Книги по психологии

Дети и СМИ: проблемы взаимодействия
Периодика - Национальный психологический журнал

Текст: Л. В. Матвеева


Дети и СМИ: проблемы взаимодействия

Лидия Владимировна Матвеева, доктор психологических наук, ведущий научный сотрудник факультета психологии МГУ, руководи­тель межкафедральной научно-исследо­вательской группы «Психология массо­вых коммуникаций»

В настоящее время средства массовой информации (СМИ) мож­но рассматривать как информацион­ное пространство взаимодействия индивидуального и коллективного сознания, способное ассимилировать международные, этнические и госу­дарственные границы, пространство, в котором происходит формирование и подстройка психологических, соци­альных, экономических и политичес­ких норм и форм взаимодействия, которое активно используется для передачи культурного наследства от поколения к поколению. Очевидно, что дети являются самой благодат­ной аудиторией, готовой восприни­мать, ассимилировать, усваивать все информационные потоки, которые создаются творческими работниками СМИ. Какие же потребности чело­века может удовлетворить современ­ное медийное пространство?

Согласно исследованиям Katz, Gurevitch и Haas (1973), можно вы­делить 35 потребностей, лежащих в основе обращения человека к СМИ, которые могут быть объединены в пять категорий:

1. Когнитивные потребности (в информации, знании, понимании).

2. Аффективные потребности (эмоциональные и эстетические пере­живания, потребности в удовольствии).

3. Потребности в личностной интеграции (усиление доверия, уве­ренности, стабильности личностно­го статуса).

4. Потребности в социальной интеграции (усиление контактов с семьей, друзьями и др.).

5. Потребности в уменьшении напряжения (избегание, отвлечение и развлечение).

По мнению авторов, важнейши­ми психическими функциями, опре­деляющими уровень контакта чело­века со СМИ, являются особеннос­ти селективного восприятия, меж­личностные отношения и структура обыденного сознания. В картине мира человека причудливым образом сочетаются как воображаемый мир, так и мир реально существующий.

Согласно классической работе Lippmann «Общественное мнение» (1922) СМИ призваны помогать лю­дям примирять их желания и потреб­ности, воображаемую картину мира с тем, что реально окружает их. В его книге содержится множество приме­ров несовпадения представлений лю­дей о мире в их обыденном сознании с окружающей действительностью. В этой связи Lippmann пишет: «То, что называется приспособлением челове­ка к окружающей среде, происходит посредством фантазий». Мы делаем это потому, что мир вокруг нас слиш­ком велик, сложен и изменчив, что­бы его можно было воспринимать непосредственно.

Чтобы действовать в окружаю­щей среде, мы должны построить упрощенную модель действительно­сти, «кирпичики» для которой обыч­но предоставляются нам кем-то дру­гим (например, СМИ). Автор делал вывод о том, что люди действуют не на основе реальных данных, но ис­ходя из картины мира, которая скла­дывается у них под воздействием СМИ. Селективность и искажение фактов в каналах СМИ неизбежны и зависят от факторов, которые невоз­можно контролировать. Например, ограниченное время исследования журналистом раскрываемой им в но-


42


НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА




Востях темы, специфика канала СМИ, высокая стоимость эфирного времени и вследствие этого предпоч­тение одних деталей сообщения пе­ред другими, необходимость привле­кать и удерживать внимание аудито­рии. Таким образом, СМИ выполня­ют функцию конструирования представлений своей аудитории об окружающем мире. Для детей СМИ зачастую являются единственным авторитетным источником при фор­мировании картины мира.

С 60-х годов группа Gerbner за­нимается исследованиями соци­альных следствий показа сцен наси­лия по телевидению. Были предложе­ны новые термины для описания того, как опосредствованная СМИ реальность может влиять на убежде­ния людей и таким образом опреде­лять их поведение. Авторы назвали этот процесс «основным потоком», предполагая, что содержание телеви­зионных сообщений «культивирует», формирует мнения людей. В частно­сти, люди, часто наблюдающие сце­ны насилия на экране ТВ, склонны ждать их повторения в реальной жиз­ни, даже если на их памяти ничего подобного не происходило.

Lasswell и Wright выделяют по­ложительные и отрицательные аспек­ты влияния СМИ на общество, обо­значая их как «функции» и «дисфунк­ции». Так, функциями СМИ являют­ся информирование аудитории, задание категорий оценки событий, усиление социальных норм, поддер­жание социальной стабильности, пе­редача культуры, социализация, запол­нение свободного времени. Дисфун­кции – сознательное искажение ин­формации, навязывание стереотипов и неглубокой оценки происходящего, управление общественным мнением, снижение разнообразия субкультур, способствование пассивности, апатии, неразборчивости, деперсонализации и уходу от реальности.

Согласно А. Н. Леонтьеву, чело­век встречается с предметным миром через других людей, поэтому и лич­ное и общественное сознание – яв­ления, связанные между собой. Бо­лее того, личное сознание человека не может формироваться иначе, как в общении с другими людьми: «обоб­щенное отражение мира и общение с другими людьми предполагают друг друга» (А. Н. Леонтьев, 1994, с. 37). При этом на вопрос, «каким же об-

Разом общение приводит к развитию значений и, следовательно, созна­ния?», он отвечает: «это происходит в процессе взаимодействия значений – реальных и идеальных (общение – искра, связывающая эти полюса)» (там же, с. 38).

Поток коммуникативных сооб­щений как продукт коммуникативных телевизионных корпораций формиру­ет информационную среду общения людей, имитируя постоянную связь индивидуального и коллективного со­знания. Одним из эффектов этого ин­формационного потока может быть изменение восприятия человеком объективной реальности, и как резуль­тат – изменение его образа мира. Та­ким образом, мы можем говорить о том, что медийная коммуникация конструирует социальную реальность через создание определенных образов в символической реальности (см. схе­му 1). Современный человек, вступая во взаимодействие с символической реальностью СМИ, для формирова­ния собственной картины мира ис­пользует предлагаемые телевидением готовые способы переработки инфор­мации, и все меньше опирается при этом на личный опыт.


Схема 1.

Источники информации для построения субъективной картины мира индивида


Дети и СМИ: проблемы взаимодействия
Дети и СМИ: проблемы взаимодействия
Дети и СМИ: проблемы взаимодействия
Дети и СМИ: проблемы взаимодействия


Дети и СМИ: проблемы взаимодействия


Официальные источ­ники информации

Объективная реальность, существующая вне индивида и состоящая из фактов

Символическая реальность (коммуникативное сообщение различного жанра: литература, искусство, массмедиа)


Субъективная реальность (субъективная картина мира индивида)


Таким образом, субъективная картина мира человека во многом опирается на символическую реаль­ность, создаваемую при помощи СМИ.

В настоящее время наблюдают­ся все возрастающие попытки «взор­вать» границу объективной и вирту­альной реальности, и роль психоло-

Гии как науки состоит в раскрытии механизмов тех драматических про­цессов, которые происходят на этой границе. Мы провели ряд исследова­ний коммуникативных установок зри­телей и авторов как партнеров по те­левизионной коммуникации. В этой работе принимали участие как чле­ны нашей группы (Мочалова Ю. В.,

Аникеева Т. Я., Петракова Е. Е.), так и студенты-дипломники факультета психологии МГУ им. М. В.Ломоносо­ва (Шайко Ю. В., Андрющенко Н. Н.).

В первом исследовании мы изу­чали, то, какие требования предъявляет молодой зритель к телевизионным передачам.

В качестве респондентов выс-


43



ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА

НОЯБРЬ 2 0 0 6 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ



Тупали москвичи, молодые люди (от 24-х до 30-ти лет) с высшим образо­ванием успешно работающие по спе­циальности, либо освоившие другую специальность, либо работающие и одновременно продолжающие обуче­ние в аспирантуре, то есть современ­ная и образованная молодежь. В рав­ном количестве были представлены респонденты, имеющие технические, естественнонаучные и гуманитарные специальности. Предметом данного исследования стало изучение пред­ставлений молодежи о том, какой должна быть в идеале развивающая передача.

