласование функций, фасилитация), так и экспрессивного (подражание, подавление, симпатия, антипатия, эмпатия, социальная перцепция и др.). Интегральные процессы задают Организационный Контекст для их структурирования, синтезируют их в соответствии со спецификой основных деятельностных задач. Внесение такой дополнительной организации приводит и к новым особенностям группового функционирования, которые не обнаруживаются у локальных процессов по отдельности. Возникают новые функциональные возможности реализации совместной деятельности. Отношения интегральных процессов совместной деятельности и традиционно описанных процессов группового функционирования раскрываются как соотношение целого и части, структуры и компонента, организации и ее составляющих.

Сказанное позволяет определить характер соотношений процессов ПГР со всеми иными традиционно выделяемыми процессами группового функционирования. Процессы ПГР выступают по отношению к последним как продукты их специфического синтезирования и, следовательно, — как интегрирующие их в себе. В этом плане процессы ПГР являются своего рода Организационными процессами, процессами «второго порядка», Метапроцессами. Их сущность состоит в придании закономерной координации всем иным процессам группового функционирования, в переводе их в координационный режим для обеспечения группового выбора.

Таким образом, лишь через свое метасистемное бытие процессы ПГР обнаруживают объективность и специфичность своего психологического Статуса — раскрываются как Интегральные Процессы регуляции группового функционирования, как процессы второго «порядка сложности» по отношению к традиционно выделяющимся классам групповых процессов и их видам, как групповые метапроцессы.

ЗАКОНОМЕРНОСТИ СТРУКТУРНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПГР

В специально проведенном нами цикле профессиографических и экспериментальных исследований ([2][5]) было обнаружено, что процессы ПГР организованы (в общем виде) на основе Структурно-уровневого принципа И образуют определенную Иерархию, включающую Пять Основных уровней. Они обозначены нами как квазигрупповой, агрегативно-групповой, локально-групповой, интегративно-групповой и метагрупповой уровни и дифференцируются на подуровни, формы, стратегии реализации и их виды. В основе дифференциации указанных уровней лежит четкий (но одновременно и достаточно общий) критерий — Качественные различия В структуре и объеме «субъектного базиса» решений, т. е. в характеристиках Группового субъекта Решений. При повышении уровня групповых решений возрастает степень структурированности и объема субъектного базиса решений, т. е. Организованность Группового, «коллективного» субъекта выбора.

Первый из установленных уровней — Квазигрупповой — является закономерной и,

05.10.2012


126

Более того, необходимой формой группового функционирования во всех тех случаях, когда группа либо оказывается

132

Не в состоянии Прийти к общему решению (явление «группового несогласия»), либо большинство ее членов считают это Нецелесообразным. На фоне сохранения Формального Членства в группе (а нередко даже и на фоне принятия «общего», но формального и ни к чему не обязывающего решения) Реальная Индивидуальная активность по выходу из создавшейся ситуации Автономизируется. Группа в этих ситуациях фактически перестает функционировать как целое, утрачивает статус коллективного субъекта выбора. При хроническом повторении таких решений возникает явление (и механизм) Редукции референтности, означающее, что индивиды в значительной мере перестают быть Реальными Носителями общегрупповых детерминантов (норм, ценностей, правил, установок, конвенций и пр.), а сохраняют лишь Формальную Включенность в нее.

Следующий из основных уровней ПГР — Агрегативно-групповой, — напротив, характеризуется наличием именно коллективного (группового) субъекта выбора, хотя и представленного в простейшем из возможных виде — «суммативном», агрегативном. Данный уровень объединяет все (очень многочисленные) разновидности и формы реализации Мажоритарной Стратегии («стратегии большинства/меньшинства»). Группа функционирует здесь — по определению — именно как целое; она стремится к выработке общего для нее решения, к сохранению своей самоидентичности. Иными словами, группа выступает здесь именно как субъект решения. Однако структура группового субъекта решения является здесь относительно простейшей, она представлена — особенно на ключевом этапе собственно выбора — в качестве Агрегативной (аддитивной) совокупности позиций членов группы «за» и «против». Такой способ ПГР в наибольшей степени соответствует «духу» именно групповых, «распределенных», МежЛичностных решений. Несмотря на свои очевидные несовершенства он максимально «демократичен», базируется на равенстве участия и учета мнений членов группы в выборе.

