5.2. ТЕСТ АМТХАУЭРА
Психодиагностика - Общая психодиагностика

5.2. ТЕСТ АМТХАУЭРА

Групповой тест Амтхауэра предназначается для оценки струк­туры интеллекта лиц в возрасте от 13 до 61 года (Amthauer R., 1953). Автор ставил перед собой задачу разработать такой метод, кото­рый мог бы использоваться для профессиональной ориентации и консультирования по проблемам выбора профессии. Амтхауэр включил в свой тест задания на диагностику следующих компо­нентов интеллекта: вербального, счетно-математического, про­странственного, мнемического. Среднее значение взаимных кор­реляций между этими факторами в тесте равна 0,36. Тест был разработан в трех параллельных формах. Стандартизация прово­дилась на выборке из 4076 испытуемых, средний показатель по сы­рым баллам равнялся 82. После стандартизации новая средняя рав­нялась 100, о = 10. Надежность теста равна 0,97 (корреляция чет­ных и нечетных заданий), при повторном тестировании через год коэффициенты надежности оказались равными 0,83 (по отдельным субтестам 0,50). Валидность теста по критерию успешности обу­чения в школе равна 0,62.

В тест Амтхауэра входят следующие субтесты: 1 - на общую ос­ведомленность и информированность в разных областях знаний (не только научных, но и житейских); 2 - на классификацию понятий; 3 - на установление аналогий: 4 - на подведение двух понятий под общую категорию (обобщение); 5 - на умение решать простые ариф­метические задачи; 6 - на умение находить числовые закономерности; 7 - на умение мысленно оперировать изображениями фигур на плоскости; 8 - на умение мысленно оперировать изображениями объемных фигур; 9 - на заучивание слов. Каждый субтест, за исклю­чением четвертого, состоит из 20 заданий, в четвертый субтест вхо­дят 16 заданий.

Ниже приводятся примеры заданий из каждого субтеста.

Задания 1-го субтеста представляют собой предложения, в каждом из которых пропущено одно слово. Испытуемому необходимо из пяти данных на выбор слов по­добрать то, которое подходит по смыслу:

Противоположностью понятия «верность» является понятие:

а )любовь, б) ненависть, в) дружба, г) предательство, д) вражда.

Во 2-м субтесте испытуемому предлагалось из пяти данных слов вычеркнуть одно, не подходящее к остальным четырем, которые являются сходными по опреде­ленному признаку:

а) рисунок, 6) картина, в) графика, г) скульптура, д) живопись.

В 3-м субтесте испытуемый должен был установить аналогию: дерево: стро­гать; железо:

а) чеканить, б) сгибать, в) лить, г) шлифовать, д) ковать.

В 4-м субтесте требовалось отыскать родовое или видовое понятие, объединя­ющее предлагаемые слова: дождь-снег, правильным понятием будет «осадки».

5-й субтест 5 содержал арифметические задачи:

Сколько километров пройдет товарный поезд за 7 ч, если его скорость 40 км/ч?

В б-м субтесте требовалось продолжить числовые ряды, построенные по опре­деленным правилам:

6 9 12 15 18 21 24 ?

В 7-м субтесте испытуемому предлагались изображения плоских геометричес­ких фигур, разрезанные на несколько частей. Необходимо было мысленно соединить части фигуры и определить, какая фигура получится в результате.

В 8-м субтесте испытуемому предъявлялись изображения кубиков с различно обозначенными гранями. Кубики были определенным образом повернуты и перевер­нуты в пространстве, так что иногда появлялись новые, неизвестные испытуемому грани. Необходимо было определить, какой из пяти кубиков-образцов изображен на каждом рисунке.

Время выполнения каждого субтеста ограничено и колеблется от 6 до 10 мин. Целиком весь этот тест проводился за 90 мин (два урока без перерыва). Тест групповой, подготовлен в двух формах - А и Б. Соседи по парте работают с разными формами теста. Исследование проводится двумя экспериментаторами: один зачитывает инструкции, разбирает примеры, следит за временными интервалами; другой - кон­тролирует правильность заполнения бланков ответов, правильность переворачивания страниц тестовой тетради и т. д.

Таким образом, тест состоит из вербальных, числовых и про­странственных субтестов. Первые требуют от испытуемых опреде­ленных знаний и умений производить с материалом некоторые ло­гические действия. Вторые предполагают определенную степень раз­вития формализованного и пространственного мышления. Амтхауэр предполагал, что с помощью этого теста можно судить о структуре интеллекта испытуемых по успешности выполнения отдельных суб­тестов. Для грубого анализа «умственного профиля» он предлагает следующее: если наивысшие результаты получены по первым четы­рем субтестам, значит, у испытуемого больше развиты теоретичес­кие способности, если же по следующим пяти субтестам - то прак­тические способности. Мы, приступая к работе с тестом, исходили из того, что он выявляет интеллектуальные способности, сложив­шиеся у испытуемых в конкретных условиях обучения и воспита­ния. В настоящее время собран экспериментальный материал по применению теста Амтхауэра на выборке городских и сельских школьников (7-10-е классы) объемом более 450 человек. Часть ре­зультатов исследовательской работы обработана и опубликована (Акимова М. К. и др., 1984).

Надежность теста подсчитывалась на выборке из 101 человека путем корреляций данных тестирования с интервалом в 1 год (9-е и 10-е классы городских школ). Коэффициент оказался равным 0,83. Валидность теста определялась путем нахождения корреляций меж­ду данными по субтестам и тесту в целом и успеваемостью (общей и по циклам учебных предметов). В табл. 8 приведены данные по 8-м классам городских школ.