Работа проводилась методом фокус-групп, с последующей обра­боткой результатов методом контент-

Анализа.

Категории и подкатегории кон­тент-анализа, соответствующие кри­териям развивающей передачи, даны в таблице 1.

На этапе пилотажной кодиров­ки текста были выявлены дополни­тельные подкатегории, которые вош­ли в категорию «В» и тем самым рас­ширили представление о принципе диалогизма. Этими подкатегориями явились: «умение разговорить собе­седника», «компетентность ведуще­го в обсуждаемой проблеме», «соот­ветствие содержания передачи про­блематике современной жизни обще­ства», «представление новой информации»: В 13, В 14, В 22 и В 23 соответственно в таблице.

Индикаторы категорий выража­лись в виде отдельных словосочета­ний и суждений, реже – в виде от­дельных слов. При анализе текста стенограммы фокус-группы фиксиро­валось число упоминаний каждой из категорий и подкатегорий, отдельно отмечались случаи, где смысловая единица оказывалась главной, то есть, являлась «подробно освещаемой», и второстепенной или «попутно упоми­наемой» (Богомолова, Стефаненко, 1992). В таблице 2 приведены резуль­таты удельного веса категорий и под­категорий, которые выражаются в процентах и указывют на уровень интенсивности представления в тек­сте каждой категории по отношению к остальным.


Таблица 1. Категории контент-анализа, соответствующие развивающей передаче

Содержание категорий


А

Создание у зрителя заинтересованной установки к восприятию передачи



В

Ориентация на диалогическую, личностно-смысловую форму общения



В1

Характеристики ведущего


В 10 естественность и спонтанность в выражении чувств

В 11 безусловно-позитивное отношение к другим людям и себ


В 12

Эмпатическое понимание


В 13 умение разговорить собеседника

В 14 компетентность в проблеме

В 2 характеристики содержания передачи

В 20 соответствие сфере интересов аудитории


В 21

Соответствие личностному развитию аудитории (потребности, новообразования)


В 22 соответствие проблематике современной жизни обществ

В 23 представление новой информации


С

Определение социально-желательной модели разрешения проблемной ситуации



С1

Расширение представлений о вариантах конструктивного поведени


С 2 утверждение нравственных норм

Д поощрение творчества, оригинальности, самобытности

Ориентация на эмоциональный комфорт, гармонию


F

Организация рефлексивной позиции зрителя (вопросы, проблемные ситуации, противоречия)



44

Таблица 2. Удельные веса категорий

Kатегории и подкатегории

Удельный вес смысловой единицы в %

Kатегории и подкатегории

Удельный вес смысловой единицы в %

А

6,6

В 21

8,9

В

65,9

В 22

2,9

В1

38

В 23

6,8

В 10

3,4

С

12,3

В 11

11,1

С1

10,9

В 12

5,2

С2

1,4

В 13

9,4

Д

4,8

В 14

8,9

Е

5,7

В2

27,8

F

4,7

В 20

9,2

-

-


НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА



Расчет удельного веса смысло­вых категорий производится по сле­дующей формуле, предложенной А. Н. Алексеевым (1970):

2Кгл+Квт

Укс = ^_--------------- * 100%

2_ (2Кгл+Квт)

Где Укс – «удельный вес» дан­ной смысловой единицы;

Кгл – число случаев, когда дан­ная смысловая единица оказалась главной;

Квт – число случаев, когда дан­ная смысловая единица оказалась второстепеной;

£ – сумма анализируемых до­кументов.

Рассмотрим отдельно результа­ты, полученные для категорий и под­категорий.

Наибольший удельный вес (65,9%), то есть наибольшая представ­ленность в тексте и, соответственно, значимость имеет категория В, ко­торая соответствует «ориентации на диалогическую, личностно-смысло-вую форму общения». Удельный вес одной этой категории больше, чем сумма удельных весов пяти осталь­ных, что экспериментально подтвер­ждает высокую значимость диалоги­ческого общения в развитии личнос­ти по крайней мере для исследуемой аудитории.

За категорией В, правда с боль­шим отрывом (12,3%), следует кате­гория С, соответствующая такому критерию развивающей передачи как «определение социально желатель­ной модели разрешения проблемной ситуации». Это говорит о том, что испытуемые достаточно часто указы­вали на свою потребность ориенти­роваться в выборе различных вари­антах поведения, на примере СМИ.

Удельный вес категории А со­ставил 6,6%. Этот показатель отража­ет насколько важно для данной зри­тельской аудитории создание автора­ми передачи заинтересованной уста­новки к восприятию. Полученный результат можно проинтерпретиро­вать следующим образом: данный критерий, безусловно, имеет значе­ние, но выбор передачи осуществля­ется данной аудиторией на основа­нии особенностей ведущего и соот­ветствия содержания передачи их интересам.

Такие критерии, как «ориента­ция на эмоциональный комфорт», «поощрение творчества» и «органи­зация рефлексивной позиции зрите-

Ля» – категории Е (5,7%), Д (4,8%) и F (4,7%) соответственно – оказались еще менее значимыми. Дело в том, что все эти критерии могут быть вос­приняты зрителем как характеристи­ки поведения коммуникатора или как особенности содержания передачи, то есть, не выделены в отдельные критерии, а включены в общий прин­цип диалогизма.

Рассмотрим отдельно критерий, подразумевающий «ориентацию на диалогическую, личностно-смысло-вую форму общения» – категорию В, которая содержит ряд подкатегорий.

Что касается характеристик ве­дущего, то наибольшее внимание уде­ляется такой особенности как «бе­зусловно-позитивное отношение к другим людям и к самому себе» – подкатегория В 11 (11,1%). На эту ха­рактеристику было направлено наи­более пристальное внимание, что вполне естественно для нашей стра­ны, где царит тотальное неуважение, то есть остается неудовлетворенной потребность в принятии и уважении. Следующими по значимости харак­теристиками ведущего являются его «умение разговорить собеседника» и его «компетентность в обсуждаемой проблеме» – подкатегории В 13 (9,4%) и В 14 (8,9%) соответственно. Эти характеристики можно объеди­нить понятием «профессионализм». Их появление логично объясняется действительно существующей на те­левидении кадровой проблемой и со­временным состоянием обществен­ной мысли, которая все чаще делает ставку на профессионализм. Не­сколько меньшее внимание уделяет­ся «естественности» и «спонтаннос­ти» в выражении чувств и «эмпати-ческому пониманию ведущим собе­седника» – подкатегории В 10 (3,4%) и В 12 (5,2%). Возможно, это связа­но с тем, что данная аудитория от­носится с недоверием к «излишней» эмоциональности.

Среди характеристик содержа­ния передачи, наиболее существен­ными оказалось «содействие сфере интересов аудитории» и «соответствие личностному развитию аудитории» – В 20 (9,2%) и В 21 (8,9%) соответ­ственно. Эти данные подтверждают теоретические представления о раз­витии личности, в частности о зоне ближайшего развития. И, наконец, такие критерии как «соответствие проблематике современной жизни общества» и «предоставление новой информации» хотя и были отмечены,

Но явно не заняли лидирующих по­зиций – категории В 22 (2,9%) и В 23 (6,8%). О них несколько более под­робно будет сказано при качествен­ном анализе материалов фокус-групп. Отдельно можно остановиться на категории С, которая включает две подкатегории: С 1 – «расширение представлений о вариантах конструк­тивного поведения» и С 2 – «утверж­дение нравственных норм».

