Гипноз в деловой переписке
О - Оружие – слово

Гипноз в деловой переписке

«Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо».

Владимир Маяковский

«Не все ли равно: доблестью или хитростью ты одолел врага».

Вергилий

Что можно использовать из приемов эриксоновского гипноза и НЛП в деловой переписке? Очень многое из того, что применяется в устной речи: перегрузка сознания, рассеивание, использование номинализаций, связывание, а также основные стратегии гипнотической речи (трюизмы, иллюзия выбора, пресуппозиция, чем… тем).

Текст идет, как правило, единым массивом, что усиливает его суггестивные свойства. Крайне редко используется разбивка текста на абзацы. По правому краю текст не выравнивается специально: взгляд легче «скользит» от строки к строке. Практически вся переписка в последние годы ведется нами с использованием этих приемов, что позволяет разрешать многие проблемы.

Естественно, что в первую очередь примеры А. Котлячкова заинтересуют юристов. Представителям других профессий они тоже будут полезны: ведь дело не в конкретном содержании, а в принципах построения текста.

Нижеприведенные примеры взяты наугад, специально не выбирались. Каждый пример мы кратко прокомментируем. Из этих примеров только один предназначен для наведения порчи (не в самом классическом варианте). Цели у других текстов несколько иные: дискредитация, доказательство правоты, отказ, и т. п. Но они послужат иллюстрацией для применения эриксоновского гипноза и фоносемантики в реальной жизни. Фамилии в примерах, естественно, изменены.

Пример 1. Это – ответ в городской Совет депутатов. Туда обратился известный кляузник и психопат, который заполнял свое свободное время исключительно тем, что «трепал нервы» отдельным людям и целым учреждениям. Значительно облегчало ему это занятие то обстоятельство, что он был инвалидом Великой Отечественной войны I группы. (Увы, время не щадит психику большинства людей). Он отказался получать пенсию, утверждая, что его обманули, и начислили меньше, чем надо.

Этот его «каприз» вызван был даже не жадностью, а своеобразным желанием привлечь к себе внимание (но остальным от этого не легче, не так ли?). Его обслуживали на дому и медсестры, и социальные работники – как нельзя лучше. Тем не менее, он третировал практически всех: ни один из посетивших его не ушел без того, чтобы его не обматерили.

Городской Совет депутатов обращается с просьбой помочь разобраться в очередной жалобе. Смысл ее понятен из ответа. Ответ поставленной цели (полностью скомпрометировать кляузника) достиг как нельзя лучше.