Главной отличительной особенностью Локально-группового Уровня организации процессов ПГР является то, что на нем закономерно и притом достаточно существенно меняется общий принцип структурирования группы (т. е. коллективного субъекта) в процессах решения, а следовательно, — и сама эта структура. Агрегативный (суммативный, а потому — простейший) принцип структурирования меняется на Интегративный: решения принимаются здесь не на основе соотношения числа «голосов за и против», а на базе иных — более совершенных механизмов и процедур. Основными особенностями уровня являются: 1) локальность: в выработке решения обычно участвует не вся группа, а ее определенная часть (подгруппа), включающая, как правило, наиболее компетентных и заинтересованных в ней членов; 2) специализация: в этих решениях ярко выражен механизм ролевой дифференциации участников решений, принятие и реализация ими тех или иных ролей («эрудит», «критик», «генератор», «цензор» и др.) в ходе принятия решения; 3) селективность: подгруппа, принимающая решения, дифференцируется в общем составе группы под воздействием детерминантов, определяющих «решение» (т. е. инструментальных, а не экспрессивных); 4) свободный, не регламентированный (процедурно и априорно) характер подготовки и принятия решения. В силу указанных особенностей окончательное решение принимается на основе, главным образом, интеграции содержательных аргументов и детерминантов.

На следующем уровне — Интегративно-групповом — субъектный базис решений

05.10.2012


126

Вновь претерпевает существенные трансформации. Дело в том, что в этих решениях активно участвует уже не какая-либо подструктура группы, а вся она. Тем самым объем субъектного базиса

133

Достигает максимума: он совпадает с объемом группы в целом. Такое совпадение имеет место и на агрегативном уровне; там, однако, решения принимаются на основе механизма аддитивной суперпозиции «голосов». Наоборот, в интегративно-групповых решениях выбор осуществляется на базе синтезирования — обсуждения, «взвешивания», рассмотрения вариантов, реализуясь, в основном, в виде широко известного явления Консенсуса. На данном уровне имеет место и своего рода синтез двух предыдущих уровней. Действительно, и в содержательном плане и в плане структурированности группового субъекта выбора данный уровень сходен с локально-групповым уровнем. Однако по формальным процедурам окончательное решение на интегративно-коллегиальном уровне может приниматься очень разными путями, в том числе — и по типу мажоритарной стратегии (которая, однако, принимает здесь очень своеобразную форму, поскольку ее реализация предусматривает «право вето», что, строго говоря, приводит к совершенно новой процедуре). В этом случае рассматриваемый уровень будет сближаться с агрегативно-групповым. Нами показано также, что данный уровень принципиально гетерогенен, поскольку включает в себя как минимум четыре качественно различных типа консенсуса: парциальный, «деструктивный», консенсус-компромисс и интегральный (синергетический)3.

Наконец, пятый — Метагрупповой Уровень имеет место в тех случаях, когда сложность объективной ситуации группового выбора Превышает Возможности группы по его реализации. Группе, как и индивиду, присущ определенный «предел рациональности» (Г. Саймон) [17] и вообще — предел всех иных возможностей по снятию неопределенности, по принятию решений. В этих нередких случаях группа, как и индивид, не прекращает действий по осуществлению выбора. Она просто меняет его стратегию, хотя и достаточно кардинальным образом. Естественной (и вообще — наиболее адекватной в этих случаях) «реакцией» является «обращение за помощью» вовне — к другим группам и/или лицам, что сопровождается закономерными изменениями структуры и содержания субъектного базиса решений: группа либо сознательно и преднамеренно выходит за пределы своей исходной субъектности, либо вообще из субъекта выбора превращается в его объект, если (в случае невозможности принятия решения группой) она делегирует это право другой группе или лицу.

Обнаружение структурно-уровневого принципа организации процессов ПГР впервые позволяет решить весьма актуальную теоретическую проблему — Проблему систематики И определения Латентной структуры Всех известных в настоящее время форм реализации группового выбора; понять и раскрыть истинную природу этих форм — как частных проявлений пяти основных уровней; установить Новые формы Групповых решений, не зафиксированные в трех традиционных стратегиях. Это, в частности, Квазигрупповые Решения, возникающие вследствие механизма редукции референтности большинства членов группы, и Метагрупповые Решения, имеющие место при несоответствии собственных возможностей группы и сложности объективной ситуации решения.

