ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ОНТОГЕНЕЗА ИНДИВИДУАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЙ

Г. В. БУРМЕНСКАЯ

Рассматривается актуальность исследований вариативности, многообразия и специфичности индивидуальных форм нормативного развития детей в онтогенезе. Обосновывается необходимость типологического анализа динамики, характеризующей индивидуальные особенности психического развития, и создания дифференциальной психологии развития как особого раздела возрастной психологии. В качестве основы для построения типологической картины онтогенеза предлагается использовать базовые психологические новообразования последовательных возрастных стадий.

Ключевые слова: онтогенез, нормативное развитие, возрастные и индивидуальные различия, типологический анализ, психологические новообразования.

Теоретическим основанием изучения различных сторон психического развития детей и подростков в возрастной психологии традиционно служит системная модель периодизации онтогенеза, созданная усилиями нескольких поколений отечественных психологов и называемая периодизацией Выготского–Леонтьева–Эльконина [10], [18], [32]. Раскрывая центральное психологическое содержание последовательных онтогенетических стадий, ведущие формы деятельности, а также систему макро - и микросоциальных условий, необходимых для осуществления Нормативного Развития ребенка, данная периодизация в то же время является незаменимой теоретической базой для практической деятельности психологов, работающих в сферах образования, здравоохранения, консультирования.

Но задавая главные ориентиры в решении разнообразных практических проблем в развитии детей, данная периодизация не содержит каких-либо указаний на Вариативность конкретных форм осуществления нормативного развития, не показывает многообразия линий формирования личности ребенка. Между тем в своей практической деятельности психолог всегда имеет дело не с нормативным развитием как таковым, а с его конкретными, индивидуализированными, а нередко и весьма специфическими формами.

Данное противоречие практикующие психологи сегодня вынуждены разрешать самостоятельно — на основе личного опыта и интуиции, что не может исключить ни значительных трудностей, ни ошибок и неудач. Таким образом, актуальность исследований дифференциального аспекта возрастного развития диктуется прежде всего наиболее насущными потребностями психологической практики.

Однако и с точки зрения логики развития самой возрастной психологии следует признать назревшей задачу создания специального ее раздела,

6

Отображающего колоссальную вариативность, многообразие и специфичность форм

09.10.2012


Теоретическим основанием изучения различных сторон психического развития детей и подростков в возрастной психологии традиционн 2

Индивидуального развития в онтогенезе. Полагаем, что этот особый раздел возрастной психологии следовало бы назвать Дифференциальной психологией развития [3], [4].

Действительно, до недавнего времени главной задачей возрастной психологии развития считалось установление общих закономерностей онтогенеза. В центре внимания было изучение характеристик возрастных стадий и механизмов перехода, приложимых к большинству нормально развивающихся детей. При этом и в отечественной, и в зарубежной психологии сосредоточение исследователей на поиске закономерностей развития сопровождалось, по их собственному признанию, сознательным отвлечением от индивидуальной вариативности тех конкретных форм, в которых только и могут реализовываться любые закономерные связи [37], [38].

Сказанное не означает, что в отечественной возрастной психологии нельзя найти примеров исследования индивидуальных особенностей детей. Напротив, в классических работах Д. Б. Эльконина [8], Л. И. Божович и ее сотрудников [2], [23], М. И. Лисиной [20], Н. С. Лейтеса [17] и многих других психологов проблема «соотношения возрастных и индивидуальных особенностей» поднималась как одна из центральных для понимания детского развития. Конкретные исследования в этом направлении, проведенные в 1960–1970-х гг., затронули такие сферы развития, как познавательная деятельность, общение, некоторые стороны личностного развития детей. Однако при этом центр внимания психологов практически всегда оставался в русле поиска возрастных характеристик, а исследование индивидуальных особенностей отходило на второй план, выполняя роль конкретных иллюстраций проявления возрастных закономерностей.