Первая оказалась довольно зна­чимой (10,9%). Это можно объяснить и возрастными особенностями испы­туемых, которые молоды и так или иначе еще ищут ответ на вопрос: «Каким быть?» – то есть как вести себя в той или иной ситуации, и осо­бенностями положения дел в нашей стране, переживающей значительные перемены, в следствие которых быв­шие поведенческие модели уже раз­рушены, а новые еще не построены. Подкатегории С 2, напротив, уделе­но немного внимания (1,4%). Мож­но предположить, что это связано с тем, что данная подкатегория не рас­сматривается как отдельная, а свя­зывается с образом коммуникатора.

Что касается качественных ре­зультатов обработки материалов фо­кус-групп, то ими явились требова­ния, которым должна отвечать раз­вивающая передача. Эти требования предъявлялись ведущему, содержа­нию передачи, а также охватывали некоторые другие параметры.

Требования, Которым должен Отвечать Ведущий

Наиболее часто высказывались пожелания видеть на экране челове­ка профессионального, подготовлен­ного к разговору, корректного и вос­питанного. Ведущий должен иметь четкую жизненную позицию, «уметь себя поставить», но «при этом не воз­вышаться над миром», то есть ува­жать и себя и других – собеседника в студии и зрителя. Было уделено вни­мание и приятной внешности, доб­рожелательному настрою, высокому интеллекту, которым должен обла­дать ведущий передачи, способству­ющей развитию.

Требования К Содержанию Передачи

Прежде всего, передача должна быть интересной, то есть отвечать актуальным потребностям аудитории. Необходимо предоставление уже из­вестной информации для того, чтобы зритель чувствовал себя комфортно,

45



ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА

НОЯБРЬ 2 0 0 6 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ



Информации осваиваемой, то есть то, чем зритель живет сейчас, и абсолют­но новой и неожиданной, открываю­щей перспективы развития: «Переда­ча должна быть моего уровня, чуть, возможно, пониже и чуть выше, что­бы моя личность стремилась к совер­шенствованию». Это еще раз говорит о том, что телевидение формирует зону ближайшего развития.

Представление О Собственно Развивающей Передаче

Был отмечен тот факт, что од­ной передачи с развивающим воздей­ствием недостаточно – их должно быть несколько, одна из них инфор­мационная, другая развлекательная, третья общественно-политическая, четвертая спортивная и так далее. Это связано с тем, что все интересы ауди­тории (а они достаточно широки) не­возможно охватить в одной передаче.

Передача должна быть постро­ена так, чтобы она могла обратить на себя внимание, заинтересовать «чтобы человек включился и, если даже он эту программу не смотрел раньше, то, увидев, нашел что-то интересное, и это помогло бы даль­ше продолжать смотреть эти про­граммы».

Основной же акцент был сде­лан на «хорошего ведущего, который не превозносит себя, а общается на твоем уровне» и содержании переда­чи, которая «должна быть интерес­ной, то есть соответствовать потреб­ностям».

Важно, что данная аудитория не могла назвать «своих» передач – тех, которые бы смотрелись с посто­янным удовольствием. Респонденты не чувствовали себя включенными в телевизионное общение и не могли назвать пример передачи, которая соответствовала бы критериям разви­вающей.

На основании полученных ре­зультатов можно сделать следующий вывод: развивающая передача для молодежи должна соответствовать следующим требованиям.

1. Создание у зрителя заинтере­сованной установки к восприятию передачи является важным условием, но не ведущим, поскольку выбор пе­редачи, в основном, осуществляется данной аудиторией на основании особенностей ведущего и соответ­ствия содержания передачи их инте­ресам.

2. Определение социально же­лательной модели разрешения про-

Блемной ситуации, которое выража­ется в расширении представлений о конструктивных вариантах поведения и утверждения нравственных норм, отмечено как существенный компо­нент развивающей передачи, что свя­зывается с возрастными особеннос­тями респондентов, то есть молодые люди так или иначе ищут образец для подражания, и положением дел в со­временном обществе, в котором ста­рые модели поведения уже разруше­ны, а новые еще не построены.

3. Поощрение творчества, ори­гинальности и самобытности, ориен­тация на эмоциональный комфорт и гармонию, организация рефлексив­ной позиции зрителя были отмечены в исследовании, но не набрали боль­шого удельного веса. Возможно, это связано с тем, что данные характе­ристики не воспринимаются как от­дельные критерии и связываются с поведением ведущего, его коммуни­кативным стилем.

Второе исследование было по­священо изучению категориальной структуры образа телевизионно­го героя и сравнению его с ка­тегориальной структурой обра­за «хорошего» и «плохого» че­ловека и образа себя как теле­визионного зрителя. Телевизионное пространство, и в более широком смысле, медийное пространство, представляет собой большое разно­образие так называемых образов «значимых других», то есть популяр­ных личностей, которые потенциаль­но могут быть использованы челове­ком, как пример для подражания, как объект идентификации или как мо­дель поведения в ситуации неопреде­ленности или в ситуации свободного выбора. В связи с этим встает вопрос о категории «значимого другого» в массовой коммуникации.

В 1892 году У. Джемс писал: «По существу человек имеет столько же социальных «Я», сколько есть инди­видов, которые признают его и име­ют представление о нем... Но по­скольку эти индивиды естественно входят в определенные классы, то мы можем практически утверждать, что человек имеет столько же различных социальных я, сколько есть опреде­ленных групп лиц, мнение которых для него значимо».

Представления о механизмах и границах воздействия на сознание человека в процессе общения, наи­более существенным образом были

Раскрыты Л. С. Выготским в его куль­турно-исторической концепции. Его исследования показали, что развитие индивидуальных психических функ­ций, мотивационной структуры лич­ности осуществляется только в рам­ках взаимодействия с другими людь­ми. «Всякая функция культурного развития ребенка появляется на сце­не дважды, в двух планах, сперва – социальном, потом – психологичес­ком, сперва – между людьми как ка­тегория интрапсихическая, затем внутри ребенка как категория инт-рапсихическая». Из этого следует, что общение, взаимодействие со «значи­мыми другими» является не просто фоном, на котором осуществляется становление индивидуального созна­ния, но и его содержанием.

Телевизионное общение явля­ется для человека разновидностью межличностного общения, поэтому мы предполагаем, что в межличнос­тном и опосредствованном общении проявляются некие общие законо­мерности, отражающие коммуника­тивные установки, ожидания и тре­бования к партнеру по общению. Семантические образы «значимых других» при межличностном и теле­визионном общении сходны между собой, так как в сознании людей они задаются похожими категориальны­ми структурами, однако образ теле­визионного героя будет ближе к об­разу идеального «другого». «Значи­мый другой» не является просто дан­ностью, он избирается человеком в процессе общения в соответствии со своим индивидуальным запросом. Таким образом, возможно, что на выбор человека для длительного и значимого общения влияют мотива-ционные структуры самой личности, которая ищет для себя некую «зону ближайшего развития» в лице значи­мого человека, как в межличностном, так и в телевизионном общении.

В ходе нашего исследования принимало участие 75 человек – муж­чины и женщины, от 20 до 35 лет, имеющие средне-специальное или высшее образование. Исследование проходило в два этапа: на первом эта­пе мы исследовали семантические поля различных категорий «значимых других» и проводили их сравнитель­ный анализ. В этом исследовании принимало участие 35 человек.

На втором этапе мы попытались обнаружить и проследить связь меж­ду мотивационными структурами ре­ципиентов и предпочитаемыми ими


46


НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА



Образами «значимых других» в меж­личностном и телевизионном обще­нии. На этом этапе моими испытуе­мыми стали 40 человек. Исследова­ние проводилось с помощью методов беседы, анкетирования тестирования ведущей мотивации и психосеманти­ческого шкалирования.

