Книги по психологии

Нужен ли дом без фундамента?
Периодика - Национальный психологический журнал


Нужен ли дом без фундамента?


Интервью С Ю.П. Зинченко, Доктором психологических Наук, И.О. Декана Факультета Психологии, Заведующим Кафедрой методологии Психологии МГУ Им. М.В. Ломоносова


Ю. П. Зинченко: Нужен Ли Дом без фундамента?

Л. А. Цветкова: Психолог Помогающая профессия!

– Юрий Петрович, пер­вый вопрос – о традициях и новациях в подготовке психо­логов в классическом универ­ситете. Что из созданного за сорок лет сохраняется на фа­культете психологии МГУ, а что требует изменений?

–Традиционной основой под­готовки психологов является соеди­нение науки с образованием. Эта традиция не только продолжается, но и развивается не только в Мос­ковском государственном универ­ситете, но и во всех главных уни­верситетах страны. При подготов­ке специалистов-психологов мы ориентируемся, в первую очередь, на последние достижения психо­логической науки, на то, чтобы включать научные исследования в учебный процесс и максимально привлекать студентов к научно-ис­следовательской работе.

Это взаимопроникновение по­зволяет нам ориентироваться на са­мые современные разработки как отечественной, так и зарубежной психологии.

Что касается новаций, то они начинаются, в первую очередь, с изменений сложившихся устано­вок. Традиционно, академическая

Психология всегда несколько «свы­сока» смотрела на психологическую практику. Поэтому новации в учебном процессе, в первую оче­редь, должны быть сориентирова­ны на реальные потребности чело­века и общества, на то, чтобы по­пытаться их максимально удовлет­ворить.

Но мы не были бы психоло­гами, если бы не стремились усо­вершенствовать окружающее. По­этому мы не только должны учи­тывать существующие потребнос­ти в психологических услугах, но и влиять на их формирование. Это поможет избавить потенциальных потребителей этих услуг от нео­правданных ожиданий, которые психолог не в состоянии удовлет­ворить. Поэтому наша задача – грамотно скорректировать эти ожи­дания и сформировать адекватные потребности.

Одна из главных задач под­готовки современных специалистов – научить их правильно работать с клиентом. Психологу нужно не только понять его, но и вместе сформировать запрос, адекватный коррекционным возможностям психологии. Ведь когда начнется реальная работа, молодой специа-


НОЯБРЬ 2006 • НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА



Лист может получить самый нео­жиданный запрос: клиент может захотеть стать богатым, счастли­вым, причем «здесь и сейчас». Пси­холог должен быть готов к работе по выявлению реальных запросов клиента, грамотно реагировать на любую, самую сложную ситуацию взаимодействия с ним.

Вторая категория новаций зат­рагивает формы и средства обуче­ния. Сюда, в первую очередь, от­носятся новые технологии: Интер­нет, мультимедийные средства и другое. Все это должно стать час­тью жизни современного специа­листа. Потому что работа не толь­ко психолога-практика, но и уче­ного, уже немыслима без виртуоз­ного владения ими.

Приходя на работу в любое крупное предприятие или фирму, молодой специалист должен хоро­шо ориентироваться в системе про­граммного обеспечения и инфор­мационной среде, которая там су­ществует. Это требует от него оп­ределенного уровня знаний и умений по владению современны­ми технологиями. Поэтому овла­дение компьютерными технологи­ями должно стать (да и уже стано­вится) неотъемлемой частью под­готовки специалиста-психолога. На первый взгляд, это вроде бы не психологическая задача, но для эффективной работы специалист должен многое знать и уметь.

Сейчас уже нельзя прийти в серьезную фирму и разложить на столе цветовой тест Люшера, вы­полненный на картонных карточ­ках. От специалиста будут ожидать использования современных ком­пьютерных методик и технологий.

– Это настоящее или бу­дущее факультета?

– Сейчас мы внедряем мно­гие новые программы по гранту, который МГУ получил на внедре­ние инновационных образователь­ных технологий в рамках нацио­нального проекта «Образование». В частности, мы разрабатываем но­вые учебные специализации и но­вые направления магистратуры.

Прежде всего, хочется упомя­нуть актуальную сейчас проблему психологического сопровождения антитеррористической деятельнос­ти. Раньше университетские пси­хологи мало занимались этим на­правлением. Хотя о необходимос­ти участия психологов в этой ра­боте говорили очень много, но оказалось, что специалистов-прак­тиков, которые работали бы в этой сфере, никто не готовит. Да и сама проблема не изучалась даже на те­оретическом уровне. Терроризм просто не рассматривался как не­кий феномен, имеющий достаточ­но большой психологический ас­пект.

