Книги по психологии

Взаимодействие личиости и культуры
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

подпись: 169Да Барр использовал понятие личности, которое включало одновременно «и наблюдаемое и ненаблю­даемое поведение, что это приводит к мысли, что личность и культура (в смысле комплекса поведенче­ских моделей, а не комплекса артефактов) являются двумя аспектами одной системы, а не двумя отдель­ными взаимодействующими системами. Я намере­вался изучать, — писал Да Барр, — взаимодействие личности и культуры, как если бы они были концеп­туально независимыми. Я использовал термин «куль­тура» для обозначения системы артефактов, деятель­ностей, идей, чувствований и мотиваций, принадле­жащих обществу. Личность включает большинство тех же самых элементов (исключая артефакты),
но их следует рассматривать как распределенные среди индивидов»[166].

Одним из предположений Да Барра было то, что культуры качественно различаются одна от другой глубиной восприятия тех или иных черт в системе как в целом. Культура имеет холистический этос. «Конфи - гурационализм Рут Бенедикт обеспечивал модель хо­листического мышления, которая не выходила у меня из головы. Однако в отличии от ее «Моделей культу­ры» я склонялся к изучению культурных качеств, как вытекающих из личности, то есть психологическим образом. Я признавал более эксплицитно, чем это де­лала Бенедикт, что культуры могут быть дисгармонич­ными и непоследовательными в своем этосе в силу противоречивости лежащих в их основе личностных черт. Допущение единообразия сильно смущало меня. Культура представлялась мне состоящей из организо­ванного разнообразия»[167].

Итак, культура и личность взаимодействуют друг с другом. Основным в этой теории для Да Барра было то, что культура прежде всего оформляет биологичес­кие побуждения, внедряет в членов общества те или иные мотивы и определяет оттенки чувства. Воспита­ние ребенка играет большую роль в таком паттерниро - вании личности. Коль скоро эмоционально окрашен­ные мотивы культурно внедрены в психику индивида, они в свою очередь влияют на культуру посредством того, каким образом индивид воплотит их в своем пове­дении. Следовательно, одни и те же культурные черты в различных обществах приобретают различный ха­рактер благодаря тому, что они основаны на различных системах личности. «Принимая эти идеи, — продолжа­ет Да Барр, — я сконструировал свою собственную те­орию, утверждающую, что основные эмоционально ок­рашенные, культурно паттернированные мотивации, приобретаемые индивидами, выражаются в поведении и материальных артефактах»[168].

Большое значение Да Барр придавал ранней соци­ализации, особенно непрямому обучению и невербальной коммуникации в форме, например, ранних фрустраций и поощрений. Ранняя социализация мо­жет объяснить постоянство определенных основных личностных черт; но она не принимает в расчет ситуа­ционную адаптацию, и в этом, с точки зрения Да Бар­ра, ограниченность теории ранней социализации.

Ш Основным вкладом Ла Барра в антропологию является акцент на личностном подходе, хотя в настоящее время отношение к нему не может не быть несколько двусмыс­ленным. Прежде всего следует отметить, что антрополо­ги всегда прибегали и прибегают к этому подходу (по той простой причине, что работать иначе просто невозмож­но), но никто не оговаривал его как отдельный метод до появления в социальных науках «жестких» объективист­ских методов, которые стали проникать и в антрополо­гию. Объективность жестких методов сама по себе проблематична, поскольку постановка задачи, выбор процедур (а значит и утверждение их соответствия по­ставленной задаче) и, что самое главное, — интерпрета­ция полученных посредством применения «жёстких» процедур результатов остается всецело на совести иссле­дования. Порой же получается, что с помощью громозд­ких методов доказывается то, что видно внимательному наблюдателю «невооруженным взглядом». С другой сто­роны, акцент на личностном подходе мог толковаться в пользу постмодернистского подхода, не признававшего никакие объективные знания. Существенно, что Ла Барр, признавая понятия этоса культуры», настаивал на рас­пределительной модели культуры. Более того, он предпо­лагал, что культуры могут быть дисгармоцичны и непо­следовательны в своем этосе ввиду разнообразия лично­стных структур. Членами этноса усваивается комплекс одних и тех же культурных моделей, но преломляются они в их поведении различным образом.