ГЛАВА 8 ПСИХОДИАГНОСТИКА ИНДИВИДУАЛЬНОГО СОЗНАНИЯ
Психодиагностика - Общая психодиагностика

ГЛАВА 8 ПСИХОДИАГНОСТИКА ИНДИВИДУАЛЬНОГО СОЗНАНИЯ

Методы, описываемые в данной главе, известные под названия­ми «техника репертуарных решеток» или «репертуарные личностные тесты», занимают особое место среди методов психодиагностики лич­ности. Однако неверно было бы рассматривать их в качестве альтер­нативы другим, более традиционным тестовым подходам. Важно, что­бы это было ясно с самого начала, поскольку обращение к некоторым методологическим и теоретическим оппозициям, используемым в данной работе (для более четкого определения целей и задач реперту­арных личностных тестов), может привести к неверному пониманию и отношению к этим методам. Техника репертуарных решеток не за­меняет, а дополняет психодиагностику индивидуально ориентирован­ными методами, дает в руки психологам новые средства. Эти новые средства, будучи использованы наряду с другими методиками, таки­ми, как личностные опросники и проективные тесты, позволяют вы­являть и описывать качественные особенности индивидуального со­знания, реконструировать систему смысловых параметров, лежащих в основе восприятия данным конкретным человеком себя и других людей, объектов и отношений.

Дополнительность техники репертуарных решеток (ТРР) к дру­гим психодиагностическим подходам хорошо поясняет следующий пример. К. Клакхон и Г. Мюррей (цит. по: Carlson R., 1971), опреде­ляя возможный спектр личнмипаостных характеристик (и тем самым и возможный спектр психодиагностических задач), писали, что чело­век в чем-то похож на всех людей, в чем-то похож на некоторых лю­дей и в чем-то не похож ни на кого другого. Традиционная психомет­рика и психодиагностика охватывали преимущественно первые два аспекта - ТРР охватывает и третий аспект - идеографический.

С высказыванием Клакхона и Мюррея невозможно не согласить­ся. Между тем далеко не все психологи были согласны включать тре­тий аспект в число задач психодиагностики и психологии личности

(Cattell R., Cross K., 1952; Eysenck M. J., 1954; Ruston J., Jackson, 1981). Это проявилось в оппозиции номотетического (ориентированного на общее, универсальное, типическое) и идеографического (ориентиро­ванного на описание личности как особой уникальной целостности) подходов к психодиагностике. Многолетняя дискуссия на эту тему (Marceil S., 1977;Kenrick D., Stringfield D., 1980; Kenrick D., Braver S., 1982) затрагивала разные аспекты психологии личности, но с наи­большей силой она разгорелась вокруг проблематики индивидуаль­ного сознания, возможности описывать индивидуальные особеннос­ти восприятия и самовосприятия, оценок и отношений человека на языке универсальных объяснительных конструктов.

Надо сказать, что уровню индивидуального сознания в психоди­агностике до недавнего времени уделялось незаслуженно мало вни­мания. Для номотетической психодиагностики эта тенденция есте­ственна. Экономичнее и на операциональном, и на концептуальном уровнях представить индивидуальные особенности в качестве инди­видуальных отличий по нескольким общим какой-либо группе людей характеристикам или определять степень похожести на какие-либо типичные «личности». Естественно, при этом индивидуальное созна­ние лишается самостоятельной значимости для психодиагностики, превращается в «поставщика» материала для номотетической интер­претации.

Недостаточность традиционных психодиагностических подходов для решения многих задач, которые встали перед психологами, про­явилась достаточно остро. В целом ряде исследований (Adams-Webber J.; 1979; Kenrick D., String-field D., 1980) показано, что инди­видуальные параметры оценок и самооценок у разных людей могут быть настолько различными, что возникает проблема психологичес­кого обоснования групповых шкал: не являются ли они математичес­ким артефактом процедуры, следствием усреднения индивидуальных данных. Конечно, такая крайняя точка зрения едва ли оправданна. Однако все это говорит о том, что есть объективная необходимость дополнить традиционные техники психодиагностики индивидуально ориентированными методами.

До недавнего времени такое объединение и дополнение было не­возможным. Во-первых, традиционная психометрика опиралась на мощный психометрический аппарат, тогда как идеографические техники были «понимающими», апеллировали к особой «проницатель­ной» способности исследователя и мало чем отличались от обычного разговора (причем также не были свободны от спонтанной интерпре­тации).

Во-вторых, индивидуальное сознание человека характеризуется динамикой смысловых образований, тогда как традиционная психо­метрика нацелена на выявление и описание только воспроизводимых надежных фактов.