Сейчас наши специалисты не только всесторонне изучают тер­роризм как психологический фе­номен, мы так же готовим наших студентов к реальной работе по предотвращению этого явления, включив эту тему в учебный про­цесс.

Другое направление обучения наших студентов, которое претер­пело изменения – подготовка их к консультативной работе. Консуль­тации могут быть самой разной на­правленности и уровня: от детско-родительского консультирования до консультирования топ-менедже­ров в крупных компаниях. Придя, к примеру, на предприятие, моло­дой специалист должен уметь спрогнозировать, как правильно выстроить его кадровую, управлен­ческую, менеджерскую политику. И мы учитываем это при построе­нии учебного процесса. Здесь, по­мимо хорошей профессиональной подготовки, необходимо владение самой технологией консультирова­ния.

Раньше консультативная де­ятельность преподавалась в рамках отдельных курсов, но в отдельную специализацию не выделялась. А современная практика ожидает от нас специалистов, подготовленных, в первую очередь, для консульта­тивной психологической деятель­ности.

– Юрий Петрович, сколь-

Ко сейчас кафедр на факульте­те? Есть ли среди них новые?

– Сейчас у нас только десять кафедр – здесь мы достаточно кон­сервативны. С одной стороны, наш консерватизм продиктован тради­цией, присущей классическому об­разованию. Это нормально и даже хорошо. С другой – консерватизм не всегда позволяет оперативно от­кликнуться на новации.

Среди кафедр, возникших у нас в последнее время, хочется выделить кафедру психогенетики, которая сейчас будет интенсивно развиваться. Наши зарубежные коллеги далеко продвинулись в этом направлении. А у нас, к со­жалению, вся психогенетика сво­дилась к изучению близнецов. У факультета не было взаимодействия со специалистами-генетиками, что резко ограничивало наши возмож­ности. Нам еще предстоит занять свою нишу в современных есте­ственнонаучных исследованиях. Сейчас мы начинаем проводить со­вместные исследования в этой об­ласти с несколькими институтами Российской академии наук.

Безусловно, изучение близне­цов важно и нужно, но этого не­достаточно для того, чтобы соот­ветствовать современному мирово­му уровню развития психогенети­ки. Для этого факультету нужна не только принципиально новая инструментальная база, но и пре-

Юрий Петрович Зинченко,

Доктор психологических наук,

Профессор, и. о. декана

Факультета психологии МГУ им.

М. В. Ломоносова

5



ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА

НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ



Нужен ли дом без фундамента?

Подавание ряда биологических дис­циплин.

Это относится так же к пси­хофизиологии, нейро - и патопси­хологии, поскольку они, как ког­нитивные науки, должны базиро­ваться на серьезном эксперимен­тальном фундаменте. Проводить серьезные исследования на осцил­лографе 1956 года выпуска мож­но, но это уже близко к научному подвигу!

Сейчас мы оснащаем наши ка­федры новыми современными приборами и аппаратурой. Уже сде­ланы специальные, достаточно до­рогостоящие закупки, и мы наде­емся в ближайшее время прибли­зиться по своим возможностям к зарубежным коллегам.

Более того, мы прекрасно по­нимаем: если будет утрачена экс­периментальная парадигма психо­логии, и мы переориентируемся на подготовку психологов-консультан­тов, то лишимся того фундамента, на котором психология, как наука, может развиваться внутри факуль­тета. Мы, безусловно, готовим спе­циалистов для разных практик, но нельзя забывать о том, что мы дол­жны так же готовить и ученых-исследователей, для того, чтобы оставаться на определенных пози­циях в фундаментальной науке. Для этого нужно постоянно обнов­лять существующую инструмен­тальную базу, внедрять новые спе­циализации.

При этом надо быть готовым к тому, что эффект не будет заме­тен сразу, но мы должны укреп­лять наш фундамент. Мы прекрасно понимаем, что город, состоящий из одних фундаментов, абсолютно не­пригоден для жизни. Фундамент нужен для того, чтобы на нем строился дом, в котором будут жить люди. Поэтому важно соблю­дать баланс между фундаменталь­ными научными исследованиями и прикладными специализациями, которые нужно своевременно раз­вивать на факультете. В этом, на­верно, будущее факультета психо­логии МГУ.

– Выдерживают ли выпус­кники факультета психологии МГУ конкуренцию с зарубеж­ными специалистами?