Тем не менее начиная с 1980-х и особенно 1990-х гг. внимание к индивидуальным особенностям развития стало заметно возрастать. Сначала эта тенденция коснулась наиболее проблемных детей — так называемых трудных, педагогически запущенных, неуспевающих, детей с акцентуациями характера, отклоняющимися формами поведения и т. д. В дальнейшем она стала распространяться на все более разнообразные варианты собственно нормального развития, которое, как известно, вовсе не исключает трудностей и проблем ([15], [22], [25], [31] и др.).

Но само по себе расширение исследований в этой области не привело к качественному сдвигу в общем состоянии проблемы онтогенеза индивидуальных различий. Исследования индивидуальных или групповых особенностей, часто продиктованные чисто практическими целями, в результате дают сведения о тех или иных относительно самостоятельных симптомокомплексах. Как следствие полученные данные остаются по большей части фрагментарными, а их связь с возрастной логикой развития не раскрывается. Таким образом, в отсутствие единой методологии исследований онтогенеза индивидуальных различий накопление ценных, но все же чисто эмпирических и не связанных друг с другом данных о проявлении тех или иных индивидуально-психологических свойств у детей, естественно, не могло привести к некой общей картине вариантов развития — картине, способной служить концептуальной основой для анализа многообразных проблем конкретного ребенка.

Следует признать, что изучение индивидуальных различий в онтогенезе приводит исследователей к постановке особых методологических проблем, поскольку требует сочетания Дифференциально-психологического Анализа с прослеживанием Динамики Изменения индивидуальных особенностей в процессе развития ребенка на последовательных возрастных стадиях. Что же касается сегодняшнего положения дел, то, несколько огрубляя, можно сказать, что возрастная психология дает общую картину

7

09.10.2012


Теоретическим основанием изучения различных сторон психического развития детей и подростков в возрастной психологии традиционн 3

Онтогенетического развития без учета Вариативности Его реальных форм, тогда как дифференциальная психология показывает многообразие индивидуально-психологических различий преимущественно Вне их развития, без учета яркой возрастной динамики их изменений (за отдельными и достаточно редкими исключениями).

Принципы классической дифференциальной психологии (основательное изложение которых лишь сравнительно недавно появилось в отечественной психологии — см. [12], [19]), хотя и дают важные ориентиры для исследования индивидуальных различий, но, естественно, совершенно недостаточны применительно к онтогенезу, поскольку традиционно предназначены для исследования индивидуально-психологических особенностей вне контекста их генезиса и возрастного развития. Каким же образом можно представить себе общие черты методологически обоснованного (а не эмпирического) подхода к исследованию онтогенеза индивидуальных различий?

Мы полагаем, что содержательные основания для выделения и анализа индивидуальных вариантов развития в онтогенезе необходимо искать в возрастных вехах нормативного развития, т. е. в основных Новообразованиях Возрастных стадий. Это значит, что опираясь на методологию системного подхода и понятие психологического возраста как на единицу анализа онтогенеза [10], логично принять в качестве исходного момента разработанную в отечественной психологии схему возрастной периодизации развития, поскольку в ней зафиксированы главнейшие вехи нормативного хода развития (в виде новообразований). В таком случае специфика возрастно-психологического подхода к дифференциальному аспекту развития ребенка будет заключаться в том, чтобы проанализировать все наиболее значительные возрастные новообразования с целью определения тех качественно специфических форм, в которых они возникают.

Иначе говоря, суть подхода основывается на положении, что важнейшие возрастные новообразования формируются в индивидуально-типической форме. Именно определение таких форм и может, на наш взгляд, стать решающим звеном, которое свяжет абстрактно-возрастные закономерности со своеобразием развития в каждом конкретном, индивидуальном случае. Можно полагать, что возрастная психология развития будет принципиально неполной и недостаточной системой знаний об онтогенезе до тех пор, пока не будут описаны основные типы, формы, варианты развития всех важнейших психологических новообразований, а уже на их основе — и многообразие индивидуальных особенностей.