Второй этап исследования включал в себя предварительное вы­деление двух групп испытуемых с раз­личной мотивационной направлен­ностью: первая группа была выделе­на на основе преобладания у испы­туемых мотивации избегания неудач, вторая – преобладания мотивации достижения. Надо сказать, что мно­гие психологи считают мотивацию одной из важнейших сторон личнос­ти. Смысл, который человек вклады­вает в свою жизнь, в свою деятель­ность, определяется его внутренни­ми ценностями – осознаваемыми и неосознаваемыми мотивами. Мотива­ция стремления к достижениям свя­зана с побуждением обогащать жизнь, расширять жизненный опыт, пусть даже путем преодоления трудностей. Люди с мотивацией достижения ак­тивны, самостоятельны в жизни, они стремятся достигать успеха, исполь­зуя для этого все возможные средства. В противоположность этому мотива­ция избегания неудач связана со склонностью идти проторенным пу­тем, использовать шаблонные спосо­бы решения жизненных задач. Такие люди не расположены проявлять инициативу, самостоятельность в жизни, они боятся наказаний, поэто­му не могут по-настоящему реали­зовать свой потенциал.

Наша гипотеза состоит в том, что на выбор человека для длитель­ного и значимого общения влияют мотивационные структуры самой лич­ности, которая ищет для себя некую «зону ближайшего развития» в лице значимого человека, как в межлич­ностном, так и в телевизионном об­щении. Очевидно, что профили об­разов «значимых других» в двух груп­пах испытуемых (с мотивацией дос­тижения и мотивацией избегания неудач) будут различны и иметь ха­рактерные особенности, зависящие от особенностей мотивационной сфе­ры самих испытуемых.

Для выделения эксперимен­тальных групп с полярными тенден­циями в мотивационной сфере я ис­пользовала тест-опросник мотивации достижения А. Мехрабина в адапта­ции М. Ш. Магомед-Эминова. Полу-

Ченные данные протоколов с пра­вильно заполненными шкалами были подвергнуты комплексной ма­тематической обработке, включаю­щей факторный и кластерный ана­лизы (программа EXPAN, «Гумани­тарные технологии», МГУ, 1996).

С помощью факторного анали­за в результате исследования были построены факторные пространства, отражающие категории индивидуаль­ного сознания, в которых строятся образы «значимых других».

Первый фактор, объясняющий 31,2% дисперсии, включает шкалы: вежливый, культурный, утонченный, чувствительный, тактичный, объек­тивный, глубокий, приятный, остро­умный, интеллектуальный, разносто­ронний. Можно говорить о сочета­нии этических качеств личности (веж­ливый, культурный, тактичный) с эмоциональными качествами, возни­кающими при общении (чувствитель­ный, глубокий, приятный). Поэтому, я назвала этот фактор «эмоциональ­но-этический альтруизм». Он соот­носится с фактором «альтруизм, дру­желюбие», выделенным А. Г. Шмеле­вым, фактором «дружественность, согласие» Л. Гольдберга. Также мож­но отметить, что сочетание мораль­но-этических характеристик с каче­ствами «объективный», «интеллекту­альный», «разносторонний» дают та­кую характеристику личности как авторитетность, которая обнаружи­вается в признании окружающими за «значимым другим» принимать от­ветственные решения в существен­ных для них обстоятельствах. Таким образом, этот фактор также соотно­сится с фактором «авторитетности», выделенным А. В. Петровским.

Второй фактор, объясняющий 18,6% дисперсии, включает шкалы: «энергичный», «активный», «органи­зованный», «волевой», «уверенный», «самостоятельный». Сочетание этих шкал можно интерпретировать как некий энергетический потенциал че­ловека в сочетании с волей, или «во­левой потенциал». Он соотносится с фактором А. Г. Шмелева «самоконт­роль, сознательность», фактором Л. Гольдберга «контроль над поведени­ем», фактором «уверенность в себе, сила эго» Л. В. Матвеевой, Т. Я. Ани­кеевой, Ю. В. Мочаловой, а также «фактором власти» А. В. Петровского.

Третий фактор, объясняющий 7,3% дисперсии, включает шкалы: «загадочный», «артистичный», «рас­крепощенный», «красивый». Это ха-

Ризматические качества личности, характеристика стиля человеческого общения. Этот фактор может быть назван «коммуникативный стиль, внешняя привлекательность». Л. В. Матвеевой, Т. Я. Аникеевой, Ю. В. Мочаловой тоже был выделен похо­жий фактор – это фактор «коммуни­кативный». А у Петровского этот фактор характеризует эмоциональ­ный статус «значимого другого», его способность привлекать окружаю­щих, вызывать симпатию.

Следующие три фактора вносят небольшой вклад в общую дисперсию (в среднем 4,5%). Четвертый фактор включает такие шкалы, как «индиви­дуалист», «напористый», «уверенный». Его можно назвать «стремление к до­стижениям». Он соотносится с выде­ленным Л. В. Матвеевой, Т. Я. Анике­евой, Ю. В. Мочаловой фактором «де­ловитость, контроль над эго».

Пятый фактор можно назвать «эмоциональность, экстраверсия», так как в него входят такие характе­ристики, как «эмоциональный», «до­ступный», «шустрый», «раскрепо­щенный». Он соответствует фактору А. Г. Шмелева «активность, экстра­версия», фактору Л. Гольдберга «пыл­кость, экстраверсия» и фактору «ак­тивность, эмоциональная вырази­тельность» Л. В. Матвеевой, Т. Я. Ани­кеевой, Ю. В. Мочаловой.

Шестой фактор включает шка­лы мужественный, прогрессивный, спокойный, поэтому его можно на­звать «эмоциональная устойчивость». У А. Г. Шмелева этот фактор одно­значно не выделен, однако у Л. В. Матвеевой, Т. Я. Аникеевой, Ю. В. Мочаловой его также можно отнес­ти к уже указанному выше фактору «деловитость, контроль над эго». Надо отметить, что и у Л. Гольдберга есть фактор «эмоциональная ста­бильность».

Анализируя расположение про­филей «значимых других», можно ска­зать, что по первому, второму, тре­тьему, пятому и шестому факторам сильно различие между группами «зна­чимых других»: «я сам» – «близкий друг» и «хороший человек» – «ТВ-ге­рой». Это значит, что в сознании груп­пы экспертов семантически близки хороший человек и ТВ-герой, а близ­кий друг семантически похож на меня самого. Этот же факт виден из резуль­татов проведенного кластерного ана­лиза. На уровне сходства 40 выдели­лись 2 семантических класса (класте­ра): «я сам» – «близкий друг» и «хо-47



ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА

НОЯБРЬ 2 0 0 6 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ



Профессионал, оперативно представляющий аудитории актуальную информацию

76

Осведомленный, знающий человек, помогающий аудитории разбираться в происходящих событиях

67

Человек, привлекающий внимание к важным общественным проблемам

41

Человек "развлекающий", помогающий провести досуг, снять напряжение.

38

Аналитик социальных проблем.

28

Собеседник, с которым хочется посоветоваться

26

Представитель "четвертой власти", общественного мнения

26

Посредник между властью и народом

20

Человек, помогающий людям решать сложные жизненные проблемы, добиваться справедливости

19

Представитель интересов аудитории, ее доверенное лицо

16

Человек, помогающий осуществлять функции социальной связи между людьми

13

Воспитатель, пропагандист определенных ценностей

11

Выразитель официальной точки зрения

6

Роший человек» – «ТВ-герой». Это значит, что восприятие себя и своего близкого друга семантически одина­ково, нет противопоставления своих качеств и качеств «близкого друга», а «хороший человек» и «телевизионный герой» рассматриваются респондента­ми как обладающие некими «хороши­ми» качествами, задающими «зону ближайшего развития» телезрителя. Однако, очень интересен факт, что эти две группы по четвертому факто­ру не только не различаются, но и раз­мыты границы между «плохим чело­веком» и «хорошим человеком», а «ТВ-герой» совпадает с «плохим че­ловеком» по индивидуалистичности и напористости.