Важность охвата как устойчивых, так и изменчивых характерис­тик можно проиллюстрировать на следующем примере. Традицион­ные тест-опросники позволяют сделать удовлетворительный прогноз в тех случаях, когда психологов интересуют предсказания на длитель­ные промежутки времени жизни человека (например, при выборе профессии), и оказываются плохо приспособленными для предсказа­ния поведения конкретных людей в конкретных ситуациях при варьи­ровании социального контекста (объясняют менее 10 % дисперсии экспериментальных данных) (Kenrick D., Stringfield D., 1980; KenrickD., Braver, 1982). В этом проявляется гибкость и динамич­ность индивидуального сознания, тесная зависимость субъективной категоризации от контекстных факторов, от состояния, от особеннос­тей той самой уникальной целостности личности, которая не ухваты­вается номотетическими методами.

Дополнительность ТРР к традиционным методам по этому пара­метру можно пояснить, перефразировав цитированное выше выска­зывание К. Клакхона и Г. Мюррея: человек в чем-то не меняется ни­когда (или меняется достаточно медленно), в чем-то меняется часто и в чем-то не бывает постоянным никогда. ТРР позволяет описывать и такие изменчивые характеристики.

Таким образом, ТРР предоставляет возможность не менее стро­го, чем другие психометрические методы, «работать» на уровне ин­дивидуального сознания, т. е. на том уровне, на котором разворачи­ваются основные события психической жизни человека. Репертуар­ные тесты не требуют обращения к групповым нормам и большим выборкам, позволяют применить весь арсенал многомерных стати­стических методов для анализа индивидуального сознания, охваты­вают не только статику, но и динамику смысловых образований лич­ности.

Методические задачи, стоящие перед нами, не позволяют подроб­но остановиться на концепции Дж. Келли, основоположника ТРР. Позитивная оценка его подхода уже неоднократно давалась на стра­ницах отечественной печати (Козлова И. Н., 1975; Шмелев А. Г., 1982а, 19826), 1983; Похилько В. И., Федотова Е. О., 1984). Многие положе­ния теории Дж. Келли, такие, как принцип развития, целостность и системность, принцип активности, представление о важной роли про­гнозирования в развитии смысловой сферы, близки психологической традиции. Однако мы не склонны преувеличивать самостоятельный статус и концепции, и метода. Свою психологическую определенность они должны получить, на наш взгляд, на базе более общего подхода, каковым является экспериментальная психосемантика (Петрен­ко В. Ф., 1983; Шмелев А. Г., 1983). Сходство многих положений и методов, средств анализа и представления экспериментальных дан­ных - несомненно. Некоторые из них мы опишем подробно, некото­рые - только назовем. Мы надеемся, что читатель сумеет оценить гиб­кость и универсальность, красоту и конструктивные возможности ре­пертуарных тестов.

Методики ТРР. При знакомстве с ТРР удивляет разнообразие ме­тодик: это могут быть варианты структурированного интервью, мето­дики типа «бумага - карандаш», стандартные компьютерные интерак­тивные программы, методики сортировки и еще ряд других. Что же объединяет их и отличает от других техник субъективного шкалиро­вания, стандартизированного самоотчета, интервью, таких, как семан­тический дифференциал, аджективные контрольные списки или раз­личные варианты клинической беседы?

Первое отличие от других стандартизированных психометрических методик заключается в том, что в ТРР используются не заданные извне, а собственные, «вызванные» у самого испытуемого, конструкты.

При составлении репертуарной решетки необходимо учитывать сле­дующие три принципа: принцип битюлярности конструкта, принцип индивидуальности, принцип диапазона применимости конструкта.

Принцип биполярности - один из самых важных и фундаменталь­ных для ТРР. Он требует учета не только феноменов сходства, груп­пировки и обобщения, но и феноменов противопоставления. Действи­тельно, оценки людей и событий через систему оппозиций максимально информативны для целей предсказания, поскольку позволяют видеть не только нечто данное, но и противоположное первому. Это может быть альтернативный способ поведения, или качество, или вещь. Дж. Келли не одинок в своих представлениях о биполярности. Дж. Диз вводит механизм противопоставления в качестве одного из двух определяющих ассоциативное значение (Dees J., 1965). Сход­ную позицию занимает советский психолингвист А. А. Брудный (1971), определяя значение как систему оппозиций. В его работе есть хороший пример принципа биполярности. Дословный перевод поня­тия «железная дисциплина» с русского на осетинский язык имеет смысл, противоположный действительному, поскольку в русском языке железо (как более твердое) неявно противопоставляется дереву, а в осетинском (как более мягкое) - стали.