– Здесь надо выделять не­сколько аспектов. Первый из них – политический или экономико-политический, когда не только на­ших выпускников, но и вообще никого не ждут на чужом рынке труда. Второй момент – никто не хочет делиться рынком образова­ния. Если за рынок труда отвечает больше правительство, за рынки образования отвечают сами универ­ситеты, для которых признавать дипломы других учебных заведе­ний невыгодно. Гораздо удобнее пе­реучить приехавшего специалиста.

Что же касается уровня под­готовки, то выпускники наших классических университетов ценят­ся, прежде всего, из-за уровня их фундаментальных знаний. У нас много математики, много есте­ственных наук.

Но пока нет достаточного ко­личества различных практик, и в этом наши выпускники проигры­вают. Нет тесных взаимоотноше­ний между факультетами и рабо­тодателями, которые существуют в большинстве западных университетов. Там уже на третьем курсе уни­верситетская служба ка­рьеры подбирает сту­денту будущее место работы. Это серьезная гарантия будущего вы­пускника. Работодате­ли так же заинтересо­ваны в этом. Ведь че­рез 2–3 года они по­лучают «адресного» специалиста, хорошо подготовленного к конкретным условиям работы.

Может быть, имеет смысл воссоздать существующую раньше систему «целевой» под­готовки специалистов (в лучшем понимании этого слова)?

– Юрий Петрович, а как вы пришли в психологию?

– Мой путь в психологию начался в Кубанском государ­ственном университете, где я учил­ся на химическом факультете. Случилось так, что во время мое­го обучения была отменена бронь для студентов и мне пришлось идти в армию. Когда я вернулся, было лето, и я пошел работать на отделение социальной психологии факультета общественных профес­сий. Там, под руководством зав. кафедрой психологии О. Г. Куко-сяна, участвовал в проведении оп­росов, делал замеры, обрабатывал анкеты. И постепенно, я настоль­ко заинтересовался психологией, что в августе забрал документы с химического факультета и, чтобы не терять целый год, поступил на подготовительное отделение фа­культета психологии МГУ.

После окончания учебы я за­щитил кандидатскую диссертацию на кафедре клинической психоло­гии и потом, работая в ректорате МГУ, подготовил докторскую дис­сертацию. Защитил ее на факуль­тете психологии Санкт-Петербур­гского университета. Сейчас, в год


6


НОЯБРЬ 2006 • НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА




40-летия двух наших факультетов, особенно приятно это вспоминать.

– Кто из учителей оказал на вас наибольшее влияние?

– Я с теплотой вспоминаю Ирину Ивановну Кожуховскую (она была ученицей Б. В. Зейгар-ник), Б. С. Братуся, у которого я писал две курсовые работы. Эн­циклопедические знания Бориса Сергеевича, высокие требования к профессии психолога, которых он придерживается, безусловно, ока­зали большое влияние на станов­ление меня как специалиста.

Особо хочется отметить А. Ш. Тхостова, который был научным руководителем моей кандидатской диссертации. Александр Шамиле­вич добавил мне широты кругозо­ра, привил любовь к философским, методологическим основам психо­логии.

Сейчас очень любят говорить о кризисе современной психоло­гии. Но чтобы разобраться в этом вопросе, необходимо, на мой взгляд, обратиться к ее методологическим основаниям.

Ведь любая практика на чем-то базируется. Сейчас психологам необходимо набраться терпения и заняться исследованиями философии и методологии своей науки. Кстати, западные коллеги серьезно продви­нулись в этом направлении, а мы почему-то боимся, вспоминая К. Маркса и Ф. Энгельса. Нам, как спе­циалистам, этот страх, эту тревогу надо снять и придти к пониманию своих основ.

Это придаст нашей работе сис­темность и осмысленность.

– Юрий Петрович, нравят­ся ли вам современные студен­ты? Если да, то чем?

– Они другие, в отличие от нас. Ведь мы учились в иное время. У них

Своя система ценностей, и мне нра­вится, то, что у них есть определен­ный прагматизм, который проявля­ется в том, что они готовят себя к определенной практической деятель­ности. И этот прагматизм приводит к тому, что к образованию они под­ходят не избирательно, а пытаются за время учебы получить как можно больше.

Те молодые люди, которые, пройдя отбор, поступают в наш уни­верситет, ориентированы, в первую очередь, на универсальность обра­зования, на его фундаментальность. Из них получаются специалисты до­статочно высокого уровня с широ­кими взглядами и возможностью приложить фундаментальные знания к конкретной практической деятель­ности.

Беседовала Ольга РЕШЕТНИКОВА