В заключение можно сказать, что основные категории «значимых других», а именно «хороший чело­век», «близкий друг» и «ТВ-герой», лежат в одном семантическом про­странстве, поэтому ТВ-герой, как партнер при опосредованном обще­нии, воспринимается телезрителями как личность, к нему формируется отношение как к «значимому друго­му», он может быть использован как объект для идентификации с ним.

На втором этапе исследования, опираясь на материалы математичес­кой обработки данных, мы провели сравнительный анализ семантических полей образов телевизионного героя и близкого друга у испытуемых с вы­сокой мотивацией избегания неудач и у испытуемых с высокой мотиваци­ей достижения.

Оказалось, что существуют раз­личия в восприятии образов значи­мых других у людей с различиями в мотивационной сфере. Так, люди с преобладанием тенденции избегания неудач стремятся увидеть и найти в партнере по общению качества, ко­торые бы позволили бы им принять по отношению к нему детскую пози­цию (по Э. Берну). Такие люди ищут себе авторитет в лице «значимого другого», их желание подстроиться под более сильную личность подтал­кивает их искать в собеседнике, парт­нере такие качества. Таким образом, эти реципиенты испытывают потреб­ность в покровительстве, они стре­мятся к человеку, способному стать для них лидером. Напротив, люди со стремлением к достижениям видят в партнере по общению человека, по­хожего на них, стремящегося добить­ся поставленных целей, открытого для нового опыта, не испытывающе­го перед ним страха. «Значимый дру-

Гой» для этой группы испытуемых – человек с подобными качествами, со сходными чертами характера, способ­ный к саморазвитию и самосовершен­ствованию.

В третьем исследовании, прове­денном совместно с факультетом журналистики МГУ им. М. В. Ломо­носова в рамках междисциплинарного гранта под руководством А. И. Дон­цова, Я. Н. Засурского, Л. В. Матвее­вой и А. И. Подольского, изучались коммуникативные установки, предпочтения и отношения к партнеру по общению у подро­стковой аудитории и у предста­вителей журналистского корпу­са, работающих в системе СМИ.

Со стороны факультета психо­логии участвовали: О. А. Карабанова, Ю. В. Мочалова, Т. Я. Аникеева, Е. Е. Петракова. Со стороны факультета журналистики: Л. Г. Свитич, Е. Л. Вар­танова, Н. В. Трофимова, Г. В. Пери-печина.

Всего опрошено 100 сотрудни­ков разных каналов телевидения, в том числе 53 рядовых журналистов (глав­ным образом студентов старших кур­сов факультета журналистики МГУ, работающих на ТВ), 25 руководите­лей среднего звена и 22 – руководите­лей высшего звена. Также было опро­шено 147 подростков, учащихся мос­ковских школ (возраст 13–18 лет). Специально для данного исследова­ния были разработаны анкеты.

В задачи исследования входило: 1. Выяснить ориентации тележур­налистов по поводу основных функ-

Ций, ролей, тематических направле­ний и форм деятельности ТВ.

2. Зафиксировать представление тележурналистов о самохарактерис­тиках, то есть об образе работника телевидения.

3. Зафиксировать представление тележурналистов об интересах и пред­почтениях подростковой аудитории, особенностях ее коммуникативного поведения.

4. Оценить влияние ТВ на фор­мирование ценностей, сформулиро­ванных в концепции информацион­ной безопасности, и воздействие ТВ на личность подростка.

5. Выяснить представление жур­налистов об образе своей аудитории в целом и подростковой в частности.

6. Исследовать восприятие теле­передач у зрителей.

7. Изучить коммуникативные ус­тановки зрителей.

Журналист О Самом Себе

Самым важным тележурналис­ты считают содержание телепередач, их смысл (77%), довольно большое значение придают ведущим и героям передач, а также форме, стилю пере­дач (около 40%). Технические спецэф­фекты, дизайн и музыкальное сопро­вождение считаются гораздо менее значимыми.

Выяснению представления о профессиональных ролях тележурна­листа был посвящен специальный вопрос, на который получены следу­ющие ответы (в процентах к числу опрошенных, табл. 3):


48


НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА




Варианты ответов (В процентах к числу опрошенных)

Журналисты об аудитории

Аудитория о себе

Музыкально-развлекательные

9

86 1

Художественные фильмы

5

85 6

Юмористические

4

25 5

Новости

1

55 0

Развлекательные ток-шоу (типа "Большая стирка", "Окна")

84

50

Спортивные

6

04 4

Игры

6

84 0

Сериалы

4

03 5

Мультфильмы

3

23 5

Познавательные, культурные, научно-популярные

18

29

Kриминальные

3

62 7

Специальные передачи для подростков

5

62 0

Аналитические передачи ("Итоги" Е. Kиселева, "Зеркало" Н. Сванидзе)

0

11

Серьезные ток-шоу ("Свобода слова", "Времена")

41

В полном соответствии с пред­ставлениями о задачах телевидения, выстроились и суждения о приоритет­ных ролях тележурналистов. На пер­вых местах роли осведомленного ин­форматора и человека развлекающе­го, на последних – роли представи­теля интересов аудитории, несущего ей определенные ценности и роли социального посредника, осуществ­ляющего интегративную функцию. При этом руководители телеканалов и программ все-таки более отчетли­во осознают необходимость консоли­дирующей роли, чем рядовые сотруд­ники ТВ.

Мотивация телевизионных жур­налистов в профессиональной сфере связана, прежде всего, со стремлени­ем понравиться зрителям (этот фак­тор считают очень важным 58% оп­рошенных). Примерно такое же ко­личество считают для себя важным объективно оценить действитель­ность. 47% убеждены в важности про­фессиональной этики. Но при этом 44% считают крайне важным повы­сить рейтинг своей передачи. Пример­но пятая часть опрошенных хотела бы получить одобрение начальства и коллег.

Профессионально-психологи­
ческие самохарактеристики (ответы
на вопрос «Кто я, работник телеви­
дения»), весьма положительные: про­
фессионал, компетентный, образо­
ванный, умный, объективный, актив­
ный, энергичный, коммуникабель­
ный, трудолюбивый,
принципиальный, ответственный,
творческий, мобильный, уверенный
в себе, оптимист, добрый.

Ответы на несколько сопоста­вимых вопросов, касающихся мнений журналистов о том, чего ждут подро­стки от телевидения, и суждений са­мих старшеклассников о том же, за­ставили удивиться даже бывалых со­циологов и психологов.

Непонятый Зритель

Отвечавшие на наши вопросы журналисты считают, что самая важ­ная задача ТВ — информационная (66% ответов). На втором месте — развлечения, проведения досуга (40%). К сожалению, важность ТВ как сред­ства просвещения, получения новых знаний отметили только 14%. Невы­сокие баллы получили и интегратив-ные функции телевидения — объеди­нение людей, социализация личнос­ти, возможность соотнести себя с дру­гими людьми и группами (по 16%).

Журналисты (81%) убеждены, что для подростков ТВ — прежде всего средство развлечения и проведения досуга. Действительно, этот вариант ответа оказался на первом месте и у старшеклассников, хотя его отмети­ло гораздо меньше опрошенных (52%). Почти половина подростковой аудитории считает ТВ основным ис­точником информации о том, что происходит в стране и мире, в то вре­мя как только пятая часть журнали­стов полагает, что это интересует подростков. 23% опрошенных подро­стков ждут от телевидения просвети­тельских передач, хотят получить новые знания. Журналисты и тут недооценивают интересы своей ауди­тории, отмечая эту позицию в полто­ра раза реже, чем подростки.