Конечно, конструкт не сводится к значению, но механизмы обра­зования - сходные. Конструкт отличается от концепта тем, что задает не номинальную шкалу (класс), а, как минимум, шкалу порядка. Кон­структ - это «референтная ось» (Bannister D., Fransella F., 1977) типа «север -юг», основной параметр оценки, причем элементы, которые в одном случае могут быть на одном полюсе, в другом - могут ока­заться на противоположном. Иными словами, если мы ожидаем в ка­ком-либо помещении увидеть стул, то для понимания нашего ожида­ния важно знать то, мы не ожидаем увидеть в этом помещении. Так, например, это может быть кресло или табуретка.

Если человек использует в своих оценках качество «равнодушный», то для понимания смысла, который он вкладывает в это слово, необхо­димо знать, чему в данном конкретном случае противопоставляется им «равнодушие». Один может считать равнодушным человека в том слу­чае, когда он незаботлив, немилосерден. Другой может считать равно­душным человека, когда он невосторжен, неэмоционален.

Надо сказать, что тотальность принципа биполярности конструк­та оспаривается некоторыми исследователями.

Так, в работах В. В. Столина достаточно аргументированно дока­зывается возможность существования однополюсных конструктов и в конкретном экспериментальном исследовании когнитивных и эмо­циональных составляющих смысла «Я» показывается действитель­ное наличие таких однополюсных конструктов у испытуемых. «Од­нополюсный конструкт» означает, что «человек в своем сознании ис­ключает саму возможность иного осмысления явления, события, обстоятельства» (Столин В. В., 1983, с. 158). В традиции теории Келли такие конструкты называются конструктами со скрытой, неявной оп­позицией (вводится определение «погруженного» полюса, т. е. полю­са, который не представлен в сознании). Последнее утверждение нуж­дается в проверке. Во всяком случае, тотальность принципа биполярности пока еще нельзя считать абсолютно доказанной, скорее этот принцип представляет собой теоретическую и экспериментальную проблему, которая еще ждет своего решения. Тем не менее там, где это оказывается возможным, применение принципа биполярности действительно позволяет конкретизировать и эксплицировать реаль­ное содержание конструкта и оказывается важным и полезным в экс­периментальной работе.

Принцип индивидуальности - следствие представлений Келли о человеке как об активном исследователе (personal scientist), который не просто усваивает извне готовые средства оценок и предсказаний, но сам производит различения и обобщения, выдвигает гипотезы и проверяет их в реальном поведении. Те из создаваемых им конструк­тов, которые позволяют предсказывать и различать события, остают­ся; те же, которые оказываются неудачными, разрушаются. Следова­тельно, у человека могут быть свои собственные конструкты, уни­кальные, непохожие на «чужие» и групповые, и нам необходимо уметь выявлять и такие конструкты.

Принцип диапазона применимости подчеркивает, что каждый конструкт может быть применен к ограниченному набору объектов (эле­ментов). Следовательно, «управляя» набором (репертуаром) элемен­тов, можно вызывать разные по уровню общности и диапазону при­менимости конструкты. На этих принципах и построены процедуры «вызывания» собственных индивидуальных конструктов человека.

Техник вызывания конструктов существует множество. Мы по­знакомимся с некоторыми из них, наиболее популярными.

На первом этапе необходимо выбрать исследуемую область, оп­ределить ее границы и «вызвать» набор объектов (в дальнейшем -репертуар элементов) таким образом, чтобы: а) в нем были представ­ленье по возможности различные локусы выбранной области и б) эле­менты относились к одной какой-либо категории (требование гомо­генности). Последнее требование очень важно, поскольку, нарушая гомогенность элементов, мы нарушаем принцип диапазона применения конструктов, вследствие чего процедура вызывания будет неудач­ной. Мы получим часть конструктов, которые могут быть применены только к нескольким элементам из нашего набора, а часть конструк­тов - с неограниченным диапазоном применения (типа осгудовских факторов, которые представляют собой смысловые отображения обоб­щенных аффективных реакций), которые дают мало информации по отношению к исследуемой области.

Элементы могут вызываться несколькими способами: \) конкретным набором (например, имена реальных людей, лите­ратурных героев, названия или фотографии предметов, рисунки);

2) ролевым списком, который заполняется самим испытуемым (например, «мужчина, оцениваемый положительно», «отец», «я через 10 лет» и т. п.);

3) выбором в процессе беседы, обсуждения выбранной области или темы.

Репертуар элементов может варьировать в широких пределах. Од­нако слишком мало (меньше 8) и слишком много (больше 25) элемен­тов брать нежелательно, так как в первом случае мы получим нена­дежные оценки связей между конструктами, а во втором случае про­цедура заполнения репертуарной решетки может быть утомительной для испытуемого (и для психолога), а по своей информативности не будет значительно отличаться от решетки, имеющей 15 или 20 эле­ментов.