Таким образом, существующий в настоящее время колоссальный Разрыв Между закономерностями развития, отображенными в периодизации, с одной стороны, и картиной развития конкретного ребенка — с другой, как подсказывает опыт дифференциальной психологии, психологии личности и некоторых других областей (см., например, недавние исследования Е. Д. Хомской и ее сотрудников — [27]), должен быть заполнен Типологической картиной Индивидуальных вариантов развития в онтогенезе.

Следует признать, что сама идея типологического анализа индивидуальной вариативности развития в онтогенезе вовсе не нова. В частности, вполне определенно такая задача была поставлена еще Л. С. Выготским, который в своей программной для возрастной психологии работе «Диагностика развития и педологическая клиника трудного детства» (1931/1983) писал о необходимости «вместо статической, абстрактно построенной типологии создать Динамическую типологию» (курсив наш. — Г. Б.) развития ребенка [9; 268]. Однако непосредственного продолжения эта мысль Л. С. Выготского не получила до сих пор, в отличие, например, от яркого воплощения идей

09.10.2012


Теоретическим основанием изучения различных сторон психического развития детей и подростков в возрастной психологии традиционн 4

Типологического анализа в

8

Отечественной дифференциальной психофизиологии ([11], [26] и др.).

Если обратиться к исходному методологическому значению понятия «типология», то мы увидим, что это не только некоторая классификация и описание, но прежде всего метод научного познания, процедура. Суть типологии — в анализе и систематизации исследуемых объектов или свойств в соответствии с некой идеализированной моделью, выражающей их качественную определенность. При этом типология не ограничивается структурным анализом системы, она призвана отображать систему в ее развитии, что особенно актуально для возрастной психологии. Типология, основанная на раскрытии Генетических отношений, может служить не только средством решения узко практических задач, но и средством построения подлинно теоретического объяснения. Что в таком случае может стать основанием для типологии психического развития ребенка (точнее, типологий, поскольку сложный развивающийся объект предполагает множество типологических описаний, а не одно)?

С точки зрения возрастной психологии, такой функции наиболее адекватны важнейшие возрастные новообразования. Мы полагаем, что именно основные формы реализации нормативных новообразований оказываются тем решающим звеном, установление которого и может в конечном счете привести нас к пониманию общего в его конкретном, единичном воплощении, т. е. в личности ребенка. Подчеркнем, что формально любое новообразование может быть положено в основу типологии, но не каждое, а только действительно центральное для той или иной возрастной стадии новообразование может придать своеобразие всему ходу развития ребенка, в какой-то мере направить его по определенному пути.

Если с этих позиций рассмотреть богатейшее фактическое наследие возрастной

Психологии развития, то уже в нем можно найти отдельные подтверждения в пользу

1 Плодотворности типологического подхода [7], [8], [14], [33], [34], [36] . Эти

Исследования роднит одна существенная черта: описываемые в них типы суть не что

Иное, как качественно своеобразные формы реализации важнейших нормативных

Образований (чувства взрослости подростка, эмоциональной привязанности младенца к

Матери, операциональных структур интеллекта младшего школьника и др.). Такие

Типологии хотя бы в первом приближении отвечают идее раскрытия генетических связей

В развитии и одновременно служат ориентации на важные с практической точки зрения

Варианты развития детей и характерные для них проблемы.

В то же время названные типологии следует отличать от внешне подобных им Эмпирических типологий, хотя значение последних для понимания отдельных аспектов развития ребенка тоже нельзя недооценивать. По сути дела, любое исследование реального многообразия индивидуальных проявлений изучаемого психологического свойства неизбежно приводит к попыткам их упорядочения и систематизации. В эмпирических типологиях описание различных проявлений психологических свойств и вариаций развития, как правило, базируется либо на отдельном признаке, либо на совокупности разнородных признаков ([15], [31], [35] и др.).