84% журналистов убеждены, что молодежь не отходит от экрана, ког­да идут развлекательные шоу типа «Большой стирки» и «Окон». Эти шоу и в самом деле популярны у 50% мос­ковских старшеклассников, но все-таки чаще они смотрят художествен­ные фильмы, юмористические пере­дачи.

Особенно недооценивают жур­налисты интерес старшеклассников к новостям (15% и 50%), познаватель­ным, культурным, научно-популяр­ным передачам (18 и 29% соответ­ственно), к аналитическим передачам и серьезным ток-шоу (4 и 21 %). В то же время явно преувеличивают роль

Расчет На «жующее Существо»

Различия позиций журналистов и подростков еще отчетливей прояви­лись в их суждениях о типах телепе­редач. Совпадение касалось только музыкальных передач. Подростки действительно с удовольствием их смотрят, хотя не с такой интенсив­ностью, как полагают тележурнали­сты (61 и 98% соответственно). (См. табл. 4)

Вопрос тележурналистам: «Ка­кие передачи, по вашему мнению, чаще всего смотрят подростки?». Вопрос подросткам: «Какие переда­чи вы предпочитаете смотреть?»

Для подростков развлекательных и криминальных передач.

На открытый вопрос о том, что нравится в информационных выпус­ках, старшеклассники назвали поли­тические, экономические, спортив­ные, культурные и образовательные новости, российские и международ­ные события. Гораздо реже их вни­мание привлекают катастрофы, кри­минал, сенсации и новости шоу-биз­неса, а по мнению журналистов, именно из-за этого, они и смотрят чаще всего информационные про­граммы.

Как видим, тележурналисты явно занижают уровень познава-


49



ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА

НОЯБРЬ 2 0 0 6 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ



Тельно-информационных потребно­стей своей аудитории, считая ее куда как примитивней, чем на самом деле. И хотя изучались мнения толь­ко московских школьников, очевид­ные тенденции просматриваются и на примере этой локальной аудито­рии. Характеризуя свою аудиторию, тележурналисты иногда употребля­ли такие определения, как «быдло», «примитив», «жующее существо». При этом само телевидение они рас­сматривают в качестве средства са-

Мовыражения журналистов, реализа­ции их творческих способностей – пятая часть!

В Ожидании Реального доброго Героя

Журналисты считают, что под­ростки в основном предпочитают эротические образы (64% ответов),

Мозаичные и клиповые (59%), вир

-

Туальные и в стиле «фэнтези», герои

Ческие, авантюрные и романтичес­кие (от 42% до 32 % ответов). (См. табл. 5).

Вопрос тележурналистам: «Ка­кие типы зрительных образов на ТВ, по вашему мнению, предпочитают подростки?». Вопрос подросткам: «Какие образы на ТВ вы предпочи­таете?»


Варианты ответов (В процентах к числу опрошенных)

Журналисты об аудитории

Аудитория о себе

Образы, максимально приближенные к реальности

2

85 6

Образы в стиле "фэнтези"

4

23 1

Героические, мужественные образы

4

23 0

Добрые, справедливые герои

1

12 8

Эротические образы

6

42 5

Виртуальные образы (изменение физических параметров реальных образов)

42

22

Романтические образы

3

22 1

Авантюрные образы

3

72 0

Образы в стиле триллеров

2

31 5

Сказочные, мифологические образы

91

Мозаичные, клиповые образы

5

91 2


А в ответах аудитории на пер­вом месте оказались реальные обра­зы, максимально приближенные к действительности (56%, что в два раза больше, чем в ответах журналистов). И наоборот виртуальные образы под­ростки отмечали в два раза реже, чем журналисты. На вопрос «Чего вы жде­те от телевидения прежде всего?» под­ростки отвечали: «правды, честнос­ти, объективности, показа реальных событий и молодежных проблем».

Представление создателей пе­редач о том, что подростки ждут от ТВ прежде всего эротических обра­зов тоже сильно преувеличено: 64% журналистов поставили это предпоч­тение на первое место, в то время как сама аудитория — лишь на пятое (25%). То же можно сказать относи­тельно мозаичных клиповых образов (разница в 5 раз: 59 и 12%), образов в стиле триллеров, авантюрных,

Молодежь хотела бы видеть доб­рых, справедливых героев на ТВ в два раза чаще, чем полагают журналис­ты. Подростки хотят обсуждения сво­их реальных проблем, которые помо-

Гут им социализироваться. Они ищут героя, на которого могли бы похо­дить, причем этот герой обычно ас­социируется у них со справедливос­тью и гуманизмом.

И все-таки самым значимым для московских старшеклассников (это отметили 76%) является не фор­ма телепередач, не герои, не ведущие и тем более не технические спецэф­фекты, а содержание.

Сами журналисты тоже на пер­вое место ставят содержание передач, их смысл (77%), но только 25% со­трудников телевидения считают, что это является важным для тинейдже­ров. И опять явная недооценка мо­лодежной аудитории, которая, не­смотря на влияние множества оглуп­ляющих передач, сохраняет позитив­ные ориентации и ждет от телевидения, серьезного разговора о своих проблемах, познавательных, просветительских программ, хотя, естественно, с удовольствием смот­рит и музыкально-развлекательные, и юмористические, и игровые.

К сожалению, на экране много

Передач низкого нравственного уров­ня. Выходящие за рамки приличия «Окна», «страшилки», клипы с изма­тывающим эротизмом на каналах типа «МузТВ». Криминальные фильмы и сериалы, поэтизирующие преступни­ков… Это тем более страшно, что подростки действительно охотно смотрят такого рода передачи, запол­нившие молодежные каналы.

Кстати, в предположении, ка­кие каналы чаще смотрят старшек­лассники, тележурналисты тоже не­редко оказывались не правы.

Скажем, они абсолютно убеж­дены, что это МТV (97% ответов) и МузТВ (90%). Между тем, у московс­ких старшеклассников наряду с СТС первые места занимают ОРТ и НТВ. МТV на четвертом месте. МузТВ тоже оказалось в предпочтениях аудитории ниже по рейтингу, чем РТР, хотя журналисты не прогнозировали успе­ха этого канала (40% ответов аудито­рии и 15% журналистов). Также не­дооценивают сотрудники ТВ и инте­реса молодежи к каналам REN-ТВ, «Культура», «Евроньюс» (однако


50


НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА



Здесь еще раз нужно подчеркнуть, что речь идет только о московских стар­шеклассниках и, возможно, в других городах и весях молодежь относится к этим каналам несколько иначе).

Самооценка И Оценка зрителя

В полном соответствии с пред­ставлениями о задачах телевидения и суждения сотрудников ТВ о приори­тетных ролях тележурналистов. На первых местах роли осведомленного информатора и человека развлекаю­щего, на последних — представителя интересов аудитории, несущего ей определенные ценности, и социаль­ного посредника, осуществляющего интегративную функцию.

В принципе, к этим представ­лениям близки и суждения аудитории о журналистах. Правда, роль «выра­зитель официальной точки зрения» подростки отмечают в три раза чаще, чем сами журналисты, которым ко­нечно, не хочется признаваться, что они нередко являются выразителем позиции властей.

Мотивация тележурналистов в профессиональной сфере, связана прежде всего, со стремлением понра­виться зрителям (58% опрошенных). Примерно такое же количество счи­тает для себя важным объективно оценивать действительность. 47% убеждены в необходимости соблю­дать нормы профессиональной эти­ки. При этом 44% считают крайне важным повысить рейтинг своей пе­редачи. Примерно пятая часть опро­шенных хотела бы получить одобре­ние начальства и коллег.

Практически такой же порядок представлений о мотивах професси­ональной деятельности журналистов выстроился и в ответах аудитории. Резко бросается в глаза, что подрос­тки в два раза реже, чем журналис­ты, отмечали их желание следовать законам профессиональной этики при выборе средств подачи инфор­мации (25% и 47%, соответственно). Снова тележурналисты выдают жела­емое за действительное, потому что даже не умудренные жизнью школь­ники замечают существенные изъя­ны в этической системе журналистс­кого сообщества.