Способ вызывания конструктов методом триад. Один из самых распространенных методов предложен Дж. Келли под названием «ме­тод минимального контекста» (Kelly G., 1955). Из репертуара выби­раются тройки элементов (триады). Для каждой триады испытуемый должен выбрать два элемента, самых сходных в чем-то между собой и отличающихся, по этому параметру, от третьего. Обязательное тре­бование заключается в том, чтобы оба полюса конструкта были опре­делены (принцип биполярности). Если элементов не очень много, то можно брать все возможные триады из набора. Однако, как показы­вают конкретные исследования, после тридцати триад редко появля­ются абсолютно новые конструкты (Похилько В. И., Федотова Е. О., 1984). Поэтому на практике, как правило, ограничиваются неболь­шим набором триад, например, с таким расчетом, чтобы каждый эле­мент встретился с каждым хотя бы один раз.

Метод самоперсонификации. Этот метод — вариант метода три­ад. Отличие состоит в том, что в каждую триаду в качестве одного из элементов входит элемент «Я сам». Этот метод позволяет выявлять наиболее личностно-релевантные конструкты.

Метод полного контекста. Испытуемый работает сразу со всем набором элементов (лучше, если они будут выписаны на карточках) и классифицирует их различными способами. Таким методом можно «вызывать» невербализованные и невербализуемые конструкты, напри­мер, попросить испытуемого разложить карточки на две группы по сход­ству между собой. После того как переписаны номера карточек в каж­дой группе, испытуемого просят разложить их по какому-либо другому признаку. Если испытуемый не может точно определить принципы для той или иной классификации, можно попросить его определить их ме­тафорически, образно. Этот способ позволяет сразу же в процессе «вы­зывания» конструктов «заполнять» репертуарную матрицу.

Т. Кин и Р. Белл предложили оригинальный метод вызывания одно­временно конструктов и элементов (Keen Т., Bell R., 1981). Этот метод может быть рекомендован при первом знакомстве с испытуемым, когда психолог еще ничего не знает о нем и не может сразу определить необхо­димый репертуар элементов. Испытуемому предлагают первый элемент (мы в таких случаях часто используем ролевую инструкцию «Я сам») и просят назвать кого-то (или что-то, если в качестве элементов использу­ются предметы), отличающегося от первого элемента каким-либо значи­мым образом. После того как определены оба полюса конструкта, испы­туемому предлагается назвать третий элемент, относящийся к данному конструкту. Этот третий элемент становится первым для следующего конструкта, и процедура повторяется дальше, пока не будет исчерпана область или не начнутся повторения конструктов и элементов (рис. 32).

Процедуры «Лестница» и «Пирамида». Эти процедуры позволяют вызывать суперординатные (более базовые, широкие) и субординатные (подчиненные) конструкты . Процедуры могут быть применены само­стоятельно или к вызванным на предыдущем этапе конструктам.

Психолог выбирает один из первоначально вызванных конструк­тов и предлагает испытуемому рассмотреть его более внимательно. Например, был вызван конструкт «застенчивый - общительный». Ис­пытуемому предлагается выбрать более предпочитаемый полюс. Да­лее диалог может идти примерно так:

Рис. 32. Способ последова­тельного вызывания конструктов и элементов

Рис. 32. Способ последовательного вызывания конструктов и элементов

«Лестница»

- Почему Вы предпочитаете общительных?

- Потому что общительные, как правило, преуспевающие, а застенчивые - все неудачники.

- Почему так важно быть преуспевающим?

- Преуспевающих люди уважают, а неудачников жалеют.

«Пирамида»

- Что именно Вы подразумеваете, когда говорите, что человек застенчив?

- Начинает волноваться, когда на него обращают внимание.

- А незастенчивый человек в таких случаях?..

- Радуется, даже стремится к этому.

- А что значит «начинает волноваться»?

- Ну... краснеет, запинается.

- А что Вы подразумеваете, когда говорите, что человек общителен?

- Имеет много знакомых и друзей.

Процедура «Лестница» позволяет подниматься с конструкта бо­лее низкого уровня к наиболее общим для данного человека. В спра­ведливости этого психолог скоро убеждается по мере повторения про­цедуры с новыми конструктами - в процессе восхождения с разных точек часто приходят к нескольким повторяющимся суперординатным конструктам.

Процедура «Пирамида» позволяет вызывать конструкты более низкого уровня, более детальные, субординатные. Обе процедуры можно совмещать. Например, начиная с «Лестницы» (с конструкта, который кажется исследователю важным и значимым), переходить, на «Пирамиду» и наоборот.

Как видим из приведенного выше описания, многие процедуры похожи на структурированное интервью, помогают организовать бе­седу, поддержать контакт с испытуемым. При наличии определенно­го опыта исследователь может использовать для вызывания конструк­тов обычную беседу, уточняя выбранные конструкты вместе с испы­туемым в заключительной части встречи.