Подчеркивая важную роль новообразований как оснований для построения собственно психологических типологий, нельзя не признать, что такой подход не может быть единственно возможным. Практика психологического консультирования показывает, что среди всего множества неблагоприятных вариантов развития детей (в

09.10.2012


Теоретическим основанием изучения различных сторон психического развития детей и подростков в возрастной психологии традиционн 5

Рамках широко понимаемой нормы) заметное место занимают такие, в которых первоисточником

9

Своеобразия выступают не психологические, а, например, нейрофизиологические особенности. Естественно, что такие типологии также крайне необходимы, поскольку могут существенно прояснить природу трудностей в обучении и психическом развитии достаточно многочисленной категории детей, у которых отсутствуют клинические формы нарушений, но чье развитие, тем не менее, осложнено, поскольку протекает в условиях своеобразно измененного церебрального системогенеза [16].

Таким образом, типологии, основанные на возрастных новообразованиях, конечно же, не исключают типологий развития в онтогенезе, построенных на иных основаниях, но и сами они не должны подменяться схемами, привнесенными из других (пусть и близких к возрастной психологии развития) дисциплин. Между тем из-за недостаточной разработанности ряда проблем в область возрастно-психологического знания проникают и достаточно широко распространяются типологии из смежных дисциплин. Наиболее ярким примером здесь может служить получившая большую известность концепция акцентуаций характера А. Е. Личко [21]. Под ее мощным влиянием проблема формирования характера в детском возрасте представлена в литературе по детской психологии (особенно ориентированной на практических психологов) почти исключительно на основе клинической, а не психологической систематики типов акцентуаций. При этом акцентуации как «краевые варианты нормы» воспринимаются в качестве ориентиров для описания всего диапазона нормы, поскольку достаточно внятная дифференциация характерологических типов с позиции возрастно-психологического анализа отсутствует.

С целью иллюстрации применения представленного выше типологического подхода остановимся кратко на результатах двух объемных экспериментальных исследований. Первое из них, проведенное мною совместно с Н. С. Чернышевой (1997), было посвящено становлению Характерологических особенностей У детей младшего школьного возраста.

В качестве ключевого основания для выделения типов характерологических различий у детей было взято такое важное возрастное новообразование в сфере общения старшего дошкольника, описанное Г. А. Цукерман, как «способность к согласованным действиям с учетом позиции другого» [29]. Проведенное лонгитюдное исследование показало, что эта способность, рождающаяся внутри совместной игровой и других видов деятельности дошкольника, уже к началу младшего школьного возраста может принимать три качественно разные формы. Первая форма выражается в умении и готовности соглашаться с партнером по общению, принимать его требования и подчиняться ему. Вторая характеризуется готовностью возражать, настаивая на своей позиции. Третья форма связана с готовностью уйти от ситуации активного взаимодействия, не уступая партнеру, но и не отстаивая свою позицию [30].

Первая форма была названа Уступчивой; вторая — Доминирующей; третья — Отстраненной. Каждой форме отвечает свой Ведущий способ взаимодействия. При этом дети с адекватным поведением достаточно гибко применяют все три способа взаимодействия. Однако в случае достаточной выраженности (заостренности) характерологических особенностей обнаруживается более или менее стабильное преобладание одного из способов.

Системообразующая функция ведущего способа взаимодействия проявилась здесь в

09.10.2012


Теоретическим основанием изучения различных сторон психического развития детей и подростков в возрастной психологии традиционн 6

Формировании специфических симптомокомплексов поведения, а также в характерных особенностях мотивации, самосознания и наиболее типичных трудностях, возникающих у детей названных характерологических групп в учебной деятельности и общении со сверстниками и взрослыми. При этом специфика трудностей этих детей диктовалась своеобразием их мотивационно-10

Потребностной сферы. Например, уступчивый тип поведения делал детей крайне зависимыми от психологического климата обучения, а их направленность на общение преобладала над интересом к собственно учебной деятельности. В случае доминирующего типа поведения господствовали мотивы самоутверждения, часто искажавшие систему учебной мотивации и создававшие почву для конфликтных взаимоотношений с окружающими. Наконец, отстраненный тип поведения отличался наименее развитой потребностью в личностном общении, что приводило к тому, что в условиях массового обучения отстраненные дети более других были склонны испытывать чувство психологического напряжения и дискомфорта.