Поэтому нет ничего удивитель­ного в том, что оценивая степень соответствия образа экранного и ре­ального, аудитория отчетливее, чем сами журналисты, обозначила несов­падение этих образов, считая, что

Часто телевизионный образ только маска.

В профессионально-психологи­
ческих характеристиках современно­
го журналиста, по мнению самих
представителей профессии, преобла­
дают негативные (58%): непрофесси­
ональный, ангажированный, продаж­
ный, наглый, беспринципный, конъ­
юнктурный, безграмотный, высоко­
мерный, самовлюбленный,
агрессивный, злой, грубый, цинич­
ный, необъективный, корыстный,
аморальный, неэтичный.

Среди положительных характе­ристик, которые назвали тележурна­листы (42%), чаще всего встречают­ся: профессиональный, оперативный, мобильный, компетентный, образо­ванный, умный, объективный, актив­ный, энергичный, коммуникабель­ный, трудолюбивый, принципиаль­ный, ответственный, творческий, мобильный, уверенный в себе, опти­мист, добрый.

Молодежная аудитория более позитивно оценила журналистов: 67% положительных характеристик и 33 % — негативных. В порядке убывания они расположились так: наглый (27%), оперативный (20%), объектив­ный (17%), профессиональный (17%), целеустремленный, настойчивый (16%), стильный, приятный (14%), продажный, ангажированный (13%), храбрый, решительный (12%), нео­бразованный (11%), необъективный (10%), любознательный (10%). Дру­гие характеристики, набравшие мень­ше 10% голосов: мобильный, осве­домленный, интеллектуальный, об­щительный, образованный, с юмо­ром, высокомерный, находчивый, хитрый, карьерист, агрессивный, без­грамотный, зависимый от власти, аморальный. Как видим, характери­стики весьма противоречивы, как противоречиво наше телевидение, где компетентные и нравственные, про­фессиональные журналисты сосед­ствуют с непрофессионалами, ориен­тированными только на коммерчес­кий успех

Наиболее популярны в моло­дежной аудитории, по мнению теле­журналистов, ведущие Малахов, На-гиев, Комолов, Кушанашвили, Стрельников, Тутта Ларсен, Оскар Кучера, Шелест, вообще ведущие каналов МузТВ и МТV. Здесь журна­листы не сильно ошибаются. Нагиев действительно набрал самое большое число голосов подростков. Однако, второе место занял Парфенов. Пос-

Ле него в списке популярности идут Малахов, Комолов, Галкин, Дибров, Стрельников, Шелест, Масляков, Широков, Тутта Ларсен, Чурикова. Одиозный Кушанашвили совершен­но не популярен у московских стар­шеклассников. Зато в их списке не­мало интересных и серьезных теле­ведущих, которые не были названы тележурналистами: Познер, Киселев, Берман, Жиндарев, Гордон, Капица, Дроздов, Лысенков, Андреева, Мак-симовская и другие.

Каким Ты Был, Таким Не Будешь

«Задумываются ли журналисты о последствиях своих передач на под­ростковую аудиторию?» Только 13% опрошенных работников ТВ ответи­ли на этот вопрос «да», 51 % — «иног­да», 31% — «вряд ли» и 5% затрудни­лись с ответом.

Прямые оценки влияния ТВ на личность подростков довольно нега­тивные. Лишь 4% журналистов оце­нили это влияние как весьма пози­тивное, еще 17% — как скорее пози­тивное, чем негативное. Половина поставила «тройку», а четвертая часть опрошенных телевизионщиков убеж­дена в негативном влиянии.

Подростки в целом оценили это влияние на «тройку» и были менее суровы в своих оценках, чем сами журналисты, которые в принципе хо­рошо осознают деструктивное, разру­шающее воздействие ТВ на молодых.

Хотя 64% тележурналистов убеждены, что есть темы, которые по соображениям этики и морали не должны выноситься на всеобщее об­суждение, так как ТВ смотрят дети и подростки, пятая часть полагает, что можно показывать все, и еще 16 % журналистов не имеют твердого мне­ния на сей счет. Подростки, конеч­но, за большую свободу, хотя и сре­ди них многие (41%) убеждены, что показывать по телевизору можно да­леко не все.

Среди тем, которые не следует, по мнению опрошенных, широко освещать на ТВ, — насилие, порног­рафия, секс и сексуальные извраще­ния, детская проституция, подгляды­вание в замочную скважину, крими­нал, жестокость, наркотики. К сожа­лению, реальная практика телевидения противоположна таким оценкам и суждениям.

Нарекания самих журналистов вызывают каналы СТС, МТV, МузТВ, где часто пропагандируются

51



ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА

НОЯБРЬ 2 0 0 6 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ



Развращающий молодых чрезмерный эротизм, даже порнография, однопо­лая любовь, наркотики, супружеская неверность, культивируется агрес­сия… В игровых передачах, типа «Сла­бое звено» насаждается культ денеж­ного выигрыша во что бы то ни ста­ло, не останавливаясь перед откро­венным шантажом. Особо следует сказать о крайне негативном влиянии многих зарубежных мультфильмов, которые приучают детей к агрессив-

Ному поведению.

Неудивительно, что когда теле­журналистам и старшеклассникам было предложено оценить по пяти­балльной системе влияние ТВ на формирование ценностей, перечис­ленных в национальной концепции информационной безопасности, ре­зультаты оказались очень тревожны­ми. Основные общенациональные и гуманитарные ценности попали в зону отрицательных оценок. (См.

Табл. 6)

Оценки тележурналистов и подростков общенациональных и гуманитарных ценностей. (В таб­лице объединены крайние позиции 5 и 4 , 2 и 1, опущена позиция «Затруд­няюсь ответить». Ж — ответы жур­налистов, А — ответы аудитории).


Варианты ответов (в процентах к числу опрошенных)

5+4 отлично и хорошо

3 средне

2+1 плохо и очень плохо

Ж

А

Ж

А

Ж

А

Чувство взаимопомощи коллективизма

20

35

25

26

47

26

Гордость за нашу страну

22

34

20

31

46

23

Терпимость к людям других национальностей, культур

29

25

22

31

41

35

Забота об экологическом благополучии

25

20

24

27

40

27

Уважение к нашей истории, традициям предков

23

27

26

29

38

30

Уважение к закону

25

43

33

23

38

36

Забота о здоровом поколении

15

33

34

26

37

25

Любовь к родине

24

24

27

28

35

35

Уважение норм морали и нравственности

25

29

24

29

35

32

Уважительное отношению к родителям, к семье

21

32

34

29

35

33


В ответах на вопрос «Какую передачу для подростков вы бы пред­ложили?», названы весьма интерес­ные и важные темы: о жизни и про­блемах тинейджеров, о выборе про­фессии, информация о вузах, развле­кательно-образовательные, познавательные, научно-популяр­ные, исторические передачи, интел­лектуальные игры, трансляция лек­ций из вузов, передачи о сети и ком­пьютерах, о молодежной культуре, о природе, спорте, активном отдыхе, здоровом образе жизни, о вреде мас-скультуры пива, алкоголя, курения, наркотиков… Назывались и качества таких передач: веселая, умная, дина­мичная, добрая, интересная, пози­тивная, созидательная.

