Книги по психологии

Теория личпости
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Школа Уайтинга обращала особое внимание на развитие личности. Во-первых, взрослая личность яв­ляется результатом раннего, особенно младенческого, опыта. Это наиболее эксплицитно выражено в «кон­цепции фиксации». Уайтинг и Чайлд предполагали су­ществование пяти систем импульсов: оральной, аналь­ной, сексуальной, защитной и агрессивной. «Относи­тельно каждой из них утверждается, что индивид может иметь фиксацию, означающую, что это стала для личности «жестко мотивированным основным ин­тересом». Фиксация может быть «позитивной», свя­занной с удовлетворением младенческого или детско­го желания, или «негативной», связанной с детским и младенческим опытом наказания. Фиксация затем превращается в мотив, канализирующий внимание к данной области. Так, оральная фиксация увеличива­ет вероятность Того, что человек, ища объяснение бо­лезни, будет думать об оральной зоне. Эти рассужде­ния явно связаны с фрейдистской моделью»[184]. Вторым важнейшим элементом личностной теории школы Уайтинга, эксплицитно выраженным только в 1961 г., является теория обучения посредством идентифика­ции. «Утверждается, что мы выучиваем роль другого, взаимодействуя с ним, и что в этом научении контроль агента социализации и управление ресурсами жестко детерминированы. В позднем детстве и, вероятно, во взрослом возрасте мы играем наши роли способом, который связан с поведением тех, кто социализировал нас. Так, если в детстве нам дается ресурс, когда мы нуждаемся в нем (например, мы получаем от взрослых утешение, когда нам больно), то во взрослом возрасте мы будем поступать так же, как вели себя с нами взрослые, с равными нам или теми, кто от нас зави­сит»[185]. Этот подход описывает индивида в терминах привычек и мотивов (предрасположенностей) по отно­шению к данному культурно обусловленному стимулу культурно обусловленным способом. Следует отме­тить, что этот подход уделяет мало внимания структу­ре личности.

В версии Уайта и Чайлда экологические детерми­нанты личности, находящейся в группе, разделены на две части: одна — поддерживающая система, со-


Стоящая из институциализированной экологии, эко­номики и социополитических структур, функция ко­торых состоит в обеспечении выживания группы в ее внешнем окружении; вторая — детское воспита­ние и социализация, которые осуществляются в при­нудительных рамках поддерживающей системы, очерчивая личность в соответствии с адаптивными потребностями группы и часто вопреки потребнос­тям индивида. Экспрессивные аспекты культуры оп­ределяются как проективная система и очерчивают­ся усредненными личностными потребностями, ко­торые были социализированы в процессе детского воспитания, но сохранились как понуждающие лич­ностные мотивы. Практика детского воспитания рас­сматривается как осуществляемая внутри требова­ний социальноэкономической структуры и приводит к формированию личностей с общими нуждами и мотивами, выраженными в религии, искусстве, фольклоре[186]. «Основная личностная структура» Кар - динера и «типичная личность» Уайтинга и Чайлда яв­ляется и опосредующей две части культуры, и актив­но интегрирующей их. Личность играет интегратив­ную. роль.

Хотя конфигурационистский и функционалист­ский подходы указали на систематичность отношений между различными аспектами культуры, они не смогли объяснить, как различные воспитательские паттерны были связаны с обычаями, верованиями и ценностями культуры как целого. В противоположность этому мо­дель Уайтинга предлагала комплекс отношений между частями культуры, которые определялись как «предше­ствующие», и частями, которые рассматривались как «последующие», с воспитанием и развитием личности[187]. Дж. Уайтинг и И. Чайлд провозгласили свое намерение «иметь дело с личностным процессом как опосредова­нием между некоторыми аспектами культуры»[188]. Фраза


«личностный процесс», выделенная курсивом, показы­вает, что авторы не рассматривают личность как свя­занное и интегрированное целое, а фокусируются на некоторых составляющих ее частях.

Взгляд Уайтинга на функции культурных верова­ний менялся с годами. Если в своих ранних работах он рассматривал религиозные верования как импуль­сы, фрустрированные в процессе социализации и межличностный остаток детского опыта, в своих работах 60-х гг. он рассматривает культурные ценно­сти, включая культурные верования людей, как при­миряющие идущие из детства бессознательные цели со взрослой оценкой социальной и экономической реальности[189].

В версии личностно опосредованного подхода Уайтинга и Чайлда личность является системой, на­ходящейся между двумя системами обычаев, описы­ваемых этнографами: практикой детского воспита­ния и магическими и религиозными верованиями и практикой. Этот взгляд базируется на аналогии с лабораторными экспериментами, касающимися обучения включающими парадигму стимул—ре­флекс. Большинство таких экспериментов соверша­ется над животными, и нет возможности измерить идеациональный или какой-либо иной процесс, со­вершающийся между стимулом и ответом. Здесь час­то отсылают к метафоре «черного ящика». Применяя эту парадигму к опубликованным этнографическим данным об индивидуальном развитии, Уайтинг и Чайлд операционально рассматривают детское воспитание как стимул, взрослое поведение — .как ответ, а личность — как находящийся между ними черный ящик, который невозможно непосредствен­но оценить[190]. В своем кросс-культурном обзоре рас­пространенных в мире моделей (не менее чем у 75 обществ, главным образом незападных и беспись­менных), они искали корреляцию между гипотетиче­ской культурной причиной личности и ее гипотети­
ческими культурными следствиями без измерения самой личности.