Существенно, что наряду со специфическими для каждого характерологического типа трудностями был установлен и ряд общих для них «уязвимых мест»: сложность и длительность адаптации к новым условиям; негибкость поведения в непривычных условиях; недостаточная активность в приобретении опыта сотрудничества со взрослым, выполняющим социальные функции, и в использовании разных образцов взаимодействия; рост агрессивности в условиях, препятствующих привычному реагированию; неумение устанавливать равноправные отношения со сверстниками; селективность в самовосприятии, сужающая возможности адекватного поведения в ситуациях, которые затрагивают самооценку и др. Двухлетнее лонгитюдное прослеживание динамики названных характерологических типов показало, во-первых, их относительную устойчивость в период обучения в начальной школе и, во-вторых, частичную трансформацию в период перехода к подростковому возрасту [30].

Конечно, представленная в этом исследовании трехвекторная типология развития характера не раскрывает (и не может исчерпывающе раскрыть) всех сторон сложного содержания характерологического развития. Однако она проясняет некоторые весьма существенные, коренные черты характера ребенка и в то же время показывает их внутреннюю прототипическую связь с известными характерологическими типами, обнаруживаемыми у взрослых [28]. Тем самым намеченная типология связывает общее, нормативное новообразование в сфере деятельности общения (включая ее мотивацию и способы осуществления) со своеобразием формирующейся индивидуальности. В практическом плане типологический анализ ориентирует стратегию диагностического обследования, а также подсказывает векторы условно-вариантного прогноза, всегда предстающего в виде древа (веера) возможных линий дальнейшего развития ребенка, зависящего, с одной стороны, от реализованной формы новообразования, а с другой — от характера складывающихся условий, прежде всего особенностей социальной ситуации развития [5].

Другое экспериментальное исследование в русле типологического подхода проводилось мною совместно с И. В. Забегайловой (2000) и представляло собой попытку применения данного метода анализа к динамике психического развития детей с выраженными особенностями произвольной регуляции.

Известно, что изучение возрастных закономерностей становления произвольности

09.10.2012


Теоретическим основанием изучения различных сторон психического развития детей и подростков в возрастной психологии традиционн 7

Показало, что как важнейшее новообразование произвольная регуляция поведения впервые возникает к концу дошкольного возраста, а затем — уже в младшем школьном возрасте — становится центральным аспектом преобразования не только поведения, но и психических процессов. В результате развиваются произвольные формы памяти, внимания, мышления; произвольной становится и организация деятельности ребенка ([2], [6], [24], [32] и др.). Однако на практике данная нормативная картина становления произвольности оборачивается исключительно широким спектром индивидуальных различий между детьми, при том что низкий уровень ее развития обнаруживается у значительной

11

Части (до 25 % и более) учащихся начальной школы. Что могло служить генетическим основанием для построения типологии, охватывающей эти выраженные индивидуальные различия в освоении произвольности у детей младшего школьного возраста?

Анализ проблемы показал необходимость учета двух аспектов в развитии
произвольной регуляции. Во-первых, в содержательном плане ее становление
представляет собой процесс Усвоения Ребенком средств и способов организации своего
поведения и деятельности, овладение поведением и деятельностью с помощью культурно
заданных средств (Л. С. Выготский, Л. А. Венгер, Д. Б. Эльконин, Е. О. Смирнова и другие).
Во-вторых, процесс усвоения ребенком средств произвольного контроля происходит на
фоне определенных Стилевых Особенностей Его деятельности

(импульсивности/рефлексивности), в значительной степени обусловленных конституциональными факторами — свойствами нервной системы и темперамента ([1], [11] и др.).