Сравнивая полученные в двух основных группах респондентов (под­ростки и журналисты) результаты, можно сделать следующий важный вывод. При общей сходности смыс­ловых контекстов порождения меди-апродукции на полюсе тележурнали­стов и восприятия этой продукции на

Полюсе зрителей-подростков наблю­даются существенные различия, зат­рагивающие проблему сохранности личностной границы телезрителя, прямо противоположным оказалось отношение респондентов к вопросу первостепенной значимости формы или содержания телепередачи: подро­стки считают для себя важным, в пер­вую очередь, именно содержательную сторону, тогда как, по мнению жур­налистов, подросткам интересна в большей степени форма подачи ин­формации. Также журналисты совер­шенно не рассчитывают на то, что подростки, в принципе, интересуют­ся информационными программами. Подобную картину мы наблюдаем в отношении восприятия роли ведуще­го в передаче – журналисты припи­сывают этой роли больше значения, нежели подростки; а также, что осо­бенно важно, в отношении восприя­тия героев телепередач (с которыми подростки могут идентифицировать­ся) – зрители желают видеть на эк­ране, прежде всего, реального чело-

Века, их интересуют и образы муже­ственных и добрых героев, тогда как журналисты считают, что подросткам интересны, в первую очередь, эроти­ческие и клиповые образы, а добрые персонажи – нет.

Таким образом, низкий уровень рефлексии журналистов по поводу влияния на подростковую аудиторию создаваемой ими медиапродукции, вкупе с оценкой современного состо­яния нашего общества как безнрав­ственного (национальные и культур­ные ценности не котируются), с од­ной стороны, и отсутствие обратной связи со своими зрителями, ведущее к искаженному пониманию их по­требностей, с другой, может обер­нуться готовностью нарушать грани­цы личности подростка-зрителя, в частности, с помощью освещения провокационных с морально-этичес­кой точки зрения тем.

Необходимо отметить, что про­веденный дополнительно к опросу психосемантический анализ воспри­ятия и оценки респондентами обра-


52


НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ВЫЗОВЫ XXI ВЕКА




Журналисты Оценивают Свою Зрительскую Аудиторию Как Склонную К Агрессии И жестокости, Тогда Как Подростки По данному Пункту И По Отношению К Себе, И по Отношению К Авторам Телепередач менее Категоричны


Зов «идеальной» и «плохой» телепе­редач для подростков, а также обра­зов зрителя и автора этих телепере­дач, показывает, что подростки об­ращают внимание, в первую очередь,

На душевные качества – добросер­дечность, деликатность. Журналисты же – на волевые и организационные качества личности. При этом они оценивают свою зрительскую аудито­рию как склонную к агрессии и жес­токости, тогда как подростки по дан­ному пункту и по отношению к себе, и по отношению к авторам телепе­редач менее категоричны. Кроме того, можно заключить, что журна­листы склонны занимать в телевизи­онном взаимодействии с подростко­вой аудиторией доминирующую по­зицию, оценивая себя как людей от­ветственных, организованных, умных, в противовес подростковой развязности, безответственности и жестокости. Подростки же, наоборот, настроены на диалог, ждут от теле­визионных авторов поддержки и по­нимания. То есть налицо несовпаде­ние ролевых позиций во взаимодей­ствии, которое влечет за собой под­мену подлинного, личностно эффективного общения манипулиро­ванием.

Исследование показывает, что журналисты в основном, понимают, в каком направлении должно разви­ваться телевидение для подростков. Они признают, что телевидение иг­рает для них значительную роль в процессе социализации личности (28%) и служит источником инфор­мации и получения новых знаний (21% и 16%). Но благие намерения не удается реализовать из-за коммер­циализации телевидения, резкого сни­жения этических и ценностных кри­териев в профессиональном сообще­стве, из-за пренебрежения познава­тельными потребностями аудитории. И ценности, отвечающие интересам национальной безопасности, не на­ходят воплощения на телеэкранах. Выявленная картина свидетельству-

Ет о недостаточной эффективности реализации телевидением одной из важнейших социальных функций – функции формирования системы нравственных ценностей у подрост-

Ков, «разорванности» коммуникации «телевидение – подросток» и необ­ходимости существенной перестрой­ки ее содержания и коммуникацион­ных технологий. Увы, но телевидение, как об этом красноречиво говорят и сами журналисты, негативно влияет на подростков, не способствует ста­новлению и социализации активной, гуманитарно-ориентированной, об­разованной молодежи, которой пред­стоит строить новую Россию.

Нам удалось показать, что в коммуникативную установку по от­ношению к телевидению у предста­вителей молодежи входят такие со­ставляющие, как потребность в раз­вивающем, диалоговом общении и идентификация ведущего телепереда­чи или ее героев с образом «хороше­го человека». На основе полученных данных можно предположить, что молодые люди, подростки склонны на психологическом уровне отожде­ствлять телекоммуникацию как со­циальный институт с образом забо­тящегося, развивающего, понимаю­щего родителя. Однако та телевизи­онная среда общения, которая создается современными отечествен­ными СМИ, может быть рассмотре­на как одна из площадок информа­ционно-психологической войны по­колений, где отцы склонны «поедать» своих детей.

Литература:

1. Асмолов А. Г. XXI век: психоло­гия в век психологии.// Традиции и пер­спективы деятельностного подхода в пси­хологии. – М., 1999.

2. Бехтерев В. М. Коллективная рефлексология. – Пг., 1921.

3. Богомолова Н. Н. Социальная психология печати, радио и телевидения.

4. Богомолова Н. Н. Массовая ком-

Муникация и общение. – М., 1988.

5. Бодалев А. А. Личность и обще­ние. – М., 1983.

6. Брушлинский А. В. Субъекты и социальная компетентность личности. // Сб. ст. под ред. А. В. Брушлинского – М., 1995.

7. Вебер М. Харизматическое гос­подство // Социологические исследова­ния, ¹5. Москва, 1988.

8. Выготский Л. С. Собрание сочи­нений в 6 т., т.3., – М., Педагогика, 1984.

9. Гольдберг Л. Р., Шмелев А. Г. Межкультурное исследование личностных черт: «большая пятерка» факторов в анг­лийском и русском языках.// Психоло­гический журнал, 1993, ¹4, С. 32-40.

10. Даль В. И. Толковый словарь
живого великорусского языка.

11. Каган М. С. Мир общения: про­блема межсубъектных отношений. – М., 1988г.

12. Кроник А. А., Кроник Е. Пси­хология человеческих отношений. – М., 1998г.

13. Леонтьев А. Н. Проблемы раз­вития психики. – М., 1968.

14. Леонтьев А. Н. Деятельность.
Сознание. Личность. – М., 1977.

15. Макклюэн М. Телевидение. Роб­кий гигант. // ТВ вчера, сегодня, завтра. Москва, 1987.

16. Матвеева Л. В. Коммуникатив­ный акт в условиях опосредствования.// Вестник МГУ. Серия «Психология». 1996, ¹4

17. Матвеева Л. В. Общение в сфе­ре телевидения. Автореф. дисс., 2000г.

18. Матвеева Л. В., Шкопоров Н. Б. Связь с аудиторией в телекоммуникации. – Москва, 1991.

19. Матвеева Л. В., Шайко Ю. В. осо­бенности семантического пространства образов «значимых других».// Материа­лы научной конференции, посвященной 60-летию со дня рождения Е. Ю.Артемь­евой. – М., 2000.

20. Матвеева Л. В. Категория гра­ницы информационной безопасности // Глобальное информационное общество и проблемы информационной безопаснос­ти. Материалы «круглого стола», – М., «Экслибрис-пресс», 2001.

21. Петровский А. В., Петровский В. А. Индивид и его потребность быть личностью./ Вопросы философии. ¹3, 1982.

22. Рубинштейн С. Л. Бытие и со­знание. – Москва, 1957.

23. Шайко Ю. В. Сравнительный анализ семантических структур образа другого в межличностной коммуника­ции.// Тезисы докладов Международной конференции «Психология общения 2000: проблемы и перспективы». – М., 2000.


53


НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ


Дети и СМИ: проблемы взаимодействия