Охарактеризованные выше уровни феноменологически представлены в системе инвариантных стратегий группового выбора. Они же дают наиболее обобщенную

05.10.2012


126

Систематику форм, видов, классов процессов ПГР. Мера реального воплощения Общего Инварианта в каждом конкретном случае, как показали наши исследования ([2], [3]), определяется, главным образом, Уровнем развития Группы: чем он выше, тем полнее воплощена

134

В ее функционировании обнаруженная структура, тем богаче и разнообразнее «репертуар» стратегий группы, операционных средств выработки групповых решений. Более того, группа вообще становится таковой (т. е. именно интегрированной целостностью) во многом благодаря тому, что она во все большей степени начинает воплощать в своем функционировании эту структуру — инвариант макроуровней организации процессов ПГР. Через него, через интегративные механизмы, наиболее выраженные именно в процессах группового выбора, сама группа быстрее, чем где-либо, обретает свою структурированность, свою «субъектность».

ПРИНЦИПЫ ФУНКЦИОНАЛЬНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ПГР

Столь же общие закономерности организации процессов ПГР присущи им и в другом — также базовом для разработки собственно концептуальных представлений аспекте — Функциональном. Так, посредством использования структурных процедур факторных экспериментов, а также методов многомерного статистического анализа данных (дисперсионного и «матричного» анализа) было доказано [3], что процессы ПГР обладают Собственным специфическим Содержанием. Тем самым подтверждается и наше положение о самостоятельности статуса процессов ПГР как интегральных.

По-видимому, в групповом функционировании общие принципы системной организации выступают не только (и не столько) как причины тех или иных феноменов и процессов, но и как имплицитные, наиболее мощные их Механизмы. В результате складывается достаточно закономерная картина взаимодействия процессов ПГР и других групповых процессов. Любой локальный процесс группового функционирования, включаясь в состав процесса ПГР, не утрачивает в нем своей качественной определенности (при том, что обретает качественную специфичность, обусловленную содержанием процесса ПГР). В результате в последнем возникает явление «удвоения качеств», обусловленное взаимосвязью качественной определенности и специфичности. За счет этого и возникает то Дополнительное, новое содержание процесса ПГР, которое несводимо к агрегативной совокупности локальных процессуальных компонентов.

Вместе с тем процессы ПГР могут развертываться на основе двух кардинально различных принципов — Агрегативного И собственно Интегративного. Поэтому «мера целостности», «степень приближения к системности» организации процессов ПГР может существенно изменяться. Чем более организован и интегрирован процесс ПГР, тем выраженнее действие указанной общей закономерности, тем больше величина «процессуальной прибавки», и наоборот. Это нашло свое непосредственное экспериментальное проявление в обнаружении Прямой зависимости Между выраженностью величины интегративных эффектов и характером — типом, совершенством самой интеграции в различных процедурах ПГР [2], [3]. Отсюда следует, что интегративные эффекты не абсолютны, а зависят от уровня организации процесса ПГР. Поэтому и любой локальный, парциальный групповой процесс подвержен «двойной спецификации». Первая — это обретение им специфических особенностей по отношению

05.10.2012


126

К решению задачи выбора как таковой. Второй — обретение дополнительных особенностей в зависимости от того, в какую именно организационную форму (стратегию) он включается, на каком уровне организации процессов ПГР реализуется.

Обобщение результатов профессиографических и экспериментальных исследований позволило установить Общие принципы Собственно Процессуальной, т. е. диахронической организации процессов ПГР. Показано, что в общем случае эти

135

Процессы строятся по Принципу дифференциации Исходно нерасчлененного процессуального образования лишь на те этапы, которые необходимы и Достаточны Для выработки и принятия решения в каждой конкретной ситуации. «Дискурсивно-стадиальный» подход, рассматривающийся как канонический и аксиоматический, лишь достаточно приблизительно, а часто и не вполне адекватно характеризует Реальную Картину процессуальной динамики групповых решений. Он представляет собой, скорее, Нормативный Идеал, своего рода «рационалистический оптимум». Это — лишь наиболее полная (и уже поэтому — отнюдь не единственная) форма процесса выработки решений, которую они Могут Принимать, но чаще — Не принимают, реализуясь существенно иначе.