Закономерно было предположить, что процесс Усвоения средств произвольной регуляции Происходит с различной степенью успешности на Фоне импульсивного либо рефлексивного стиля действования, свойственного ребенку. Соответственно разная динамика и успешность развития произвольности у детей могут быть обусловлены разным сочетанием действий двух факторов: 1) формирования (усвоения) приемов и способов организации поведения и деятельности; 2) силы импульсивных тенденций как стилевой особенности деятельности.

В результате экспериментального исследования, в котором приняли участие 160 учащихся II классов в возрасте 7;10– 8;6 лет, на первом этапе было выделено пять групп детей с разным соотношением показателей произвольности, с одной стороны, и рефлексивности/импульсивности — с другой: 1) импульсивные с низким уровнем развития произвольности; 2) импульсивные с дисгармоничным уровнем развития произвольности; 3) пластичные; 4) рефлексивные с дисгармоничным уровнем развития произвольности; 5) рефлексивные с высоким уровнем развития произвольности [13].

Кратко отличительные особенности данных групп можно обозначить следующим образом. Дети из Первой Группы (10,7 %) характеризовались ярко выраженной импульсивностью при принятии решений и неспособностью сдерживать импульсивные, ситуативные желания и эмоции. Вторая Группа детей (10 %) отличалась прежде всего недостаточным уровнем развития личностной рефлексивности (склонностью к немедленной реализации ситуативных, импульсивных желаний и побуждений) и интеллектуальной рефлексивности. Третья Группа детей (64 %) не обнаруживала какого-либо устойчивого стиля действования (импульсивного либо рефлексивного). Эти дети получили название «пластичных», так как стиль их действования определялся условиями

09.10.2012


Теоретическим основанием изучения различных сторон психического развития детей и подростков в возрастной психологии традиционн 8

Конкретной ситуации и колеблющейся мотивацией. В одних случаях они были более рефлексивными, в других (когда не проявляли особого интереса к результатам своих действий) — более импульсивными. Кроме того, дети этой группы в большинстве обладали удовлетворительным уровнем развития произвольности (средним или даже высоким). Для детей из Четвертой Группы (12 %) была характерна недостаточная осознанность при выполнении учебных заданий вместе с трудностями в планировании и осуществлении самостоятельных действий. В то же время у них отмечался высокий уровень развития личностной рефлексивности (способность сдерживать импульсивные желания и эмоции) и удовлетворительный уровень развития интеллектуальной рефлексии. Наконец, в Пятую — самую малочисленную группу (3,3 %) — вошли дети с высоким уровнем развития поведенческой саморегуляции и произвольной регуляцией деятельности, характеризующиеся высоким уровнем развития как личностной, так и интеллектуальной рефлексии.

12

Второй этап данной работы состоял в комплексном психологическом обследовании выделенных групп детей на основе более широкой системы показателей. Исследовалась не только успешность детей в учебно-познавательной деятельности (уровень развития произвольного внимания, памяти, понятийного мышления, сформированность компонентов учебной деятельности), но и специфика их взаимоотношений с учителями, родителями и сверстниками, а также некоторые стороны мотивационно-личностного развития (самооценка). Полученные результаты убедительно показали, что выявленные типы становления произвольной регуляции в младшем школьном возрасте в свою очередь задают пять широких характеристических психологических Симптомокомплексов.

Как и следовало ожидать, наиболее своеобразной и выразительной картина развития оказалась в краевых группах детей, тогда как самая многочисленная группа «пластичных» детей со средними показателями владения средствами саморегуляции и относительно не выраженным стилем действования традиционно занимала среднюю, промежуточную позицию. Кроме того, были выделены трудности в сфере общения, возникающие у детей в связи с недостаточным уровнем развития произвольности (неумение сотрудничать и устанавливать равноправные отношения со сверстниками, недостаточная ориентация на партнера, слабое развитие коммуникативных навыков) и самосознания (неадекватная самооценка, искаженное представление о своей успешности в учебной деятельности и др.).