Таблица 8

Таблица 8

Из табл. 8 видно, что корреляции находятся на среднем уровне. Это значит, что тест в целом охватывает именно те качества учащихся (понятливость, рассудительность, умение логически мыслить), кото­рые необходимы им для усвоения школьных предметов. Низкие ко­эффициенты корреляции, встречающиеся в табл. 8, можно объяснить тем, что имеется влияние многих факторов помимо школы: домаш­нее окружение, внешкольные виды деятельности (кружки, студии, дополнительные уроки), влияние средств массовой информации и пр. Такое многостороннее влияние, с одной стороны, способствует фор­мированию навыков логического мышления и накоплению более широких и глубоких знаний о мире, а с другой - ослабляет связь тес­товых достижений со школьной оценкой.

При интерпретации полученных в исследовании данных был оп­робован новый критерий. В традиционном тестировании при оцен­ке результатов за точку отсчета принималась статистическая норма, получаемая на основе эмпирических исследований выборок испы­туемых, отличающихся по социально-экономическим признакам. На противоречивость такого решения не раз указывал в своих работах К. М. Гуревич, который отмечал, что критерий сравнения по нор­мам, полученным путем неправомерного объединения разных вы­борок, игнорирует влияние различных условий онтогенеза на ум­ственное развитие людей. Эти условия многообразны и в первую очередь включают условия обучения. Кроме того, само представле­ние тестовых данных в виде баллов, кривых распределения затруд­няет качественный анализ теста и влияния разных условий на раз­витие ребенка. Критикуя применение нормы в качестве критерия развития, К. М. Гуревич пишет: «... норма характеризует выборку или популяцию, но не раскрывает действительных и обычных, т. е. нормальных, требований к человеку как сложившемуся или скла­дывающемуся члену общества. Имманентно присущая данной вы­борке статистическая норма по тем или другим причинам может не совпадать с нормальными требованиями к нему. Но эти требования совсем не случайны, они опираются на общественную практику и вытекают из нее» (Гуревич К. М., 1982, с. 17). В качестве критерия, ориентируясь на который можно сравнивать данные тестового об­следования, К. М. Гуревич предлагает использовать так называемый социально-психологический норматив (СПН). В сжатом виде СПН можно определить как систему требований, которую общность предъявляет каждому из его членов. Чтобы не быть отторгнутым от существующей вне его общности, человек должен овладеть теми требованиями, которые к нему предъявляются, причем процесс этот является активным - каждый стремится занять определенное место в своей социальной общности и сознательно осуществляет этот про­цесс приобщения к своему классу, группе. Эти требования и могут составлять содержание социально-психологических нормативов, которые являются, в сущности, идеальной моделью требований со­циальной общности к личности. Следовательно, оценка результатов тестирования должна проводиться по степени близости к СПН, ко­торый дифференцируется в образовательно-возрастных границах. Такие требования могут быть закреплены в форме правил, предпи­саний, требований к человеку и включать самые разнообразные ас­пекты: умственное развитие, нравственное, эстетическое и др. Об этом же пишут в своей статье А. А. Бодалев и Е. В. Шорохова, кото­рые отмечают: «...представляется очень важной разработка содер­жательных и одновременно-достаточно конкретных нормативов раз­вития...», которые «...должны очень определенно и широко очертить круг требований к идейно-политической, умственной, нравственной, трудовой, эстетической и физической воспитанности вступающих в самостоятельную жизнь молодых людей» (1983, с. 21).

Требования, составляющие содержание СПН, вполне реальны, они присутствуют в образовательных программах, в квалификаци­онных профессиональных характеристиках, общественном мнении, мнении учителей и воспитателей. «Несомненно, - пишет К. М. Гуревич, - что социально-психологические нормативы в их образова­тельно-возрастной отнесенности подлежат раскрытию в виде поня­тий и терминов и действий с ними. Речь должна идти не об одних лишь научных или профессиональных понятиях, но о несколько ином круге, таком, который в пределах некоторых колебаний обеспечи­вал бы члену общества, владеющему им, активное, полноценное участие в жизни коллектива и общества в целом» (Гуревич К. М., 1982, с. 17-18). По мнению Гуревича, психологи при составлении тестовых заданий стихийно ориентируются на существующий в их общности СПН. При этом задания теста составляются как отдель­ные логические «микропроблемы». В связи с этим необходима и иная обработка результатов тестирования - установление близости дан­ных каждого испытуемого или группы к СПН. На оперативном уров­не проблема установления близости конкретного испытуемого к СПН еще не является решенной.

Так, например, использование в качестве соответствующего по­казателя процентного отношения количества выполненных заданий к общему количеству заданий теста ставит проблему неслучайности отбора количества заданий и степени их трудности разработчиками теста. Использование СПН в качестве критерия развития выдвигает на первый план качественный способ обработки данных, при кото­рой необходимо учитывать: а) какие термины и понятия по степени обобщенности усвоены лучше, а какие - хуже; б) какие логические операции освоены более успешно, а какие - менее; в) в каком круге понятий и терминов ученики ориентируются менее уверенно, а в ка­ком - более. На наш взгляд, использование СПН является более эвристичным, чем применение статистической нормы при интерпретации результатов тестовых испытаний. Следует отметить, что неудовлет­воренность нормой как точкой отсчета при оценке данных по тестам нашла свое выражение, в частности, в разработке тестов, ориентиро­ванных на критерий (Popham W., 1978). Это направление в тестологии считается очень перспективным.