Суть функционального генезиса процессов ПГР — это дифференциация изначально целостной процессуальной системы на ее компоненты — этапы. Тем самым и весь процесс ПГР воспроизводит в себе некоторые закономерности динамики Процессуальных систем.

Наряду с рассмотренным принципом установлены и иные, также основные закономерности функционального генеза процессов ПГР (принципы Интерактивности, Иерархичности, Синергичности, Целевой детерминации И др.). Чем выше степень их воплощенности в содержании групповых решений, тем выше мера организованности последних и их качество. Эти принципы обеспечивают организацию процессов ПГР не в их структурном плане, а в плане собственно функциональном, процессуальном, т. е. диахроническом. В результате такой организации формируются системные качества Нового типаВременные Системные качества.

Итак, проблема процессуальной организации групповых решений (как аспект общей проблемы их функциональной организации) получает в свете рассмотренного выше иное (по сравнению с традиционным) решение. Вся процессуальная организация, проявляющаяся в последовательности ее этапов, в действительности регулируется определенными и достаточно общими закономерностями.

*

Завершая обобщение представленных в данной статье положений, необходимо остановиться на общей Логике Организации исследований процессов ПГР. Эта логика состоит в определенной последовательности ряда основных гносеологических этапов познания. Представления о них нашли, как известно, наиболее полное воплощение в системной методологии, одним из важнейших гносеологических требований которой как раз и выступает развертывание изучения от этапа метасистемного бытия объекта (что связано с выявлением его качественной определенности и качественной специфичности) к этапам его структурного, функционального и генетического изучения. Данные этапы, являясь одновременно основными аспектами исследования любого объекта, в своей

05.10.2012


126 11

Совокупности — через синтез получаемых при их реализации результатов — позволяют дать достаточно полное представление о нем, преодолеть односторонность «аспектного» его исследования. Такое синтетическое знание о предмете является необходимым условием для его перевода с уровня эмпирико-феноменологических представлений на уровень Собственно теоретического Знания, условием придания развиваемым теоретическим представлениям свойства концептуальной полноты и завершенности.

1. Брушлинский А. В. Мышление и прогнозирование. М.: Мысль, 1979.

2. Карпов А. В. Психология принятия управленческих решений. М.: Юрист, 1998.

3. Карпов А. В. Психология групповых решений. М.; Ярославль: ДИА-пресса, 2000.

4. Карпов А. В. Психология менеджмента. М.: Гардарики, 1999.

5. Карпов А. В. Общая психология субъективного выбора: структура, процесс, генезис.

136

Ярославль: Ярославск. гос. ун-т; М.: Ин-т психологии РАН, 2000.

6. Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. М.: Прогресс, 1979.

7. Ломов Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. М.: Наука, 1984.

8. Мейстер Дж. Эргономические основы разработки сложных систем. М.: Мир, 1979.

9. Принцип системности в психологических исследованиях / Под ред. В. А. Барабанщикова,

Д. Н. Завалишиной. М.: Наука, 1991.

10. Arrow K. I. Social choice and individual values. N. Y.: J. Willey, 1957.

11. Brand H. (ed.) Group decision-making. L.: Acad. Press, 1982.

12. Core W. J. Administrative decision-making: A heuristic model. N. Y.: Willey, 1964.

13. Cumming M. The theory and practice of personnel management. L.: Acad. Press, 1968.

14. Levinger B., Schniger D. Test of «risk-as-value» hypothesis // J. Pers. and Soc. Psychol. 1969. V.

11. N 2. P. 165–169.

15. McGrimmon K. R., Taylor R. N. Decision-making and problem-solving // Handbook of industrial and organizational psychology. N. Y.: Englewood Cliffs, 1982. P. 1397–1443.

16. Richards D. Is strategic decision-making chaostic? // Behav. Sci. 1990. V. 35. N 3. P. 219–232.

17. Simon H. A. Administrative behavior. N. Y.: McGrow-Hill, 1947.

18. Vroom V., Yetton P. Leadership and decision-making. Pittsburg: The Free Press, 1973.

Поступила в редакцию 14.II 2003 г.

1

Еще один базовый гносеологический аспект исследования ПРГ — генетический —

Подробно рассмотрен в нашей монографии [3].

2

В условиях профессиональной деятельности групповое функционирование чаще всего

Предстает в форме совместной деятельности.

05.10.2012


128

128 ТЕМАТИЧЕСКИЕ СООБЩЕНИЯ