Таким образом, типологический подход позволил нам увидеть за бесконечным множеством разнообразных индивидуальных вариаций в развитии произвольности пять его Качественно специфических вариантов (типов), показывающих сильные и слабые стороны механизмов саморегуляции, а следовательно, позволяющих определить возможные формы прицельной коррекционно-психологической работы.

Итак, что же может дать типологический анализ развития, построенный на основе важнейших возрастных новообразований? В теоретическом плане это путь содержательного развертывания онтогенетического процесса, в противовес эмпирическому описанию многообразных частных конкретных линий развития, при котором, как правило, Post Factum Не удается их объединение в целостную картину. Типологические особенности должны занять свое законное место — место Опосредствующего звена В классической дихотомии возрастных и индивидуальных

09.10.2012


Теоретическим основанием изучения различных сторон психического развития детей и подростков в возрастной психологии традиционн 9

Особенностей развития.

Не менее важно, что развернутая типологическая картина развития отвечает запросам практики, перед которой уже сегодня стоит непростая задача Сочетания Логики анализа Закономерного и уникального В развитии ребенка или подростка. Конечно, создание типологической картины онтогенеза, а на ее основе — дифференциальной психологии развития как самостоятельного раздела возрастной психологии, требует широкого круга специальных исследований. Это прежде всего исследования теоретико-методологического плана. Внимательного анализа заслуживает уже накопленный опыт построения типологических концепций, причем не только в психологии, но и в других науках, где типологический подход привел к решению ряда серьезных проблем (языкознание и др.). Необходимо также исследование возможностей применения методологических принципов типологии, разработанных в общей теории систем, к специфической области психического развития. Однако эти и многие другие вопросы нуждаются в отдельном обсуждении.

1. Азаров В. Н. Индивидуальные различия по импульсивности в соотношении с
типологическими свойствами нервной системы человека: Автореф. канд. дис. М., 1988.

2. Божович Л. И. Проблемы формирования личности. М.: Ин-т практ. психол; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997.

3. Бурменская Г. В. К вопросу о дифференциальной психологии развития // Индивидуальность в современном мире. Материалы

13

III Международной научно-практ. конф. по проблемам исследования и развития индивидуальности: Сб.: В 3 т. / Под ред. Н. Е. Мажара, В. В. Селиванова. Т. III. Смоленск. 1999. С. 62–70.

4. Бурменская Г. В. Типологический подход в возрастной психологии развития // Вестн. МГУ.
Сер. 14. Психология. 2000. № 4. С. 3–19.

5. Бурменская Г. В., Карабанова О. А., Лидерс А. Г. Возрастно-психологическое
консультирование: проблемы психического развития детей. М.: Изд-во МГУ, 1990.

6. Венгер А. Л. Диагностика ориентировки на систему требований в младшем школьном возрасте // Диагностика учебной деятельности и интеллектуального развития детей / Под ред. Д. Б. Эльконина, А. Л. Венгера. М.: НИИ ОПП АПН СССР, 1981. С. 49–64.

7. Венгер А. Л. И соавт. Готовность детей к школе. Диагностика психического развития и коррекция его неблагоприятных вариантов. М.: ВНИК «Школа», 1989.

8. Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков / Под ред. Д. Б. Эльконина, Т. В. Драгуновой. М.: Просвещение, 1967.

9. Выготский Л. С. Диагностика развития и педологическая клиника трудного детства // Собр. соч.: В 6 т. Т. 5. М.: Педагогика, 1983.

10. Выготский Л. С. Проблема возраста // Собр. соч.: В 6 т. Т. 4. М.: Педагогика, 1984.

11. Голубева Э. А. Способности и индивидуальность. М.: Прометей, 1993.

12. Егорова М. С. Психология индивидуальных различий. М.: Планета детей, 1997.

13. Забегайлова И. В. Типология становления произвольной регуляции в младшем школьном возрасте // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 2000. № 4. С. 20–33.

14. Зак А. З. Развитие теоретического мышления у младших школьников: Автореф. докт. дис. М., 1998.

15. Кауненко И. И. Личностные особенности детей старшего дошкольного возраста с
трудностями в развитии: Автореф. канд. дис. М., 1993.

16. Корсакова Н. К., Микадзе Ю. В., Балашова Е. Ю. Неуспевающие дети: нейропсихологическая диагностика трудностей в обучении младших школьников. М.: Рос. пед. агентство, 1997.

17. Лейтес Н. С. Умственные способности и возраст. М.: Педагогика, 1971.

09.10.2012


Теоретическим основанием изучения различных сторон психического развития детей и подростков в возрастной психологии традиционн10

18. Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. М.: Изд-во МГУ, 1981.

19. Либин А. В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и
американских традиций. М.: Смысл, 1999.

20. Лисина М. И. Возрастные и индивидуальные особенности общения со взрослыми у детей от рождения до 7 лет: Автореф. докт. дис. М., 1974.

21. Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. М.: Медицина, 1983.

22. Прихожан А. М. Психологическая природа и возрастная динамика тревожности
(личностный аспект): Автореф. докт. дис. М., 1995.

23. Славина Л. С. Дети с аффективным поведением. М.: Просвещение, 1966.

24. Смирнова Е. О. Условия и предпосылки развития произвольного поведения в раннем и дошкольном детстве: Автореф. докт. дис. М., 1992.

25. Смирнова Е. О., Утробина В. Г. Развитие отношения к сверстнику в дошкольном возрасте // Вопр. психол. 1996. № 3. С. 5–14.

26. Теплов Б. М. Избр. психол. труды: В 2 т. Т. 2. М.: Педагогика, 1985.

27. Хомская Е. Д. И соавт. Нейропсихология индивидуальных различий. М.: Рос. пед. агентство, 1997.

28. Хорни К. Наши внутренние конфликты // Психоанализ и культура. Избр. труды Карен Хорни и Эриха Фромма. М.: Юристъ, 1995.

29. Цукерман Г. А. Виды общения в обучении. Томск: Пеленг, 1993.

30. Чернышева Н. С. Психологическое содержание трудностей в учении младших школьников с выраженными характерологическими особенностями: Автореф. канд. дис. М., 1997.

31. Шилова Е. А. Психологическая типология школьников с отставаниями в учении и
отклонениями в поведении. М.: ИПК и ПРНО МО, 1995.

32. Эльконин Д. Б. Избр. психол. труды. М.: Педагогика, 1989.

33. Ainsworth M. D.S. Et al. Patterns of attachment: A psychological study of the strange si-tuation. Hillsdale, NJ: Erlbaum, 1978.

34. Bowlby J. Attachment and loss. V. 1. Attachment. N. Y.: Basic Books, 1969.

35. Caspi A. Et al. Temperamental origins of child and adolescent behavior problems: From age three to age fifteen // Child Devel. 1995. V. 66. N 1. P. 55–68.

36. De Ribaupierre A. Structural invariants and individual differences: On the difficulty of dissociating developmental and differential processes // Case R., Edelstein W. (eds.). The new structuralism in cognitive development. Theory and research on individual pathways. Basel: Karger, 1993.

37. Kagan J. The nature of the child. N. Y.: Basic Books, Inc., 1984.

38. Scarr S. Developmental theories for the 1990s: Development and individual differences // Child Devel. 1992. V. 63. N 1. P. 1–19.

Поступила в редакцию 23.I 2002 г.

1 Более широкий круг исследований, так или иначе связанных с типологическим подходом к

Онтогенезу индивидуальных различий, анализируется в другой моей работе [4].

09.10.2012


Тэхкэ В

126 КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